home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



13.

Такой бурной деятельности пустыня не знала с тех пор, как более чем семьсот лет назад Чингиз-Хан привел свою орду к ее границам.

Среди групп специалистов, прибывших тем временем под энергетический купол и начавших выполнять задания Родана, роботов арконидов уже почти не было видно.

Они еще выполняли, хотя уже давно и гораздо меньшим количеством, большую часть дневного объема работа, но приток посторонних специалистов и машин продолжался.

Здесь, в Гоби, все происходило в соответствии с желаниями Родана. Необходимые здания были почти готовы. Еще две или три недели и встанет вопрос, сможет ли Хоумер Дж. Адамс достаточно быстро осуществить запланированное объединение земной промышленности комплектующих изделий, чтобы не было перебоев в доставке станков.

Родан тщетно пытался уговорить себя, что время работает на него. Люди отразили атаку веретенообразного корабля фантанидов и справятся с насекомовидными деформаторами личности. Но все это было лишь началом целого ряда новых встреч и, как это оказывалось до сих пор, часть из них будет враждебными.

Земле не хватало именно ВРЕМЕНИ. Превосходства, которым обладали другие народы, нельзя было преодолеть моментально.

Может быть, через двести или триста лет!

В последние дни его мысли иногда путались, потому что он не знал, какую проблему должен решать сначала.

Если попытаться подумать об этом, то становилось ясно, насколько невероятным было то, что небольшое количество людей должно было за короткое время осуществить такой большой объем такой сложной работы.

Однако, они делали это. Они перевернули вверх дном экономику Земли. Они заставили Великие державы признать их и убедить их в том, что на Земле и вокруг нее уже ничего не может происходить без Третьей власти.

Родан говорил с Булли о предстоящей экспедиции на Венеру.

«Мы не должны больше откладывать, — настаивал Булли, напрягшись всем коренастым, мускулистым телом, и его красноватые волосы воинственно ощетинились. — Запасной пункт нам нужен гораздо больше, чем все остальное».

Родан нетерпеливо махнул рукой.

«Не надо слишком торопиться, Булли! Мы стартуем через два часа».

«Хорошо, сказал Булли. — Каков план?»

«Мы сядем на Луне. Я больше не хочу заставлять старый крейсер ждать нас. Нам будет нужно множество вещей, которые лежат там без дела. А с Луны мы полетим на Венеру».

Он прервался, подумав о чем-то.

«Ты прав, — сказал он через некоторое время, — запасной пункт нужен нам больше, чем все остальное».

Крэст и Тора, бывшая командирша крейсера, уничтоженного на Луне земными боевыми ракетами, была согласна с планом Родана, хотя и проявляла к нему очень мало интереса. Для нее в первую очередь было важно, чтобы скачкообразно развивающаяся земная технология как можно скорее достигла той стадии, когда она будет в состоянии построить корабль, подобный разрушенному на Луне крейсеру. Это дало бы ей возможность создать базу Великой Империи или искать планету бессмертия.

«Добрая надежда» стартовала с наступлением темноты. Вычислительным устройствам понадобилось всего лишь несколько минут, чтобы рассчитать курс на Луну и таким образом настроить автоматическое управление, чтобы пилотам оставалось только осуществить старт нажатием одной кнопки.

«Добрая надежда» стартовала с максимальной тягой.

Страшное прижимающее усилие, вызванное этим ускорением, было нейтрализовано по всему объему корабля. Внутри «Доброй надежды» ускорение никогда не составляло более 1 метра на секунду в квадрате, при этом экипажу было на пользу то, что значения ускорения свободного падения на обеих планетах, на Арконе и на Земле, совпадали до сотых значений. При таких условиях полет на Луну был всего лишь приятной прогулкой.

Родан стартовал с Земли успокоенный. Рас Чубай в качестве ищейки во многом помогал маленькой Бетти Тафри с ее удивительным даром, и учитывая неутомимое усердие, с которым Чубай подходил к делу, Родан был уверен, что запланированную операцию против деформаторов личности нельзя было отдать в более надежные руки, чем Расу. К тому же, для «Доброй надежды» не составляло труда прервать экспедицию, если сообщения станут тревожными и нужно будет как можно быстрее возвращаться на Землю.

Родан подумал об Эрнсте Эллерте, и снова ощутил волну ярости и сожаления, поднимавшуюся в нем, когда он вспоминал о потере этого ценного человека.

Иногда Родану казалось, что природа, следуя неизвестному метафизическому закону, поправляет сама себя, устраняя Эллерта.

Отогнав усталым движением руки эти мысли, Родан уже направил «Добрую надежду» на посадку. Корабль осуществил четверть оборота вокруг Луны и направлялся к груде развалин, составлявших разрушенные останки бывшего крейсера арконидов. Дозиметры показывали, что радиоактивность в области останков снизилась тем временем до безопасного уровня.

Со времени катастрофы Родан был здесь много раз, чтобы отыскать из оставшегося что-то пригодное. Ни разу никаких неожиданностей не было. Луна все еще была мертвой планетой.

Поэтому резкий сигнал локатора был настоящей сенсацией. Булль, обслуживавший локатор, доложил: «Неизвестный объект у фи ноль-пять, тета три-три-шесть. Движения нет».

Родан по сообщенным Буллем координатам нашел на телеэкране это место. Объект оказался крошечным — светящееся пятнышко в центре лунной пустыни.

Родан выключил устройство автоматического управления и взял управление кораблем на себя. Не глядя туда, он нажал на выключателя интеркома, ожидая, пока не послышится голос доктора Маноли.

«Мы что-то обнаружили, Маноли, — объяснил Родан. — Свяжитесь по радио и послушайте, будет ли ответ! Булли сообщит Вам координаты».

«Будет исполнено».

«Булли, говори ты!»

«Сейчас».

Пока «Добрая надежда» с огромной скоростью облетела по кругу над грудой развалин и над маленькой, светящейся точкой, Булли бормотал себе под нос постоянно изменяющиеся координаты. Доктор Маноли работал с излучателем направленного луча и широким углом раствора.

Через некоторое время он доложил:

«Я не получаю ответа!»

Родан приказал:

«Все равно оставайтесь у прибора, я снижаюсь».

Сделав большую петлю и приближаясь к груде развалин, «Добрая надежда» теряла высоту. Расстояние от поверхности составляло все еще восемьдесят километров. Родан подумал, что телескопы, используемые на борту, могли бы теперь идентифицировать светящийся предмет. Он сомневался, что обнаружит здесь следы деформаторов личности. Для таких сомнений не было оснований, кроме, пожалуй, того, что это противоречило нечеловеческой изворотливости ДЛ-ов — оставить настолько приметную вещь в том районе, который корабль людей рано или поздно снова найдет. Или это ловушка?

Родан обернулся. Тора сидела рядом с Крэстом на одном из кресел, стоявших по стенам круглого помещения центрального поста управления.

«Тора, не смогли бы Вы взять на себя командный пост?»

Тора сделала скучающее лицо. Коротко кивнув, она встала и подошла к распределительному щиту площадью менее одного квадратного метра, на котором к кнопкам были подключены подводящие линии управления всем находящимся на борту «Доброй надежды» оружием.

Родан держал корабль вертикально над светящейся точкой.

«Булли, что это?»

Булль настроил телескоп и спроецировал его изображение на один из экранов.

«Боже мой, — простонал он, — земная ракета, такая же, как „Стардаст“!»

Родан кивнул. Одним рывком он повернулся в своем кресле.

«Посадка!» — приказал он.

Крик Булля остановил движение его руки.

«Подожди!»

Все взоры обратились на микроволновый экран локатора, на котором чужая ракета виднелась в виде яркого пятна света. От пятна отделились две белые точки меньшего размера и с удивительной быстротой устремились к центру экрана.

Булль повернул голову, широко раскрыв глаза от безграничного удивления.

«Этого не может быть! — тихо сказал он. — Они стреляют в нас!»


За несколько часов до этого произошло следующее:

«Грэйхаунд», корабль класса «Стардаст», последняя попытка Великих держав сокрушить силовую и научную монополию Третьей власти за ее спиной, незаметно добрался до Луны. Согласно указаниям, у границы местности с грудой развалин был найден мнимый пункт посадки, в которой экипаж надеялся найти оставшиеся чудеса техники арконидов, приготовившись к окончательному прилунению.

Для «Грэйхаунда» прилунение было самым трудным маневром. Полет прошел без происшествий, с помощью автоматики, руководимой сигналами управления с Земли. Но точка прилунения находилась вне зоны досягаемости земной радиотехники и во время процесса посадки необходима была хорошая сноровка двух тренировавшихся в течение месяцев пилотов.

Пилотами были подполковник Майкл Фрейт и лейтенант Конрад Дерингхаус. Они осуществляли все действия, выполняемые ракетой во время посадки. Капитан Род Ниссен, войсковой офицер, и майор Уильям Шелдон, специалист по эвакуации трофейного имущества, были в данный момент свободны. Они лежали на надувных матрацах, отдыхая от напряжения.

Дерингхаус доложил хриплым голосом:

«Все скорости нуль до вертикального движения!»

Подполковник Фрейт ответил:

«Вертикально десять метров в секунду, постоянно. Можно сказать: мы опускаемся плавно, словно листочек!»

Фрейт год тому назад окончил ту же школу, что и майор Перри Родан. Казалось, он был такого же типа, как Родан — высокий, строгий, но с морщинками в уголках глаз, которые время от времени лишали по-военному строгое лицо его суровости.

Оба пилота были одеты в комбинезоны и открыли свои шлемы настолько, что могли без помощи микрофона переговариваться друг с другом через отверстия между стойкой комбинезона и краем шлема.

Ниссен и Шелдон, напротив, были одеты, как и полагается в космосе.

«Удаление от поверхности сорок тысяч!» — доложил Дерингхаус.

Он в первый раз посмотрел на Фрейта, позволив себе усмехнуться. Со сдвинутым на затылок шлемом тот выглядел, как школьник, собравшийся без билета проехать на автобусе.

«Тормози дальше!» — сказал Фрейт.

Корабль ощутил толчок небольшого ускорения. Несколько секунд спустя слабая гравитация Луны снова усилилась.

«Вертикально шесть в секунду. Удаление?»

«Удаление три тысячи триста, сэр».

Фрейт удовлетворенно кивнул. Посадка проходила планомерно.

«Грэйхаунду» потребовалось бы десять минут, чтобы преодолеть оставшееся расстояние в три тысячи триста километров, а для его экипажа это было бесконечно долго. Но до сих пор не было ни одной неполадки, и по мнению Фрейта, было бы странно, если бы и посадка не прошла так же успешно.

Фрейт всем сердцем желал этого, хотя и не одобрял мотива своего задания. В первые дни существования Третьей власти он участвовал в активном обстреле энергетического купола, но за последнее время он убедился, что прошло то время, когда силы Земли могли бы с надеждой на успех попытаться за спиной у Родана захватить себе часть наследия арконидов.

Несмотря на это, он приступил к выполнению задания, так как от него ни в коем случае не требовалось действовать враждебно по отношению к Родану, если он встретится с ним.

Шелдон перевалил свое бесформенное тело в сторону, насколько позволяли ему ремни безопасности, и прохрипел в шлемопередатчик:

«Долго еще? Я умру от волнения!»

Фрейт отрицательно покачал головой.

«Еще несколько минут. Удаление?»

Тысяча восемьсот, сэр».

«Хорошо».

Поверхность Луны казалась плоской тарелкой, в которую «Грэйхаунд» медленно опускался. Там, где «Грэйхаунд» должен был прилуниться, почва выглядела гладкой и ровной.

Фрейт не полагался, однако, на поверхностные оценки. Наряду с задачей по контролю удаления от поверхности, Дерингхаус следил еще за одним прибором, который мог на расстоянии ста метров вперед обнаружить неровности грунта до сантиметра высотой и менее.

«Грэйхаунд», так же, как и «Стардаст», был оснащен гидромеханическими посадочными опорами, которые могли без труда компенсировать неровности до трех метров и с некоторым трудом — до семи метров.

«Как выглядит грунт?» — спросил Фрейт.

«Пока неплохо, сэр. Никаких неровностей более четырех метров».

«Удаление?»

«Девятьсот, сэр».

«Скажите мне, когда будет четыреста. Мы притормозим еще раз».

Дерингхаус кивнул. Взгляд Фрейта скользил по приборам.

Показания топлива: резервуар полон на шестьдесят процентов, даже немного меньше.

Это было нормально. «Грэйхаунд» осуществит конечную посадку на Земле с аэродинамическим торможением и с минимальной помощью ракеты. Почти весь водород, находящийся сейчас в резервуаре, Фрейт мог использовать до старта с Луны.

«Ну хорошо, — думал он, — пока мы внизу, указатель стоит примерно на пятидесяти процентах, но этого в любом случае более, чем достаточно».

«Четыреста метров, сэр!» — сказал наконец Дерингхаус. Начался маневр торможения.

Корабль ощутил новый толчок.

Дерингхаус возился со своим шлемом. Фрейт посмотрел на него и кивнул головой.

«Закрыть шлемы!»

С этой минуты переговоры осуществлялись только через шлемопередатчики.

«Двести!»

Левая рука Фрейта лежала на колене, на его космическом костюме. В деле была только правая рука. Он обхватил ею основной рычаг аварийного ускорения — механизм, регулирующий температуру реактора и подачу водорода.

«Никаких неровностей выше одного метра, сэр!» — доложил Дерингхаус.

Медленно тянулись секунды.

Дерингхаус начал считать:

«Восемьдесят метров… семьдесят… шестьдесят…»

«Контроль! Неровности!» — крикнул Фрейт.

«Нет неровностей выше восьмидесяти сантиметров, сэр, — ответил Дерингхаус, продолжая считать, — сорок… тридцать…»

Потом наступила пауза. А минуту спустя раздалось:

«Выпустить опоры! Мы сели!»

«Спокойно!» — проворчал Фрейт.

Опоры приняли на себя часть веса. Гидравлические крылья опустились над сверкающими стальными кронштейнами.

Дерингхаус, восторг которого был так грубо прерван, доложил:

«Опоры В и С на одинаковой высоте. А — минус восемьдесят сантиметров».

Фрейт покачал головой.

«Меньше метра не стоит…»

И тогда это все-таки случилось.

Они услышали жесткий толчок и резкий звон, пронзивший корабль.

«Опора А опускается! — закричал Дерингхаус. — Выравнивание!»

Фрейт поднял левую руку и опустил ее на гидравлический регулятор. Толчок повторился, когда опоры В и С попытались сравнять разницу с опорой А, а потом — третий толчок!

«Опора А снова опускается! — кричал лейтенант. — Мы… сэр! Грунт разламывается!»

В тот же момент Фрейт увидел это. Хрупкую почву под «Грэйхаундом» пронизывали черные трещины, увеличивавшиеся под тяжестью корабля.

«Внимание! — прорычал Фрейт. — Даю полное ускорение!»

Дерингхаус рывком сел обратно в кресло.

Фрейт ухватил рычаг, который все время держал под рукой, и отвел его назад.

Наклон «Грэйхаунда» происходил быстрее, чем оказывали свое действие сопла. Дерингхаус широко раскрытыми глазами впился в экран.

«Нет!» — его голос срывался.

Фрейт отпустил рычаг.

«Внимание! Мы опрокидываемся!»

Всякие действия потеряли смысл. Аварийное ускорение понесло бы корабль прямо над скалистой равниной, а на краю ближайшего кратера он бы разбился.

Опора А, погруженная в грунт, разломилась. Далеко внизу, в корпусе, из крепления выскочил один из агрегатов, упал на пол, пробил его и устремился в хвостовую часть, где нанес сильный удар.

Кто-то закричал. В стене кабины образовалась дыра, со свистом впускающая воздух. Фрейт подсознательно ждал последнего удара, который будет означать неминуемый конец, но его не было.

Прошла минута. Фрейт открыл глаза, которые закрыл в ожидании смерти, и не веря им, выпрямился. В кабине царило страшное нагромождение приборов, тел и клубившейся лунной пыли, проникающей через дыру.

«Дерингхаус! — испуганно крикнул Фрейт. — Шелдон! Ниссен!»

Кто-то застонал.

«Если Вы имеете в виду меня, шеф… я еще здесь!»

Это был скрипучий голос Ниссена.

«Где Вы там, Ниссен? Выходите! Где остальные?»

«Понятия не имею! — пробурчал Ниссен. — Я выйду, как только отделаюсь от этих ремней — кажется, это единственное, что осталось цело. Ох, сейчас!»

Часть кучи обломков пришла в движение. Из люка между смятым прибором высокого напряжения и другим ящиком, раздавленным до неузнаваемости, высунулась голова Ниссена в бесформенном шлеме.

«Все в порядке?» — спросил Фрейт.

«Пока да».

Ниссен выпрямился.

«Помещение изменилось, — заметил он. — Раньше это была стена».

Фрейт отстегнулся и встал. Его кресло пилота повернулось вместе с кораблем.

«Помогите мне!»

Они сдвинули кучу обломков в сторону и проникли в конец носовой части. Ниссен ухватился за штанину чьего-то космического костюма.

«Это может быть только лейтенант».

Они вытащили его наружу. Во время удара его вырвало из кресла и отбросило назад. Может быть, из-за удара он потерял сознание. Во всяком случае, он еще дышал.

«Дальше!»

Последние обломки отлетели в сторону. И тут они нашли Шелдона. Сначала они подумали, что он просто без сознания, но перевернув его, увидели длинный разрыв на его костюме. Фрейт выпрямился, покачиваясь на неровном полу. Ниссен тихо сказал хриплым голосом:

«Мне очень жаль, Шелдон!»

Они расчищали дальше, пока не освободили шлюзовую шахту. Лестница на стене шахты была помята и частично поломана, но она все равно больше была не нужна им. Шахта лежала теперь горизонтально.

«Присмотрите за лейтенантом!» — приказал Фрейт и протиснулся в проход.

Все выглядело так, словно он попал в другой мир. Кроме лестницы, шлюз не имел повреждений. У Фрейта зародилась надежда. Дальше к хвостовой части удар должен был быть еще мягче.

Он подошел к шлюзовому затвору, открыл внутреннюю переборку и сделал контрольную проверку. Воздуха больше не было; но когда он переключил на аварийное обслуживание, лампочки загорелись в обычной последовательности. Шлюз был в порядке.

Фрейт отказался от дальнейшего обследования. Он вернулся обратно в носовую часть. Дерингхаус как раз приходил в себя.

«Как Вы?» — спросил Фрейт.

«Спасибо, сэр», — простонал лейтенант.

С помощью Ниссена он поднялся на ноги и ощупывал себя сквозь костюм, пытаясь установить, где у него болит.

«Кажется, все в порядке», — пробормотал он.

Фрейд с довольным видом кивнул.

«Тогда примемся за работу».

Они взялись за дело. Это было лучшее средство, чтобы рассеять впечатление от катастрофы.

Сообщения следовали одно за другим!

«Все радиоприборы сломаны!»

«Реакторная электроника повреждена!»

«Аварийная линия в порядке!»

И наконец, торжествующий крик Ниссена:

«Все оружие в целости и сохранности!»

Фрейт установил, что запасы провианта сохранились почти полностью. Он обнаружил неповрежденный резервный запас кислорода. Они могли наполнить одно помещение корабля воздухом — если бы нашли такое, в стенках которого не было бы дыр. Повреждения в реакторной электронике можно было исправить. Но ремонт не имел смысла, потому что они уже никогда не смогут выпрямить «Грэйхаунд». Они выбрались наружу. Внешняя обшивка была сморщена и деформирована. Под тем местом, где опора А должна была найти прочную основу, зияла черная дыра. Лунный грунт по краям дыры был не толще нескольких сантиметров.

Фрейт заговорил:

«Мы приготовились к четырнадцатидневному пребыванию. Только по истечении как минимум двадцати дней на Земле начнут беспокоиться о нас. Так долго мы не выдержим. Так что надо отправляться в путь».

Его отвлекло направление взгляда Дерингхауса.

«Сэр! Смотрите!»

Лейтенант поднял руку. Фрейт повернулся. Из-под полуопущенных век он разглядел на черном небосводе светящуюся точку, двигающуюся с большой скоростью.

«Инопланетяне!» — прошипел Ниссен.

«Какие инопланетяне?»

«ДЛ-ы — насекомые!»

Фрейт медлил.

«Ниссен! Садитесь к Вашим пушкам! Стрелять только по приказу!» — крикнул он.

«Будет исполнено, сэр».

Ниссен убежал.

«Лейтенант, мы останемся здесь. Внутри нам больше нечего делать».

Дерингхаус кивнул, не отрывая взгляда от светящейся точки.

Точка прошла над обломками «Грэйхаунда», описала дугу и вернулась.

«Он снизился», — сказал лейтенант.

«Ниссен, какова высота?»

Ниссен ответил мгновенно:

«Если мои приборы еще в порядке, то восемьдесят километров, сэр».

«Сколько снарядов Вы можете выпустить одновременно с аварийной линией?»

«Два, сэр».

«Хорошо. Тогда стреляйте!»

Торпедные аппараты боевых ракет лежали так же горизонтально, как и весь корабль. Почва дрожала и корпус наклонился, когда Ниссен выстрелил, но снаряды, несмотря на неудачное исходное направление, дугой поднялись круто вверх в лунное небо.


«Сомнений нет! — жестко ответил Родан. — Или они слишком много выпили, или…»

Он обернулся и увидел, что Тора возится у орудийного пульта.

«Тора!» — в ужасе крикнул Родан.

Тора ладонью нажала на тумблер. Родан подскочил к ней слишком поздно. Он грубо схватил ее за плечи и отбросил в сторону. Она с гневным криком упала на пол.

Родан отключил тумблер.

«Булли!»

«Да, шеф! Она выстрелила из дезинтегратора».

Маноли доложил: «Внимание, защита!»

Приблизились обе боевые ракеты. Защитный экран «Доброй надежды» изменил их курс. Они безопасно для корабля прошли мимо него и исчезли в космосе.

Тора выпрямилась.

«Теперь Вы никогда больше не забудете, — сказал Родан, — что должны ждать моего приказа стрелять. Я привлеку Вас к ответственности, если с людьми там, внизу, что-нибудь случится».

Тора стояла напротив него.

«Вы ничего не сделаете! — прошипела она. — На нас напали, а я защищаюсь всякий раз, когда на меня нападают!»

«Вы называете это нападением? С тех пор, как я Вас знаю, Вы смеетесь над немощной земной техникой, а теперь Вам вдруг кажется, что эта самая техника угрожает Вам?»

«Вы уничтожили мой крейсер!»

«Потому что Вы были не в состоянии защитить его! — сказал Родан. — Этот корабль без труда отражает любое земное оружие, и Вы знали это!»

Тора молчала. Сквозь почти закрытые веки сверкала краснота ее глаз.

«Хорошо, — сказал Родан с усталостью в голосе, — мы садимся! Может быть, еще можно что-то спасти».


Крик Ниссена заставил их насторожиться.

«Боже мой, что это?»

Они следили за полетом ракет, чтобы увидеть взрыв. Теперь они повернули головы, уставившись на обломки своего корабля.

Фрейт увидел, как с обломков облезает внешняя обшивка, как они медленно падают на землю и, падая, становятся пылью. Прежде, чем он понял, что происходит, в пыль превратилось уже более половины обломков. Дерингхаус застонал, и это вернуло Фрейта в сознание.

«Не двигайтесь!»

Ниссен ответил: «Хорошо, шеф. Я жду».

«Боже мой, — в ошеломлении думал Фрейт, — мы напали не на тех!»

Земля была настолько хорошо информирована об оружии, находившемся в распоряжении арконидов, что Фрейт мог распознать вид разрушений, происшедших с его кораблем. Действие электрического поля, сходного по своей микроструктуре с полями, удерживающими молекулы твердого вещества в кристаллическом соединении, разлагало кристалл и освобождало молекулы. То, что оставалось после этого, было легким газом, состоящим из тех же составных частей, из которых перед этим состояла твердая материя.

Дерингхаус, вытянув голову далеко вправо, смотрел на итог разрушения. Стенки «Грэйхаунда» распадались, пока, наконец, от них ничего не осталось. Все это продолжалось четыре или пять секунд. Реактор, сопла и резервуары, лишенные своей опоры, соскользнули и обрушились на землю.

Фрейт почти не дыша увидел, что ни одну из обрушивающихся частей уже нельзя задержать. Когда тяжелый реактор, пошатнувшись, остановился, Фрейт начал верить в чудеса. Обстрел прекратился!

«Ниссен! — сказал он, и голос его был настолько слаб, что капитан едва мог его слышать. — Сюда!»

В этот момент на освещенную солнцем поверхность легла черная тень. Лейтенант испуганно вздрогнул и застыл на месте от ужаса.

Но это был всего лишь шаровидный корабль, идущий на посадку.

Ниссен уже однажды видел его, девять месяцев тому назад, когда он вместе с Фрейтом летел в атаку на крейсер, обломки которого лежали перед ними.

«Он просто гигантский!» — в потрясении произнес он.

Фрейт посмотрел на него. Кажется, тот снова обрел спокойствие.

«Хорошо, идем туда и извинимся!»


Родан видел, как по разрушенной равнине идут трое. Удаление было настолько невелико, что с ними можно было переговариваться через шлемовые радиоприемники.

«Будьте благоразумны, — твердо приказал Родан, — не делайте глупостей!»

«Хорошо, Родан, — послышался через некоторое время ответ Фрейта. — Мы настолько благоразумны, как только можно ожидать от трех потерпевших крушение космонавтов».

Родан оторопел, услышав этот голос.

«Кто это? Это Вы, Фрейт?»

«Да, это я», — покорно вздохнул Фрейт.

«А кто с Вами?»

«Капитан Ниссен и лейтенант Дерингхаус».

«Хорошо. Идите сюда!»

Родан знал Ниссена; о Дерингхаусе он никогда не слышал.

Он обернулся, услышав позади себя какой-то шум. Это была Тора. Ее губы были плотно сжаты от возбуждения.

«Фрейт! — прошипела она, когда Родан увидел ее. — Человек, который уничтожил мой крейсер!»

Родан не дал ей говорить дальше.

«Фрейт был не один. Не на нем одном лежит вина, совсем нет, если вспомнить, что он всего лишь выполнял приказ».

Глаза Торы сверкали огнем.

«Что Вы собираетесь делать с этими людьми?»

«Взять их на борт, а Вы как думали?» — сухо сказал Родан.

«Исключено! Я не потерплю этого! Это Я командир крейсера!»

«Крейсера больше не существует!»

«Эта вспомогательная лодка является частью крейсера. Мы не возьмем этих людей на борт!»

В своем гневе она, кажется, не сомневалась в том, что в данной ситуации это было последним словом.

Но этим дело не кончилось, и все, кто видели это, не могли отделаться от ощущения, что становятся свидетелями чрезвычайно странного поединка.

Родан повернулся к Булли.

«Булли, открой шлюз А!»

«Момент!»

Тора отвернулась. Услышав приказ Родана, она вздрогнула.

«Я сказала…»

«Меня не интересует, что ВЫ сказали», — ответил Родан.

«Эти трое мужчин не войдут на борт моего корабля, — поспешно выпалила Тора. — Я думаю, что выразилась достаточно ясно. Я запрещаю…»

«Вы не имеете права ничего запрещать», — мягко предупредил ее Родан.

Все остальное, что хотела сказать Тора, стало бормотанием. Ее плечи вяло опустились. Крэст встал, взял ее за руку и вывел из помещения центрального поста управления.

Родан потер лоб. Из коридора снаружи раздался стук шагов. Под переборкой показалась высокая фигура Фрейта.

«Вы видите перед собой искренне раскаивающегося человека, сэр, — сказал он Родану, — который просит прощения за недоразумение».

«Какое недоразумение?» — спросил Перри.

«Мы посчитали Вас за корабль ДЛ-ов и попытались уничтожить его».

«Почему Вы не отвечали на наши вызовы?» — поинтересовался Родан.

«Мы вообще не знали, что Вы вышли с нами на связь. Наша ракета при посадке потерпела крушение, а вместе с ней все передающие и принимающие устройства».

«А что Вы искали на Луне?»

Фрейт опустил взгляд.

«Вам придется ответить, — раздраженно продолжал Родан. — Вы хотели покопаться в обломках крейсера и посмотреть, нельзя ли подыскать для Генерального штаба НАТО какого-нибудь подходящего оружия, так?»

Фрейт не ответил. Вместо этого капитан Ниссен обошел его и встал напротив Родана.

«Майор Родан, — сказал он. — Вы сами были когда-то одним из нас. Вы окончили кадетское училище, когда я был еще капитаном. Вы знаете порядки в космическом отряде. Мы получили приказ полететь на Луну и обследовать обломки. Вы так же хорошо, как и я, знаете, что бы с нами сделали, если бы мы тотчас же не сели в корабль и не полетели».

«Вы могли бы известить об этом меня», — возразил Родан.

Ниссен вдруг посерьезнел. Немного тише, чем раньше, он ответил:

«Не каждый это может, майор, оставить свою Родину и создать собственный союз».

Все поняли, что имел в виду Ниссен, все ждали реакции Родана.

Родан стоял неподвижно, как статуя.

По нему было незаметно, произвел ли на него вообще впечатление этот упрек.

Наконец, он вытянул руку, подавая ее Ниссену.

«Хорошо, капитан, — улыбаясь, сказал он. — Вы победили».

Он повернулся и вышел из помещения центрального поста управления. Навстречу ему по коридору шел Крэст.

«Как она себя чувствует?» — спросил Родан.

«Она в порядке, — ответил Крэст. — На ее месте я бы не решился еще раз повторить такое».

Родан пожал плечами.

«Мне не оставалось ничего другого».

Крэст кивнул.

«Вы не имеете представления, какая невероятная энергия таится в Вашем взгляде. Я думаю, что был единственным, кто в полной мере ощутил это потрясение. — Он улыбнулся Родану. — Вы, видимо, были страшно злы в тот момент. Помните об одном: мозг арконидов тренирован лучше и используется лучше, чем человеческий, но вследствие дегенерации он менее способен к сопротивлению. С Вашими ментальными атаками Вы можете довести Тору до сумасшествия».

Родан кивнул.

«Я знаю. Может быть, я знал это и раньше — я имею в виду, в тот момент».

Крэст испуганно посмотрел на него и пошел дальше по коридору к центральному посту управления.


Родан нашел время подняться на «Доброй надежде» так высоко, что под радиогоризонтом у него оказался Вашингтон. Он провел длительную беседу с ответственными лицами, от которых узнал, что они дали Фрейту задание полететь на Луну. Родану выразили искреннее сожаление по поводу случившегося. Родан не был удовлетворен всем этим, он требовал расплаты. На другой стороне удивились, но в результате на эти требования нечем было возразить.

Сразу после этого Родан снова посадил «Добрую надежду»» на грунт и позвал к себе в центральный пост управления трех оставшихся мужчин с «Грэйхаунда», которым тем временем отвели отдельную кабину.

«Я говорил с Вашингтоном, — сказал он. — Передо мной извинились, но этого мне мало. Я выразил одно пожелание и, учитывая обстановку, его выполнили».

Он многозначительно перевел взгляд с Фрейта на Ниссена и с Ниссена на лейтенанта.

«Я хотел бы оставить Вас у себя», — сказал Родан.

Фрейт закрыл глаза. Дерингхаус чуть не выпрыгнул из своего кресла, только Ниссен никак не прореагировал. Но зато он был первым, кто заговорил.

«Я уже высказал Вам свое мнение, майор!»

Родан покачал головой.

«Речь не идет о перемене убеждений из чистой любезности. Мне могут потребоваться три хороших космических пилота. Космический отряд даст Вам, если Вы согласитесь на мое предложение, достойную отставку. Вам ничего не нужно делать, только сказать: да или нет. Я даю Вам двадцать четыре часа на размышление. Большое спасибо, господа».

Он встал и вышел.

Два часа спустя он получил ответ. Он был благоприятным для него.

Родан, смеясь, пожал всем трем руки. А потом сказал:

«Есть масса важных дел, господа! Нам нужно торопиться. Обследование останков крейсера займет несколько дней».

Обследование продолжалось четыре дня; но это время окупило себя.

Роботы «Доброй надежды» — Родан взял часть их с собой с Земли — освободили из почти не разрушенных внутренностей крейсера все, что казалось пригодным и что мог взять корабль. Часть вещей пришлось сложить и оставить. Из годных еще пластин обшивки крейсера роботы построили что-то вроде палатки, в которую сложили остатки найденного груза.

Родан составил перечень обнаруженных машин и приборов. Большую часть составляли предметы первой необходимости для межгалактических меновых сделок, машины, с помощью которых Родан предполагал решить денежные проблемы Третьей власти. Хоумеру Дж. Адамсу придется использовать свою гениальность для решения серьезных задач, как только у него в руках будут финансовые средства, которые может дать продажа этих машин.

Для собственных нужд Родан взял серию тяжелых самоходных лучевых орудий, переносное энергетическое оружие и, наконец, комплексную производственную установку для специальных роботов.

Просмотр крейсера дал еще кое-что. Сам Родан ничего не заметил. Ему указала на это Тора.

У Родана была на «Доброй надежде» своя собственная кабина — так же, как у любого другого в этом огромном корабле, предназначенном для перевозки гораздо более многочисленного экипажа. Уже дважды Тора посчитала нужным придти туда к Родану; но со времени первого раза прошло несколько месяцев.

На этот раз Родан был поражен, обнаружив ее в этот вечер в своей кабине. Она удобно сидела в кресле, покачивая ногами. По земному исчислению времени был вечер. Снаружи на обломках горных пород лежал почти такой же солнечный свет, как и четыре дня тому назад, когда «Добрая надежда» опустилась рядом с «Грэйхаундом».

Тора явно не собиралась возвращаться к инциденту с людьми с американского корабля. Она приветливо посмотрела на Родана и сказала:

«Я думаю, пришло время установить нормальные отношения».

Родан не скрывал своего удивления.

«Ваши чувства так быстро меняются, — сказал он. — Что движет Вами на этот раз?»

«Большее благоразумие», — ответила она.

Родан попытался догадаться, что она имела при этом в виду.

«Ну хорошо, так что нам надо делать?»

«Я хотела бы, например, пообещать Вам, — сказала Тора, — что больше не буду оспаривать Вашего положения как командира этого и всех других кораблей, которые Вы еще построите».

Родан кивнул.

«Я благодарен Вам за это».

Он говорил медленно, пытаясь придать своему голосу теплый оттенок. — Но с другой стороны, в некоторых вещах мне нужен Ваш совет».

Тора улыбнулась.

«Не говорите так! Вы знаете столько же, сколько и командир крейсера — арконид».

«Она сделала мне комплимент, — подумал Родан. — Что это должно означать?»

«Мы полетим теперь на планету, которую Вы называете Венерой, не правда ли?»

«Да… да, конечно», — рассеянно ответил Родан.

На «Доброй надежде» все об этом знали.

«Сможем ли сразу взять с собой все, что нашли на крейсере?»

«Нет. Нам придется сделать три полета».

«Это займет какое-то время, — сказал она. — Можете ли Вы так надолго оставлять Землю?»

«А почему нет? Рас Чубай надежный человек. Если что-то будет не так, он известит меня».

Тора все еще покачивала ногами. Она выглядела так, словно искала, что бы еще сказать. Не найдя ничего такого, она встала и протянула Родану руку. Родан вспомнил об их встрече несколько дней тому назад в Гоби.

«За доброе сотрудничество», — сказала она.

Родан не знал, что означает весь этот разговор. Впервые за долгое время он чувствовал себя неуверенно.

«Было бы приятно, — произнес он, — если бы могли чаще разговаривать подобным образом».

Тора кивнула.

«Это не должно зависеть от меня», — сказал она и вышла из кабины.

Незадолго до старта Родан имел разговор с Крэстом. Он более или менее стремился к этому, так как считал, что Крэст может больше разузнать о мотивах Торы; но сев рядом с Крэстом, он не знал, как ему высказать свои заботы.

Однако, его мысли были настолько очевидными, что Крэст смог прочесть их по его лицу.

«Что с крейсером? — спросил Крэст, так как проблема показалась ему слишком деликатной, чтобы перейти к ней напрямую. — Есть ли какая-то возможность вернуть к жизни по крайней мере внутренние отсеки?»

«Вы имеете в виду: в качестве космического корабля?»

Крэст кивнул, и Родан вместо ответа сразу отрицательно покачал головой.

«Невозможно. Не осталось ничего, что имело бы связь с двигателем. Мы смогли спасти производственную установку для специальных роботов, это нам поможет».

«Сколько нам потребуется времени, с учетом специальных роботов, чтобы построить на Земле действительно настоящий космический корабль?»

Родан пожал плечами.

«Трудно сказать».

Крэст улыбнулся ему.

«Я знаю кого-то, — сказал он хитро, — кто давал волю своей надменности и гордости в последней надежде вернуться на родину без помощи достойного презрения, малоразвитого народа. А увидев, что этим надеждам не суждено сбыться… ну, Вы сами это пережили!»

Родан понял.

«Вы думаете, она все это время считала, что ее крейсеру можно вернуть дееспособность?»

Крэст кивнул.

«Она держалась за эту мысль. Я думаю, ее нужно как-то отвлечь».

«Путь для нее открыт», — кратко ответил Родан, но внутренне был рад предстоящей встрече с арконидкой.


предыдущая глава | Корпус мутантов | cледующая глава