home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



12.

Рабочие роботы выполнили свое задание. Шахта вела на пятьдесят метров в глубину каменистой пустыни Гоби. Прочная, как сталь, расплавленная глазурь навсегда предохранила стены от выветривания. Грунтовые воды никогда не смогли бы проникнуть в шахту. На полу Родан велел построить камеру, которая содержала бы запасы кислорода, информационный материал, приказы и накопитель энергии.

В центре квадратного помещения со стороной четыре метра стояло кресло. К нему была подключена аварийная сигнализация. Она немедленно сработала бы, как только в этой камере человек сделал бы первый вздох.

Этим человеком был Эрнст Эллерт.

Они положили его под электронные приборы. Металлические зажимы охватили его левое запястье и суставы его ног. Голову окружал колпак. Прямо у его рта висело нечто вроде зеркала, соединенного с селеновыми фотоэлементами. Одного выдоха изо рта было достаточно, чтобы привести в действие всю аппаратуру.

Родан воздвиг для Эллерта мавзолей, какого еще никогда не имел ни один смертный. Но как подозревал Родан, Эллерт не был смертным в обычном смысле этого слова. Глубоко внутри Перри был убежден, что в один прекрасный день, в близком или далеком будущем, он еще встретится с телетемпорантом.

Могло быть и так, что Эллерт вернется. Тогда он найдет свое тело невредимым, то тело, о котором доктор Флипс утверждал, что оно никогда не разложится. Хотя он и обнаружил наличие всех функций, но температура тела оставалась постоянной — тридцать семь градусов Цельсия. Ниже она не опускалась.

Родан бросил последний взгляд на спокойно лежавшего здесь Эллерта, потом отдал приказ закрыть могильную камеру. Десять минут спустя шахта наполнилась жидким бетоном, который сразу же застыл. Не было ничего в этом мире, что могло бы нарушить однажды покой мертвого, ничего, кроме безобидного вида воздуходувки, ждавшей внизу на крышке могильной камеры момента, чтобы придти в действие. Если Эллерт когда-нибудь снова проснется, он сможет в течение получаса выбраться из своего заточения. Но что он тогда обнаружит? Землю, вращающуюся вокруг красного Солнца и грозившую обрушиться на него?

Может быть, на этот вопрос никогда не будет ответа.

Перри Родан задумчиво смотрел, как роботы возводят пирамидоидальное возвышение на том месте, под которым находится могила.


Когда Булли вернулся на планере на базу, его лицо было мрачным и замкнутым. В течение последних двадцати четырех часов он лишил жизни двадцать одно существо. Он знал, что не так быстро забудет это. Имел ли он право действовать подобным образом?

У него было достаточно времени, чтобы обсудить этот вопрос с Тако, но к единому мнению они не пришли. Конечно, они действовали в целях самозащиты. Иначе ДЛ-ы взяли бы под контроль еще больше людей и в конце концов уничтожили бы земную цивилизацию. Эти предпринятые людьми меры были правильными. Во всяком случае, Булли помнил, что борьба еще не окончена. В Солнечной системе имелся по крайней мере еще один корабль противника.

До сих пор было невозможно определить его местонахождение. Или расстояние от Земли было слишком велико, или же он где-то притаился.

Вернувшись, Булли задал Родану этот вопрос.

Родан задумчиво посмотрел на него.

«На Земле нет больше ни одного ДЛ-а. Я погрузил обоих пойманных ДЛ-ов в гипнотический сон. Маноли и Хаггард обследовали их. Насколько я до сих пор мог узнать, оба врача обнаружили потрясающие анатомические различия по сравнению с человеческим телом. ДЛ-ы не имеют языка в нашем понимании этого слова. Они телепаты. Большую часть их мозга составляет сложное органическое передающее устройство, так что они могут общаться между собой на расстоянии многих световых лет».

«Ты смог поговорить с ними?»

«С помощью Маршалла мне удалось установить с ними связь».

«И что же?» — с нетерпением спросил Булли.

«Немного, — разочаровал его Перри. — Собственно говоря, они признались только под влиянием гипноизлучателя, но мы не смогли узнать больше, чем знают они сами. Они хотели разрушить Землю. Да, ты не ослышался: разрушить. Экономической или политической заинтересованности в нашей планете не было. Просто они никого не терпят рядом с собой. Очень просто и ясно, верно? Они или мы — вот в чем вопрос».

Булли медленно кивнул и услышал, как Родан сказал:

«Я приказал установить связь с их командиром овального корабля и доложить о провале интервенции. Маршалл подключился к телепатическим переговорам и понял каждое слово. Командир приказал им немедленно освободиться. Когда они сказали ему, что это невозможно из-за гипнообработки, он велел совершить самоубийство. Конечно, я тут же дал противоположный приказ и предотвратил это. Так я смог узнать, что этот овальный корабль сел где-то на Луне и там же должен оставаться. ДЛ-ы ждут подкрепления. Я считаю бессмысленным искать их на Луне. Но мы ни в коем случае не должны терять бдительности. В настоящий момент все спокойно».

«Спокойствие перед бурей, — озабоченно произнес Булли. — В один прекрасный день они захотят поквитаться с нами».

«К тому времени будет готово наше оборонительное оружие, а наши методы станут более надежными. Не беспокойся, Булли, Эллерт указал нам верный путь, как расправиться с ними».

Булли взглянул на него.

«А оба пленника? Кто должен убить их?»

Перри Родан холодно улыбнулся.

«Я предотвратил осуществление последнего приказа командира при помощи гипнообработки. Когда допрос был окончен, я освободил обоих ДЛ-ов».

«Да?»

«Они немедленно выполнили приказ своего командира. Ты знаешь, в этом отношении они действительно похожи на ос. У них есть ужасное ядовитое жало».


Меркант покидал свою подземную крепость в Гренландии только в исключительных случаях. В большинстве случае такое происходило ввиду неприятных событий.

Сегодня было иначе. Когда Меркант забрался в свою небольшую служебную машину и дал пилоту указания, у него было такое чувство, будто он летит в отпуск. Это чувство не покинуло его и тогда, когда он прогуливался в северном направлении по Пятой авеню в Нью-Йорке, а потом остановился в центре людского потока, чтобы рассмотреть двадцатидвухэтажный небоскреб на противоположной стороне улицы.

Между седьмым и девятым этажами сверкали три огромные буквы: ДКК. Служебные помещения «Дженерал Космик Компани» находились за этими окнами. Если быть честным, Мерканту пришлось признать свое разочарование. Он ожидал, что Родан по меньшей мере купил уже весь небоскреб. Ну что ж, возможно он слишком мало понимал в делах, чтобы позволять себе выносить приговор.

Когда он вошел в лифт, поднимавший его наверх, ощущение отпуска вытеснилось неприятным чувством в желудке. Он осознал, что снова вынужден брать на себя ответственность. Глубоко в сознании он чувствовал себя связанным с целями и принципами Перри Родана, но долг заставлял его нанести «ДКК» по заданию своего правительства служебный визит, схожий с заданием по шпионажу.

Когда он назвал секретарше в приемной свое имя, приветливый свет в глазах юной особы заставил его почти усомниться в своем решении, но потом он вспомнил о том, что успех операции все-таки зависел только от него. Если события будут развиваться не так, как он надеется, он просто скажет Хоумеру Дж. Адамсу правду.

Невысокий, щуплый коммерческий директор «ДКК» принял Мерканта с подчеркнутой вежливостью. Никто, глядя на него, не сказал бы, что он только недавно был выпущен из английской тюрьмы, в которой сидел в связи с крупными растратами. Так, по крайней мере, гласил приговор.

Меркант протянул Адамсу руку и сел в предложенное кресло. Адамс удобно откинулся в своем.

«Чему я обязан такой неожиданной честью принимать Вас у себя, мистер Меркант? Вас послал Родан?»

«Три вопроса сразу», — подумал Меркант. Сначала его спросили о цели визита. Потом Адамс выразил свое недоумение по поводу того, что Меркант не предупредил о визите заранее. И кроме того, провокационный вопрос о том, знает ли об этой встрече Родан. Меркант чувствовал, что должен быть очень осторожен, чтобы не попасть в ловушку.

«Нет, Родан ничего не знает о моем пребывании здесь, — сказал он в соответствии с правдой. — Я пришел по поручению моего правительства и прошу всего лишь дать мне некоторые сведения. — Всегда лучше всего сразу вести игру с открытыми картами. Наконец, между правительством Западного блока и Перри Роданом уже не было состояния войны. — Они касаются создания совместного космического флота».

Адамс поправил свои очки в золотой оправе.

«Космического флота? Я думаю, что эта тема уже достаточно обсуждена экспертами. Честно говоря, я не очень-то разбираюсь в этом. Меня интересуют только финансовые вопросы проекта в целом».

«Я пришел не для того, чтобы утруднять Вас техническими подробностями устройства двигателя, — сказал Меркант, снисходительно улыбнувшись. — Они меня не интересуют, потому что я понимаю в этом, видимо, не больше, чем Вы. Как Вы знаете, наше правительство предоставило ответственным лицам кредит на первоначальное финансирование. Сколько дали другие правительства?»

Адамс поднял брови.

«Весь капитал составляет в целом семьдесят миллиардов долларов», — сказал он.

Меркант не мог скрыть своего удивления.

«Так много? — поразился он. — Такого мы не ожидали».

«Я тоже, — откровенно признался Адамс. — Во всяком случае, проект уже запущен в дело. Во всем мире создаются новые заводы и производственные объекты. В конструкторских бюро день и ночь работают наши лучшие сотрудники, под словом „наши“ я имею в виду всех людей. Впервые в истории человечества жители нашей планеты заняты общей проблемой. Отраженная за это время интервенция этих насекомых дала всем ясно понять, как важна совместная работа. Каждый, кто хотя бы в мыслях преследует националистические цели, был бы предателем по отношению к человечеству».

Меркант почувствовал, что Адамс не без причины произнес такую длинную речь. Однако, он не подал вида, а одобрительно кивал головой.

«Совершенно верно, мистер Адамс. Но я думаю, вряд ли кому-нибудь придет в голову мысль преследовать при этом собственные цели».

«Не скажите, мистер Меркант. Всего лишь несколько дней тому назад на одном из промышленных заводов в Китае был пойман западный шпион. Я думаю, вряд ли он действовал там по собственной инициативе».

Меркант нервно сжал руки. Покачал головой. — «В такой гигантской организации, как западная контрразведка, проходит немало времени, пока людей не отзовут. Мои агенты по большей части работают совершенно самостоятельно».

«Подобные случаи должны быть тем не менее устранены в интересах сотрудничества землян, — не слишком вежливо перебил его Адамс. — Из-за глупости отдельного человека может быть снова нанесен вред установившемуся, наконец, единству. Несомненно, пройдут еще десятилетия, пока недоверие не исчезнет окончательно. Я знаю, что Вы на нашей стороне, Меркант, но Вы должны порвать последние связи, оказывающие на Вас давление. Вы поняли, что я имею в виду?»

Меркант кивнул.

«Очень хорошо. Я уже говорил с Роданом. Однако, он придерживается мнения, что пока я должен оставаться на своем посту, потому что мы не можем знать, кто займет его после меня. Из двух зол всегда лучше выбрать меньшее».

«Верно, — откровенно согласился Адамс. — Но давайте продолжим разговор. Из нашего научного центра расходятся задания по всему миру. Уже сегодня на крупных заводах создаются детали будущего космического флота. Через полгода, это я могу Вам спокойно заявить, мы продвинемся настолько вперед, что по соответствующим инструкциям за несколько дней можно будет смонтировать по крайней мере десять космических крейсеров, развивающих скорость света. Вы видите, что дает человечеству сотрудничество. Казавшееся невозможным, стало само собой разумеющимся. Конечно, пока никто не знает об этом, и может быть, было бы хорошо, чтобы Вы тоже сохранили эту информацию для себя».

Меркант медленно кивнул. Адамс внимательно наблюдал за ним. За стеклами его очков весело блестели хитрые глаза. Казалось, он знает, перед какой моральной дилеммой он поставил Мерканта. Кроме того, знание этого, видимо, доставляло ему тайную радость.

«Кроме того, мы поставляем станки, неизвестные на Земле, — беззаботно продолжал он, сообщив таким образом Мерканту всю информацию, которую тот ожидал раздобыть лишь с большим трудом. — Они будут собраны на заводах в других частях света по нашим инструкциям. Сюда же относятся материалы, доставленные Роданом с Луны. Вы ведь знаете, что большой исследовательский крейсер арконидов разрушен лишь снаружи. Грузовые отсеки внутри частично сохранились. В них заключены технические тайны арконидов».

Меркант снова кивнул. Это был основной вопрос. На Луне лежали несметные богатства, но у Западного блока не было ни одного космического корабля, который мог бы поднять их.

В космическом порту Невада шла лихорадочная работа, Меркант знал это; но впервые генерал Паундер отказал службе безопасности, в том числе и доверенным лицам Мерканта, в доступе в заводские цеха. Там происходило что-то такое, о чем мир не должен был знать.

У Мерканта вдруг словно пелена с глаз упала. Он начал молниеносно сопоставлять все факты. Он сравнивал свое казавшееся безобидным задание по добыче информации с тем, что уже сказал ему Адамс. Он вдруг понял, что правительство Западного блока не так четко придерживалось договоренностей с Роданом, как этого следовало ожидать.

Его раздражение было честным и вызывалось порядочностью убеждений. Он посмотрел Адамсу в глаза и кивнул. Но прежде, чем сказать что-нибудь, он спросил коммерческого директора «ДКК»:

«Собственно говоря, меня интересовал только крейсер на Луне. Другие вопросы мы можем оставить в стороне».

«Спасибо, — ответил Адамс. — Я знал это. Почему хотят об этом знать?»

«Не имею ни малейшего представления, — честно сказал Меркант. — Мне пришло в голову, что, вероятно, здесь может быть какая-то взаимосвязь, но я не уверен в этом. Однако, Вы можете быть уверены, что я сообщу об этом Родану, если только буду иметь малейшее доказательство определенному подозрению. В остальном же благодарю Вас за Вашу искренность, мистер Адамс. Можете мне поверить, что мой заказчик узнает только то, что я сочту необходимым ему рассказать».

«Готов охотно служить Вам в любое время», — ответил Адамс и поднялся, чтобы проводить гостя до двери. Вернувшись на свое место, он несколько секунд смотрел на вызывное устройство телевизора, который мог в любое время связать его с Роданом. Потом покачал головой.

У Родана были дела поважнее, чем заниматься догадками. Достаточно того, если он, Адамс, будет начеку.


Генерал Паундер и полковник Морис шли по полигону в космическом порту Невада, приближаясь к одному из огромных ангаров, длинным рядом стоявших под полуденным солнцем.

Здесь когда-то был построен «Стардаст», а немного спустя лунная ракета, уничтожившая на спутнике Земли крейсер арконидов.

Ангар, который отыскал Паундер, не имел ни одного окна, в отличие от соседних ангаров, напоминавших гигантские теплицы. Туда дневной свет проникал беспрепятственно. Этот же ангар был герметически закрыт от внешнего освещения. И даже более того. Когда Паундер своими могучими кулаками постучал в узкую дверь, открылась лишь крошечная щель. Кто-то высунул наружу голову, посмотрев на Паундера сверху вниз, словно никогда не видел его раньше.

«Да?» — спросил мужчина.

«Я Паундер, — ответил генерал. — Впустите меня».

Голова энергично затряслась.

«Это запрещено, сэр».

«Кто это запретил?»

«Генерал Паундер, сэр».

Полковник Морис громко расхохотался, а Паундер покраснел. Голова в дверной щели немного высунулась, и стал виден одетый в форму человек.

«Это мой долг — проверять удостоверение», — сказал он.

Паундер посмотрел на Мориса, который сразу же перестал смеяться.

«Видите, полковник, вот так должны быть обучены люди. Надеюсь, Вы не забыли Ваше удостоверение, иначе я не смогу взять Вас с собой».

Постовой очень добросовестно проверил документы, пока, наконец, не открыл дверь настолько, чтобы оба мужчины могли протиснуться внутрь. Попав внутрь, их ослепило, и они в первый момент закрыли глаза.

Ангар не был разделен на части. Он предстал взору обоих мужчин во всем своем огромном объеме: более двухсот метров в длину и почти пятьдесят в высоту. Каркасы и краны делали достижимым любое место ангара. Рельсы с небольшими транспортерами исчезали в ведущем по наклонной вниз туннеле. В отличие от вялого спокойствия района космического порта, здесь, внутри, царила рабочая обстановка и шла лихорадочная деятельность. Изоляция препятствовала тому, чтобы наружу не проникал ни малейший звук.

«Здесь сам себя не услышишь», — сказал полковник Морис.

Мимо них спешили люди, не удостаивая их взглядом. Сверкающие металлические детали проплывали перед ними на транспортерах и исчезали в небольших сборочных отсеках, окружавших свободную площадку в центре. Там же находились и кабинеты конструкторов.

Генерал Паундер, сегодня в первый раз взявший своего адъютанта вместе с собой в ангар, день и ночь окруженный кордоном постовых, вдруг остановился. Морис сделал то же самое.

Перед ними, в центре ангара, на построенной плоской площадке наклонно лежала длинная, серебряная торпеда. Круглые бортовые иллюминаторы тянулись вдоль средней линии, а стройный кран опускал как раз боковые поверхности цилиндрического резервуара в проделанный наверху погрузочный люк.

Треск клепальных молотков заглушил комментарии Мориса.

Перед ним, на расстоянии не более пятидесяти метров, лежала точная копия «Стардаста», того космического корабля, на котором Перри Родан однажды долетел до Луны.

И никто в мире не знал, что она существовала…

В мае Перри Родан, обрел, наконец, уверенность в том, что ДЛ-ы не отважатся пока на новую атаку. За последний квартал он почти забыл о них, так как мир жил под знаком «Дженерал Космик Компани». Повсюду на Земле возникали производственные предприятия, начинавшие работать согласно указаниям техников и экономистов.

В своем офисе в Нью-Йорке Адамс сидел, словно огромный паук в своих сетях. Стены были покрыты картами, на которых торчали флажки с непонятными знаками. Хоумер жил практически только у радио— и телеприемника.

Мощь созданного им концерна росла день ото дня.

Крэст смотрел на эти события с удивлением. Он недооценил динамики человеческой натуры, хотя уже и считал ее способной на многое. Почти ничего не говоря, он шагал рядом с Роданом, когда они незадолго до захода солнца вышли из жилого бунгало, чтобы подышать свежим воздухом. Булли без лишних слов присоединился к ним.

Почти машинально трое мужчин направили свои шаги в сторону той пирамиды в пустыне, под которой человеческое тело ждало момента снова проснуться к жизни.

Уже издали они различили у кургана узкую, высокую фигуру.

Булли зажмурился.

«Я просто не верю своим глазам, — сказал он. — Этот кто-то кладет цветы на могилу нашего друга».

Крэст кивнул, узнав, чья это фигура. Перри Родан не смог сдержать возгласа удивления.

«Это Тора! — воскликнул он. — Но что она здесь делает?»

«Спросим у нее», — предложил Крэст. Он был рад отвлечься. Деловые конференции действовали ему на нервы.

Тора смотрела на них. Ее глаза встретились со взглядом Родана, и в первый раз он не смог обнаружить в них ни насмешки, ни презрения. Напротив, они были нерешительно-вопросительными. Волна странных ощущений обрушилась на него, но ни одно из них не было негативного свойства. Тора была той, что нарушила молчание, когда все трое подошли к ней.

«Странно, что мы встретились здесь, но, может быть, это не случайно. Вам иногда не кажется, Перри Родан, что Эллерт незримо присутствует среди нас?»

Перри медленно кивнул. Было более, чем загадочно, что она чувствовала то же самое. Булли сказал однажды, что дух Эллерта, может быть, потерял свою способность возвращаться в свое тело и теперь бесцельно блуждает в настоящем. Однако, Родан был согласен с Крэстом, что Эллерт — если его сознание еще существовало — уже не был в этом настоящем. Электрошок бросил его при попытке избежать телесной смерти в другое измерение, обратного пути из которого не было.

«Это всего лишь наше ощущение, Тора, — спокойно сказал Родан. — В один прекрасный день мы догоним его, если поток времени не унес его слишком далеко. Что интересует Вас в судьбе Эллерта? Он был всего лишь человеком». — В его голосе звучала ирония.

«Это привилегия существ, обладающих подлинным интеллектом — признавать свои заблуждения, Родан. Аркониды ОБЛАДАЮТ подлинным интеллектом. Так что я действую согласно уровню моего умственного развития, когда признаю, что я недооценила обитателей этой планеты. Однако, это еще вовсе не означает, что я могу рассматривать их как равных».

«Этого никто от Вас и не требует — по крайней мере, пока, — серьезно сказал Перри. — И так большое достижение, если Вы пересмотрели Ваше враждебное отношение. Однако, факт остается фактом, что мы в совместной борьбе победили общего врага. Это объединяет нас».

Крэст сделал несколько шагов и остановился рядом с Торой. Он посмотрел ей в глаза, и мягкая улыбка пробежала по его лицу.

«Я очень благодарен тебе за твои слова, Тора. Тем самым ты построила мостик, который в далеком будущем приведет к единственному пути по сохранению галактической Империи арконидов. Возможно, что Родан также однажды пройдет по нему».

«Если он из золота, то я присоединяюсь, — заметил Булли. — Спрашивается только, долго ли я проживу».

Крэст серьезно сказал:

«Я не вижу препятствий, чтобы продолжить начатые нами на „Доброй надежде“ исследования. Хотя большого крейсера уже нет в нашем распоряжении, но если мы и не смогли добраться на „Доброй надежде“ до нашей родины, тем не менее, планету Вечной жизни мы можем с ее помощью найти».

Минуту царило молчание, потом Родан покачал головой.

«Есть куда более неотложные задачи, по крайней мере, в настоящий момент. Нужно обучить мутантов, и я хочу с этой целью создать на Венере базу. Это наше ближайшая задача. Через несколько дней я полечу на Венеру и подготовлю первый лагерь. Если наши предварительные наблюдения верны, разумной жизни мы там не найдем. Если на Земле все будет в порядке, у нас останется время отправиться на поиски вечной жизни. Однако, я не думаю, что нам повезет».

«Планета существует! — утверждала Тора, и в ее глазах загорелся фанатический огонь. — Возвратившиеся экспедиции сообщали об этом. Но тайна строго охраняется. Если мы найдем планету бессмертных, нам предстоит суровая борьба».

Родан недоверчиво улыбнулся. — «Было бы прекрасно, — вмешался Булли, — если бы мы наконец избавились от вечного страха перед собственными похоронами. Во всяком случае, я не сообщу об этом моей компании по страхованию жизни».

Никто не засмеялся, и Булли отвернулся, немного обидевшись. Он смотрел на пирамидоидальный холм, позолоченный лучами заходящего солнца.

Перри подошел к Крэсту и Торе. Он протянул женщине руку.

«Давайте на будущее станем друзьями?» — спросил он несколько неуверенно и выжидающе.

На секунду в ее холодных глазах вспыхнуло обычное высокомерие, но потом она взяла протянутую руку.

«Я не знаю, должна ли я бояться Вас или восхищаться Вами, Перри Родан. Вы понимаете, что такие чувства не способствуют настоящей дружбе. Я знаю также, что мы зависим от Вас и вынуждены дополнять друг друга. Разве ЭТО является основанием для настоящей дружбы? Наконец, меня принуждает к этому Крэст. Вы видите, я подаю Вам руку только потому, что я должна это сделать. Вы довольны?»

Перри кивнул.

«Пока — да. Потом Вы еще раз подадите мне руку. А пока, Тора, я удовольствуюсь этим».


предыдущая глава | Корпус мутантов | cледующая глава