home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8.

В центре ровной пустыни лежал огромный обломок скалы. На него светило солнце. Мерцающий раскаленный воздух поднимался вверх, не было ни малейшего ветерка, который мог бы разрядить его.

И вдруг произошло нечто невероятное!

Обломок скалы пришел в движение, будто поднятый невидимой рукой. Он начал очень медленно подниматься вверх.

Скала весила, быть может, двадцать центнеров, но, казалось, законов силы тяжести для нее не существовало. Словно наполненный газом шар она поднималась все дальше ввысь, немного уходя в сторону, потом вдруг обрушилась на землю, подняв облако пыли. Это выглядело так, будто невидимая рука уронила глыбу.

Обломок скалы лежал тихо, словно никогда и не двигался таким страшным образом. Но это продолжалось не долго. Скала не успокоилась. Она снова пришла в движение, но на сей раз быстрее и увереннее. Она поднялась в высоту на десять метров и улетела в боковом направлении. Не останавливаясь, она приблизилась к берегу соленого озера. Когда обломок скалы вертикально рухнул в озеро и исчез в нем, по нему кругами разошлись волны.

В двух километрах оттуда стояли три человека и смотрели в сторону озера. Старший из них, седовласый мужчина с необычайно высоким лбом и бледной кожей, удовлетворенно кивнул. Рядом с ним стояла молодая женщина. Маленького роста японец рядом с ней смущенно пожал плечами.

«Я неумеха, — сказал он. — Я просто не смогу этого сделать, мисс Слоан».

Девушка обратилась к седому мужчине. — «Тут ничего не поделаешь, мистер Крэст. Тама Йокида слишком скромничает. Детектор частоты указывает на него, как на мутанта, и без сомнения, он и есть им. Он поднял в высоту на расстоянии двух километров обломок скалы весом в несколько тонн — только усилием воли. Он обладает способностью телекинеза, пусть даже и в начальной стадии. Мне потребовалось много лет, чтобы достичь моего нынешнего уровня. Тама, если Вы хотите быть терпеливым учеником, Вы тоже добьетесь этого».

Арконид еще раз кивнул.

«Вы не должны отчаиваться, Йокида. У Вас нет тренировки, вот и все. В конце концов, Вы обладаете способностью, которая может сделать Вас необыкновенным человеком».

Тама Йокида скромно улыбнулся.

«Я согласен с Вами, Крэст. Я должен быть благодарен за то, что подарила мне природа. Вы хотите продолжить занятия?»

Крэст задумчиво посмотрел вдаль на ставшую снова спокойной поверхность соленого озера. Потом медленно кивнул, но начав говорить, смотрел на Анне Слоан.

«Вы сбросили скалу в воду, мисс Слоан. Ваши телекинетические силы огромны. Сможет ли Тама повлиять на невидимую отсюда скалу?»

Анне посмотрела на японца.

«Не знаю. Во всяком случае, я могу в любое время заставить скалу подняться в воздух. Найдет ли ее Тама там, где она сейчас лежит? Соленое озеро не глубоко».

«НАСКОЛЬКО оно глубоко? — спросил Тама. — Мне нужно это знать».

Крэст уже говорил что-то в крошечный универсальный прибор, укрепленный у него на руке в виде широкого металлического браслета.

«Доктор Хаггард? Не будете ли Вы так любезны и не пошлете ли к нам Иши Матсу?»

Анне Слоан все поняла.

«Это не та маленькая японка с необычайным даром смотреть сквозь твердые предметы?»

Крэст кивнул.

«Да, совершенно верно. Я бы назвал ее телевидцем. Она сможет обнаружить скалу на дне озера и таким образом определить глубину воды. Ее способности также необходимо развивать. Если уж она в состоянии оптически проникать сквозь крупные части земной коры, то, значит, у нас в Корпусе мутантов есть живой телевизор».

Тама улыбнулся.

«Моя маленькая коллега и я отлично дополняем друг друга, — сказал он. — Если работу Корпуса мутантов можно будет координировать, то в мире не будет силы, которая сможет нам противостоять».

«Именно так дело и обстоит сегодня», — сказал Крэст и посмотрел в даль на кучку невысоких строений, сгруппировавшихся вокруг корпуса приземлившегося здесь несколько месяцев тому назад «Стардаста». Вокруг с радиусом в десять километров простирался невидимый энергетический купол, питаемый неиссякаемыми реакторами арконидов. К группе ожидающих людей приближалась маленькая, щуплая фигурка. — «Но речь не о том, чтобы наша группа противостояла силе людей, а в первую очередь о том, чтобы оказать сопротивление неземным противникам. Роковые сигналы бедствия нашего крейсера на спутнике Земли — Луне привлекут еще много космических кораблей. Боюсь, что изолированности Земли пришел конец». — Он оборвал свои слова, чтобы поприветствовать Иши Матсу.

Симпатичная маленькая японка была в джинсах и белой блузке, отчетливо подчеркивавших ее хрупкую, но стройную фигурку. Тама Йокида с удовольствием смотрел на девушку. Он чувствовал к ней симпатию и знал, что она отвечает ему взаимностью.

«Вы звали меня, Крэст?» — спросила она приятным голосом.

«Да, хотя Ваши занятия на сегодня уже окончены. Тама сделал интересное предложение о координации отдельных способностей мутантов. В этом озере, примерно там, где стоит засохший куст, в двухстах метрах от берега лежит на дне озера обломок скалы. Иши, попытайтесь определить глубину воды. Таме нужны эти данные, чтобы выполнить свое задание. Вы меня поняли?»

Девушка кивнула. Она ободряюще улыбнулась своему новому другу и закрыла глаза. Концентрация воли проложила глубокие складки на ее обычно ровном лбу. Тама стоял совсем близко к ней, почти касаясь ее. Она схватила его за руку. Йокида чувствовал, что в него проникает дополнительная сила.

«Я вижу его! — воскликнула он вдруг. Его глаза были широко раскрыты, он смотрел на озеро. — „Я вижу обломок скалы. Он лежит на дне среди нагромождения других камней. Глубина составляет двадцать метров, ни в коем случае не больше“.

Крэст довольно улыбнулся.

«Хорошо сработано, Иши. Итак, Вы можете передавать свои способности. Тама, теперь Ваша очередь».

Тама понял, чего от него хочет Крэст. Обучение мутантов было задачей арконидов. Перри Родан доверил эту особую группу Крэсту, потому что тот умел осторожно обращаться с этими людьми.

Немного погодя над тем местом, где был погружен обломок скалы, поднялось облачко тумана, сначала медленно, потом становясь все сильнее. Вода забурлила. Отдельные небольшие волны ударялись в берег, другие терялись вдали на водной поверхности. А потом из озера поднялась скала.

«Достаточно, — тихо сказал Крэст. — Тама, этого действительно достаточно. Я думаю, мы можем на сегодня окончить занятия».

Крэст хотел сказать что-то еще, когда его прервало тихое гудение. Он поднял руку с универсальным прибором и ответил.

«Да, здесь Крэст!»

Это был доктор Франк М. Хаггард, специалист-медик из Австралии и создатель антилейкемической сыворотки, с помощью которой был вылечен Крэст. Он говорил из «Стардаста».

«Крэст, неприятные сообщения от Мерканта. ДЛ-ы снова зашевелились».

«Я так и думал. Где?»

«В США. Должен был быть захвачен министр обороны. В последний момент Мерканту удалось предотвратить худшее, но он не в силах противостоять всем случаям, которые останутся неизвестными. Он спрашивает, не можем ли мы ему помочь».

Крэст нахмурился.

«Конечно, мы поможем. Жаль только, что Перри еще не вернулся. У Вас есть связь с ним?»

«Со времени последней радиограммы уже нет. Они должны быть на пути сюда».

«Попытайтесь связаться с „Доброй надеждой“ и оповестить Родана. Может быть, он обнаружит овальный корабль ДЛ-ов и сможет его уничтожить. С ним Тако Какута».

«Я постоянно нахожусь у приемника, — ответил Хаггард. — Я пошлю через передатчик позывные. Но пока мы должны что-то предпринять».

Крэст бросил взгляд на Анне Слоан.

«Да, мы должны это сделать. Для чего же тогда Корпус мутантов? Боюсь, что ему предстоит первое большое испытание».

Пронизанные испарениями джунгли Венеры осели, и планета стала огромным серебряным серпом, блеск которого превосходил солнечный. Разумеется, это впечатление было обманчивым, потому что в действительности солнце было ярче. Но плотный облачный покров отражал ее свет с такой интенсивностью, что было почти невозможно смотреть невооруженным глазом на вторую планету Солнечной системы.

Сухопарая фигура мужчины у телеэкрана была неподвижной. С мечтательным выражением серых глаз наблюдал он за перемещающейся планетой, которую включил теперь в свои далеко идущие планы. Перри Родан знал, что Земля стала слишком мала для человечества.

Постоянно молчаливый доктор Эрик Маноли сидел рядом с Перри в своем кресле. Его небольшая фигура была почти не видна за массивной спинкой. Маноли тоже посвятил все свое внимание бесконечности оседающей планеты, которая была так похожа на ту Землю, какой она могла быть тысячу миллионов лет тому назад.

Меньшее впечатление это произвело на третьего мужчину, находящегося в помещении центрального поста управления «Доброй надежды». На своей койке лежал Реджинальд Булль, небольшой, коренастый, инженер списанного «Стардаста». Его взгляд скользил по строчкам какой-то книги. Иногда по его широкому лицу пробегала усмешка. Венера на телеэкране, казалось, абсолютно его не интересовала.

Но он же был тем, кто нарушил благоговейное молчание. Покачав головой, он захлопнул книгу, и лег на живот. Теперь можно было увидеть обложку. На ней были изображены джунгли. В центре из трясины торчал тонкий космический корабль, наполовину увязший. В открытом шлюзовом отсеке стоял мужчина и с помощью оружия-излучателя защищал свою жизнь от чудовищ, которые выглядели, как ящеры.

«Парня следовало бы посадить в тюрьму, — сказал он. — Утверждаю, что подобные фантазии вредны».

Перри Родан не отрывал взгляд от телеэкрана. Не поворачивая головы, он спросил:

«Кого надо посадить в тюрьму?»

«Парня, виновного в написании этого романа».

«Какого романа?»

Булли вздохнул.

«До вот — „База Венера“ — утопический роман. Представь себе, ему уже десять лет. Ни один человек тогда и не думал лететь на Венеру. Парень бодро опережает время, заставляет кого-то строить корабль и по-хозяйски направляет его на Венеру, после чего тот увязает в трясине. Героическая борьба с ящерами и жара, пока наконец его друг не прилетает на втором космическом корабле и не освобождает его. Поистине невероятно».

Перри Родан опустил кресло и посмотрел Булли в глаза. Он все еще продолжал удивляться, как безобидно выглядел этот Булли. И это при том, что кроме него и Булли не было ни одного человека, обладавшего таким высоким уровнем интеллекта. Этим они были обязаны гипнообучению арконидов, которое в течение нескольких дней дало им столько знаний, сколькими не располагало все человечество, вместе взятое. В головном мозге обоих мужчин были сосредоточены знания тысячелетней культуры и цивилизации. Но этого нельзя было сказать по виду Булли, наоборот, даже Перри зачастую недооценивал своего друга, глядя в его безобидное лицо. Однако, он слишком хорошо знал, что скрывалось за взглядом синих глаз.

«А что в этом невероятного? Разве автор не оказался прав? Разве на Венере нет трясин и ящеров? Разве там не жарко?»

Булли еще раз вздохнул.

«В том-то и дело! Все, о чем парень пишет, правда. Венера точно такая, как он ее изображает. Можно подумать, что он уже был там раньше нас. — Он приподнялся, опершись на правый локоть. — Это подлость!»

Булли снисходительно улыбнулся.

«Ты просто завидуешь. Ты не можешь простить автору, что он в своем воображении еще десять лет тому назад пережил то, что нам удалось только сегодня. Он опередил свое время, и потому ты злишься».

«Но оружие-излучатель — какая чушь. Десять лет тому назад не было даже теоретических основ для подобного оружия».

«И тем не менее, мы используем его».

На лице Булли отразилось смущение.

«Дорогой друг, МЫ еще не открыли законов излучения!»

«Какое это имеет значение? У нас ЕСТЬ это, пусть даже от арконидов. Без них мы не были бы сейчас здесь, потому что тогда у нас не было бы „Доброй надежды“.

Булли сдался.

«Не хочу спорить. Писатель — гений, он опередил свое время, создал бессмертные творения и даже перегнал нас. Если бы он хоть немного ошибся и изобразил Венеру как пыльную планету! Но нет, его описания точны до мелочей! Черт возьми, я не могу успокоиться. Мы не сможем рассказать людям ничего нового».

Родан весело посмотрел на него.

«Если тебя это так злит, зачем ты тогда вообще читаешь эту писанину?»

На этот вопрос у Булли не было ответа. Он и не успел бы дать его, так как воздух между ним и Перри начал вдруг мерцать, и в том месте, где до этого ничего не было, появился человек. Японский мутант Тако Какута материализовался без предупреждения, потому что был слишком ленив, чтобы, как нормальный человек, пройти несколько шагов, отделявших радиорубку от центрального поста управления.

«Добрая надежда» была вспомогательной лодкой огромного крейсера арконидов, уничтоженного на Луне. Эта вспомогательная лодка была по земным понятиям необычайно велика. Ее диаметр составлял 60 метров, она имела форму шара и развивала сверхсветовую скорость. Гравитационные нейтрализаторы вызывали снижение любого прижимающего усилия, так что в случае необходимости скорость могла быть еще увеличена. Вооружение превосходило все земные представления. Радиус действия, как объяснил Крэст, составлял около пятисот световых лет. Крэст и Тора не могли поэтому с помощью данного корабля добраться ни до своей родины, ни до базы Империи.

Радиорубка этого корабля была настоящим центральным постом управления. Какута довольствовался тем, что использовал свой маленький радиоаппарат, который генерировал обычные радиоволны, а также принимал их. С его помощью можно было установить связь с Землей. Могли пройти еще месяцы, пока он понял бы назначение других устройств и приборов на базе в Гоби.

Некоторое время связь с базой в Гоби была прервана. Расстояние между Землей и Венерой стало слишком большим. Но теперь, когда они с невероятной скоростью летели обратно к третьей планете, позывных доктора Хаггарда нельзя было не услышать.

Булли, так и не привыкший к паранормальным способностям японца, вздрогнул при неожиданной материализации Какуты. Не каждому дано вот так неожиданно вдруг увидеть перед собой возникшего из ничего человека.

«Нельзя ли что-нибудь сделать, чтобы этот парень не появлялся везде без предупреждения?» — сердито спросил он.

Тако приветливо улыбнулся.

Перри Родан прервал обычные дебаты с Булли.

«У Вас есть связь с Гоби?»

«Потому я и пришел, — сказал японец. Его улыбка исчезла, и выглядел он серьезно. — Хаггард уже несколько часов пытается связаться с нами. Плохие новости, Родан. Вторжение ДЛ-ов началось. Меркант доложил о нескольких случаях, когда ДЛ-ы захватывали тело ответственных людей. Простое обнаружение тут не поможет, как сообщает Хаггард. ДЛ-ы уходят и ищут новые жертвы».

Булли отодвинул в сторону книгу, которая несколько минут тому назад вызывала такое его неудовольствие, и сел. Его глаза стали жесткими.

«Вторжение? Но мы же уничтожили корабль интервентов!»

Перри Родан повернулся к Маноли. — «Оставим пока Венеру в покое, Эрик. Поколдуй-ка, чтобы мы увидели на телеэкране Землю. Самое большое ускорение. Похоже на то, что мы имеем дело с несколькими кораблями чужаков».

Изображение на телеэкране изменилось. На нем появилась зелено-голубая звезда, а рядом крошечная светящаяся точка — Луна.

Перри снова обратился к Тако.

«Еще что-нибудь?»

«Крэст требует немедленного возвращения в Гоби. Он хочет задействовать Корпус мутантов, так как не видит другой возможности бороться со вторжением. Он хотел бы поговорить с Вами».

«Идем», — кивнул Родан и пошел вперед. Тако бросил на Булли короткий взгляд, на его лице мелькнула улыбка, потом он исчез. Когда Перри вошел в радиорубку, японец уже ждал его около приборов.

«Здесь Родан», — отозвался он.

«Здесь Хаггард. Минуточку. С Вами хочет поговорить Крэст».

Перри ждал.

«Здесь Крэст. Послушайте, Родан, положение чрезвычайно серьезное. Меркант в растерянности. Он попросил о поддержке».

«Мы поторопимся», — пообещал Родан.

«Может быть, Вы обнаружите один из кораблей ДЛ-ов, — с надеждой сказал Крэст. — Тогда Какута смог бы действовать уже испытанным способом».

«На этот раз они будут осторожнее, Крэст. Они получили предупреждение. Только бы они не привели с собой союзников».

«Исключено. Менталитет ДЛ-ов запрещает им союзничать с другими народами. Они считают себя достаточно умными, чтобы справиться с любым противником. Я считаю почти невозможным, чтобы нам удалось победить их».

«Вы опять-таки недооцениваете нас, Крэст. Между прочим: я нашел на Венере подходящее место. Мы создадим там свою вторую базу и ускорим обучение мутантов».

«Это пока терпит, — сказал Крэст. — Сначала нужно отразить вторжение. Люди еще не догадываются, что им предстоит. Боюсь, что у ДЛ-ов есть постоянная база на Земле, откуда они и действуют. Было бы слишком сложно использовать в качестве базы движущийся корабль».

«Есть ли какие-нибудь предположения, где это может быть?»

«Никаких. Вы должны поговорить с Меркантом, он получил несколько сообщений от людей, которые были захвачены ДЛ-ами, а потом отпущены».

Перри растерялся.

«Я думал, что каждый человек, захваченный ДЛ-ами, должен умереть. Что-то изменилось?»

«Мы ошибались. Для захваченных это не имело никаких вредных последствий».

«Отлично, в этом наше преимущество. Еще кое-что, Крэст: Вам, видимо, ясно, что мы не можем терять нашего главенствующего положения по отношению к Великим державам. Только наше существование содействует объединению. Без Третьей власти Земля снова будет ввергнута в хаос уже преодоленных конфликтов. Поэтому я считаю жизненно необходимым отразить вторжение. Если это не удастся, наш престиж упадет».

Родан слышал, как Крест с натянутой улыбкой сказал:

«Пропал бы не только наш престиж, но и все человечество. И мы тоже. Позитронный мозг предупредил, что мы находимся в кризисе».

«А что он говорит о наших перспективах?»

«Пятьдесят на пятьдесят. Это уже кое-что».

Перри задумался. Потом спросил:

«Добрая надежда» имеет радиус действия в пятьсот световых лет. Нельзя ли добраться до родной планеты ДЛ-ов?»

Крэст вздохнул.

«Они развивают пугающую активность, Родан. Позже можно было бы подумать о такой возможности, но сегодня это представляется мне безнадежным. ДЛ-ы обладают несокрушимой обороной».

«Посмотрим. — Перри не оставлял этой мысли. — Свяжитесь пока с Меркантом. Я жду его или его уполномоченного на базе, как только вернусь. Мы выработаем план. Есть что-то еще?»

«Нет, в настоящий момент ничего. Тора ведет себя хорошо».

Перри пожал плечами. Ему было неловко, что Крэст завел разговор о Торе.

Он задумчиво вернулся в центральный пост управления. Командир экспедиции арконидов была необыкновенной женщиной, хотя и страдающая болезненными предрассудками. В ее глазах люди были полузверьми. Только под нажимом она согласилась сотрудничать с Роданом. Она знала, что оказалась брошенной в чужую ей Солнечную систему и без помощи людей никогда не смогла бы вернуться на свою родину. Ее собственный народ, высокоцивилизованный, но деградировавший, не пошевельнет и пальцем, чтобы отыскать и спасти ее. Может быть, никто даже не заметил потери исследовательского крейсера.

Тора была необыкновенно красивой женщиной. Хорошо, что Крэст был на его стороне и часто объяснял ему психологическую подоплеку непонятного поведения Торы.

Перри Родан еще раз пожал плечами и вошел в помещение центрального поста управления. На телеэкране уже была видна Земля. Меркант прибыл не сам. Ответственность за безопасность Западного блока лежала на нем таким тяжелым грузом, что он уже не покидал своей крепости в недрах Гренландии. Отсюда он руководил операциями, используя своих сотрудников.

Одним из них был капитан Клейн, самый способный сотрудник службы контрразведки и союзник Родана. Меркант назначил его своим личным связником с Роданом.

Капитан Клейн был впущен под энергетический купол и несколько минут спустя стоял перед Роданом, который еще пять часов тому назад находился на Верене. Крэст тихо, молча сидел позади рядом с Торой на кушетке. Булли и Маноли тоже были здесь, точно так же, как и доктор Хаггард и телепат Джон Маршалл.

Перри кивнул Клейну.

«Докладывайте. Могу предположить, что Меркант наделил Вас всеми полномочиями и что Вы информированы о положении. Насколько оно плохо?»

«Достаточно плохо, поскольку последствий осуществленных в абсолютной секретности вторжений еще нельзя предсказать. К тому же ДЛ-ы набираются опыта. Сначала они вели себя действительно неумело и могли быть легко раскрыты, хотя и это не слишком помогало, так как они сразу же покидали захваченное тело, возвращая ему его собственное мышление. У людей не остается при этом никаких воспоминаний о том промежутке времени. Но ДЛ-ы ищут новых жертв. Сегодня можно с уверенностью сказать, что они ведут себя настолько хитро, что обнаружить их практически невозможно. Если захваченный человек не будет сразу же убит, ДЛ-а никогда нельзя будет обезвредить. Мы не видим выхода».

«Но он все-таки есть, — серьезно сказал Перри. — ДЛ-ы имеют на Земле базу, на которой они хранят свои тела. Эти тела служат человеческому сознанию тюрьмой. Если мы найдем эту базу и уничтожим тела, то и ДЛ-ы будут обезврежены. Им необходима связь со своим телом, чтобы иметь возможность существовать — это сложная вещь, но у нас есть бесспорные доказательства того, что это так. — Перри минуту помолчал. Сзади Тора шепталась с Крэстом, настойчиво убеждая его в чем-то. Ее золотые глаза подозрительно блестели. Неужели она снова настраивает Крэста против людей? Перри охватила злость, но он взял себя в руки. В один прекрасный день эта женщина поймет, как нужны ей люди. — Продолжайте, капитан Клейн, что предлагает Меркант?»

«Постоянное наблюдение за всеми важными деятелями, чтобы там не произошло просачивания. А больше никаких предложений».

Все взгляды обратились на высокого ученого, глаза которого странно горели, чего раньше за ним никогда не наблюдалось. Немного хриплым голосом он сказал:

«Тора смогла убедить меня в том, что любая борьба с ДЛ-ами бесполезна. У нас есть такой опыт. До сих пор они завоевывали каждую Солнечную систему, которую обнаруживали. Если бы мы не создали вокруг нашей галактической Империи плотного закрытого пояса сигнальных устройств и не уничтожали бы при приближении к нам все овальные корабли, то никакой Империи уже не существовало бы. Ни одна сила Вселенной не может остановить ДЛ-ов».

Перри нахмурился.

«Зачем Вы нам это рассказываете, Крэст? Вас уговорила Тора?»

Крэст немного беспомощно оглянулся. Тора вскочила. Она стояла, как Богиня мести, ее золотые глаза сияли. Светлые волосы едва отличались от бледной кожи, которая только-только начала постепенно загорать под воздействием земного солнца. Она была красива, по-неземному красива.

«Да, я уговорила его, Перри Родан. Вы так же хорошо, как и я, знаете, что продолжительная болезнь ослабила его, особенно его мозг. Если мы останемся на Земле и поведем безнадежную борьбу с ДЛ-ами, мы растратим наши последние силы. Я предложила Крэсту покинуть эту систему и найти другую, еще не открытую ДЛ-ами. Крэст согласился с моим предложением. Тут уже ничего нельзя изменить».

Перри бросил Булли предупреждающий взгляд. Слишком импульсивный порой инженер-электронщик уже собирался броситься на Тору.

«То есть Вы хотите бросить Землю в беде, — сказал Перри по-деловому твердо. — Ту самую Землю, которая была готова помочь Вам».

«Кто кому помог?» — гневно воскликнула командирша.

«Это как посмотреть. Без нас Крэст был бы уже мертв».

«Без Вас был бы еще жив экипаж, погибший на Луне в результате коварного нападения. Мы квиты».

«Вовсе нет, Тора. Но — другой вопрос, на который я прошу ответить честно: эти ДЛ-ы, они стоят в Вашей классификации выше арконидов? Их оценка выше?»

Тора покраснела.

«Как Вам приходят в голову подобные вопросы? Конечно, насекомовидные ДЛ-ы относятся к примитивному народу, который не стоит того, чтобы населять Космос».

«И Вы бежите от них? — насмешливо перебил ее Родан. — Удивительно. Это не ранит Вашу гордость, Тора?»

По лицу Крэста пробежала улыбка. Было очевидно, что ему очень неловко во всей этой ситуации и что он радовался данному Торе отпору.

«Нас вынуждает к этому необходимость. У нас здесь нет оружия, чтобы победить ДЛ-ов».

«Тогда это случится без такого оружия. Мы создадим оружие. Человечество Земли ни за что не согласится считать вторжение ДЛ-ов неотвратимым. Мы будем защищаться и прогоним их. А Вы, Тора, поможете нам в этом».

«Вы не сможете меня заставить». — Она высокомерно посмотрела на него.

«Смогу, — невозмутимо кивнул головой Родан, — я смогу. Без „Доброй надежды“ Вы бессильны, Тора. С этого момента ни Вы, ни один из Ваших роботов не войдет в „Добрую надежду“. Вы не покинете Вашего жилища внутри базы».

«Вы хотите запереть меня? — взорвалась Тора. Ее глаза изучали злобу. — Вы не посмеете!»

«Я не запру Вас, я просто будут отражать атаки ДЛ-ов и приму представляющиеся мне необходимыми меры. Крэст сказал как-то, что мы, земляне, во многом похожи на арконидов в их начальной стадии развития. Он прав. Мы тверды и решительны, если у нас есть цель. Моя цель — обезвредить ДЛ-ов и найти против них оружие, которое в один прекрасный день пригодится и арконидам. Вы, Тора, не помешаете мне в этом. И не улетите на „Доброй надежде“. Вы наконец поняли меня?»

Тора бросила на него полный ненависти взгляд. Научный руководитель экспедиции арконидов, знавший много народов Вселенной, вдруг со всей очевидностью понял, что люди этой планеты возьмут когда-нибудь в свои руки наследие галактической Империи. Он не чувствовал сожаления, придя к этому выводу.

В наступившей тишине капитан Клейн сказал:

Чай-Тунг, наш связник из Азиатской федерации, пропал. Меркант предполагает, что он у ДЛ-ов».

Это было потрясение, которого Родан не ожидал.

Если предположение Мерканта было верным, то ДЛ-ы впервые направляли удар непосредственно против Третьей власти.

«Что это значит — пропал?» — растерянно спросил Перри.

«Ли покинул Гренландию и без приказания вернулся обратно в Китай. Меркант думает, что ДЛ-ы собираются поодиночке подорвать мощь Великих держав».

«Для этого им требуются исключительно связники?» — Перри недоверчиво посмотрел на Клейна. Капитан чувствовал, что происходило у того внутри. Он покачал головой.

«Если Вы думаете, что ДЛ-ы поймали меня, то должен Вас разочаровать. Есть ли у Вас какая-нибудь возможность установить наличие ДЛ-а?»

«Частотный детектор!» — вмешался в разговор почти уже заскучавший Булли.

Перри кивнул ему, скрыв этим свое раздражение от того, что он сам не подумал об этом. Это действительно была возможность. Чувствительный приемный аппарат воспринимал колебания человеческого мозга и регистрировал их частоту. Можно было легко отличить обычный мозг от мозга мутанта, хотя различия здесь были очень незначительными. Однако, как велика была разница частот между мозгом обычного и захваченного человека?

«Правильно, Булли. Таким образом, у нас в руке есть инструмент, чтобы распознать одного из захваченных ДЛ-ами индивидов. Вопрос только в том, что мы сделаем, если это произойдет. Мы не можем просто убить такого человека. И нам не поможет, если мы будем охотиться за ДЛ-ами от одного тела к другому».

Крэст снова оживился. Не обращая внимания на упорно молчащую Тору, он сказал:

«Покинутое тело ДЛ-а должно быть уничтожено. Человеческий разум вернутся тогда в собственное тело. А разум ДЛ-а умрет вместе с его телом. Это единственное слабое место, которое мы можем использовать».

«А как мы можем проследить путь его разума?»

Крэст загадочно улыбнулся.

«Нас научит этому опыт. Для чего у нас есть мутанты? Может быть, им удастся перекинуть мостик между телом и разумом ДЛ-ов».

«Может быть», — согласился Родан без особой уверенности. Он считал невозможным проследить нематериальную субстанцию в ее движении со скоростью света. Разум был энергией. Его, конечно, можно обнаружить, но не проследить его путь. Или все-таки можно?»

Клейн ждал, пока не возникнет паузы, а потом сказал:

«Меркант просит Вас предпринять поиски Ли. Ли может нанести самый большой ущерб. Меркант считает, что ДЛ-ы попытаются снова вызвать разлад на Земле, чтобы им было легче вести борьбу. Этого ни в коем случае нельзя допустить».

«Ли в Китае?»

«Его след оборвался в Пекине».

Перри посмотрел на Булли.

«Приведи Эрнста Эллерта, Булли. Быстро!»

Инженер исчез, не задавая вопросов. Крэст поднял брови.

«А при чем здесь Эллерт?» — удивился он.

Перри улыбнулся.

«Способности Эрнста Эллерта превосходят все, что может себе представить человеческий мозг. Он телетемпорант и умеет посылать свой разум в будущее. Может быть, ему удастся напасть на след убежища ДЛ-ов?»

«Телетемпорант?» — непонимающе пробормотал Клейн. Потом пожал плечами и замолчал. Перри Родан наверняка знает, что делает.

Когда Эллерт вошел, то в первый момент нельзя было скрыть некоторого разочарования, зная о способностях этого человека. Ничто в нем не говорило о необычайном даре. Только в глазах горел никогда не затухающий огонь. «Это были глаза, — подумал Перри, глядя в них, — которые видели часть вечности».

«У нас тут военный совет, — приветствовал его Перри. — ДЛ-ы начали свое вторжение. Агент лейтенант Ли из азиатской службы контрразведки предположительно захвачен ими. Тако Какута будет сопровождать Вас. Надеюсь на Ваш успех. Но перед отъездом Вы получите от меня два частотных детектора и дальнейшие указания. — Перри помедлил минуту, потом решился. — До сих пор я внутренне противился тому, чтобы использовать Ваши возможности, мистер Эллерт. Позвольте мне задать один вопрос: Ваш разум уже не раз был в будущем, впрочем: тот факт, что Вы могли покидать свое тело и потом снова находить его, ставит Вас на одну ступень с ДЛ-ами — да, Вы даже превосходите их, потому что Ваш разум не привязан к современности. Теперь Вы понимаете, почему я использую Вас против ДЛ-ов? Если есть человек, который представляет для них действительную опасность, то это Вы! Но вернемся к моему первому вопросу: Вы часто бывали в будущем, Эллерт. Нашли ли Вы там какой-нибудь признак того, что Третья власть существует? Закончится ли наша борьба против интервентов успехом?»

По лицу Эллерта пробежала тень.

«Я должен разочаровать Вас — нет, это не то, что Вы думаете. Будущее неконретно. В будущее ведет много путей или, лучше сказать, существует не ОДНО будущее. Современность реальна, исходя из известного прошлого. А будущее нереально и неизвестно. Его способно изменить малейшее происшествие современности. Поэтому ни разу до сих пор я не был в будущем, которое невозможно было бы изменить. Вы понимаете, что я имею в виду?»

Когда Перри медленно кивнул, тот продолжал:

«Есть тысячи разных видов будущего — будущее с Перри Роданом и без него. И только одна единственная возможность станет действительностью. Я знаю, что Вы будете разочарованы, но моя способность совершать путешествия в будущее не представляет абсолютно никакой ценности. Я мог бы попасть не в тот временной поток и соответственно дать Вам неправильные сведения».

«Откуда Вы знаете все это и почему Вы не сказали об этом раньше?» — с легким укором спросил его Родан.

«Я не знал этого, — смущенно признался Эллерт. — В течение прошедших дней я проделал различные эксперименты. Только один из возможных миров станет впоследствии действительностью, но у меня нет никаких отправных точек, чтобы определить, какой из них это будет».

«Таким образом, — веско сказал Родан, — Вы потерял свое значение как провидец».

Эллерт с сожалением кивнул. Но всезнающий свет его глаз не потух. Или он лгал? Перри бросил вопросительный взгляд на телепата Маршалла. Маршалл медленно покачал головой. Итак, Эллерт говорил правду.

«Как провидец, — продолжал Перри, — Вы, может быть, и не представляете ценности, но не как противник интервентов. Вы можете покинуть свое тело и попытаться предпринять преследование ДЛ-ов».

«Я попытаюсь вместе с Тако решить задачу, которую Вы передо мной ставите», — сказал Эллерт и кивнул. Потом, немного помедлив, он добавил: «Одна из бесчисленных возможностей будущего говорит о том, что через несколько недель я умру, но, как говорится, это всего лишь одна из возможностей. Она может быть настолько же верной, как и та, что в далеком будущем я помогу Вам укрепить могущество галактической Империи».

Перри молча смотрел, как Эллерт вместе с японским телепатом покидает конференц-зал.


предыдущая глава | Корпус мутантов | cледующая глава