home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



18

Два человека сидели друг напротив друга. В нескольких шагах их уже не было видно: вереск скрывал сидящих. И в тех же нескольких шагах — не было слышно: ветер крал тихо переговаривающиеся голоса, прятал их в травяном шелесте и уносил прочь…

— Значит, ты полагаешь, что мой Путь пройден еще не до конца, Учитель?

— Да.

— Ну что ж… Я верю — тебе видней.

— Правильно. Мне видней…

Дункан глубоко вдохнул прохладный воздух. Теперь в глазах его была не леденящая отстраненность, не мертвенная тоска — а мольба была.

Мольба…

— И все же — дай мне цель в жизни, Учитель! Дай мне ее — такую цель, чтобы мог я видеть ее перед собой. И не в горных высотах, не тогда, когда я сумею укрепить свой дух…

— Понимаю. Здесь и сейчас?

— Да! Здесь и сейчас! Такому, как я есть, — а не каким могу быть или должен быть! Иначе…

— Иначе — что? — Конан смотрел на него в упор.

— Иначе… Иначе — ничего… — голос Дункана вдруг упал до едва различимого шепота:

— Иначе я все равно пойду за тобой, Учитель… Не смогу не пойти. Но идти я буду лишь через силу…

Дункан запнулся, умолк на минуту. И вдруг его голос окреп:

— А нужен ли я тебе такой — идущий через силу, Учитель? Тебе — и себе самому?!

Было сказано: горцу, преодолевающему тяжелый перевал — нужен слабый спутник, а не сильный. Нужен для того, чтобы горец мог сам в полной мере проявить свою Силу.

Этого не знал Дункан.

Да, не знал он этого. Не знал он и того, что в свете вышесказанных слов его вопрос звучит вовсе не так риторически, как ему самому казалось.

Как сказать… Может быть, такой спутник и нужен Судьбе — бредущий вслед за Конаном через силу…

Нужен для Силы самого Конана. Так?

Может быть, и так…

Но если бы Конан был способен принять этот вариант — он был бы другим человеком. Может быть, этот другой лучше справился бы с встающими перед ним проблемами. Даже наверняка — лучше справился бы…

Хотя — как сказать… Все-таки ведь именно Конан, а не кто-то другой, единственный из всех, сумел пройти свой Путь до конца.

Точнее, все-таки не весь Путь, а некую его часть. Сам же Путь — бесконечен…

Но Конан был Конан и становиться кем-то иным вовсе не собирался. Незачем!

Быть самим собой — тоже достойный выбор. Единственно достойный! Лучше плохо делать свое, чем…

А еще лучше — хорошо делать свое!

И именно потому, что Конан оставался самим собой, он протянул Дункану нечто.

И сказал:

— Смотри…

— Смотри!

Дункан жадно вгляделся, но ничего не понял сперва. Тряпки какие-то… Разодранные, окровавленные…

— Узнаешь рисунок тартана, ученик? Какому клану он принадлежит?

(Вот оно что… И как это Дункан сразу не догадался?! Воистину: хочет Господь покарать — первым делом лишает разума).

— Ты… ты снял это с убитого, Учитель?

— Да. Это одежда того, которого загрыз твой пес, заплатив за это своей жизнью.

— Ясно…

Странным движением взял Дункан окровавленные лохмотья: с ненавистью, с отвращением — и в то же время бережно. Великой ценностью обладали они…

— Итак, какой клан носит такие узоры?

— Не знаю, — прошептал Дункан, напряженно всматриваясь в материю.

— И я не знаю. Но я знаю тех, кто может это знать.

— Где они? — Дункан пружинисто вскочил на ноги.

Куда девалась усталость, где горе, где недавнее желание смерти?! Нет ничего этого. Будто не было никогда!

— Что же ты медлишь, Учитель?! В путь!

— В путь…

Говорили в старину: люди имеют право на месть. Но Тот, Кто Стоит Над Людьми, сказал: «Отмщение — мне!». И это — высшая правда…


предыдущая глава | Горец IV | cледующая глава