home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 20

— …Удержать ее было совершенно невозможно. Национальная безопасность для этого поколения — пустой звук. Конечно, не мне вспоминать с нежностью «старые, добрые времена», но нельзя же совершенно забывать об осторожности.

—…Вот-вот, — вмешалась в разговор Битька, — Тут недавно Акунин по телеку выступал. Говорит: современные молодые японцы очень и очень отличаются от прежних поколений. Беспечное и легкомысленное поколение. Учатся на филологическом факультете, а ни писателей своих, ни поэтов ни разу не читали. Им говорят: «Назовите какого-нибудь знаменитого русского», а они: «Россини». Ну а что от них ждать, если они своих не знают. Благополучие и безопасность развращают и расхолаживают.

— Ну-ну, а сама-то назови хоть одного знаменитого японца, — справедливо съехидничал Шез.

— Йоко Оно!

— Ага, еще скажи: Йяк Йола!

— Квартет «Ройал найтс»!

— Это еще кто такие?

— Ограниченный ты, человек, Шез Гаррет! Кроме своего рок-энд-ролла ничего больше не знаешь. Они в годах семидесятых пели по-русски: «Я иду искать тебя…». Очень красивая песня, кстати.

— А безопасная жизнь, она по сути и должна наносить удар по интеллекту, — вступил в разговор Санди, — Когда каждую минуту нужно думать о том, как бы не погореть, мозги нагреваются до высочайших температур и закаляются.

— Как закалялась сталь! — захихикала Битька. — Как закалялась кость! Тогда самыми умными должны быть папуасы Новой Гвинеи, у них постоянная опасность, что их сожрут, или офицеры КГБ, у них такая же опасность.

— …Если речь идет о знаменитых японцах, то устроят вас имена Басе, Акутагава, Мисима? Извините, — раздался откуда-то сверху чуть скрипучий голосок.

— Это кто там? Лейта? Похоже молодое поколение утерло нам нос и на корню разрушило стройную теорию, — хмыкнул Санди, — Лейта, выходи, не прячься!

— Не выйдет, — покачала головой Карита, — Да она вас уже и не слышит. У нее избирательный слух. Она слышит только теории и гипотезы. Итак: она отправилась в Шановасс. В Университет Терра-Сиенской магистры. Что само по себе — прямой вызов тамошнему общественному мнению: девица в магистре! Да еще и переодетая! Ты бы, Санди, только видел эти приклеенные усики и жидкую бороденку!

— Увы, Лейту я представляю только пускающим пузыри розовым пухлым созданием.

Карита притворно надула губки:

— Ты намекаешь на мой возраст?

— Я имею в виду мыльные пузыри. Ты же помнишь, что твоя сестра в свое время стала чемпионкой в области запускания пузырей.

— Еще бы! Она сумела выдуть чудовище величиной с нее саму в соревновании на размер; две тысячи пузырьков в конкурсе на количество, и только на высоту и дальность полета у нее нашлись соперники. А что касается долговечности: ее пузырь-долгожитель до сих пор хранится в городском музее.

В зале, где происходил разговор, вместо колонн хрустально шелестя струились с потолка золотистые ленты воды. Стены казались сплетенными из настолько тонкого кружева цвета слоновой кости, что странно было осознавать их мраморную природу. Крупные бабочки самых изысканных молочно-кофейных с салатовым, нежно-алых с серебряным и оливковым оттенков трепетали вокруг заключенных в прозрачные и тонкие как мыльные пузыри шары изысканных и томных орхидей. Иной раз в струях «колонн»мелькали рыбки.

— Хуже всего, что и этой авантюры Лейте оказалось недостаточно. Для своего первогоднего научного труда она взяла тему «Размножение Великих Хомоудов».

Битька прыснула было: вот тоже, девчонка — «то, что вы хотели знать о сексе, но боялись спросить». Конечно, в этом мире к таким вещам более строго относятся. И, все-таки, реакция Санди и Рэна ее удивила: они дружно выпучили глаза и открыли рты. Затем Рэн нахмурился и отвернулся, а Санди застонал, схватившись за волосы: «Вот что значит — обезумевшие от счастья родители! После твоего освобождения и воцарения совсем Лейку избаловали! Надо же такую глупость отмочить! Это же уже не шалость!».

— Да какая шалость! Будто Лейку не знаешь! Сидит квочкой и теоремы под нос бурчит. Она к этой теме со всей ответственностью подошла, какую только от нее ожидать и можно. Читала я эту ее «первогодку». «Часть 1. Допущение.

П.1. Хомоудов приносят аисты.

П.2. Хомоудов находят в капусте.

П.3. Души Хомоудов гроздьями висят в космосе и время от времени вселяются во что попало.

П.4. Хомоуды — это аватары бога Хомы.

П.5. Хомоуды совсем не размножаются. Они вечны и бесконечны». И т.п.

— И они ей позволили взять эту тему? — нервно застучал Санди пальцами по кофейной чашке. Та закричала под ударами столь звонко и жалостно, что юноша тут же прекратил избиение фарфора.

— Конечно. При условии, что по окончании труда ей отрубят голову, а рукопись сожгут.

Пальцы Санди поискали в воздухе в задумчивости и раздражении обо что бы постучать: но все казалось слишком хрупким, кроме, пожалуй, собственного колена. Санэйро сжал пальцы в кулак и стукнул кулаком по колену.

— Мама с папой в истерике кричали: Надо звать сэра Сандонато!..

— Но ты справилась сама, как я вижу…— сощурился рыцарь.

— Угум, — так же сощурилась принцесса и, подавшись вперед, потерлась носом о нос старого друга. Очевидно, между этими двумя существовали и старая симпатия и старое соперничество.

— Как же тебе это удалось, стесняюсь я спросить? Ведь всем известно, что даже за одно упоминание имени священных Хомоудов, в Шановассе не избежать смерти через раздавливание Хомоудом…

— Стойте, стойте, позвольте мне угадать! — азартно завопил Шез. — Внимание! Чудеса психологии! Ловкость рук и никакого мошенства!

Все оживленно заулыбались, с затерянной среди потоков и бабочек лестницы свесилась аккуратно зачесанная девичья головка, с интересом по-птичьи склоненная к плечу, Карита весело зааплодировала.

— Нет! Право же, господа — она прелесть. Самая прелестная прелесть всех времен и народов! А ты, Санди, болван! Целую рончики, Ваше величество!..

…Рэн успел заметить мелькнувший слегка обеспокоенный взгляд, который, против воли, бросила на него Бэт: а ты тоже думаешь, что она самая?.. И на свой страх и риск чуть улыбнулся сомкнутыми губами: самая — ты… Или это им обоим показалось?..

— Не отвлекайся, Шез, давай свою ловкость рук! — Санди раскраснелся, и хотя подбородок его был высоко и независимо задран, взгляд прищуренных глаз растревожено блуждал среди кофейных чашек и золотых приборов.

— Я думаю, между этими двумя постоянные терки наподобие как у Паниковского с Шурой Балагановым в «Золотом теленке»: «— Кража, Шура, только кража! — Ограбление! — Кража! Шура!». Я это к тому, что, если наш обожаемый друг Санди предпочитает рубить с плеча, то леди, наверняка, воспользовалась дипломатией. Приемы юридические, приемы экономические и неземное, опять-таки, обаяние, я угадал?

Удовлетворенное хмыкание сверху подтвердило догадку. И пояснение:

— Она просто отдала им за меня пещеру с буцефалами. Все буцефалы. До последнего цветка. До последней семечки.

— Что?!!



ГЛАВА 19 | ВИА «Орден Единорога» | ГЛАВА 21