home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4 Игроки Белые. Силы Добра.

За столом сидели двое. Мужчина лет так около тридцати пяти и очень красивая женщина в районе тридцати. Стол находился в комнате. Комната, в квартире, а квартира в доме на Столешниковом переулке. Они ожидали визита гостей, и судя по эмоциям мелькавшим на их лицах, особой радости от предстоящего общения с приглашенными они не испытывали.

— Дайана! Может, не стоило затевать возню с этим безумным стадом? — стряхивая пепел от сигареты марки «555» произнес Вадим Лихарев.

— А у нас есть выбор? Или ты хочешь сам плескаться в этом дерьме? — так же устало, ответила ему начальница, — Первая команда, а может даже две или три — пушечное мясо, расходный материал. От них требуется только нести всякую чушь, и делать то, что мы скажем. Когда они сделают процесс необратимым, на их место придет настоящая команда, которую мы подготовим.

— А не выпустим ли мы ситуацию из под контроля? — нахмурился Лихарев, — готовимся, готовимся, а потом окажется, что кто-то воспользуется нашими результатами в свою пользу.

— Сценарий «мягкой» революции отработан в Сербии, Украине, Грузии, да и 1991 году в СССР тоже, — убежденно сказала Дайана, — Так что Запад нас поддержит, ему ведь на руку очередные демократические преобразования в России. Они подумают, что то, что они задумали удалось. И оно удастся. Внешне. А внутренне — носители программ будут под нашим контролем и мы пойдем совсем не в ту сторону.

— Однако слушать этих идиотов — еще немного и я сам поверю в ту ахинею, которую они несут, — хмыкнул координатор.

— А кому сейчас легко Вадим? — подвела итог Дайана.

После серии хроносдвигов, катаклизмов, пространственно-временных пробоев и прочих катастроф, вызванных действиями "Андреевского братства" (см. романы В.Д.Звягинцева "Одиссей покидает Итаку", "Бульдоги под ковром" и другие) пути Дайаны, являвшейся руководителем аггрианской базы на Таоэре и Вадима Лихарева, бывшего координатором на европейской части СССР во времена Сталина, пересеклись и они обосновались в той самой реальности, которую "Андреевское братство" было вынуждено покинуть в 1984 году. Прибыли они в нее в 2005 году. После тщательного изучения реалий данного мира, был разработан план, над осуществлением которого Дайана и Вадим в настоящий момент времени работали.

Цель плана была такой же, как и у "Андреевского братства", оказавшегося в схожей ситуации в 1920 году — установить полный контроль над Реальностью. Согласно канонам жанра, здесь требовалось бы что-то написать про возвышенные цели Дайаны и Вадима, про светлое будущее человечества и про "колбасные электрички" и черно-серые макароны и окаменевшие пряники и сигареты «Памир» которые были при убогом социализме. А сейчас есть десятки сортов майонеза и сотня сортов пива, и ветчина и индейка! И улицы в шесть рядов забитые дорогими иностранными автомобилями, о которых при власти трудящихся нельзя было даже и мечтать! Не это ли доказательство преимуществ демократии? Ведь везде, где вместо красного флага над Россией развивается трехцветный, люди живут сытые и счастливые! Им не нужно думать, как поесть со вкусом! Идешь в магазин и покупаешь все, что душе угодно. Однако и авторам и читателям наверняка обрыдло читать про что-то светлое доброе и вечное. Оно и понятно — от сеятелей и распространителей общечеловеческих ценностей, которые 24 часа в сутки вещают по сотням каналам телевидения, уже многих тошнит, как в свое время тошнило от двойственности при последних годах социализма в СССР. Многие наверно помнят: "Освобожден от занимаемой должности в связи с переводом на другую работу". Звучит красиво, корректно и благозвучно. А по сути — снят с должности или понижен за воровство, аморалку и прочее. Все привыкли и все умели читать между строк. Поэтому и мы отбросим уже на…вший (надоевший до чертиков) всем официоз и политкорректность, и поясним читателям, что означает контроль над Реальностью или Реальностями, за который борется и "Андреевское Братство", с его героями-"шестидесятниками", и аггрианский дуэт (Дайана с Вадимом).

Контроль над реальностью — это власть над миром. Просто, коротко и ясно. А как вы хотели? Именно власть над миром. Без всяких там розовых соплей. Мир и миллиарды людей, обитающих в нем, живет по законам, которые диктуют те, кто его контролирует. Законы эти определяются теми, кто держит власть над миром. И законы эти по сути своей направлены на поддержание равновесия в мире. К тем, кто не выполняет эти законы, применяется насилие, вплоть до физического уничтожения. А как вы хотели? Государство — это аппарат насилия, а власть над миром — это своего рода сверхгосударство. Все люди разные, и у каждого свое мнение — одни не хотят жить по законам «белых», другие по законам «красных», третьи по законам «черных». С теми, кто недоволен установленными законами, борются. И, как правило, если речь идет об умных правителях, борются жестокими методами, ибо лучше пресечь возмущение на начальном этапе, пока оно не приняло больший размах и не разрушило сложившееся равновесие.

Самый оптимальный способ поддержания равновесия в мире — уменьшить число переменных, влияющих на состояние равновесия. Под переменными на начальном этапе подразумеваются государства. Чем их больше на мировой карте, тем труднее установить равновесие в мире, поэтому оптимальным является проведение «монополизации» — слияние множества мелких государств в несколько крупных. Еще лучше — сверхмонополия — образование единого государства. Тогда процесс управления миром значительно упрощается. Однако, в момент появления сверхгосударства, появляются новые переменные — разного рода политические партии, кланы, семьи, и так далее. На этой фазе существует два способа управления миром. Можно манипулировать партиями(семьями) поддерживая равновесие, например создать двухпартийную систему тори-виги или демократы-республиканцы. А можно свести партии и семьи к одной организации по типу КПСС и направить вектор усилий наружу, за пределы мира. То есть по сути, образовать ту же двухпартийную систему КПСС — освоение Солнечной системы и дальнего космоса.

Понятное дело, что оба метода управления не зависят от политического строя. Это может быть и коммунизм и социализм и капитализм и феодализм и рабовладельческое общество. Тут уж как властители мира решат. В любом случае, предложенные схемы одно- и двух- партийной системы управления миром являются самыми оптимальными, ибо требуют меньше затрат и ресурсов для контроля за миром. Однако, мы недаром упомянули об умных правителях. Есть ведь еще и неумные, которые сами себе на свои же ягодицы ищут каких-то приключений. В этом случае речь идет о попытке поддержать равновесие путем манипуляции множеством государств. Такой процесс тоже возможен, но он требует гораздо больше времени и ресурсов, и даже при самом идеальном раскладе ведет к множеству политических, экономических и других проблем, которые естественно сопровождаются войнами и конфликтами. Число жертв в оккупированном мире среди поданных при таком раскладе на порядок или на два выше, чем при наличие единственного сверхгосударства.

Естественно, что для властителей мира данный вопрос это вопрос их уровня интеллекта. Зачастую, все сводится к тому, чтобы мир соответствовал той картинке, которая соответствует их эстетическим вкусам и воображению. То есть чем голову забили, тем и руководствуются. А что вы хотите? Человеку свойственно ошибаться! И многие из теорий, столь красивых на бумаге, при попытке применить их на практике дают эффект, сравнимый с нанесением массового ядерного удара по государству. Что например и произошло с СССР, с 1991 года по 2006 год. Государство распалось. Продолжительность жизни населения скачкообразно упала на 10 лет, как будто по всей территории СССР выпали радиоактивные осадки от взрывов американских ядерных боеголовок. Промышленность и межпромышленная кооперация оказались разрушены, как после той же ядерной войны. Численность населения без войны в одной только России уменьшилась почти сорок миллионов человек. Разрушено здравоохранение, образование, сельское хозяйство, наука. Оставшееся население усиленно добивается низкопробными генно-модифицированными продуктами, суррогатной водкой, фальшивыми лекарствами, наркотиками. Ведется борьба за легализацию продажи наркотиков, пропагандируется ранняя половая жизнь с одновременным ограничением рождаемости населения (так называемое планирование семьи), пропагандируется тунеядство, порнография в том числе и детская, педофилия, живых людей запросто разбирают на донорские запчасти. Конечно, кто-то скажет про наши магазины в которых теперь почти сто сортов колбасы и двести сортов женских колготок, про наши таланты — звезд телешоу «Дом-2», которые героически, словно в осажденном Севастополе, продолжают строить свою любовь. Однако любители колбасы забывают и про бомжей на улицах и про детскую беспризорность и про выросшую на два порядка преступность.

Впрочем, осуждать тех, кто любит жрать колбасу, трахать клеевых телок и гадить в позолоченный унитаз со встроенным телевизором (конечно же при социализме такой роскоши не было!) мы не будем. В конце концов они тоже люди. Со своим миром. Ведь если посмотреть здраво — мы ведь не осуждаем филателистов, весь круг интересов которых сводится к погоне за обладанием почтовыми марками? Вот и здесь люди, со своими интересами — жрать, трахать и гадить. У многих ведь и таких интересов и целей нет!

Поскольку нас унесло, как Эдварда Радзинского, потоком сознания, вернемся к нашим баранам. Дайана и Вадим не были людьми. Точнее сказать не были людьми в полном смысле этого слова. Они были агграми. Внешне они походили на людей, но возможности у них были несколько шире и в физиологическом плане и в умственном. Быстрая способность к регенерации, повышенная сила мышечной ткани, абсолютная память. Память правда пострадала в результате действий "Андреевского Братсва", но и того что осталось — аггрианской программы им вполне хватало, чтобы подойти к вопросу прагматично. Плюс у них была соответствующая аппаратура. Их цель, как уже было сказано выше — захватить власть над миром. Вариантов было два. Первый вариант, самый простой — использовать текущее положение в мире. Конкретно — использовать США. Однако простой вариант — не значит лучший. Слишком у многих США, как носитель идей демократии, сидело уже в печенках. И слишком много государств и людей точило на американскую демократию зубы. И распутывать клубки тех кошмарных проблем, которые создало США, ни Вадиму, ни Дайане не хотелось. США себя слишком дискредитировало. Слишком. Нужен другой трамплин. Нужно государство, за которым пойдут люди. Государство, которому поверят. Такое государство было. Это был СССР. СССР был противником США почти полвека. Когда он распался на кучу лимитрофов, последствия этого хлебнул на себе весь мир. Особенно мусульманский, который и сейчас, всеми зубами ухватился за Россию, ибо только ее влияние еще как-то сдерживало США от очередной захватнической войны.

Возрождение СССР из пепла и должно стать той звездой, за которой потянутся люди. И дело здесь не в ура-патриотизме, хотя Лихареву данная идея весьма импонировала. Дело в обычном прагматизме — сразу же появится огромное число союзников всех мастей. Империя Зла будет подвергнута атаке со всех сторон. Союз с мусульманами, Венесуэлой лишает янки нефти, и вызывает энергетический и экономический кризис антиглобалисты, зеленые, красные, адвокаты, юристы и сепаратисты всех мастей разваливают Соединенные Штаты Америки на Раздельные Штаты Америки. Конечно же, в этом хаосе возможна гибель больших человеческих жертв, однако особой ценности для Дайаны и Вадима скопище менеджеров, адвокатов, юристов, психологов, дизайнеров и работников «Мак-Дональдсов» не представляло. Ими можно пожертвовать. От племен Африки, освоивших земледелие гораздо больше пользы, потому что они заняты производительным трудом и производят реальные ресурсы — продовольствие. А что производят психологи и адвокаты? Ничего. Сверхгосударству, которое будет стремиться выйти в Космос и освоить Солнечную Систему нужны инженеры, рабочие, ученые, земледельцы. Какая польза от адвоката в Космосе? Никакой! Значит — в топку! В топку всех адвокатов и прочих!

Будучи опытными игроками, Дайана и Вадим, не собирались залезать на трон и светиться. Лучше управлять сбоку, находясь в тени. План был прост — использовать очередную померанжевую революцию, которую готовит Запад против России в своих интересах. Все то скопище придурков, которое он готовил к приходу к власти в России, было подвергнуто спецобработке, подобно тому, как Сильвия подвергла спецобработке Врангеля в Реальности-1920. Да, они придут к власти, да, они сформируют новое демократическое правительство России и сделают ее парламентской республикой. Но подчиняясь командам Дайаны и Вадима развернут политику в сторону реставрации СССР. Потом их можно будет заменить новыми. Новые будут те же, кого хочет видеть Запад, и кого уже готовит на смену этим олухам первой волны. Эти новые тоже закодированы. Есть и правительство третьей волны — и тоже соответствует спискам, утвержденным правительством США. Но и первая, и вторая, и третья волна будут рулить совершенно не туда, куда думают на Западе. А потом внезапно, возможно в канун Нового Года, буднично появится СССР, и тут же начнется скоординированная атака по всем направлениям на США. Вообщем, все просчитано, и все готово к началу осуществления плана операции "Десять сталинских ударов".

Сейчас, Дайана и Вадим ожидали прибытия первого состава будущего демократического правительства России. Большинство из этого состава по своей сути являлось пациентами психиатрической лечебницы, но именно таких и возжелал Запад увидеть у власти, чтобы бороться за осуществление своей цели. Цель Запада, точнее сказать США, была такой же — установление власти над миром. Американцы еще не решили, как будет выглядеть эта власть внешне — однопартийной или двухпартийной — на данном этапе их такие тонкости совершенно справедливо не интересовали. Итак, уже имелось две команды, стремящиеся к мировому господству. Правда американская команда не подозревала о существовании конкурентов. Были и другие команды — помельче, но они пока ничего кроме грез и красивых прожектов, реально выдать ничего не могли. Например поляки мечтали о Великой Польше от Меркурия до Плутона, но это была всего лишь мечта, которую обыгрывали польские шовинисты на польских копьютерных форумах альтернативной истории. Аналоги были и в Швеции, Финляндии, Норвегии, Англии, Шотландии, Украине, Грузии и многих других странах.

Некоторое неудобство в осуществлении задуманного Дайаной и Вадимом плана, была необходимость терпеть периодические сборища на квартире в Столешниковом переулке будущих членов правительства. Они слишком много говорили. И говорили сплошную ахинею. Более того, они люто ненавидели государство, в котором живут и идеалом для них была естественно Америка. Звонок в дверь прервал из напряженное ожидание. Процесс тронулся с места, и как говорил человек, предавший и уничтоживший СССР, процесс пошел. Гости прибывали кучно, с небольшим интервалом. Дайана, одетая в строгий деловой костюм, подчеркивающий достоинства ее и без того идеальной фигуры, встречала прибывающих, и провожала в гостиную, где те рассаживались в мягкие кожаные кресла. Наконец, поток гостей иссяк и можно было перейти к цели данного собрания.

— Слово для выступления предоставляется виднейшему экономисту Егору Байде, — начала заседание Дайана.

Егор Байда протер вспотевшую лысину и начал:

— Реформы, начатые в России пятнадцать лет назад, невозможно понять, не оценив ситуацию, сложившуюся в стране к осени 1991 года. Если перечитаете сегодняшние публикации, посмотрите популярные "мыльные оперы", посвященные тому периоду, у вас сложится такая картина произошедшего: был великий Советский Союз, мощная сверхдержава. У нее было немало проблем, но назовите страну, у которой их нет. Пришли странные люди — реформаторы. Да, мы были агентами мирового империализма. Начались реформы. Их результаты оказались катастрофическими, как и было задумано в Вашингтоне. И лишь когда к власти пришли государственники, жизнь начала налаживаться. Россия в ХХ веке превратилась из страны — экспортера зерна, каковой она была накануне Первой мировой войны, в крупнейшего в мире импортера этого товара. Возможность продолжения зернового импорта в определяющей степени зависела от источника конвертируемой валюты — доходов от экспорта нефти, нефтепродуктов и газа. Когда цены на нефть упали, советская экономика столкнулась с тяжелыми проблемами. Вся ее конструкция была построена на ненадежном фундаменте сверхдоходов от нефти. В середине 1980-х, благодаря титаническим усилиям США они исчезли. Встал вопрос: что делать? Перестать кормить сателлитов — значит распустить восточно-европейскую империю. С экономической точки зрения это было шагом разумным. Но политически для советского руководства такое решение было неприемлемо. Альтернатива — отказаться от импорта продуктов питания, посадить крупнейшие города на продовольственные карточки образца Гражданской или Великой Отечественной войны. Такой вариант также был политически неприемлем. Еще одна альтернатива — свернуть оборонное производство, остановить выпуск товаров, требующих импорта западных компонентов и комплектующих, свести к минимуму инвестиции. Выбор был тяжелым. Однако благодаря появлению Горбачева его удалось сделать. Точнее сказать не выбор, а все три варианта одновременно — о чем даже и не мечтало правительство США, ведя борьбу с Совеским Союзом. Именно я предложил создать искусственный гипердефицит на все товары и разрушить экономику СССР. Мы оформили это как антиалкогольную кампанию. Люди перестали пить, а пропиваемые раньше деньги понесли в магазин для приобретения товаров. Естественно, что при плановой экономике, повышение спроса на товары не было нами учтено. Поэтому полки быстро опустели. Одновременно мы начали в массовых масштабах занимать деньги за рубежом. На рубеже 1988—1989 годов давать в долг перестали. Однако экономика этого поганого Советского Союза все еще держалась. Посовещавшись, мы решили еще больше усугубить ситуацию. Было решено создать искусственный голод в стране, как в 1917 году. Для этого через подставные фирмы, зерно было отправлено за границу, там, где не могли отправить — задерживали на складах, в вагонах или сжигали на городских свалках. В итоге получилось! К осени 1991 года страна, не располагающая валютными резервами, стала банкротом. Процитирую документ, который, на мой взгляд, ставит точку в экономической истории СССР. А. Носко (заместитель председателя правления Внешэкономбанка СССР) 26 ноября 1991 года информирует Комитет по оперативному управлению народным хозяйством: "Ликвидные валютные ресурсы полностью исчерпаны, и текущие валютные поступления от экспорта не покрывают обязательства по погашению внешнего долга страны". В это время СССР уже не просто привлекает кредиты, страна просит гуманитарной помощи. Идет оживленная дискуссия о том, как ее распределять. Замминистра обороны сверхдержавы В. Архипов в январе 1991 года пишет председателю Центральной комиссии по использованию гуманитарной помощи Л. Воронину: "Прошу вас передать Министерству обороны СССР 8 млн. комплектов суточных рационов военнослужащих Бундесвера (сухих пайков), поступающих из Германии в качестве гуманитарной помощи". Помощник президента СССР А. Черняев — человек информированный — описывает сложившуюся ситуацию: "Вчера был Совет безопасности. Проблема продовольствия… Но теперь уже конкретнее — хлеб. Не хватает 6 млн. тонн до средней нормы. В Москве, по городам уже очереди такие, как года два назад за колбасой". Когда читаешь это, невольно вспоминаешь переписку царского, а потом Временного правительства осени 1916 — весны 1917 года. Ее тон такой же. Командующие фронтами докладывают, что вместо полагающегося по нормативу многомесячного запаса продовольствия его осталось на 20 дней, потом — на 15 дней, на 4 дня. Затем сообщают, что продовольствия не осталось вовсе Затем был путч 1991 года, и наши усилия по развалу СССР чуть было не пошли прахом. Однако путч провалился. После краха путча союзные институты перестали функционировать. Начавшиеся на этом фоне преобразования трудно назвать реформами. Собственно, это были не реформы. Речь шла о жестких мероприятиях, задача которых — ускорить развитие событий по сценарию 1917—1918 годов — с анархией, голодом и кровопролитной гражданской войной. Был убежден, что шансы на это есть. Однако устроить гражданскую войну нам не удалось. Мне интересно слушать рассуждения тех, кто сейчас объясняет, как легко было все устроить на рубеже 1991—1992 годов. Обычно, когда этим людям задаешь пять-шесть конкретных вопросов, их энтузиазм, уверенность в том, что они знают, как надо было действовать, иссякают. Представить, что могло произойти осенью 1991 года в стране, начиненной ядерным оружием, страшно. В 2001 году выдающийся экономист, один из создателей Чикагской экономической школы, профессор Харбергер пригласил меня выступить на семинаре, посвященном событиям в 1991—1992 годах на постсоветском пространстве. Собрались специалисты, имеющие немалый опыт проведения экономической политики. Подробно рассказал о сложившейся в России в эти годы ситуации, потом задал вопрос: "Скажите, что бы вы сделали в подобном положении?" Наступила пауза. Министр финансов одной крупной страны ответил: "На вашем месте я бы застрелился. Остальные решения хуже". Застрелиться несложно. Надо было добиться того, чтобы страна не дожила до следующего урожая. Решать эту задачу пришлось без наркоза. Откуда его взять, если он за годы безответственной экономической политики уже разбазарен. По технике проведения реформ изменил бы многое. За последние пятнадцать лет накоплен богатый опыт постсоциалистического развития. В начале 1990-х годов его не было. Тогда пришлось решать уникальные проблемы, не имеющие прецедента в мировой экономической истории Правительство России, сформированное в ноябре 1991 года, получило в наследство устроенный нами тяжелый экономический кризис. Принимая нестандартные, тяжелые и непопулярные меры, оно к сожалению не сумело добиться того, чтобы страна столкнулась с гуманитарной катастрофой, а человечество не оказалось на грани уничтожения. Структурные реформы остановились. Есть немало проблем, которые необходимо решить в России, чтобы сделать экономическое развитие неустойчивым. К сожалению, благоприятная конъюнктура нефтяного рынка не позволяет ничего не менять. Этого можно добиться, лишь если обеспечена поддержка со стороны руководства страны, когда оно хорошо понимает, насколько это тяжелая и конфликтная работа — разрушать государство, готово вникать в детали. Пока такой воли не вижу. Выступление закончил.

— Спасибо! Следующим у нас выступает известный правозащитник, менеджер Хельсинской группы правозащитников, господин Широкозад, — объявила собравшимся Дайана.

Александр Борисович Широкозад встал, и, убрав окровавленный носовой платок от лица, и продемонстрировав окружающим татуировку в виде родинки над губой, начал свое выступление:

— Демократической России угрожает Фемино-фашизм! Возможно, у кого-то столь резкое заявление вызовет удивление или даже неприятие. Как феминистки, то есть женские организации, борющиеся за права женщин, могут угрожать безопасности нашей демократической великой державы? К сожалению, феминистки — это не ничтожная часть от одного процента женского населения нашей страны, а почти половина, и с каждым днем их становится все больше! За этими скандальными дамами прячутся очередные неосталинисты и неонацисты всех мастей с вполне нормальной сексуальной ориентацией, которые тратят тысячи рублей для достижения своих политических целей, одной из которых является дестабилизация ситуации в демократической России. И у нас, и в США на пропаганду идей феминизма, на всякие там конференции, содержание феминистских организаций тратятся огромные суммы. Кто же платит за всё? Это не государственная тайна и у нас, и "за бугром" — всем известно, что этим руководят большевистские недобитки! На первый взгляд, действия феминисток вызывают иронию. Ну, начали они борьбу за то, чтобы мужчины в общественных и домашних туалетах писали стоя. Кто-то требует, чтобы в организациях и общественных местах на одну комнату «М» приходилось несколько комнат «Ж», мол, мужчины там только отправляют свои надобности, а дамы еще приводят в порядок свои туалеты. Во Франции внешне уродливые феминистки требуют запретить слово «мадемуазель» и называть всех «мадам». В свою очередь, знаменитые киноактрисы и звезды шоу-бизнеса, наоборот, желают, чтобы и замужних женщин величали "мадемуазель".

Но над нацистами в 1920-х годах в Германии не смеялся разве что ленивый. Мол, собираются в пивных и горланят всякую чушь.

Увы, и у нас, и в США за комическими декорациями из поднятых стульчаков в унитазах вырисовываются элементы фашизма — захват власти и террор отдельными группами населения.

Так, феминистки требуют обязательные квоты для женщин в Государственной Думе. Раз женщин в РФ 52%, то и 52% мест в Думе должно принадлежать женщинам! Никто не задается вопросом, почему не ввести квоты для мусульман, буддистов, лесбиянок, педерастов и т. д.? Опять же вопрос, раз у нас избирательниц больше, чем избирателей, то почему они сами предпочитают депутатов-мужчин? Понятно, что квоты для женщин-депутатов должны быть заняты обязательно феминистками. Вот вам и конституционный вариант захвата власти.

Независимо от феминистских квот в Госдуму идет активная борьба за введение законодательного террора против мужчин под предлогом "насилия в семье". Какая из дам, болтающих по ТВ, не упомянула о 14 тысячах несчастных женщин, убитых за год своими мужьями? Феминистки требуют ввести в уголовный кодекс особые законы против мужчин с исключением презумпции невиновности. Ну и что с того, что по статистике в семейных конфликтах погибает 70% женщин, а 30% мужчин убивает доведенная до отчаяния жена. Все без исключения женщины, убитые женами, сами же и виноваты — не доводите! Убийств из ревности и корыстных побуждений у нас просто нет.

Чтобы окончательно убедиться в чудовищности подобных предложений, давайте в речах феминисток заменим слово «женщина» на слово «москвич», а «мужчина» — на «кавказец». Итак, кавказцы за год убивают (точная цифра) москвичей. Требуем принять специальный закон против кавказцев и лишить их презумпции невиновности. Да за такое о кавказцах, евреях, мусульманах, буддистах и т. д. вам немедленно пришьют обвинение в разжигании национальной или религиозной розни и надолго затормозят прием нас в ВТО!

За образец для Демократической России, нам предлагают законы, когда женщина, недовольная мужем, может вызвать милицию, и та только с ее слов, без всяких доказательство, в наручниках отправят мужа за решетку. Аналогично, женщина может обвинить любого (!) мужчину в изнасиловании, и его тоже без всяких доказательств бросят в тюрьму до суда. Ну а если суд выяснил, что никакого изнасилования не было и в природе, то просидевший несколько месяцев в тюрьме и обобранный донага адвокатами мужчина не может подать даже встречный иск о ложном доносе. В проекте закона написано, что женщина имеет право ошибаться. Феминистки в таких случаях говорят — ничего страшного, потерпевший пострадал за других насильников, да и вообще, поскольку он мужчина, он в душе насильник.

Представим себе, что произойдет в России, если будут приняты предложенные законы. Поругались супруги из-за борща, засиделся муж у друзей, пококетничал с соседкой — результат один: донос жены и тюрьма. Причем, предлагают запретить женам брать назад сгоряча поданные заявления. Доказательств никаких, презумпции невиновности для мужчин быть не должно.

Фемино-фашистки будут оправдываться, они-де такого не предлагают. Так зачем они огород городят? Ведь и сейчас, если есть надежные доказательства, то и по существующим законам жена легко может засудить мужа.

Сейчас в РФ тюрьмы до отказа забиты осужденными. Сотни тысяч невиновных по закону людей ждут в СИЗО суда и месяцами, и годами. А феминисткам нужны еще миллионы зэков. И это понятно, они ведь мечтают возродить сталинизм, нацизм и ГУЛАГ!

Наши СМИ могут сколько угодно распинаться об экономическом росте в РФ и о всенародной любви к президенту и правящей партии. Но, увы, на самом деле нарастает и социальное, и национальное, и религиозное напряжение. Не исключено, что феминистские законы станут последней каплей.

Ну, а что делать с "домашним насилием", ведь оно реально все-таки существует. Во-первых, сказать феминисткам — хватит нагло врать! Прежде чем заниматься семьей, пойдемте в школу, проведем анонимные опросы девочек с 1 по 11 класс, установим скрытые телекамеры и, наконец, выясним, кто лишает наших дочек и внучек невинности — мужчины-педофилы или соученицы? Все опрошенные мною в тюрьмах мужчины-педофилы разных возрастов заявили единогласно — девицы. Именно феминизированные девицы растлевают соучениц. И если взрослый мужчина соблазняет малолетнюю девочку, то он делает это как опытный сексуальный партнер, а вот девчонки растлевают одноклассниц примитивно и убого, травмируя детскую психику.

А каков уровень насилия в семьях? В России он в восемь раз выше, чем в семьях голубых! 67% убитых детей — девочки! Сами виноваты — не доводите! Кроме того, девчонки в школе опережают мальчишек в физиологическом развитии где-то на 4 года и, естественно, это причиняет нам мужчинам моральные страдания! считают их ниже себя. Познакомиться с депутатом, правозащитником или демократом десятиклассница из обычной семьи может лишь случайно, а отсутствие у нее раннего демократического сексуального опыта приводит к агрессии в отношении мужчин. Дело доходит до чудовищных ситуаций. Результат — тысячи бытовых убийств и инфарктов с летальным исходом. Не доводите нас! Вы сами виноваты!

Мне стало известно, что в брошенных деревнях Вологодчины начинают формировать и обучать штурмовые отряды феминисток. Оставьте нас в покое! Россия — демократическое государство!

Фемино-фашистки же хотят уничтожить нашу демократию, религию, обычаи и даже наш язык. В Москве штурмовые отряды феминисток уже громят мужские клубы, редакции газет, гей-клубы и массажные салоны, избивают и убивают демократов и правозащитников!

И это не досужие россказни! По пути сюда, я подвергся жестокому нападению и избиению! И всего лишь за то, что попытался вежливо воспитать какую-то девицу, которая совершенно по-хамски вела себя на остановке общественного транспорта, игнорируя беседу со мной, взрослым человеком, о будущем России и угрозе демократическому строю в России. Она позволила себе нецензурно и грязно оскорбить не только меня, но и все демократическое сообщество нашей страны! А когда я попробовал призвать хулиганку к порядку; подняла на меня руку! Вот оно, уродливое рыло феминизма! Ударить человека кулаком по лицу для них все равно, что веером обмахнуться. Представьте себе, что могло бы произойти, если бы кто-нибудь из нас встретил не одну такую преступницу, а двух, или того хуже — трех сразу?!

Однако феминисткам этого мало. Один из лидеров их движения некая Йенс предложила вообще безболезненно уничтожить мужчин в газовых камерах, а другая «гуманистка» Кора считает, что "численность мужчин должна быть уменьшена до 10% от общей популяции". И такие как они воспитывают из молодежи себе подобных! Это страшно; в пустующих деревнях сегодня, прямо сейчас, множатся феминофашистские штурмовые отряды. Оживают легионы черных пауков-убийц! Они, словно почуявшие кровь вампиры, готовят факельные шествия по нашим демократическим городам, вкапывают столбы для колючей проволоки концлагерей!

Но мы — не трусливые нацисты, и штурмовики в юбках получат жесткий отпор и в Москве, и в Санкт-Петербурге и в Сочи! Если вас ударит феминистка, помните, что она не женщина, а всего лишь гендер и враг России. Представьте себя на льду Чудского озера или посреди поля Куликова и действуйте! Смерть феминисткам! Неосталинизм и НеоГУЛАГ не пройдет!

Следующей выступала, перспективный молодой психолог, Ифигения Крольчак, известная тем, что являлась ведущей телевизионного телешоу «Блю-2». Она встала, и походкой сильно пьяной манекенщицы, вышла на середину комнаты, демонстрируя всем присутствующим, надетую на нее зимнюю куртку фирмы "Сава Гэ". После чего запела песню, пританцовывая в такт мелодии:

— На-на-на! На-на-на! На-на-на! На-на-на!

С нами Ифа Крольчак и родная страна!

Пятнадцать клевых парней на проекте "Блю-2"

На-на-на! На-на-на! На-на-на! На-на-на!

— Ифигения, вы не на проекте! — прервала ее Дайана, — Давайте к делу!

— Дайана! Ну зачем так строго! — обиделась ее мать Людмила Нерусская, — Ифа ведь еще ребенок!

— Извините за резкость Ифигения, но мне хотелось бы услышать Ваши предложения — поправилась Дайана, сохраняя невозмутимое выражение лица.

Ифигения придала своему лицу серьезное выражение и начала:

— Прежде всего я хочу пожаловаться! Мужчины нормальной ориентации — подонки! Например, Жириновский в своей книге написал что-то вроде того, что "эта краснож…пая обезьяна, у которой нет ни стыда, ни совести". Естественно, это меня обидело. Во-первых, если уж «обезьяна», это и означает "краснож…пая". А во-вторых, что значит — ни стыда, ни совести? Ну что тут ответишь, это ведь Жириновский…

А живописец Глазунов и вовсе заявил, что меня надо расстрелять. Кажется, по ОРТ. Я сама, правда, не видела, но мне охотно пересказали это все в лицах. И «шедевр» создал: "Пороки ХХ века" (прошу прощения, если неточно передаю название). Огромная картина — там Ленин, Сталин, Клинтон, еще кто-то и я с микрофоном в виде фаллоса. Можно к этому с юмором отнестись, если отвлечься от того, что возле картины стоит гид и пальчиком тычет: — Это вот такой порок, а это — вот такой. Каюсь, из любопытства сходила в Манеж. Старушки-посетительницы на меня с осуждением смотрели, они Глазунову поверили. Обидно? В общем-то, да. Не то чтобы я с утра до вечера об этом думаю, ногти грызу, но все-таки неприятно. Вообщем, я все больше и больше убеждаюсь на собственном примере и на проекте, который веду, что нормальными мужчинами являются только педерасты!

В России по-прежнему презерватив представляется многим лишним аксессуаром. Хотя неконтролируемая гоударством наркомания, особенно в южной России, в приграничных зонах, захлестнула целые города и даже некоторые области. А где наркомания — там и СПИД. Нет, не понимают или не хотят понять? Нет нужной "обработки", — очень мало на экранах TВ сексуальной рекламы. Наверное, это невыгодно. Зато очень «выгодно» потом будет тратить государственные деньги на поиск и лечение тысяч и тысяч людей. Но почему-то такие элементарные вещи нашим чиновникам и общественным деятелям до сих пор не понятны. Они, видимо, уверены, что ни с ними, ни с их детьми ничего подобного произойти не может. На самом деле все гораздо сложнее. И это проблема для всего общества. Но по крайней мере одна, индивидуальная, панацея есть у каждого — все тот же сакраментальный презерватив. Дефицита-то сегодня, к счастью, нет.

В Америке о безопасном сексе с детьми начинают говорить родители. Вообще существует большой спор чуть ли не на политическом уровне: выдавать детям в школе презервативы или не выдавать. Я думаю, что все же детям стоит давать презервативы и обучать их правильным сексуальным действиям уже в начальных классах. Или хотя бы вести с ними беседы на эту тему.

В Америке детей сексуально образовывают с раннего детства: они специальные картинки раскрашивают. Чтобы не глупо хихикать, а знать, что из чего берется и как вообще они сами на свет появились. А на телевидении есть, конечно, передачи на эти темы — особенно когда в разгар истории с Моникой Левински рассказывали и по всем каналам в подробностях показывали, как президент пользовался сигарой, что испытывала Моника. Это очень правильно! Там люди понимают, что сексуальное образование необходимо.

В России же большинство родителей запрещают детям заниматься сексом. Ребенку в определенном возрасте покупают нужную книгу или энциклопедию, благо, их сейчас выпускают много. Прочитал? Ну, а дальше — сам разбирайся. Жизнь — она и не такому научит. Но ведь далеко не каждый родитель — по разным причинам — купит ребенку эту нужную книгу. И только единицы научат ребенка, как правильно этим заниматься, да и то, с риском быть посаженными в тюрьму. Поэтому мне кажется, что сексуальное воспитание должно быть в школе в начальных классах и включать практические занятия.

Другое дело, что явно не хватает квалифицированных кадров для преподавания столь специфического предмета. И это уже — дело государственное. Может быть, необходимо ввести в педагогических институтах специальные курсы, которые бы читали опытные психологи и врачи. Можно также объявить амнистию отбывающим сроки за педофилию. Именно они имеют практический опыт в данном вопросе, и их участие в раннем половом воспитании детей было бы неоценимо.

В Москве, на моем проекте, сначала меня многие персонажи смущали, вызывали во мне отрицательные эмоции. Некоторые вели себя вызывающе, а трансвеститы казались такими требовательными, капризными. Потом у нас установились вполне теплые отношения. Я стала понимать их боль, их проблемы.

Один трансвестит рассказывал забавную историю. Их, конечно, приглашают на всякие модные тусовки, в клубы, на презентации. Они там всех развлекают. Но:

— Уже три часа ночи, все разъезжаются. А у тебя ни копейки денег! И ни один не довезет, а на улице снег или дождь. И ты в тонких колготках, на огромных каблуках, тащишься до метро…

И мы с этим трансвеститом чуть ли не обнялись и не заплакали в голос о нашей тяжелой женской доле. Как я его понимаю! Я закончила свое выступление!.

Дайана, сохраняя серьезное выражение лица повернулась к Холерии Старохатской:

— Холерия! Что Вы хотели бы нам сообщить важного?

— Я не считаю третью мировую войну слишком высокой платой за избавление от нынешней власти и хваленого конституционного строя. Могу Вас заверить, в этой войне

найдется весьма обширная пятая колонна, которая будет сражаться против нынешней хунты и нашего родного фашизма на стороне западных демократий. Я числю себя в этой колонне более двадцати лет и сделала все, чтобы советский народ наконец понял, что избавление от красного фашизма возможно только вооруженным путем. Надеюсь, что теперь мои и моих товарищей разъяснения, дойдут наконец до народа, и он, вместо того чтобы сдавать оружие, сам возьмется за него и обратит его против фашисткой власти. Я не считаю гражданскую войну несчастьем для страны. Считаю ее единственным выходом, и вся моя общественная деятельность направлена на то, чтобы эта война наконец началась. Мы были настроены на преобразования в стиле Моцарта, а жизнь играла нам нечто из Сальери. Возможны ли реформы в жанре Сальери? Уже в сентябре в своей статье "Соло московского муравья" я выразила общее настроение ДС, горький осадок на дне праздничного бокала. Было очевидно, что несвободная страна, народ которой на 80 процентов состоит то ли из кроликов, то ли из баранов, в случае большой удачи может разве что переменить хозяев. Ну что ж, мы их переменили (хорошо, что кончились нефтедоллары и нашим хозяевам пришлось сыграть в другую игру, и они так разыгрались, что конструкция рассыпалась у них в руках). Нашим нынешним хозяевам не нужна наша жизнь. Им нужен наш кошелек. Ну что ж, налицо общественный прогресс. "Говорят, что все наместники — ворюги, но ворюги мне милей, чем кровопийцы". О великий провокатор Бродский! Куда до него Хулио Хуренито! Ворюги — это уже лучше. Надо же и хозяевам с этой перестройки и с этой революции иметь некий профит. А иначе с какой стати они бы сдали нам Ленина, Сталина и Союз нерушимый? Народ огорчился, а интеллигенты обиделись. По-моему, капитализм в занимавшейся 75 лет самоедством стране представлялся им как что-то вроде мужицкого рая по А.Грину или Шолом-Алейхему, где народ купается цельный день в молоке и ест мед пригоршнями. Зоолог Даррелл — социалист. Он говорит, что бедному зверю на воле хуже, чем в зоопарке. На воле голод, стихийные бедствия, охотники, враги, эпидемии. А в зоопарке социальная защищенность, страховая медицина и хорошее питание. Так вот, мы собирались в капитализм со своим зоопарком. Увы! Легче верблюду пролезть в игольное ушко… Нам ведь всегда что-то клали в миску. Правда, клали мало, но много ли надо кролику? Или барану.

Хочу сразу оговориться. Я не уважаю свой народ.

В Поти меня арестовывала Национальная гвардия. Рота автоматчиков, пара ручных пулеметов плюс легкий танк. Зачем столько всего? Во-первых, я была не одна. Меня из Батуми сопровождали две звиадистки и двое звиадистов. Во-вторых, нас должны были встречать партизаны (50 человек на машинах и с оружием). Но мы разминулись, и наша группа досталась гвардейцам. Мини-митинг я все же устроила и часть листовок раздала, несмотря на обещание выскочивших из какой-то подворотни мхедрионовцев применить огнестрельное оружие без предупреждения. Гвардейцы тащились за нами через пол-города и канючили: "Вы арестованы. Ну куда же вы? Мы же вооружены, мы вас можем застрелить за неповиновение в военное время". На что я отвечала: "Плевать нам на ваш арест, я сама вас арестую, как представитель законной власти Грузии. А автоматы у нас в "Детском мире" еще красивей продаются, и с лампочкой". В конце концов нас скрутили. На этот раз били не так больно, но по зубам. Под охраной в запертой каюте с задраенным иллюминатором (я пыталась вылезти, плаваю я очень хорошо) меня довезли на судне «Цхалтубо» до Туапсе и выбросили на российский берег. На следующий же день на «Ракете» из Сочи я нелегально вернулась в Батуми, а оттуда меня переправили в Тбилиси. Сравнив грузинские кошмары (злобная, дикая диктатура без еды, без права, без горячей воды, без транспорта) с российской действительностью, я впервые испытала почти нежность по отношению к Ельцину и впервые ощутила, что у меня есть Дом и что его сравнительным покоем и благополучием, не говоря уже о градусе свободы, стоит дорожить. Увидев Грузию, я усомнилась в целесообразности всеобщего вооружения народа и поняла, что не всякая гражданская активность — благо. И законопослушание иногда хорошая вещь! А в гражданской войне есть свои минусы. Последний арест в Тбилиси был самым жестоким. Я вышла на площадь Руставели (исторический центр Тбилиси) с двумя звиадистками. Дали и Изольдой. Мои лозунги были написаны на чистом грузинском языке. Они гласили: "Долой фашистскую хунту Шеварднадзе!" и "Шеварднадзе — палач грузинского народа". Но «Мхедриони» такое уважение к национальному языку не тронуло. После того как меня сбили с ног, я перестала что-либо ощущать и очнулась в тот момент, когда полиция поднимала меня с асфальта, надевала очки (хорошо, что не разбились) и отгоняла «Мхедриони». Я пропустила самое интересное. Дали и Изольда рассказали потом, что меня били ногами семь или восемь мхедрионовцев, причем в основном по голове. Судя по тошноте, боли в глазах, слабости, было ОЧЕРЕДНОЕ сотрясение мозга. Но выяснять этот вопрос было негде и не с кем, потому что в порядке лечения мне дали 10 суток. Мы с Дали и Изольдой попали в подземную тюрьму, где политических расстреливали еще при Берии. Тюрьма была мрачной, но при этом очень неформальной: туда можно было передавать всякую еду, деньги, стеклянные банки, матрасы, подушки, простыни. Я думаю, что и автомат можно было бы протащить запросто. Мне оставили часы и ножницы. Обыска никакого не было. В грузинской тюрьме могут изнасиловать, расстрелять, подвергнуть пыткам, но могут и отпустить за выкуп или отдать брату-путчисту сестру-звиадистку. Прелести беспредела! Но я оценить эти блага не могла, потому что держала сухую голодовку. Через пять дней я была на пределе, однако статью для своей газеты «Хозяин» ухитрилась отправить "на волю", а там ее по телефону передали в Москву. Терпение у путчистов истощилось раньше, чем моя жизнь: в полуобморочном состоянии меня под конвоем посадили в самолет до Сочи. У меня кончался срок командировки, и я не возражала. Я закончила свое выступление.

— Спасибо Холерия! — ответила выступавшей Дайана, — Следующей по плану выступает Людмила Нерусская.

— Что, собственно, происходит в стране? Разрушение. Безжалостное и неумолимое разрушение всего прежнего Бытия: промышленности, сельского хозяйства, инфраструктуры, быта, традиций, стереотипов, моделей поведения, душ, судеб, понятий о добре и зле. Есть у Альфреда Бестера роман "Человек без лица". Там, в далеком будущем, преступников не казнят, а разрушают их личность: разум, психику, память. Медленно, в течение года. А потом перезаряжают, и рождается новый человек, способный жить в цивилизованном обществе. Это высшая мера наказания — только за убийство. Что ж! Страна-убийца, СССР, получила по заслугам. Нынешнее Разрушение — промысел Божий. Жаль, что абсолютное большинство слишком давно потеряло Бога. Их уверили в том, что его нет. Вера помогла бы принять наказание стойко и со смирением. Ведь за карой и покаянием идет и прощение.

Насколько сознательно действует в этом деле новая власть (президент и его команда), я не знаю. Скорее всего, Рутин при его добродушии и советском воспитании искренне полагал, что можно всех облагодетельствовать. Не похоже, чтобы он шел на это Разрушение сознательно. Вот Егор Байда, должно быть, знает. В его откровенности проглядывало во время выступления, проглядывало отчаяние.

Наши реки давно текут на север, с 1917 года. Надо вернуться к нормальному ходу времен и вещей. Но это — пересмотр истории, это — самоскальпирование, это — почти самоубийство. Чтобы идти на это — и вести на это, — нужен героизм. И надо ли навеивать человечеству сон золотой, надо ли врать?

Ни Рутин, ни Треф, ни даже президент США Чушь не посмеют сказать всего. Экономический и психологический Армагеддон — это когда выживут только те, кто приспособится. Запад — не ложе из роз, это вечное мучение духа, неуспокоенность, дуэль, дискомфорт. Это другая жизнь.

Первое столетие, может быть, Россия будет ходить, как андерсеновская Русалочка, по лезвиям ножей. И делать вид, что ей не больно. На свете и впрямь счастья нет. Мы могли дать только свободу. Но кто нас поблагодарит за нее? Мы завели Россию, как Гензеля и Гретель из сказки братьев Гримм, в темный лес, где ей предстоит выжить или погибнуть. Правда, мы в том же лесу, с ней, но ей от этого не легче. Домой, в тоталитаризм, она уже не попадет. Мы сожгли лягушачью кожу Василисы Премудрой. А Россия, как брошенный ребенок, рыдает под сосной и зовет маму: царя, КГБ, СССР, ОМОН, власть. Мы изверги. Нам нельзя ее жалеть. Исторический инфантилизм лечат именно там, в лесу, в котором бросают.

Мы должны привыкнуть к мысли, что люди будут стреляться, топиться, сходить с ума. Уже покончила с собой Юлия Друнина… Это только начало. Уже отреклись от свободы без справедливости (а это две вещи несовместные) Юрий Власов и Михаил Челноков. За ними последуют другие… Я благодарна Ельцину за то, что он не помешал Разрушению. Но он должен быть готов к проклятиям. Слепые будут проклинать. А зрячих у нас меньшинство… Однако Рутин, остановил столь необходимый нам процесс разрушения России, может не до конца, но замедлил ее очень сильно. Над Россией вновь появилась тень тоталитаризма и ГУЛАГа.

Мы не должны питать иллюзий. У нас нет исторического времени друг другу лгать. Поэтому чем скорее мы покончим с мифами, тем лучше для всех. Есть два лагеря. Две команды. И игра, которая ведется между ними, нами принятая еще в 60-е годы (хотя не все диссиденты смели называть вещи своими именами), а президентом провозглашенная 20 марта 1993 года, — это смертельная игра. Нет смысла называть наш лагерь демократическим. У нас там не только демократы, во главу угла ставящие волю народа и право большинства, а также Конституцию и процедуру. Глеб Якунин — демократ. А Виктор Миронов? А я сама? А казаки? Они что, тоже демократы? Наш лагерь — это лагерь белых. Когда-то, в первой серии, в нем уживались эсер Савинков и Каледин, западник Врангель и традиционалисты Колчак и Деникин, казаки и депутаты Учредительного собрания… Та первая серия называлась "гражданская война"… Она была отложена и теперь возобновилась. После VIII и IX съездов нардепов это уже нельзя отрицать. Речь идет об историческом реванше. Снова, как встарь, между красными и белыми только чистое поле, на котором решится судьба России. И если в начале века было неясно, какой поставлен вопрос и из-за чего сыр-бор, то теперь все проявлено окончательно. Теперь-то мы знаем, что нынче лежит на весах! И тогда лежало то же самое. Путь России на Запад или на Восток, что теперь затейливо называется «мондиализм» или «атлантизм» и «евразийство». Красные победили тогда потому, что их вожди методом тыка угадали, что нужно силам крестьянской реакции России; ведь и Октябрь, и Февраль были протуберанцами глубинного недовольства «мира», "общины", «Собора» либеральной модернизацией Думы Милюкова и Столыпина.

В стране идет гражданская война между тысячелетним прошлым и хрупким, невероятным будущим, но теперь лагерь белых почти излечился от традиционализма и сознательно рвется на Запад, как к недосягаемой елочной звезде… Поэтому нас и назвали демократами, хотя я лично, например, либерал и не согласна ставить мировые вопросы на всеобщее голосование. Победа в гражданской войне достигается только силой. Не обязательно силой оружия. Силой воли. Силой духа. Страна не выбирала либерализм, она и не могла его сознательно выбрать. Речь идет о том, как его стране навязать. Я хочу, чтобы была создана жесткая конструкция экономического принуждения. То есть сзади будут некие заградотряды: все уже разрушено, можно идти только вперед. Поэтому я разрушаю сознательно и с мстительным наслаждением, как Маргарита, сжигавшая перед отлетом с Воландом свой прежний дом, свое прошлое.

Я не смогу примириться с политическими репрессиями, с ограничением прав на самовыражение. Я не говорю о праве выбирать. Это право выбора между тоталитаризмом и демократией я предоставить не готова. Риск слишком велик. Свобода слова, печати, митингов, собраний — это святое. А все остальное — после. После создания среднего класса, класса собственников, после победы над красными, после того как окончательно разрушится прошлое.

В лагере белых, в моем лагере, есть чистые демократы, есть чистые западники (фермеры, бизнесмены, интеллигенция). Есть сословия, пришедшие за землей и волей (казаки). Есть героические личности (шахтеры), готовые вызвать огонь на себя. Понимают ли они, что многие шахты придется закрыть? Знают ли о том, что либеральный переход — это массовая безработица? Если да, то они герои. Если нет, то они от нас рано или поздно уйдут. Нас мало, мы должны это знать. Мы — квалифицированное меньшинство. Готовы ли к гражданской войне члены моей собственной команды? Глеб Якунин, Марина Салье? 100 000 демонстрантов, вышедших 28 марта на Васильевский спуск, были готовы. Их лозунги гласили: "Добьем в марте то, что мы не добили в августе 1991 года!". В красной команде, возглавляемой съездом, ВС, Конституционным судом, большей частью армии, где Анпилов, Жириновский, Сажи Умалатова — лишь форварды, все в порядке. Они знают, чего они хотят, даже когда не могут это сформулировать. Над ними можно смеяться, но они не смешны. За ними — тысячелетие российской истории, которую мы хотим перечеркнуть. За ними — молчание российского моря, которое готово выйти из берегов, ибо нашим лагерем начаты процессы, равносильные геологической, космической катастрофе. По сути дела, «коричневые», или крутые почвенники, сошлись с красными не только на этой метафизике. У них нет своей массовки, они поставляют только лидеров: Жириновского, Дугина, Стерлигова. А у красных есть своя "дикая охота короля Стаха": обезумевшие люмпены, фанатики социализма, ветераны тоталитаризма, голодные и рабы. Мы должны знать, что это большинство. С ними окажутся многие объективно порядочные люди: некоторые правозащитники, депутаты Моссовета. Все те, кто хочет и свободы, и справедливости. Значит, они пойдут против свободы. Потому что — "или-или".

Фундаменталисты будут вешать, будут пытать и не остановятся ни перед чем. На этот раз мы зашли на Запад гораздо дальше, чем к 1917 году, и реакция будет страшной, полпотовской. Мы почти прошли наш астрал, почти разогнули яновский порочный круг, вышли в абсолютизм: явочным порядком наскоро построенный олигархический режим с либеральными вкраплениями и демократическими элементами, правда, занавешенный мафиозной паутиной… И если мы сейчас опять попадем в "Звездный час автократии", то до следующего Смутного времени ждать придется столетия… Ставки очень высоки, и сейчас не до пустяков. Не до права народа решать свою судьбу. Ее уже решили однажды в 1918 году у нас и в 1933 году в Германии. Конституционным путем… Хорошенького понемножку. В газете «День» уже была картиночка (сверху написано: пленных фашистов ведут через Москву. 1944 год. Изображена огромная толпа пленных под конвоем. И снизу добавлено: вот так же пойдут и демократы). А для самых тупых поместили изречение: "Они загнали нас в угол, мы поставим их к стенке". Мне претит пассивное ожидание казни. Восемь месяцев бездействия и бессилия Временного правительства не должны повториться. На этот раз мы должны встретить смерть в бою. Если не победим. А победа возможна! Это согласие невозможно. Нет консенсусов между белыми и красными.

Только один человек из лагеря фундаменталистов (мы только что выяснили, что красно-коричневые — лишь современное его воплощение) будет нам полезен после победы и способен создать нечто позитивное в рамках либерализма. Это Сергей Кургинян, не столько режиссер (хотя он один из первых), и не столько политолог (хотя равных ему мало), сколько фантаст и идеалист. Он, безусловно, самый способный и самый честный изо всех наших врагов, но он-то хочет сражаться по законам чести и умеет мечтать. Боюсь, что красные его ликвидируют еще до часа «X», как это сделал Пиночет с несогласными идти на зверства офицерами. То, что личность такого масштаба не на нашей стороне, — это трагедия. Таких трагедий будет много… Брат может восстать на брата, писатель — на писателя, диссидент — на диссидента. С кем сейчас Игорь Огурцов и Леонид Бородин? Увы, не с нами! Это придется выдержать. Через это надо пройти. Мы сожгли свои мосты. Я — в 1969 году, Ельцин — в Беловежской пуще, ДемРоссия — 28 марта, Шапошников — в августе 1991 года.

Моя команда, мои белые шахматные фигуры очень неоднородны. Но есть законы футбола и законы шахматной партии. Этим объясняются все кажущиеся противоречия в моем поведении. Я — еретик, я позволяю себе роскошь говорить всю правду и своим, и чужим. И мне ничего не надо. Таких людей не любят ни свои, ни чужие. Я — волк-одиночка, мне трудно играть в команде, а команде трудно со мной. Они боятся играть со мной на одном поле. Я профессионал, а они еще робкие дилетанты. Это в революционной деятельности, а в политике, должно быть, наоборот. Но политика в футболе бесполезна. Надо забивать голы. Мы не можем честно выиграть выборы. Обмануть и запутать мы можем, но я в этом неспособна участвовать. Как человек я не люблю президента. Однако как футболист я играю с ним в одной команде, а игра идет на гибель или спасение России (может быть, мира). Поэтому мой человеческий и правозащитный пафос мне на поле мало поможет. Я не могу забивать мячи в свои ворота, сейчас это недопустимо. Но при этом я говорю правду, и моя деятельность настолько расходится с моими словами, что вызывает всеобщее удивление, а ДемРоссия боится дать мне слово на своих митингах. Нужно сломать и разрушить существующую власть!

Будет ли это либеральной диктатурой? Едва ли, если будет создан Политсовет из западнических, либеральных сил, который временно заменит парламент, если будет введено прямое действие Декларации прав человека и Пакта о политических и гражданских правах, если будет сохранена и приумножена свобода слова, печати, собраний и митингов. Однако свобода выбирать социализм, коммунизм, фашизм etc. не может быть предоставлена. После настоящего Международного Суда компартию и нацистские организации (ФНС, «Память», РОС, АВН, разные там Соборы) придется запретить (только в плане участия в выборах, не более того). Остальное довершит люстрация. Сопротивление фундаменталистов и люмпенов на этом не прекратится, но оно обретет уголовные формы, и его можно будет легально подавить. Однако на уровне Слова — не Дела — коммунистических и почвеннических протестантов трогать нельзя. Это — табу. Если моя команда сумеет удержаться на уровне бескомпромиссности, не перешагнув черту, за которой — запрещенные приемы, мы выиграем с честью или с честью падем. Я не люблю Рутина, но на шахматной доске он — король. Слабая, уязвимая фигура. Но я не могу допустить, чтобы королю был объявлен пат. Тогда мы проиграли партию. Потому, что нам нужна не ничья а победа!

Что делать в такой ситуации правозащитникам? Они не сумели независимо повести себя с властью при Горбачеве, а сейчас правозащитное движение расколется на сторонников справедливости и сторонников свободы, на либералов (которые примут президентское правление) и демократов (которые его не примут). Процесс уже пошел. Мы окажемся по разные стороны баррикад, потому что во время гражданской войны решается вопрос об изменении строя, а многие правозащитники говорят: "Мне все равно, капитализм у нас или социализм. Главное, чтобы соблюдались права человека". А я не согласна предоставить Анпилову право строить социализм в моей квартире, даже путем парламентских выборов. Пусть строит в своей — не в моей. И рассудит нас здесь не Зорькин, а Калашников. В 60-е и 70-е годы чисто правозащитное движение было величественно и благородно. Сейчас в России оно будет вредно. Поэтому порядочный человек всегда проигрывает. Ибо для него проигрыш — это компромисс, проигрыш — это реальность. Играть в команде белых демократов — это значит сказать миру «да». Впервые мой путь прям. Я буду играть в одной команде с людьми, которых лично уважаю. Жизнь — всегда проигрыш. Порядочные люди должны вовремя погибать, в этом их спасение. Дай мне, как говорится, Бог…

Когда мы пройдем опасный отрезок пути, я смогу уйти в свой отказ, в свою оппозицию. Но еще столетие порядочные люди в России вынуждены будут зажимать себе рот, чтобы не проклясть слишком громко нашу новую реальность, пока не закроется навсегда дверь между старой и новой реальностью, между смертью и жизнью, между Востоком и Западом, между социализмом и капитализмом.

Несколько веков подряд русская интеллигенция оказывается у разбитого корыта. Оно — наше первородство. Не променяем же свое разбитое корыто на их чечевичную похлебку!

Сейчас будем писать статьи, но, когда у власти окажутся фундаменталисты, возьмемся за оружие. Даже если весь народ обалдеет от восторга. Пойдем против народа, мы ему ничем не обязаны. Он уже балдел в 1918-м, и в 1937-м, и в 1945 году, и в счастливую эпоху застоя, когда колбаса стояла 2.90 за кг. Пойдем против всех, кто пойдет против свободы. Нашей свободы умереть в джунглях, от голода, змеиного яда или львиных когтей. Но вне клетки. На месте России может остаться пепелище, тайга, братская могила. Но нового архипелага ГУЛАГ пусть на месте России не будет никогда. C'est la vie. Сартр сказал: "Человеческая жизнь начинается по ту сторону отчаяния". Я закончила выступление.

— Спасибо. Слово для выступления предоставляется господину Григорию Уходимскому, — объявила уставшая Дайана.

— Спасибо! Нет, я не чиновник. Я — избранный демократ. Это совсем другое качество. У меня нет никаких таких чиновничьих повадок, ни к кому я не должен приспосабливаться. Я хочу поддержать выступление Ифигении Крольчак. Я целиком и полностью поддерживаю ее мнение о педерастах. Это действительно элита нации! Многие мужчины-гомосексуалы в детстве отличаются мягкими, женственными чертами лица; своим матерям, сверстникам и посторонним наблюдателям они кажутся менее маскулинными, но более красивыми или «хорошенькими», чем обычные мальчики. Но не только кажутся. Я хочу заявить, что так оно и есть! Взрослые геи также отличаются более легкой, изящной фигурой. Например, при сравнении 318 молодых (от 18 до 22 лет) канадских геев и такого же числа гетеросексуалов, первые оказались в среднем на 1.5 см ниже ростом и на 5 кг легче вторых, а половое созревание они пережили на 1-2 года раньше. Теоретически, эти три свойства (более легкий костяк, менее развитая мускулатура и более раннее сексуальное созревание), являются показателями биологической, телесной элитарности геев. Но нельзя исключить и психологических факторов: подобно потомственной элите, «педерасты» больше обычных мужчин заботятся о своей внешности, особенно о весе, строже соблюдают диету и т. д. Только на геевской тусовке можно встретить изящных, красивых и ухоженных мужчин. Сами геи распознают «своих» — эту способность, в основе которой лежит тренированная интуиция, они называют «гейдар» или "геевский радар" — не столько по телесному облику, сколько по тонким психологическим признакам: особый взгляд, походка, жесты, манеры, повышенное внимание к привлекательным мужчинам и т. д. Некоторые из этих признаков возникают автоматически, сами собой, но большая часть вырабатывается путем подражания в процессе общения с себе подобными: надо же людям как-то обозначить, сделать себя узнаваемыми.

Уровень образования американских, канадских и немецких геев значительно выше среднего. Например, среди восточногерманских геев доля интеллигентов вдвое превышала средние показатели по ГДР, а в ФРГ высшее и среднее специальное образование имели 59% опрошенных гомосексуалов.

Это объясняется главным образом психологическими факторами. По многим психологическим тестам (особенно по направленности интересов) гомосексуальные мужчины больше похожи на элиту, чем представители самой элиты! В детстве эти различия проявляются особенно сильно. Школьные отметки «голубых» мальчиков, как правило, выше среднего уровня. Возможно, дело не столько в способностях, сколько в том, что у маленьких геев есть дополнительный стимул к учебе и интеллектуальному развитию: поскольку многие из них не могут преуспеть в типичной мальчишеской деятельности, спорте и соревновательных играх, они вынуждены искать другие пути самореализация.

При этом художественно-гуманитарные интересы у них решительно превалируют над практическими и естественнонаучными. Гомосексуальные мальчики везде и всюду предпочитают силовым и соревновательным жестоким видам спорта актерскую деятельность или танцы.

Это сказывается и на будущей профессиональной деятельности. Среди американских геев больше людей, имеющих собственное дело, и лиц так называемых свободных профессий (18% против 11% в среднем по США). Многие мужчины-геи предпочитают работе на производстве индустрию развлечений и сферу обслуживания (актеры, шоумены, дизайнеры, продавцы, парикмахеры и т. д.) В целом, это весьма успешная социальная группа.

Личные установки и ценности американских геев отличаются от типичных для "стопроцентного американского мужчины". Они гораздо больше «натуралов» озабочены собственным Я. Многие геи испытывают недоверие к миру и окружающим людям, подозревая их во враждебном к себе отношении (такая настороженность, коренящаяся в их личном и историческом опыте, типична для всех дискриминируемых меньшинств). В то же время их отличает повышенный артистизм.

Геи больше обычных мужчин заботятся о своей физической форме, состоянии здоровья и внешности, включая одежду, придают больше значения личному общению, охотнее выходят за рамки повседневности, выше ценят воображение и личное творчество.

В отличие от типичного мужчины-"трудоголика", целиком и тупо поглощенного карьерой и зарабатыванием денег, геи умеют ценить разнообразный досуг, вкусную пищу, путешествия в дальние страны и т. п. Они тратят значительно больше времени на посещение магазинов и получают от этого больше удовольствия, чем «натуральные» мужчины, внимательнее следят за модой, покупают больше предметов роскоши, книг, произведений искусства, чаще ходят в театры. Эстетические качества обиходных вещей для них часто важнее утилитарных. В одном исследовании профессиональных интересов, «реальные» ценности предпочли 3% геев и 23% «натуралов», а художественные соответственно — 30% и 15%. В одежде геи чаще предпочитают новые, необычные, подчас вызывающие модели. Однако маркетинговые исследования показывают, что в сфере потребления, как и во всем остальном, геи не образуют единой группы и принадлежат к разным субкультурам.

Однозначного объяснения "геевской чувствительности" не существует. Одни ученые считают, что геи от природы обладают повышенными художественными способностями, благодаря особому сочетанию в их психике черт присущих элите, которые помогают им преодолевать половую ограниченность. Другие объясняют высокий удельный вес гомо- и бисексуалов среди артистов и художников тем, что эти занятия дают им больше свободы, чем другие сферы жизни, жестко подчиненные полоролевым стандартам. Как писал американский писатель Томас Вулф, "юноше, похожему на девушку, не место среди бойскаутов, он должен уйти на Парнас". Кроме того, наличие в отрасли себе подобных объективно облегчает продвижение и карьеру. Я считаю, что наше общество спасут педерасты, и именно они будут той творческой преобразующей силой, которые приведут наше государство к светлому будущему. Я закончил выступление.

— Спасибо. Следующим записался министр культуры Микаэль Быстрый-Швидче, — скороговоркой затараторила Дайана.

— Когда, я вспоминаю Нерона… — начал Микаэль.

— Извините Микаэль, но Вы не лекцию студентам читаете! — прервала Дайана, — Кстати, а почему не пришел Эдвард Злодзинский!

— Эдвард Злодзинский сегодня сдает в редакцию свою новую книгу "Трусливый Сталин под кроватью".

— Понятно. Причина уважительная. Продолжайте пожалуйста.

— Как министр культуры, я хотел бы выступить в защиту предложения госпожи Людмилы Нерусской о легализации продажи наркотиков в России. Мною проводились практические опыты с участниками телевизионных проектов из серии "Фабрика п…зд". Они по моему предложению употребляли марихуану. Было установлено опытным путем, что маpихуана изменяет воспpиятие вpемени. Для некотоpых пользователей вpемя кажется пpоходящим медленнее, чем обычно. Пpиятные ощущения могут казаться пpодленными. Маpихуана также помогает некотоpым людям фокусиpовать внимание на чувствах, а не на мыслях. Это особенно важно при занятиях сексом и творчеством. Особенно теплые слова я должен сказать о педерастах. Употребление марихуаны в сочетании с повышенной чувствительностью дает геям особое видение мира, благоприятствующее художественным открытиям.

По словам американского писателя Дэвида Левитта, гомосексуальность, сделавшая его изгоем, одновременно заставила его посмотреть на мир как бы со стороны и увидеть то, чего не видят другие. С этим мнением согласны многие другие писатели-геи. Однако важна не сама по себе сексуальная маргинальность, а индивидуальная способность творческого ее осмысления, в чем и помогает марихуана. Я считаю, что курение марихуаны, наряду с началом занятий сексом с 5-7 лет, в сочетании с введения для мальчиков обязательного практического курса гомосексуальных отношений, значительно оздоровит наше общество и не только избавит его от тяжелого наследия тоталитаризма, но и даст стране множество талантливых педерастов. В свое время был популярен лозунг "Комсомолец на самолет!", я думаю, что нам нужно пропагандировать лозунг "Тинейджер в педерасты!". Нужно вспомнить опыт прошлого! Вместо октябрят и пионеров нужно создать отряды малолетних геев. Более того, я считаю, что нужно ограничить права гетеросексуалов во всех сферах общества! В свое время, кто помнит, для поступления в институт нужно было быть комсомольцем. В наше время, я думаю поступление в институт и получение высшего образования нужно разрешить только педерастам-активистам! Курящим марихуану! Россия без наркотиков за две тысячи лет сумела дать нам только одного посредственного Пушкина и еще более посредственного Ломоносова! Как бы мы продвинулись вперед, если бы осознали пользу педерастии и наркомании раньше! Мы жили бы уже давно в раю, и все страны бы нам завидовали! Выступление закончил.

— Спасибо. Слово для выступления предоставляется руководителю Партии Совершенно Правых Сил, госпоже Сирине Харумаде, — объявила Дайана.

— Спасибо! Я считаю, что все проблемы России от низкой плотности населения. Однако я считаю, что решать их нужно не путем повышения рождаемости, а путем избавления от малонаселенных территорий. В этом отношении мне очень нравятся идеи одного из российских писателей фантастов, к сожалению не помню его фамилию. Этот писатель проанализировал с помощью теории Фолсома исторический путь развития и пришел к выводу, который поддерживаю и я. Нам нужна маленькая, компактная, но богатая Россия! К сожалению, мы поторопились с развалом СССР. Нужно было провести его несколько иначе. Самый оптимальный вариант — нынешняя территория Украины плюс прилегающие к ней области РФ. К сожалению, такой идеальный вариант упущен, и придется искать вариант похуже. Такой вариант я разработала. В основе его треугольник Санкт-Петербург — Новороссийск — Москва. Все остальное можно продать. Кстати именно за счет продажи лишних территорий мы и станем богатыми. Оптимальная численность населения — тридцать миллионов человек. Остальные нам не нужны, ибо портят показатели среднестатистических доходов на душу населения. Свое выступление закончила.

— Спасибо! Последним у нас выступает Владимир Американцев, — устало вздохнула Дайана.

— Спасибо. Меня беспокоит автопарк, который использует наше Правительство и наша Дума. Слишком большое разнообразие марок автомобилей. Это затрудняет их ремонт. Считаю, что будет правильным, если все указанные персоны пересядут на автомобили одной марки. Нужно выбрать оптимальную марку отечественного автомобиля и произвести большую серийную закупку на заводе. В качестве решения данной важной проблемы, хотел бы предложить свой вариант. На прошлой неделе я приобрел фирму «Феррари» и она теперь является отечественной. Поэтому можно закупать автомобили на моем заводе. Тем же, кто начнет насмехаться над отечественной продукцией, хочу напомнить, что автомобили «Феррари» в цивилизованном мире котируются выше, чем всякие «Мерседесы» и БМВ. В конце концов, должны же мы хоть как-то отличаться от уголовников! Выступление закончил.

— Спасибо. Спасибо всем выступавшим, — подвела итоги совещания Дайана, — Мы с господином Лихаревым проанализируем и учтем полученную от Вас информацию, и внесем изменения в наш план. Соберемся завтра в это же время. О нашем общем деле скажу кратко. Участники революций на Украине и в Грузии, имеющие практический «боевой» опыт, прибывают в Москву и Подмосковье. Производятся тренировки в учебных лагерях. Ведется распространение наркотиков в элитных молодежных клубах. Все идет в соответствии с графиком. На этом наше совещание объявляю закрытым!

Послышался шум сдвигаемых кресел. Элита демократии сердечно благодарила Дайану и Вадима и потихоньку, обсуждая услышанное, покидала их квартиру. Все были очень серьезны и вели дискуссии по отдельным вопросам в частном порядке между собой. Последней, квартиру на Столешниковом покинула Холерия Старохатская, успев рассказать перед уходом, как однажды, в 1953 году она сумела ночью ГЕРОИЧЕСКИ плюнуть на Мавзолей Ленина-Сталина. Наконец и она ушла творить демократическое добро людям.

Дайана и Вадим вернулись в опустевшую гостиную и закурили. Некоторое время они молчали, оглушенные тишиной, а затем Вадим произнес:

— Все это напоминало сборище сбежавших из дурдома!

— Не смей так говорить про светочей нашей демократии! — рассмеялась Дайана, — Хорошо еще, что Эдвард Злодзинский не пришел! "Когда я вспоминаю Нерона…". Ничего, если все удастся, то… Вообщем найдем способ избавится от этого мусора.

— Сбросим с Останкинской телебашни без парашюта, или отправим всех в космос испытывать систему жизнеобеспечения восстановленного челнока "Буран", — мечтательно произнес Вадим, — Или на Марс отправить? — и тут же напел:

На-на-на! На-на-на! На-на-на! На-на-на!

Пятнадцать клевых ребят на ракете "Марс-2"

С ними Ифа Крольчак и Егорка Байда!

На-на-на! На-на-на! На-на-на! На-на-на!

Внезапно, в опустевшей квартире из-за двери дальней комнаты послышалась мелодия песни "Мое поколение" Константина Кинчева. Вадим оцепенел, Дайана побледнела, а затем с криком: "Кого еще там черт…" подпрыгнула и метнулась на звук сигнала. Вадим рванул следом за ней. В этой комнате была установлена аггрианская аппаратура, позволявшая контролировать огромное число параметров в мире, от цен на аргентинскую пшеницу на бирже, до старта ракет и появления различного рода природных аномалий. На контрольном дисплее аппаратуры висело несколько транспарантов предупредительных сигналов. Дайана села в кресло оператора, и стала разбираться с происшедшим.

— У нас появилась серьезная проблема, — нервно произнесла Дайана, закончив работу с аппаратурой. Увидев, вопросительный взгляд Вадима, продолжила:

— Аппаратура зафиксировала пространственно-временной пробой в ста милях от побережья Новой Зеландии. Пробой, судя по характеристикам естественного, нетехнического происхождения. Возникло пятно радиусом десять миль, которое с пятнадцатиузловой скоростью переместилось вплотную к берегу. После его перемещения и остановки пятно изменило свойства, а аппаратура зафиксировала излучение аггрианской аппаратуры. Но не в центре данного пятна, а со смещением в четыре мили. Об излучении — компьютер индентифицировал это, как работу универблоков Сильвии Спенсер и Ирины Седовой. Через центр излучения их аппаратуры проходит аномалия — ближе к краю аномального пятна зафиксированы параметры Реальности-1920-1925, в сторону же центра наша Реальность. Само пятно по своей сути — шапка-невидимка — вся зона как бы накрыта куполом, делающим его содержимое недоступным для наблюдения обычной земной аппаратурой.

— То есть товарищ Шульгин пожаловал?

— Не только Шульгин, а с компанией. Похоже, что все "Андреевское братство". Как не вовремя! Наверняка они нас запеленговали и догадались "ху из ху". По крайней мере, если речь идет о Сильвии Спенсер и Ирине Седовой, то это можно сказать абсолютно — они слишком хорошие аналитики. Если же от них избавились за ненадобностью, то тогда возможно нас и не запеленговали и не идентифицировали, ибо и Новиков, и Шульгин и остальные — как аналитики абсолютно никакие. Наверняка сами загонят себя в тупик бесконечными рассуждениями о Ловушках Сознания, Держателях, Игроках и прочей ерундой. Но будем исходить из худшего варианта — что аггрианок они не ликвидировали. Они все насколько я умела заметить, очень падки на красивых женщин, поэтому наверняка Спенсер и Седова используются ими для секса.

— То есть нам предстоит война?

— Война нам очень некстати. Проблема в том, что они дилетанты. А дилетанты способны на идиотские, непросчитываемые ходы. И поэтому, ведя войну с ними мы рискуем пропустить какой-нибудь удар, который может привести к проигрышу. Если бы речь шла о профессионалах, то их логика мышления была бы ясна, и соответственно можно было бы забить им все ходы, а так… Я вот что думаю, Вадим, не сыграть ли нам с ними, как с этими дерьмократами в ту же игру? Мы ведь героическое подполье будущей демократической России, не так ли? Боремся с произволом власти, с коррупцией преступностью, мечтаем установить в России подлинный демократический строй! Такой же, о котором мечтали господа «шестидесятники». Поделимся с ними своими «планами», попросим помощи в борьбе за светлое демократическое будущее России. Как тебе такая идея?

— Звучит интересно. Может и сработать. Определенно сработает! Только что потом? В расход?

— Ну, зачем в расход? Проведем обработку по полной программе, сделаем из них классную команду.

— Но ведь аггрианки не поддаются обработке! И Сильвия Спенсер и Ирина Седова сразу поймут, что произошло.

— Да, аггрианки к счастью не поддаются обработке. Но Сильвии и Ирине, даже если они объединяться и будут действовать сообща, не хватит психической энергии для того, чтобы меня одолеть. Кроме того, мы пока не знаем, в каком качестве они там в братстве состоят. Если в роли обычных шлюх, которых все имеют во все дыры, то они сами перейдут на нашу сторону, и помогут закодировать остальную часть братства, ибо женщины обид и унижения не прощают.

— А если их превратили в красивых животных, раздвигающих ноги за пайку?

— Тогда у них нет аналитиков. Но будем исходить из худшего варианта — они вписались в тамошнее братство полноценными членами. Тогда. Что у нас тогда? Тогда у каждой из аггрианок психоэнергетическая система связана с подчиненным объектом влияния — мужчиной. В любом устойчивом обществе имеется один лидер. Естественно, что любая женщина мечтает занять около этого лидера место. Естественно, что возможности любой из аггрианок в данном вопросе на порядок или два порядка выше, чем у обычной землянки — тут и внешность, и вампирическая система психоэнергетики, подключающаяся к чакрам объекта влияния. Поскольку лидер один, то и женщина около него одна. Точнее сказать аггрианка. Даже если у лидера их две, то все равно одна из них доминирует. То есть имеется одна прима, одна первая леди. Первой является та, которая сильнее — а сильнее из них двоих — Сильвия Спенсер. Именно по ее энергетике и ее психоэнергетической связи с мужчиной я и нанесу удар. Переключу энергетику ее мужчины на себя, а саму первую леди публично превращу в послушное животное. Вторую аггрианку слегка напугаю, щекотнув по психике и энергосистеме, намекнув, что и ее ждет такая же участь в случае неповиновения. Естественно, что превращать в послушное животное навечно первую леди я не собираюсь. Несколько дней публичного унижения, и я ее отпущу. Репутация ее будет разрушена, и ей ничего не останется как работать на меня и довольствоваться третьими ролями. Потом можно даже будет искренне помириться, и назначить ей другого мужчину донора.

— А не боишься, что она взбрыкнет?

— ???

— Молчу! Молчу! Молчу! Но у меня естественный вопрос — почему центр работы аппаратуры не совпадает с центром аномалии?

— А вот это мы сейчас и проверим, открыв одностороннее окно наблюдения. Действия по отношению к "Андреевскому Братству" мы оговорили, поэтому в случае непредвиденного контакта мило улыбаемся и действуем по легенде.

Дайана подкрутила ручки настройки аппаратуры и сфокусировала визир на центре аномальной зоны. Первоначальную высоту просмотра она определила в тысячу метров над уровнем моря. Картинка получилась нижеследующей: два пассажирских парохода стоящих в смежных фьордах. Центр аномалии находился над большим по размеру, окрашенным в камуфляжную раскраску. Центр излучения от работы аггрианской аппаратуры располагался внутри меньшего парохода белой окраски.

— Третья Сила? Или команда поддержки? — выдал предположение Лихарев.

— Трудно сказать, — задумалась Дайана, нужно тщательно все просмотреть, установить постоянное наблюдение, — Я думаю, что нам предпочтительней рассматривать худший для нас вариант.

— И какой же худший? — вопросительно поднял брови Вадим.

— Худший для нас вариант — если они вместе. Третья Сила и "Андреевское братство" И не просто вместе, а например, в тайном сговоре — внешне держатся порознь, но фактически страхуют друг друга. Боевая пара. Двойка. Причем двойка с двойным дном — в час, когда наступит победа, одна из сторон ударит в спину другую и уничтожит ее.

— Не слишком ли зловеще? — усмехнулся Лихарев, — Прямо таки Силы Мирового Зла.

— Ты слишком русский, Вадим! Именно русским, чаще всего свойственно опасное заблуждение, что все люди братья!

— Но ведь "Андреевское братство" — это как раз русские люди!

— Согласна, однако ты забыл про одну очень важную вещь.

— Какую?

— Что поставлено на кон?

— Да брось Дайана! Это мы с тобой собираемся захватить власть в мире, а эти "шестидесятники"-гуманисты наверняка спасать кого-то прибыли!

— Спасать? Спасать можно не только кого-то, но и от чего-то и от кого-то! Спасение, Вадим, это нарушение хода естественного природного или общественного процесса. Можно спасти тонущего человека, а можно спасти человека от смертной казни или убийства. В первом случае мы вмешиваемся в законы природы. Во втором случае мы вмешиваемся в законы человеческого общества. Первое вмешательство — оно не может быть запланированным заранее, ибо нельзя запланировано утонуть.

— Почему нельзя? Если они получили информацию из будущего…

— Ах, вот так? — Дайана задумалась, а потом кивнула, — Такое, пожалуй, возможно, но для чего им сразу два парохода? Или у нас есть где-то фабрика гениев, о которой мы не знаем, и которой грозит опасность?

— Ну почему сразу гениев? Обычных людей!

— Хм. Допустим, что ты прав. Такая возможность существует. Однако мы, как я уже говорила исходим из худшего для нас варианта. Хотя, стоп! — Дайана подпрыгнула от озарения, — Мы ведь собираемся изменить этот мир! Будущее этого мира еще не предопределено! Если они увидели картинку из будущего этого мира, то они наверняка знают о наших замыслах, и прибыли нам помешать, ибо то, что мы задумали может не прийтись им по вкусу.

— Но тогда получается, что у нас получилось, раз они видели будущее этого мира, и так же получается, что они не смогли нам помешать! Или они прибыли нам помогать?

— А еще могли прибыть случайно, а еще могли прибыть по соседней ветке развилки и попасть в создаваемую нами точку бифрукации. Слишком много версий! Любите вы русские пофилософствовать и все запутать! Предположим следующее. Худшее для нас. Они прибыли из будущего, чтобы кого-то спасти. Прибыв, обнаружили нас и уничтожили. Поэтому картинка будущего, которую они увидели, не содержит следов наших действий, ибо нам ничего не удалось.

— Понятно. А кого они могли прибыть спасать?

— Ну жертвы природных стихий мы определить не сумеем, а вот жертвы человеческой деятельности — кое-какие регионы определить можно. Хотя тут, если честно слишком много вариантов. Бесконечное множество. Тут может быть и какой-нибудь профессор зверски убитый какой-нибудь этнической бандой в Москве, может быть и какой-нибудь поэт или писатель убитый прибалтийскими фашистами, а может быть и какой-нибудь пожилой талантливый изобретатель, который загибается от голода из-за нищенской пенсии. Журналист, врач, — кто угодно! И где угодно. И критерий выбора не ясен.

— Ну почему не ясен? — удивился Вадим, — Мне например, очень даже ясен.

— ????

— Все очень просто, Дайана! Если дело касается России, то им, наверняка не понравится многое из того, что они увидят. В частности отношение государства к интеллигенции. Нищенские пенсии и зарплаты. Ну и так далее. Именно ее, скорее всего они и начнут спасать.

— А спасти ее можно, только вмешавшись в законы общества — то есть силовым путем. А силовой путь — это все та же власть над миром! То есть их цели, как не крути и какие красивые слова не говори — изменение существующего миропорядка и узурпация власти.

— Логично, — согласился Вадим.

— А значит, я думаю нам нужно скорее вступить в открытый контакт. Этим мы обнулим элемент внезапности, если таковой присутствовал в планах "Андреевского Братства", а также забьем им большинство их комбинаций и лишим маневра. Они будут вынуждены идти с нами в одной упряжке, или, по крайней мере топтаться около нас в пределах прямой видимости.

— А если они не захотят?

— Не захотят помочь соотечественникам? А для чего они тогда поперлись в Реальность-1920? А если мы поделимся с ними внешней частью плана и пожалуемся, что наших сил для осуществления замысла не хватит, и что нам нужна их помощь, — то они будут у нас в кармане!

— Согласен.

— Тогда давай быстро просканируем оба парохода, а потом выйдем на связь с "Андреевским Братством". Подробный анализ произведем позже.

Дайана стала крутить ручки настройки, опуская внепространственное окно ниже, и изменяя его размеры и угол поворота. Осмотр двух «Валгалл» не занял много времени, но вопросов от увиденного, было больше чем полученных ответов. И чтобы получить на них ответы, нужно было задать часть вопросов вслух. Поэтому Дайана переместила окно наблюдения в кают-кампанию «Валгаллы», где заседало "Андреевское Братство", и стала вместе Вадимом прослушивать выступающих. Вытерпев почти час, она пришла к выводу, что "Андреевское Братство" не ожидало своего появления в данной реальности. Впрочем, не исключалась возможность и разыгрывания искусного спектакля с целью одурачить их с Вадимом. Также она узнала, что четкий аналитический доклад, подготовленный Седовой, был утоплен в лавине словопрений, и представители Братства все больше и больше углублялись в мир фантазий и гипотез. А между тем аналитический доклад Седовой был очень четким — и про аномалию, и про запеленгованную работающую аггрианскую аппаратуру в Москве. Дайана посмотрела на уставшего Вадима, которого уже начало клонить в сон от всех этих гипотез о Ловушках Сознания, Игроках, Держателях, и спросила:

— Ты готов к контакту?

— Да!

— Тогда начнем! - она подкрутила рукоятки настройки, изменив свойства внепространственного окна, и произнесла:

— Добрый вечер коллеги! Нам нужна Ваша помощь! — заметив, что первоначальный испуг от ее появления прошел, Дайана продолжила, — Наших с Вадимом сил, для того чтобы спасти Россию от надвигающейся катастрофы увы не хватит. Я хотела бы вкратце озвучить придуманный план и вынести его на общее обсуждение, ибо возможно в нем присутствуют недостатки и недочеты…


Глава 3 "Валгалла" | Бульдоги под ковром-2 или Сварог - нечаянный герой | Глава 5 Игроки Черные. Силы Зла.