home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 16.

Все напряженно вглядывались в совсем не тихую мглу. До рассвета оставалось всего три часа и я, глотнув свежего воздуха и обретя способность рассуждать здраво, начала очень сильно сожалеть о своем предложении. Но робко проблеять: "а может, подождем до утра?" мне не хватило смелости. Или засмеют, или обругают. И разумеется - никто не послушает, потому что все уже сидят верхом. За моей спиной пыхтит Доркин, за Илоркиной - Карсиан. Гномов решили распределить между собой, чтобы не потерять в темноте. И само собой, что никто не захотел с ними связываться. Я выбрала Доркина, потому что у него был арбалет. Тот самый страшный клебайниэль. Надеюсь, он не промахнется, если придется стрелять, и не попадет мне в спину. Илорка минут пятнадцать возилась с Карсианом, ворча и ругаясь последними словами. Гном о бердыше заботился больше чем о себе. Он непременно хотел держать его поперек седла, чему магичка яростно воспротивилась, заявив, что спина у неё не железная. Договорились на том, что гном будет держать свое оружие сбоку, лезвием к себе.

– Вперед! - негромко молвил Гордей и ткнул коня каблуком в бок. Пчелке такая команда не потребовалась. С места взяв в галоп, мы понеслись между избами, под взлетевший к ночному небу вой и рычание. Одного оборотня Гордеев жеребец просто раздавил копытами, другого разбойник свалил ударом меча. Больше к нам никто приблизиться не решился. Тролль, которого с трудом уговорили залезть в седло, скакал последним и дико орал, ругаясь диковинными ругательствами. Я решила, что на досуге надо будет выучить парочку. Мы вынеслись за околицу, и тут наступила заминка. Гордей осадил коня, напряженно вглядываясь в тьму, окутавшую лес.

– Что там? - тревожно спросил Авер.

Разбойник раздраженно сплюнул, едва не попав самому себе на носок, и ткнул пальцем в сторону дороги.

– Там огни!

Я вгляделась в темноту, но ничего не увидела. И, по-моему, никто не увидел. Однако, когда Гордей повернул коня, сворачивая влево, никто и слова не сказал.

– А как же мы в темноте будем? - робко сказала магичка.

– А никак - бросил через плечо Гордей - никаких твоих колдовских шариков. Не хватало нам только привлечь к себе внимание магов. В лесу наберем гнилушек - вот тебе и свет.

С этими словами, разбойник въехал в какие-то, очень колючие на вид (разберешь тут в темноте!) кусты и исчез из виду. Авер, не колеблясь, последовал за ним. Мы с Пчелкой нерешительно замялись но, подбодренные очередным тролльим ругательством, двинулись вслед за ними. Сзади послышался приглушенный Илоркин взвизг, окончившийся интересными высказываниями в адрес колючек, возможных лесных клещей и толстых неуклюжих гномов. Затем треск ломающихся веток и такое же приглушенное, но очень возмущенное сопение.

Оцарапанные и вымокшие (после недавнего дождя, листья сохранили просто огромное количество воды) мы, казалось, окончательно завязли в зарослях, когда Гордей предостерегающе поднял вверх руку.

– Тихо!

В наступившей тишине, нарушаемой только бульканьем редких капель, стекавших по листьям да парящим лошадиным дыханием, издалека отчетливо прозвучали чьи-то голоса.

– Тут пахнет нежитью.

– Но заночевать все-таки где-то нужно. Не в лесу же?

– Тебя страшит лес?

– Нет, сати. Но…

– А те, кого мы ищем, сейчас спокойно уходят, невзирая на ночь и усталость.

– Уверяю вас, сати, они сейчас тоже где-нибудь остановились. Мы сделали хороший крюк, но не обнаружили пока никаких следов.

Гордей еле слышно шепнул:

– Человек десять, не меньше. И два эльсати.

Тролль глубоко вздохнул. На него тут же устремились осуждающие взгляды.

– Хорошо, сворачиваем к этому хутору. Будем надеяться, что они ещё не успели уйти далеко.

– Тем более, что сати Ален, вышедший раньше нас, наверняка уже стаднях в пяти от нас. Если они наткнутся на него, у нас будет время подойти и захлопнуть силки. Хоть пару часов отдохнуть надо.

– Гм… будем надеяться. Оставь на дороге двоих, остальным отдыхать.

Голоса стали удаляться в сторону оставленной нами деревни.

Гордей обернулся к нам. Глаза блестели в темноте.

– Слыхали? Отдохнуть они решили. Ну - будет им отдых!

Послышался жуткий, почти волчий вой, резко оборвавшийся на высокой ноте.

– Меня беспокоит другое - ответил Авер - ты слышал, что он сказал?

– Про второй отряд? Слышал. Но до него ещё дойти надо.

– Агырх, сколько нам ехать до Городецка?

– Такими темпами как раз к старости доедем - буркнул тролль - давайте сваливать отсюда, пока нас не обнаружили. Только на этот раз впереди поеду я.

Гордей неопределенно хмыкнул, однако уступил ему дорогу. Агырх спрыгнул с лошади и передал поводья Аверу.

– Мне так привычней - пояснил он - а у тебя будет сменная лошадь, на случай погони.

– Ты думаешь, я умею прыгать с лошади на лошадь? - рассмеялся Авер.

– Нужда заставит - тролль пожал плечами - научишься. Пошли.

К всеобщему удовольствию, тролль не стал без необходимости лезть в кусты, предпочитая обходить их, одному ему известными тропками. Однако через пару часов, когда тьма стала редеть, уступая место медленно всплывающему из-за горизонта рассвету, я почувствовала что ещё немного и вывалюсь из седла. Бессонная ночь и все остальное не могли не сказаться. А я не железная, чтобы вот так скакать целый день, и половину ночи сражаться со всякой нечистью. Я оглянулась на Илорку, желая поделиться своими ощущениями, пожаловаться и, конечно же - получить горячую поддержку и сочувствие. К моему удивлению, магичка нисколько не кисла, а имела вполне бодрый вид, и даже перекидывалась шуточками с сидевшим позади гномом. Я тяжело вздохнула. Ни в чем нельзя на неё положиться. Оставалось только прикусить язык и терпеть как все.

Следопыт бежал впереди равномерной рысцой, зорко оглядываясь по сторонам, но ни на миг не останавливаясь. Кроме перевязи с мечом и короткой тяжелой палицы в лапах, он тащил на себе внушительных размеров мешок. Я подивилась тролльей выносливости. Я бы наверное и пяти шагов не сделала, свалилась бы и до обеда пролежала. Хорошо, что я не тролль.

Небо все розовело, и где-то в глубине леса стали просыпаться первые птицы. Подул легкий ветерок, тщетно пытавшийся прогнать из меня сонливость. Ничего путного конечно не вышло. Я только раззевалась, рискуя вывихнуть себе челюсть.

Когда солнце окончательно вылезло из мягкой постели (у меня все мысли были только о сне) и принялось за свою основную работу, мы были уже в трех стаднях от места ночлега (какого ещё ночлега?). При солнечном свете, лица остальных меня немного утешили, поскольку выглядели осунувшимися и усталыми. Илорка начала (к моему огромному удовольствию) клевать носом, а в спину ей точно так же клевал Карсиан. Я со всем своим внутренним нытьем совершенно забыла про Доркина. Гном вел себя более чем примерно. Вцепился в свой арбалет и совершенно не подавал других признаков жизни кроме редкого сопения. Я обернулась, чтобы похвалить примерного седока, но при этом нечаянно заехала ему по скуле. Раздался дикий ор, и Доркин картофельным мешком выпал из седла.

Испуганные лошади шарахнулись от нас в разные стороны. Авер чудом удержался в седле. Гордей испуганно обернулся, хватаясь за меч. Только Илорка, ехавшая сзади и все видевшая, вынырнула из полусна и хохотала во все горло, тыча пальцем в мою сторону. Возмущенно вопя и потрясая кулаками, гном вскочил на ноги и устремил на меня полный негодования взгляд. Оказывается, едва усевшись на лошадь, Доркин, как и подобает гному с незамутненной совестью, преспокойно уснул сном праведника. И вот такая-сякая неуклюжая девчонка, которую ещё к лошадям и близко подпускать нельзя, не смогла нормально разбудить… Все это гном высказал в крайне изысканных выражениях, из которых самым мягким было "дура неуклюжая". Под общий хохот (ну кроме меня и Доркина смеялись все) гном вскарабкался на лошадиный круп и, пригрозив - в следующий раз проделать со мной то же самое, снова затих за моей спиной. Отсмеявшись, Авер задумчиво покачал головой и внезапно заговорил совершенно о другом.

– Этот голос, который мы слышали…

– Чей? - переспросил тролль - того сати, что отдавал приказы?

– Да. Он почему-то кажется мне знакомым.

– Кто-то кого ты знаешь и кто знает тебя? - спросил Гордей.

– Я не уверен. И не поспорю даже на медный грош, что это так, но… что-то неуловимо знакомое… интересно…

– Ну раз не можешь сказать точно, то и нечего себе голову забивать - оптимистично сказал тролль - давайте двигаться. До обеда мы должны пробежать…, ну в смысле проехать - не меньше пятнадцати стадней.

– Сколько?! - схватилась за голову Илорка.

– Ты шутишь? - недоверчиво спросил Авер - мне кажется это не совсем реальным.

– Шучу - подтвердил Агырх - надо бы и все двадцать.

– А торг уместен?

– Давайте поменьше болтать и побыстрее двигаться? - предложил тролль и первым подал пример, рысью рванув вперед и исчезнув за деревьями. Нам ничего не оставалось, как пришпорить лошадей. Я поймала себя на том, что совершенно перестала думать об Авере. Даже почувствовала себя немного виноватой перед ним. Он не выходил у меня из головы все эти дни, а теперь, когда он рядом - ну совершенно никаких мыслей. Собственно мы даже толком и не поговорили с ним. и… кажется были рады этому обстоятельству. Чего боится он? Чего боюсь я? Неясная догадка мелькала во мне неуловимой рыбкой, которую вроде бы и видишь в прозрачной воде ручья, и даже вот-вот схватишь…

Солнце. Ну какое может быть солнце в лесу? Солнце для тех, кто в полях, да в лугах. Или хотя бы на лесных полянках. Но осторожный тролль избегал хоть сколько-нибудь открытых мест, выбирая путь или через непролазную на первый взгляд чащу, или обходя манящие пышным разнотравьем островки краем. К полудню мы окончательно выбились из сил. Неутомимый тролль убежал невесть куда, прежде чем соизволил оглянуться и обнаружить, что часть его подопечных - уже никуда не едет, а другая - замедляет ход, завистливо оглядываясь на двух сползших с лошадей девиц и продолжающих гордо торчать за седлами гномов.

– Агырх! - позвал наконец Авер. Все-таки дурацкое имя. Если бы я не знала, что так зовут тролля, то подумала бы что у Авера какие-то проблемы с желудком.

Раздалось шуршание и из-за деревьев показалась недовольная морда тролля.

– Гхолл, чтоб вас - рыкнул он - что, совсем невмоготу? До вечера потерпеть не сможете?

– Ты что - издеваешься?! - тонко взвизгнула Илорка - мы тебе не железные!

– Агырх, ты слегка перегибаешь - вежливо намекнул Авер - если мы сейчас не отдохнем, то к вечеру вообще будем не в состоянии двигаться. За тобой разве что Гордей угонится. У меня конечно есть кое-какой опыт верховой езды, но то была Ашка…

Он запнулся, словно сказал что-то лишнее и помрачнел лицом. Тролль невозмутимо выслушал, посверлил его своими глазками-буравчиками и наконец кивнуть.

– Хорошо, гхолл с вами. Но учтите, что хранители до вечера точно не остановятся.

– После вчерашнего ночлега у них будет повод остановиться и отдохнуть - хмыкнул разбойник.

– Ты имеешь в виду, если игглайне сумели от них отбиться? - хмыкнул тролль.

– Гм…, ты ничего не перепутал?

– Я всегда трезво смотрю на вещи. Особенно, если эти вещи касаются меня. Даже косвенно.

– Давайте отдыхать - успокаивающе сказала я - сил нет вас слушать.

Тролль тут же завалился на землю и принялся храпеть. Гордей удивленно уставился на него. Авер засмеялся.

– Это означает, что нам спать не придется. Он не притворяется - со сном у него быстро получается. Лег-уснул-проснулся.

– И долго он будет спать? - озадаченно спросил разбойник, снимая с себя куртку и расстилая на траве.

– Ровно столько, сколько он назначил нам на отдых. Вот увидишь - проснется через полчаса и примется всех погонять.

Авер плюхнулся на траву и принялся развязывать мешок со съестными припасами. Илорка, едва не урча, как голодная кошка, тут же подползла поближе, впившись глазами в извлекаемую из мешка еду. Авер опасливо глянул на неё, и осторожно протянул ей кусочек соленого сала. Кусочек был моментально выхвачен из рук.

– А хлеб?! - возмущенно протянула магичка.

– Прошу прощения - Авер достал небольшую лепешку и, разломав её пополам, протянул одну половинку Илорке. Раздалось и вправду настоящее урчание, сменившиеся требованием дать ей что-нибудь попить.

Гордей ухмыляясь, нарезал большими кусками кольцо копченой колбасы. Взял в руки кусок заплесневевшего сыра, понюхал брезгливо и бросил обратно. Поднялся на ноги, и достал из чересседельной сумки большую плоскую флягу.

– Извиняйте, девушки - стаканчиков у нас не припасено. Придется с горла пить.

– А нам все равно - чавкая, проворчала Илорка - лишь бы мы первыми отпили.

Через несколько минут магичка, словно насытившийся клоп, медленно отвалилась от расстеленного вместо скатерти куска бархата (из разбойничьих запасов) и с блаженным выражением лица приготовилась ко сну. Я не преминула испортить ей настроение, выразительно показав глазами на вздувшийся животик, выглянувший из-под сорочки.

– Чего? - не поняла сначала Илорка.

– Тебе бы для пользы дела, побегать кругами вокруг нас - посоветовала я, ехидно улыбаясь - скажем раз так… тридцать.

– Зачем? - после сытного обеда, магичка совершенно не хотела соображать.

– А то жирок на животе завяжется - уже прямым текстом объяснила я.

Но Илорка великодушно махнула рукой.

– Пусть хоть немножко завяжется. А то я так чувствую, ему бедняжке в ближайшие дни грозит пренеприятнейшая встреча с позвоночником. Что-то вроде: "Здравствуйте, Я - Илорин живот. А вы - кто? А я - её же позвоночник. Очень приятно. Какими судьбами?" и так далее…

Магичка сыто прижмурила глаза, ловя теплые солнечные лучи, сумевшие пробиться сквозь густые кроны деревьев. Я недовольно вздохнула. В последнее время, рыжая стала просто непробиваемой. Неужели взрослеет?

Я нашла место, где солнце отвоевало у леса порядочный кусок земли, и воткнула в землю прямую ветку. Затем начертила окружность, отметила другим сучком местоположение тени, и принялась ждать, когда тень начнет переползать от моей отметки в сторону. Наблюдать за солнечными часами в детстве было моим любимым увлечением. Отец Ольгерд в свободное время вырезал их из дерева, украшал позолотой, наклеивал полудрагоценные камешки и дарил всем, кто ему под руку попадался. Одаренные такими часами - горячо благодарили, обещали хранить вечно, и тут же бежали к отцу Тимону, заведовавшему хозяйственной частью Валлиса. Тот каждый месяц выезжал в ближайший город за продуктами и заодно сдавал часы знакомому торговцу. Спрос на них был неплохой, несмотря на то, что заводными часами, как и магическими поделками адептов ближайшего сэренсати прилавки были завалены. Говорят, на слуху было поверье, что часы изготовленные в Валлисе, непосредственно под покровительством святого Аверьяна, приносят счастье и удачу, заодно отгоняя всевозможные напасти и происки Селатовых слуг. Знал бы отец Ольгерд…

Я уснула, так и не дождавшись от тени никакого действия. Но едва закрыла глаза, как меня разбудил громкий звериный рёв. Я дернулась всем телом, веки разомкнулись сами, открывая непонятную спросонья картину: все бегают, перекидывают через седла дорожные сумки. Илорка с невнятным мычанием трет кулачками глаза и зевает так, что видны гланды. Авер и Гордей уже на ногах и готовы ехать. Тролль тщательно уничтожает следы нашего пребывания. Я глянула на импровизированные часы. Тень ушла на треть круга вправо. Значит, я все-таки спала. Это что - я так мало спала? Праведное возмущение бгдучьим троллем начало подниматься во мне, грозя вылиться хорошим скандалом, но в то же время руки и ноги так ослабли, что и шевелиться-то не хотелось.

– Что случилось? - простонала я, пытаясь прикинуться лежащим деревом.

– Арса, пора ехать - мягко сказал Авер и протянул мне руку.

– Я же только прилегла! - фальшиво возмутилась я, вставая.

– А я так и вообще глаз не сомкнул! - совершенно искренне (или мне показалось?) заявил тролль. Я невольно фыркнула. Потом озирнулась по сторонам, все-таки не понимая - чем вызваны такие поспешные сборы. Разбойник выглядел очень озабоченным. Авер - спокойным, если не считать легкого подергивания уголка губ. Гномы… гномы уже сидят верхом.

– Что случилось?

– Если и вправду - пятым чувством обладает задница, в данном случае - моя - ответил Агырх - то нам надо уносить отсюда ноги как можно скорее.

– Хранители? - ужаснулась я, прикрывая зевающий рот ладонью.

– А за нами ещё кто-то гонится? - тролль зло осклабился.

Мгновенье, и я взлетела птицей в седло (правда Илорка говорит, что птица вечно похожа на ворону, но кто ж ей, брехливой поверит?). Тролль ужом скользнул в заросли волчьей ягоды и пропал. Я мысленно застонала, направляя туда же бедную Пчелку. Илорка последовала за мной. Авер и Гордей на этот раз почему-то тронулись последними.

Не знаю каким чувством, пятым или шестым, я угадывала направление, в котором пробирался тролль (может быть по колыханию верхних листьев?), и мне никак не удавалось сбиться с пути и тем самым заблудить остальную компанию. Сколько же ещё ехать?!

Внезапно впереди послышался шум, металлический лязг и звучный тупой удар. С замиранием сердца я выехала на небольшую прогалинку. Агырх тщательно обтирал свою неизменную дубинку. Неподалеку от него лежал… труп, с размозженной головой. Догадайтесь, почему я так решила. Тролль дико взглянул на меня, но ничего не сказал. Морд… лицо у него было как у сумасшедшего. Чертыхаясь из кустов выбралась Илорка. Неожиданно Доркин сполз на землю и принялся осматривать арбалет. Глядя на него слез и Карсиан.

– Вы чего? - непонимающе спросила я.

– Надо значит - буркнул угрюмо гном.

– Гордей, чего они? - обратилась я с вопросом к подъехавшему разбойнику. Тот молча кивнул гному и, как ни в чем не бывало, проехал вперед. Авер, появившийся последним, кажется - тоже ничего не понял. Но, глянув на сосредоточенные гномьи физиономии, явно догадался. Густо покраснел и сказал:

– Не надо, Доркин…

– Не боись - усмехнулся гном - мы их слегка задержим, а потом в лес уйдем.

– Тогда я тоже останусь - заявил Авер.

– Дурака нам только и не хватало - съехидничал Доркин - Карсиан, присядь пока в кустах. Как расстреляю первую обойму - вылезешь.

И тут до меня дошло! Но времени на размышления уже не было. Тролль снова пустился рысью, и нам ничего не оставалось, как следовать за ним. Мне казалось, что мы несемся, не разбирая дороги, лишь бы уйти подальше. Но стадня через два, когда я окончательно разуверилась в тролльей самоуверенности, Агырх внезапно свернул налево, выскочил на узкую лесную тропинку и остановился, поджидая нас.

– Мне кажется, что гномы их надолго не задержат - он смачно плюнул, метясь в муху, блаженствующую на первых редких цветочках мухосбора. Муха испуганно вскрикнула и как всякая порядочная женщина обложила нахала продолжительным красноречивым жужжанием. Тролль нисколько не смутившись продолжал:

– Не пора ли нам сделать небольшой крюк, чтобы сбить хранителей со следа?

Авер озадаченно глянул на него:

– Идея неплохая…

– Да говори прямо, мучитель - во сколько стадней нам этот небольшой крюк обойдется?! - простонала магичка. Тролль осклабился:

– Если устала на лошади - хочешь, я тебя на руках понесу, радость моя?!

Илорка тут же выпрямилась в седле и, потерев кулачком поясницу, сказала:

– Нет, с гномом удобнее было. Хоть спине было на что опереться…

– Тут в четырех стаднях к западу селеньице есть небольшое - пояснил Агырх - люди всё честные - контрабандой занимаются.

Гордей прищурился усмешливо и кивнул. Я не выдержала и засмеялась.

– Честные?

– Честнейшие! - подтвердил тролль - я бы им доверил самое дорогое, что у меня есть - жаль только, что нету у меня ничего.

– Сворачиваем - решительно сказал Авер - давай - веди.

– Э, нет - так не пойдет - возразил тролль - давайте-ка сначала вы слезете с коней и обмотаете им копыта тряпками. Да и себе заодно.

– Что - себе? - не поняла я - копыта?

– Ну… у кого - что - ухмыльнулся Агырх, и усевшись на землю принялся доставать из своего мешка какие-то тряпицы, судя по запаху - явно уже побывавшие на тролльих лапах.

Я спрыгнула с Пчелки, пытаясь вспомнить - есть ли у меня в сумках что-нибудь подходящее.

– А если нечем обматывать - тогда что? - спросила недовольно Илорка, повертев в руках шелковый пеньюар, извлеченный ею из сумки. Ни разу не видела, чтобы она его одевала.

– Тогда надеваешь сапоги задом наперед, перебиваешь своему жеребцу подковы таким же образом - и в путь - съязвил тролль.

Я не пожалела запасной рубашки, совсем новой, ни разу не надеванной. И даже с Илоркой поделилась. Разбойник быстро и умело обернул копыта своей кобылы кусками недавней скатерти, затем поделился остатками с Авером и помог ему справиться с его лошадью. Вскоре мужчины усевшись рядом с троллем, трудолюбиво обматывали свои сапоги тряпьем, в то время как я и Илора с трудом приподняв левую переднюю ногу Зебера - тщетно пытались намотать на его здоровенное копыто кусок ткани. Как только мы отпустили жеребячью ногу, зловредный жеребец слегка потряс копытом и весь наш труд пошел насмарку.

– Ну, вы долго ещё будете возиться? - глумливо обреченным голосом вопросил тролль - время…

Авер приподнялся с земли, очевидно решив нам помочь, но Гордей его опередил. Я вообще заметила, что разбойник постоянно выскакивает впереди Авера. Словно заботится, чтобы тот ручки не перетруждал. Вот и теперь - Гордей не только обмотал копыта нашим лошадям, но и принялся за Илоркины лапки. Магичка разумеется прикинулась беспомощным младенцем, которого ещё бы с ложечки покормили… родительской жёванкой… Я опустила глаза на свои сто лет не мытые сапоги (а уж ноги - тем более) и принялась прикидывать - как бы поудобнее приладить тряпку? Внезапно мужские руки перехватили у меня кончик ткани…, я подняла глаза на Авера и замерла, уставившись на него во все глаза. Он смущенно улыбнулся и потупил глаза.

– Тебе помочь?

Я часто закивала головой. Конечно - помочь. Я согласна на любые опасности, на любые погони - лишь бы… ну взбредет же в голову всякая чушь? Лишь бы ты, Авер, почаще помогал мне сапоги тряпьем обматывать?

Вслух я не сказала ни слова. Просто сидела и смотрела, как двигаются его пальцы.

– Все - готово - сказал он наконец и посмотрел на меня в упор. Теперь пришла моя очередь смущаться и опускать глаза.

– Готовы? - весело спросил Агырх, словно мы собрались на вечеринку, по случаю дня рождения его бабушки - лошадей ведите в поводу, по сторонам особо не разбредайтесь. Пошли!

Илорка, проходя мимо, ткнула меня локтем в бок и, кивнув в сторону Авера, заговорщически подмигнула. Я счастливо улыбнулась и подобрала у Пчелки повод. Подумаешь - погоня. Когда Авер рядом - мне ничего не страшно.

А по зрелому размышлению - и без него не страшно - подумала я зачем-то - нет во мне страха ни перед сати, ни перед друанами - воинами сэренсати. Наверное я просто ненормальная…

Расстояние до контрабандистского логова мы преодолели одним махом. Надежда отдохнуть в нормальном доме, а не в лесной чащобе, придала мне сил. И всем остальным тоже. Даже неприхотливый тролль с облегчением вздохнул, когда впереди показались приземистые избушки - с крышами, сплошь заросшими травой.

– Ничего себе - маскировочка, а? - подмигнул он и осторожно двинулся к хутору, бросив нам небрежно - вы пока не ходите, а то не ровен час - получите арбалетным болтом промеж глаз…

Раздался еле слышный свист. Ему ответило затейливое птичье пение. Тролль снова свистнул, на этот раз как-то по-особому. Из-за крайней избы показался человек, с арбалетом на изготовку. Он напряженно вглядывался в нас, абсолютно не обращая внимания на Агырха. Тролль не обиделся.

– Здорово, Дамир - сказал он.

– Коли не шутишь - отозвался тот - кого с тобой Иш принес?

– Шкода не вздорная - заговорил успокаивающе тролль - птички не малиновки - петь не умеют. А вот в гнезде пересидеть да червяка поймать - согласны.

– Что за ворона из дома вылетела? - так же непонятно спросил Дамир.

– Та ворона, что Летягу и Синеона склевала.

Дамир помрачнел.

– Что ж ты таких пернатых в медвежий малинник приволок, хныга бгдучий?!

Тролль покаянно воздел вверх руки.

– Скощай, пасечник, больше некуда было. Да и не надолго мы. На часок откинемся, а потом снова по веткам.

– А птички-то яйца откладывать умеют?

– Не то чтобы куры-несушки, но для тебя найдем, чем поворожить - откликнулся Агырх и махнул нам рукой, мол - пошли.

Вся наша компания слушала этот затейливый разговор, разинув рты. Я ничего не поняла, кроме того, что нас обозвали какими-то птичками и хотят заставить нести яйца. Тем временем, тролль продолжал болтать с контрабандистом, на иносказательном языке.

– А что, пчелы в улье?

– Да пяток вернулись вчера. По зайчатину ходили. Твои… случайно не маэны будут?

– Нет. Ты бы пчелок своих разослал по полянкам…

– Без горбатого дохромаю.

– Ну я ж так, на всякий случай - усмехнулся тролль - вдруг хромота не дойдет.

– Слушайте - взмолилась Илорка - вы бы не могли на нормальном языке разговаривать?

Контрабандист удивленно воззрился на покрасневшую магичку, так словно бы лошадь заговорила. Агырх захохотал:

– И вправду, Дамир, перепелки - трескотни сорочьей не понимают.

– Вот в улей заберемся, тогда и поговорим - рассудительно ответил тот - мало ли чего. Или не знаешь - в лесу у каждого дерева по три уха.

– Как это? - заинтересовался Авер.

– Одно для тебя слушает, другое - для врага твоего.

– А третье? - не удержалась я.

– А третье - врёт - сказал Дамир - хватит болтать, забегайте в уле… в дом, да побыстрее. Лишний глаз - делу помеха.

– А что, у деревьев ещё и три глаза? - Илорка распахнула свои глазки, само собой, не только для того чтобы выразить удивление, но и продемонстрировать их восхитительную зелень.

– Ну да - помедлив ответил контрабандист - три уха, три глаза, три языка и три…, ну и ещё кое-чего… три.

Магичка собиралась уже уточнить, насчет последних трех органов, но я от души пихнула её кулаком в спину. Хорошо, что дверь открывалась наружу…

Авер с облегчением рухнул на ближайший табурет. Я обнаружила лавку, возле печи, такой же приземистой, как и сама изба. Илорка, украдкой погрозив мне кулаком, уселась рядом со мной. Гордей, потоптавшись у порога, собрался было выйти, но Дамир удержал его за локоть.

– Лошадками вашими я займусь. Негоже им у крыльца маячить. Вы пока располагайтесь, я обо всем позабочусь.

С этими словами он вышел за дверь.

Первой начала конечно же рыжая.

– Агырх, а что все эти слова означали?

– Какие? - прикинулся непонимающим тролль.

– Ну, когда ты с этим бандитом разговаривал…

Гордей коротко хехекнул, словно в горле запершило. Тролль зевнул:

– Дамир контрабандой не занимается. Просто держит этот хутор. А уж кто сюда наведывается - это дело другое.

– Так я и поверила - возмущенно заявила Илорка - не надо мне чулки на уши натягивать! У него наружность самая что ни на есть контрабандистская.

– Он хозяин хутора, на их условном языке - улья. Пчелы - это те, кто мед собирает и переносит. То есть - контрабандисты. Ну а все остальное - специфика работы.

– А что означает - по зайчатину ходили? - полюбопытствовала я.

– По зайчатину-то? Встречались с эльфами, только и всего - Агырх равнодушно пожал плечами, словно и в самом деле ничего особого не сказал.

– Как это… - вырвалось у меня - разве их не всех…?

– Вырезали? - понял тролль - да нет. Пустошь большая. И лесов хватает. А у хранителей пока руки коротки, не так уж они и всемогущи. Иначе бы я здесь с вами не сидел.

Магичка обиделась за своего сати.

– Это временные трудности - заявила она, задрав нос - ещё лет десять и, кроме как в нескольких спецпоселках, на земле Пустоши ни одного маэна не останется.

– Это тебе твой сати сказал? - злобно спросила я. Это ж надо, куда её занесло…

– Что же тут хорошего? - спросил Авер - неужели на всех земли не хватит? Для чего понадобилось уничтожать эльфов и вампиров? С ними торговать надо - выгода от торговли очевидная. Что - оттого, что эльфов вырезали, люди лучше жить стали?

Тролль снова зевнул и, осторожно нас с Илоркой раздвинув, полез на печь.

– Разбудите меня, когда есть начнете. И советую всем не забивать головы всякой всячиной, а отдыхать. Не наше это дело - гусей щипать.

После этих слов послышалось густое ровное сопение. Тролль уснул.

Илоркины уши внезапно покраснели, и магичка принялась, как кошка, умащиваться на лавке, собираясь прикорнуть (и попутно лягнув меня в бок). Произошедший разговор и мне настроения не поднял. Неужели мы все настолько разные, что об одном и том же думаем совершенно разные вещи? Я взглянула на магичку, на широкую троллью спину… Гордей привалился к стене у окна, так чтобы не выпускать из виду двор. Авер уселся с другой стороны.

– Арса, садись за стол - сказал он, тыча пальцем в соседний табурет. Я послушалась.

Тихо шоркнула дверь (петли из кожи сделаны, чтобы не скрипела) и вошел Дамир. Я с интересом уставилась на него. Невысокий и даже ещё не старый. Коротко остриженные волосы мышиного цвета, да нос усыпанный серыми конопушками. А глаза - как иголки. Вот они какие - контрабандисты, Селатовы собеседники. Так их называли хранители, за то что те торговали с эльфами и вампирами. Сэрэнсати особо их не преследовали, разве что с поличным возьмут. Может и сами пользовались услугами Дамира и ему подобных.

Между тем, хозяин дома уселся за стол, положив перед собой крепкие мозолистые руки. С чего бы мозоли? - подумала я - не похоже, чтобы он крестьянствовал.

– Спрашивать ни о чем не буду - произнес наконец Дамир - но через пару часов появятся друаны. И напрасно этот хныга каменютый разлегся на моей лежанке.

– За хныгу ответишь - отозвался с печи тролль, как будто это не он только что умиротворенно сопел носом - насчет сати - это точно?

– Точнее не бывает - усмехнулся Дамир - Вигарий веточку прислал.

– Вы хотели сказать - весточку? - сонно поправила его Илорка, приподнимая голову.

Контрабандист непонимающе уставился на неё.

– Нет, радость моя - ответил за него Агырх, спрыгивая с лежанки - веточка - это стрела с меткой.

– Вы хорошо стреляете? - спросила я, без особого любопытства.

– Умеем кое-что - процедил Дамир - но не настолько, чтобы отбиваться вместе с вами от хранителей.

– Все что нам нужно - немного еды в дорогу - сказал Авер, внимательно вглядываясь ему в лицо - и если нетрудно…, если вам известно…

– О чем ты, парень?

– Агырх, как называется то селение, о котором ты говорил?

– Не Вольки.

– Странное название для деревни - заметил Гордей.

– Это уж сами маэны постарались - усмехнулся Дамир - так вот куда вы собираетесь.

– Есть ли кратчайший путь?

Контрабандист глубокомысленно поднял глаза к потолку.

– Мнэ… есть одна тропа. Только…

– Что - только?

– Только с лошадьми там не пройти. Болота.

– То есть как это?! - рыжая окончательно перестала притворяться засыпающим лебедем, и с негодованием уставилась на контрабандиста - бросить лошадей? Оставить вам моего Зебера? А хре… а может вам ещё и спинку почесать?!

– Спинку, говоришь? - заинтересованно переспросил Дамир.

– Щас, только когти заточу и ядом смажу - огрызнулась магичка, от возмущения перестав быть воспитанной и деликатной ведьмой.

Я была с ней полностью согласна. Оставить в сомнительном месте сомнительным людям Пчелку?! Да они же тут же её продадут какому-нибудь гному!

– Он прав - подумав, кивнул Гордей - здешние болота, как я слышал - гиблое место. Лошадей потопим зазря. А Дамир даст хорошие деньги…

– А может его самого в мерина превратить? - взвилась Илорка, и угрожающе выставила перед собой растопыренные пальцы.

Дамир, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не выбежать из дома с воплем: "Помогите, честных контрабандистов в меринов превращают!", бочком-бочком отодвинулся в сторону выхода и вместо того, чтобы задать резонный вопрос "а она может?" робко и вместе с тем уважительно спросил:

– А почему именно в мерина?

Агырх не выдержал и начал просто дико хохотать, шлепая себя здоровенными ручищами по коленям. Авер тоже улыбнулся, правда одними глазами и чуть-чуть - уголком рта.

– А чтобы не плодился! - со злорадством просветила Илорка.

– Я же как лучше - стал оправдываться контрабандист - вам все равно с лошадьми далеко не уйти…

– А без лошадей мы больше нашагаем, да? - магичка прищурила один глаз, отчего сразу стала походить на лихо одноглазое, красочно изображенное на картинке "Старых сказок леса". В детстве я, когда натыкалась на неё - быстро переворачивала пару страниц и спокойно читала дальше.

Авер наверняка угадал Илоркины мысли - безлошадной эльсе далеко не уйти и много не заработать. Может и мои угадал…, потому что спросил:

– А может, все же попробуем с лошадьми?

Дамир патетически вскинул вверх руки.

– Я что - обмануть вас хочу?! Оно мне надо?! С часу на час нагрянут люди из сэренсати и порежут бедного Дамира на мелкие кусочки. А вы - торгуетесь! Да если бы можно было - я бы сам вам сказал…

Я скептически поджала губы - сказал бы он, как же… и не вяжутся его торгашеские вопли, с тем как он выглядит… и как двигается. Не знаю, откуда у меня возникло это чувство…, но я увидела в контрабандисте бывалого воина, способного убить одним ударом.

Авер помолчал немного и уставившись на свои руки спросил:

– А как близко мы выйдем к поселку?

– Складней триста будет - немедленно ответил Дамир - там все сплошь кустарником заросло - никто и не заметит.

Тяжелый вздох и его взгляд ясен и тверд.

– Надо идти. Нам пора.

Контрабандист засуетился.

– Еда у нас не абы какая, но соберем что получше. Преаник вас проводит через топи. А лошадок сбережем до вашего возвращения - тут он постно потупил глаза и скорчил скорбную мину - в лучшем виде.

Скорее всего это означало, что он продаст лошадей на следующий же день, после нашего ухода. Гордей встал из-за стола и направился к выходу. Тролль, не сомневаясь, что договор уже в силе, с ухмылкой показал Дамиру все пять толстых растопыренных пальцев, отчего у того брови изумленно взлетели вверх.

– Шутишь?!

Я поднялась с табурета, чтобы пропустить Авера и твердо сказала:

– Пчелку я не оставлю.

Наступила удивленная тишина.


ГЛАВА 15. | Невеста Для Святого | ГЛАВА 17.