home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 11.

Я металась по отведенной нам комнатушке, как… не знаю кто. Илорка смирно сидела на кровати и крутила головой вслед за мной. Ян оседлал колченогий стул и, добавив для надежности пару своих ног, задумчиво чесал подбородок.

Вот тебе и сати! Вот тебе и хранители Ишевы! Но Авер, Авер! Не могла я сразу сообразить что ли? Появился в центре ведьмина круга, из ниоткуда. Весь такой загадочный. Странные знакомства. И сила…

– Арса, да не расстраивайся ты так - робко мяукнула магичка.

– Да она скорее разсемерилась, а не разтроилась - хмыкнул Ян.

Я внезапно остановилась посреди комнаты и принялась грызть ногти.

– У неё ещё есть какие-нибудь вредные привычки? - хихикнул феалсо - или это самые худшие из них?

– Заткнись! - хором рявкнули мы с Илоркой.

В комнате воцарилась тишина. Ян изобразил испуг и обеими руками зажал себе рот.

Я рухнула на кровать рядом с Илоркой, так что магичка испуганно подскочила на месте. Было отчего взбеситься. Хитрющий хранитель свалил на нашу троицу самую нудную работенку - расспрашивать об Авере всех, кто не был прямо втянут в эту историю. И я должна была помогать в поисках человека, которого… только для того чтобы его схватили и убили?! Шалак б"гдукар! Селат вас всех побери!

Несмотря на все мои вольности, Валлис вбил в меня определенные представления о мире. И хранители играли в нем не последнюю роль. Каждый благословенный Ишем должен помогать им, потому что именно они ближние слуги его. Но теперь мир перевернулся с ног на голову, и это было невыносимо. Мне, Ишевой семечке отказать в помощи хранителю? Мне - помогать поймать человека, который для них просто помеха? Что же это за ревнители Ишевой истины, если боятся того, кто может оказаться святым? Я не стану помогать им, но ведь этого недостаточно. Со мной или без меня, рано или поздно - Авера все равно схватят. Та же Илорка укажет на него, потому что она из сэренсати розы. Или этот феалсо, рыцарь Ишев, а грубо говоря - хренов - с удовольствием заработает себе и своему ордену пару плюсиков во мнении сэренсати.

Я попыталась глубоко вздохнуть и успокоиться. Вытерла ладонями лицо и поднялась с кровати. Мои попутчики вопросительно уставились на меня.

– Что уставились? - грубо брякнула я - пошли!

Алейус уединился в лучшей комнате трактира и, попивая вино, терпеливо ждал, когда приведут Гордея. Давешние посетители угрюмо горбились на своих местах. Олдея после допроса заперли в чулане.

Я кивнула Яну на бородачей, нервно ощупывающих свои пояса; магичке - на не менее напуганных торговцев, а сама направилась к тому внезапно говорливому мужику, сидевшему в одиночестве и уже в сотый раз с тоской устремлявшему свой взгляд на входную дверь.

Он подобострастно уставился на меня, всем видом выражая желание помочь. Я села напротив и с самым мрачным видом уставилась на него. С минуту мы молчали.

– Ну, так что ты хотел рассказать сати? - наконец спросила я, постаравшись придать голосу побольше жестокости.

Мужик придал лицу самое масленое выражение и растянул губы в улыбке, демонстрируя на редкость гнилые зубы.

– Я всё сам расскажу, госпожа сати!

– Я - не сати - перебила я его, хмурясь.

– О прошу этого… как его…? Прощения! Виноват, виноват! И как я сам не догадался, госпожа ведьм… маг… эльса! Госпожа эльса!

Я злобно прищурила глаза и прошипела.

– Я - не ведьма, я - не маг, я - не эльсартишшшш… Я - сиида. Сиидагрейн. Слышал о таких?

На мгновенье лицо мужика выразило недоумение, но оно тут же осветилось глуповато-восторженной радостью.

– Как же, как же - весьма наслышаны! Кто ж не знает?! Очень даже… мы со всем уважением… э-э-э…

Ну вот - мрачно подумала я - не знает. Просто старается угодить.

Я тогда не знала, что хранители не очень-то стремились давать объяснения по поводу дальнейшего жизнеустройства сиидагрейн из Валлиса. Не то чтобы скрывали (подобная таинственность наоборот привлекла бы постороннее внимание), но и лишний раз об Ишевых семенах не распространялись.

Тяжело вздохнув про себя, я облокотилась о крышку стола, спрятав пальцы рук (чтобы не видно было, как они мелко и противно трясутся) и начала допро… опрос свидетеля.

– Итак, чему именно ты был свидетелем? Никакие слухи и устные легенды меня не интересуют. Только то, что видел своими глазами.

Маленькие ушлые глазки внимательно следили за выражением моего лица.

– Я тут заночевал вчера… с утра ещё. Шаляй картишки раскинул, ну и компания собралась подходящая. По червонцу с носа на круг, ну и засиделись до вечера. А перед заходом зашел этот самый… ну которого вы ищете. И тут Рыжий снимает весь котел.

– Котел?

– Ну - все что мы на круг ставили. Чуть не прибили его. Ведь знаем, что у него - если не в рукаве, так в сапоге пара картинок всегда припрятана. Пришлось потрясти его немного. И странное дело - на этот раз ничего не нашли…

Я испытующе глядела в бегающие зрачки этого мошенника, а сердце сжималось и ныло от безысходности. С каждым мгновением Авер уходил всё дальше. А ведь почти что догнала…

– Ну и поцапались маленько. Шаляй-то картишки со стола прибрал и под стол. А Фанька и Репей все же пошли во двор - с Рыжим разбираться. А Рыжий-то не дурак - только за дверь, тут же и слинял куда-то.

Я медленно потянула из ножен кинжал и принялась рисовать символ Ишева благословения на черных от времени и пролитого пива, но все ещё крепких досках стола. Глазки напротив - тут же переключились на кинжал. Оценили, посчитали, сделали выводы. Заблестели алчностью вперемешку с опасением. Дурак! Я его напугать хотела, а он что себе вообразил? Что я ему кинжал подарю?

– Меня не интересует, куда девался твой Рыжий - с нажимом сказала я, вонзая острие в многострадальный стол - меня не интересует, кто там выиграл или проиграл. Еще одно слово не по существу, и у тебя будет вовсе не десять пальцев на руках.

– Извините, госпожа сиида - это больше не повторится - торопливо пробормотал мужик, поспешно спрятав пальцы под стол.

Память у него, по крайней мере - цепкая. Запомнил, как меня называть.

– Итак?

– Э-э-э… вот тогда я и заметил этого парня - продолжил мужик, как ни в чем не бывало - честно скажу - впечатления он особого не произвел. Одежда потрепанная, да и не богатая. Хотя, конечно - это ещё ни о чем не говорит. Это только городские выскочки богато одеваются, а местные торгаши вовсе как побирушки ходят и от медяка брошенного - носа не отвернут. Зато таких и пощипать одно удовольствие…

Я выдернула кинжал из стола и принялась крутить его между пальцами.

– Ага… тут прибежал Великан Олдей и ребят утихомирил. А парень этот…

– Авер.

– Чего?

– Его зовут Авером. Аверьяном то есть.

Не знаю, зачем я поправила этого придурка? Может - просто хотелось услышать это имя со стороны?

– Ну да… Авер значит… - мужик кашлянул и принялся почесывать кончик носа, усиленно не глядя на меня - он к стойке подошел и тихо чего-то у Эньки спросил. А деваха уж сколько дней с щекой маялась. А он руку к Эньке приложил, ну… к щеке то есть, подержал сколько-то, а потом присел за ближайший стол. А Гордей… ну вы уж про него знаете…, в уголочке сидел, да парнишку одного послал, клиента оценить… на предмет пригодности…к обслуживанию.

– Оценил?

– Видел я, как Гордей ребятам своим знак условный подал. Стало быть - оценил.

– Угу… - я задумчиво оглядела свои ногти и попыталась подрезать кинжалом пару заусениц - как, говоришь, тебя зовут?

– Меня? - с готовностью переспросил мужик.

– Тебя.

– Тибальтом Шаршавым называют.

Я хмыкнула. Ну и имечко! Ему бы Тибальтом Скользким назваться. Видно же, что без мыла в зра… в игольное ушко пролезет.

– Продолжай.

– Гляжу, Энька начала румянцем покрываться и просто цветет и пахнет. Мигом к этому Аверу подлетела, обслужила по первому разряду и кувшинчик вина за счет заведения поставила.

– Энька - она кто? - усомнилась я. Это ж надо - разносчица какая-то, а вином за счет заведения угощает?

– Да она полюбов… невеста Олдея. Так-то вместе пока не живут. У Эньки старики больно строгие, а Олдею на свадьбу тратиться жалко.

– Дальше - одними губами, почти беззвучно сказала я.

– Ну, щека просто на глазах спадать стала. Олдей на радостях самую лучшую комнату гостю предложил. Да тот отказался. Выбрал что поплоше. Побоялся видать, что к утру трактирщика жаба задушит.

– И всё?

– Про то, как Гордеевых ребят на двор привезли, а сам Гордей спятил - рассказывать?

– Нет, спасибо. Что-нибудь ещё?

– Всё что знал…

– Ну, предположим, что не всё сказал. Где мне найти Гордея?

Тибальт трагически прижал руки к груди.

– Откуда ж мне знать? Я человек маленький, с разбойниками не связываюсь. Если уж слуги Ишевы пока не нашли - что я могу?

– Ладно. Не хочешь мне говорить - расскажешь сати Алейусу.

Я поднялась из-за стола.

– Э-э-э… госпожа сиида, кажется я погорячился - заискивающе промяукал Тибальт. Кажется перспектива общения с сати ему не пришлась по душе - возможно я знаю, конечно не очень-то и много… но наверное смогу помочь.

– Итак? - я оперлась о стол, нависая над мужиком. Тот втянул голову в плечи и опасливо зыркнул на меня.

– А потом я могу быть свободен?

Я чуть не ляпнула, что - да, катись на все четыре стороны. Однако вовремя спохватилась.

– Ты не в том положении, чтобы ставить условия. Или говоришь сейчас, или я отведу тебя к Алейусу.

– Гордей с меня голову снимет… - проныл Тибальт, всем видом показывая, как он нуждается в собственной голове.

– Насколько я поняла - Гордей сильно изменился после встречи с… Авером. Возможно, что он тебя и пощадит. Могу только с уверенностью сказать, что сати Алейус с Авером ещё не встречался, и даже если встретится - вряд ли изменится.

Тибальт заговорщически поманил меня скрюченным узловатым пальцем. Я подставила ухо.

– К востоку от тракта, стаднях в пяти - есть небольшая усадьба. Вроде бы ничего особого - живут себе муж и жена, скот держат и кожевенную мастерскую…

Скрипнула дверь, и в зале появился хранитель. Повертел головой, хрустя шейными позвонками, словно не замечая нас, пригладил волосы и подошел к окну. Довольно-таки оживленные разговоры допрашивающих и допрашиваемых - стихли. Все взгляды устремились на хранителя. Алейус принялся насвистывать какой-то, одному ему известный, мотивчик и притоптывать в такт ногой.

Илорка старательно прокашлялась и продолжила допрос. Хранитель подошел к столу, за которым сидел Ян и опустился на соседний стул. Я взглянула на павшего духом Тибальта, и отказалась от мысли выпытывать у него что-либо в присутствии сати. Молча подошла к окну и тоскливо уставилась вдаль, пытаясь напевать себе под нос что-то неопределенное. В горле начал собираться противный ком, который никак не желал проглатываться. И куда тебя селат несет, Авер?

Рядом со мной кто-то шумно вздохнул. Я скосила глаза налево. Рядом стоял Алейус и старательно мне подражая щурил глаза в окно.

– Как успехи?

Я пожала плечами.

– Ничего конкретного. Видел только то, что все видели. Слышал только то, что все слышали. Где в настоящее время находится Гордей Карт-и-роу - понятия не имеет.

– Не падай духом, дитя Ишево - утешающе сказал сати - ещё ни один закоренелый грешник не выдерживал духовного общения с лепестками Иша.

– Вы имеете в виду…?

– Да - именно это - кивнул Алейус - слово Ишево несет в себе больше силы, нежели все магические ухищрения селатовых магов. Слово и дело…

Я невольно поежилась. Про сэренсати Астры много слухов ходило, но не было ни одного реального свидетеля их "свершений во славу Иша" (как гласили, вывешиваемые после задушевных разговоров с грешниками, объявления).

– Простите, сати Алейус, но мы могли бы поехать на поиски этого лжесвятого прямо сейчас. Время уходит, и Иш знает где он может спрятаться…

– Похвальное стремление, сиида - одобрил хранитель, не скрывая легкой усмешки - верю, что только благими намерениями продиктовано это предложение. Но до завтрашнего утра никто из трактира не выйдет. У порога и под окнами дежурят наши воины, окружившие это гнездо греха ещё и внешним кольцом.

– Очень предусмотрительно с вашей стороны - кивнула я, через силу скривив губы в сомнительной улыбке, и отошла от окна.

– Да не будет вам это затворничество в тягость - сказал вслед Алейус - я прекрасно понимаю - молодость требует немедленных действий; но опыт требует взвешенности поступков и осмысленности. Думаю, Великан Олдей в виду сложившихся событий не откажет вам ни в еде, ни в питье.

Я резко развернулась и направилась к пустующей стойке.

– А что, Олдея уже выпустили?

За стойкой раздалось осторожное покряхтывание. Затем показалась лысая макушка.

– К вашим услугам, госпожа си…

– Арса. Меня зовут Арса!

– Мда… госпожа Арса. Чем могу услужить?

– Что у вас тут есть из напитков… покрепче?!

Феалсо и магичка обложили меня с боков.

– Арса, ты чего? - опасливо шепнула Илорка.

– Арса, может не надо? - с отеческой заботой прошептал Ян.

– А вы что - не составите мне компанию? - деланно возмутилась я, расталкивая их ладонями.

– Э-э-э…

– Что ты мычишь? Я что невнятно выразилась?!

– Ну, самое крепкое, это - ДУП.

– Чего? - я удивленно округлила глаза.

– Ну, коктейль такой у нас, самолично Гордеем Кривые когти изобретенный. Три сорта крепчайшего эля, настоечка зерновая, малиновая бражка и кусочек ягдина корня.

– Ягдин корень! - завопила Илорка - это же - яд!

– Ну пока никто не помер - обидчиво заявил трактирщик.

– Вот и отлично - я стукнула кулаком по стойке - то что надо. А почему кстати название такое - ДУП?

– По первым буквам слов называем. А полное название: Доброе Утро, Принцесса - Олдей слегка подмигнул левым глазом.

– Ну, я долго буду ждать? Три порции этого самого ДУПа, живо!

Что на меня нашло - не знаю, но я готова была разнести на части и трактир, и всех кто в нем находился. Включая себя саму…

Олдей рысью выбежал на кухню, и через несколько минут вернулся с тремя полными кружками.

Я не колеблясь сделала большой глоток. К моему удивлению, дух у меня не захватило, горло не обожгло, и я не брякнулась навзничь, раскинув конечности в разные стороны. Мои спутники с дружным вздохом (очевидно решив, что сходить с ума в одиночку - не по-товарищески) прильнули к своим кружкам. Я почмокала губами.

– А неплохо!

– Вам бы с этим поосторожней - нерешительно пробормотал трактирщик - штука коварная. Сам Гордей больше двух кружек не осиливал.

– Что мне твой Гордей! - голова была ясная, но трактирная стойка почему-то начала слегка раскачиваться перед глазами, вместе с ожидающе застывшим Олдеем.

Я отхлебнула ещё и рассеянным взглядом оглядела трактир. Куда подевался Алейус? Да гхолл с ним! Двумя отчаянными глотками допив коктейль, я придвинула кружку к трактирщику.

– Повтори!

Олдей покачал головой, но спорить не стал.

Я размашисто облапила присмиревшую магичку.

– Ну до чего погано, Илорка! Ты представить себе не можешь. Я не могу… По рукам и ногам связана. Мне бы сейчас к нему… Поговорить, объясниться. И чего ж я дура - тогда, у Льесы, прямо не сказала? Понимаешь? Ты меня понимаешь?

– Угу, понимаю - натужно согласилась магичка, старательно разглядывая кончик своего носа.

– Ян! Ты меня понимаешь?

– Ни хрена… прекрасно тебя понимаю - поспешил проявить солидарность рыцарь.

– Вот-вот - торжествующе объявила я - ни хрена вы не понимаете, зраки орочьи! Вам бы пузо набить да выспаться. Ах да… Ян, у тебя женщины уже были?

Феалсо начал медленно и насыщенно краснеть.

– Ну…

– Гну! Вот перед тобой готовая к употреблению девственница, просто жаждущая чтобы её того…

Наступило неловкое молчание. Наши бывшие допрашиваемые с любопытством глазели на нас.

– Что? Что ты так уставился, б"гдук?! Я не про себя говорю! На Илорку смотри!

Магичка ахнула и мутно-укоряющим взглядом уставилась на меня, прижимая ладошку к груди.

– Арса! Как ты… такое про меня…? Да я…

Илоркины глаза стали набухать, готовясь пролиться ручьями слез. Я немного опомнилась.

– Лорик, прости! Ой, я - дура! Как я могла такое про тебя сказать? Ян, ты тут ничего не слышал! Илорка - честная девушка, и вовсе не стремится…, и вообще мужчины для неё - тьфу!

Магичка в очередной раз ахнула, и снова принялась копить слезы.

– Все ничего не слышали?! - рявкнула я в зал.

Мужики слаженно закивали головами.

– От кого завтра услышу - убью! - пообещала я.

Рыжая впала в полный ступор и, подперев кулаком щеку, принялась тихо плакать.

– Лорка, ты чего? - я недоуменно захлопала глазами - я что - опять что-то не то сказала?

– Как ты могла? - всхлипнула магичка - такое…, как это мужчины - тьфу?! Для меня - тьфу?!

Я глубокомысленно опустила голову вниз, собираясь что-то возразить, но поймала взглядом стоявшую передо мной кружку и передумала.

Чьи-то крепкие руки обхватили меня за талию.

– Арса, может хватит?

Я обернулась. Феалсо не так опьянел от выпитого, как мы.

– Что ты меня лапаешь, пррдурок?! - завопила я - руки убери! Смтри издалека и облизывайся! Тут тебе ничего не светит.

Ян ту же отцепился и, с досадой махнув рукой, уплелся к торгашам.

После небольшого усилия я снова поймала глазами пригорюнившуюся магичку.

– Илорк, перестань! Мы же подруги! Хошешь я пред табой извннюсь?

– Ннадо - гнусавым от слез голосом промычала рыжая - ничиво ннадо.

– Ну Лорк… ну подруг… ну? Ну, ты ж меня поннмаишь?

– Угу - согласилась магичка.

– Он видьшь ли - тучки руками - фыррр! И нету. Он - святой, да?

– Угу - опять согласилась Илора.

– А я?! Я ж просто девчонка перед ним - горестно сказала я и, подперев голову нетвердыми руками, впала в грусть.

За спиной началось невнятное перешептывание. Я резко развернулась.

– А вы почему не пьете? Или вы нас не уважаете?

– Уважаем! Уважаем! - дружно закивали головами задержанные.

– Тогда всем - ДУПа! Всем пить! - завопила я, и заговорщически подмигнула побледневшему трактирщику - сегодня - за счет заведения!

Посетители радостно рванули к стойке.

На этом мои воспоминания о том дне обретают странную расплывчатость и наверняка стыдливое подсознание, сговорившись с Яном и Илоркой, тщательно утаивают от меня, какие ещё гнусности я в тот раз совершила.

Помню зыбкое кружащее голову забытье. Помню скрипение кровати и прохладу простыней. Помню чьи-то раздевающие меня руки. И ещё помню теплые ясные глаза Авера, разгоняющего надо мной облака легкими пассами рук. Было что-то ещё. Что-то очень удивительно близкое, увлекательное и заманчивое, отчего мне ужасно не хотелось просыпаться. Но всё хорошее имеет свойство заканчиваться.

– Авер, Авер - ты могуч. Ты гоняешь стаи туч… - забормотала я, просыпаясь. Кто-то сопел прямо над моим лицом. Не думаю, что Авер. Я открыла глаза. Надо мной, опираясь на растопыренные руки, нависал доблестный рыцарь феалсо. Нехорошая мысль пронзила меня насквозь паскудной черной стрелой. Я судорожно вскрикнула и в коротком резком рывке врезала ему локтем в подбородок. Яна снесло куда-то влево. Ах, скотина! Неужели воспользовался случаем?! Я соскочила с кровати и, откинув одеяло, принялась осматривать простыню. Никаких следов не было, но это ещё ни о чем не говорило. Феалсо недовольно ворча и ощупывая челюсть поднялся с пола. С легким свистом вылетел из ножен узкий клинок и пристроился к левому рыцарскому уху. Ян оторопело замер, глядя на меня невинными детскими глазами.

– Ну и что ты скажешь в свое оправдание?

Феалсо попытался одновременно сглотнуть слюну и пожать плечами.

– Я просто хотел проверить - всё ли с тобой в порядке. Ты во сне кричала.

Я злобно засопела носом. Дурачком прикидывается! Может и в самом деле отрезать ему ухо?

– Значит, просто обо мне беспокоился? - дрожащим и малость издевательским голосом пропела я - значит - увидел, что девушка подвыпила малость и уснула - и решил о ней позаботиться, б"гдук проклятый?!

Вспышка озарения мелькнула в его глазах.

– Арса! Как ты могла такое подумать?! Ты что?! Неужели я решился бы на такое?!

С этими словами феалсо ловко увернулся от меча и предусмотрительно отскочил к выходу. Во мне немедленно проснулся инстинкт охотника. Убегает - значит надо догнать и прикончить. Я судорожно взмахнула мечом и ринулась за ним.

С воплем "А-а-а! Помогите! Я ещё слишком молод, чтобы жить безухим!" феалсо выскочил из комнаты и припер дверь снаружи чем-то тяжелым.

– Открой, подлая скотина! - я принялась пинать в дверь ногой - я тебя всё равно достану, гнусный орк! Мерзкий б"гдук, отродье пьяного тролля!

– Да я тебя пальцем не тронул! - заорал из-за двери Ян - то есть трогал конечно, но как бы ещё я вас дотащил до комнаты?!

– Ах, ты трогал?! Трогал нас обеих?! - взъярилась я - ах ты мерзкий извращенец! Погоди, я сейчас Илорку разбужу! Посмотрим, выстоит ли хваленый феалсо против меча и магии…

С этими словами я оставила в покое многострадальную дверь и принялась изо всех сил тормошить дрыхнувшую без задних ног магичку.

–У-у-у! - застонала рыжая - Арса, я тебя умоляю - ещё часик…

– Какой к Селату часик?! - завопила я - он нас обеих трогал, пока мы спали!

На лице магички расплылась блаженная улыбка.

– Кто - Ян?

– Ну не сати Алейус же!

– Ой, правда? - Илорка приоткрыла один глаз и, прищурившись, посмотрела на меня.

– Правда-правда! Он сам сознался, и я ему чуть ухо не отрезала - сказала я, понемногу успокаиваясь.

Магичка открыла второй глаз и ухмыльнулась.

– Не ожидала от него такого… Говоришь и меня трогал?

– А что тут удивительного? - недовольно спросила я - он же и увязался за нами, только из-за тебя. А заодно и мной попользовался.

– Мне кажется, что ты преувеличиваешь - почти нормальным голосом ответила Илора - во-первых, он увязался за нами из-за тебя. Я сразу просекла. А во-вторых, не думаю, что он что-то с тобой сделал. Ян на такое не способен…

– Да откуда ты знаешь, на что он способен?! - снова взвилась я - погоди… что ты такое несешь?

Магичка засмеялась.

– Да он всю дорогу глаз с тебя не сводил. И вчера вечером тоже…

Я смутилась.

– Несешь ты что попало!

– Ну а если и потрогал немножко - Илорка сладко зевнула - как ты говоришь - и меня за компанию, то нет тут ничего страшного. На то он и мужчина.

Я присвистнула, и отойдя на несколько шагов плюхнулась на кровать.

– Тебя и слушать-то противно, Лорка!

В дверь осторожно постучали.

– Илора - послышался осторожный рыцарский тенор - ты жива?

– Хихик…- не удержалась магичка - ну, если не считать оторванных ушей и пытки жесточайшим похмельем, то можно сказать, что я… почти жива.

– Должен ли я, согласно рыцарскому кодексу ворваться и вырвать тебя из лап разъяренной медведицы? - пафосно вопросил феалсо - кстати, она уже успокоилась? Я могу войти, без риска быть разорванным на тысячу мелких кусочков?

Я немного подумала и кивнула.

– Можешь войти. На мелкие кусочки рубить не стану.

За дверью что-то заскрежетало. Раздался грохот, затем всё смолкло. Дверь тихонько приотворилась, и в щелочку опасливо втиснулся рыцарский нос.

– Порублю на крупные - добавила я и лязгнула клинком о спинку кровати.

Нос тут же исчез, и дверь захлопнулась.

– Ян входи! Она же шутит! - закричала Илорка.

– Могла бы и подыграть - уже почти беззлобно проворчала я. В самом деле, что это на меня нашло? Не станет же рыцарь фиалки в самом деле…

Дверь распахнулась и на пороге нарисовался ухмыляющийся Ян.

– Никогда не слышал, чтобы девушки так ругались!


ГЛАВА 10. | Невеста Для Святого | ГЛАВА 12.