home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



АДСКИЙ КАМИН

Он уцепился за трещину в скале и начал осторожно карабкаться к четырехдюймовому уступу, резко уходившему вверх. Время от времени ему попадались растущие из скалы кусты, за которые он хватался. Позади прогремел винтовочный выстрел, затем еще с полдюжины немного дальше. Лайза открыла огонь, и ей ответили с другого конца каньона.

Продвигаться по крутому уступу стало легче — там нашлось за что цепляться руками, и он стал подниматься быстрее, чем сам того ожидал. Темная одежда делала его почти незаметным на фоне скалы, и если воздерживаться от резких движений, то шанс выбраться у него появился.

Забравшись по скале почти на двести футов, Джим передохнул на узком карнизе, частично скрытом выходом обнаженной породы. Дальше начиналась почти отвесная стена. Осмотревшись, он обнаружил своеобразную расщелину — камин. Он оказался широковат, чтобы подниматься по нему, а стенки его выглядели скользкими, как склон глинистого холма. Однако, исследуя утес со всей возможной тщательностью, он не увидел никакого другого пути, по которому мог бы двигаться вперед. И что еще хуже, часть этого камина простреливалась снизу.

Если его заметят, это будет конец. Он застрянет там, не имея ни малейшей возможности уклониться от огня. И все же он понимал, что пойдет на этот риск. Джим сел на карниз, снял ботинки и, пропустив сквозь петли короткую веревку, повесил их на шею. Привязав ремнями револьверы, забрался в камин, прижался спиной к одной из стенок и, подняв сначала левую, затем правую ногу, уперся ими в противоположную стенку.

Наблюдала за ним Лайза или нет, он не знал, но почти в то же самое мгновение она начала стрелять. В этом месте камин достигал шести футов в глубину и был достаточно широким, чтобы по нему подниматься, но подъем предстоял крайне рискованный. Упираясь ладонями в гладкие стенки и осторожно переставляя ноги, Джим начал дюйм за дюймом ползти вверх. Он поднимался медленно, каждую секунду рискуя сорваться, дышал редко и глубоко и не сводил глаз с собственных ног.

Пот катился по его лицу и щипал глаза, тонкой струйкой стекал по животу под шерстяной рубашкой. Он не успел еще проделать и половины пути, как уже судорожно, огромными вдохами втягивал в себя воздух, а его мышцы едва выдерживали напряжение, с которым он упирался в стены. Потом — о, чудо! — камин сузился, и подниматься стало легче.

Он мельком глянул вверх. Осталось не больше двадцати футов! С бешено колотившимся сердцем Джим возобновил усилия. Нога соскользнула, и он пережил ужасное мгновение, оцепенев от страха и думая, что вот-вот рухнет. А это значило бы, что он ударится о тот уступ и свалится вниз, в глубокую зеленую заводь у подножия утеса, с высоты почти в триста футов.

Пуля щелкнула о стену рядом с ним, и снизу донеслись крики. Потом Лайза начала стрелять, видимо от отчаяния, чтобы прикрыть его. В лицо ему брызнули осколки камня от второго выстрела, и яростными усилиями, весь обливаясь потом, он стал преодолевать последние несколько футов. Стрельба неожиданно прекратилась, затем началась снова. Он рискнул опустить глаза и увидел, что Лайза Кокрейн выбежала на открытое место, время от времени останавливаясь и стреляя. Она рисковала жизнью, чтобы спасти его.

Вдруг он почувствовал щекой дуновение ветерка и, собрав силы, рванулся еще выше, так что его голова поравнялась с вершиной утеса. Снова прогремел выстрел, и рядом с ним с шумом откололась кромка скалы. Но тут его руки ухватились за край, и он, подтянувшись, перекатился на ровную поверхность, дрожа всем телом.

Терять время даже на то, чтобы передохнуть, он не мог. Переведя дыхание, шатаясь, поднялся на ноги и огляделся. Он находился на самой вершине горы, а Такер лежал далеко к югу. Джим сел, обулся, затем стянул ремни с револьверов. Двигаясь со всей скоростью, на какую только были способны его все еще дрожащие мускулы, он пошел на юг.

Ему пришло в голову, что исток ручья, сбегавшего на равнину, должен находиться где-то поблизости. Этот прерывавшийся ручей вместе с каньоном представлял собой легкий путь вниз. Внимательно осмотрев местность, Гэтлин заметил щель в скалистом плато, которая вполне могла служить ложем для этого ручья, и пошел по крутому склону горы сквозь кедровые заросли в ту сторону.

Больше всего теперь ему нужна была лошадь. С хорошей лошадью он бы успел. Он здорово опережал их, потому что им предстояло обогнуть гору, а это добрых десять миль самым коротким путем. Благодаря этим десяти милям он успеет добраться до города, прежде чем они поймают его. До города и до адвоката, который оформит заявку для аукциона. Тогда пусть Итон даже упрячет его в тюрьму. Он вспомнил, как Лайза выбежала из укрытия, рискуя жизнью, чтобы спасти его, и понял, что охотно отдал бы свою, чтобы спасти ее.

Джим остановился и вытер лицо носовым платком. Перед ним открылся каньон. Оскальзываясь, он спустился на дно и упругим шагом направился в сторону равнины. Полчаса спустя, когда его рубашка потемнела от пота, каньон неожиданно расступился и перешел в равнину. В воздухе висела пыль, и он замедлил шаг, услышав чьи-то голоса.

— Выстрели в воздух, — требовал какой-то мужчина. — Кажется, стрельбы больше не слышно?

— Нет, — ответил второй голос, высокий и гнусавый.

— Наверное, мне просто послышалось.

— Поехали, Итон, — произнес еще один голос. — Здесь слишком жарко. Я жажду отведать этой отличной родниковой воды с ранчо «XV»!

Гэтлин бросился вперед:

— Подождите, шериф! Вы охотитесь за мной?

Шериф Итон, высокий седой человек с длинными, подкрученными вверх усами, внимательно оглядел его проницательными голубыми глазами.

— Если ты Гэтлин, а судя по твоему виду, это ты и есть, то конечно! С чего это вдруг тебе так чертовски не терпится быть пойманным?

Гэтлин торопливо объяснил, в чем дело.

— Лайза Кокрейн осталась там, и они схватили ее, — закончил он. — Шериф, я буду чрезвычайно признателен, если вы пошлете за ней нескольких человек или поедете сами, а остальным поручите доставить меня в Такер.

Итон изучающе разглядывал его.

— Что тебе нужно в Такере?

— Сделать заявку на это ранчо для Лайзы Кокрейн, — решительно заявил он. — Шериф, эта девушка спасла мне жизнь, а я благодарный человек! Доставьте меня в город, чтобы я передал деньги в руки адвоката Эштона, а потом можете отправить меня в тюрьму!

Итон покатал жвачку в челюстях.

— Дейв Батлер пришел через Кат-Офф вместе со мной, увидел эти земли и еще тогда решил, что ему ничего больше не нужно, как только вернуться и обосноваться здесь. Кажется, я его понимаю.

Он обернулся:

— Док, сегодня тебе не достанется воды с «XV»! Отвези этого парня к Эштону, а потом отправь в тюрьму! И побыстрее!

Док, тощий угрюмый парень с вытянутым лицом и холодными глазами, мельком взглянул на Гэтлина и кивнул:

— Как скажете, шериф. Хотя, надо признаться, я очень надеялся попробовать этой отличной воды. Поехали, компаньон.

Они направились в сторону Такера. Док свернул с тропы прямо в заросли можжевельника и полыни и поскакал через пустыню.

— Так получится много быстрее. Здесь никто не ездит, земля неровная.

Уже давно перевалило за полдень, и солнце палило во все лопатки. Док ехал впереди, время от времени оборачиваясь и поглядывая на Гэтлина. Джим был озадачен, потому что тот даже не пытался сделать вид, что ведет его под конвоем. Неужели он намеренно предоставляет ему шанс удрать? Но он не собирался этим воспользоваться. Единственным его желанием было добраться до Такера, увидеться с Эштоном и передать ему свои деньги. Они ехали все дальше и дальше, с трудом прорываясь сквозь колышущиеся волны зноя. Даже легкий ветерок не нарушал неподвижности воздуха, а солнце превратило впадину в пылающую печь. Док слегка придержал лошадь.

— Лошадям трудно, — заметил он и взглянул на Гэтлина. — А ты честный. Я дал тебе шанс дернуть, но ты не сделал этого. — Он криво усмехнулся. — Конечно, ты не удрал бы далеко. У меня такое ружьишко, которое стреляет именно туда, куда я целюсь.

— Мне незачем бежать, — отозвался Гэтлин. — Я сказал правду. Мое появление в Такере совершенно случайно.

Следующие полмили они проехали бок о бок. Перед ними расстилалась настоящая площадка для дьявольских забав, вся покрытая валунами и пересохшими руслами ручьев. Док вытянул вперед руку, и Джим придержал лошадь. На дерево неподалеку от тропинки взгромоздились канюки — с полдюжины огромных птиц.

— Какая-то падаль, — заметил Док. — Давай посмотрим.

Проехав еще двести ярдов, они остановились. В похожей на чайное блюдце котловине посреди можжевельника лежало то, что когда-то было серой в яблоках лошадью. Канюки поднялись с нее, хлопая своими громадными крыльями. Глаза Дока заблестели, и он сплюнул.

— Кобыла Джима Уокера, — произнес он и присвистнул, — и его седло.

Они двинулись дальше, объехав мертвую лошадь. Гэтлин указал вперед.

— Смотри, — сказал он, — его не убили. Он полз дальше.

— Да уж… — помрачнел Док, — только недалеко уполз. Погляди, сколько крови он потерял.

Они угрюмо спешились. Оба знали, что найдут, и ни один из них не жаждал приблизить этот момент. Док вынул из кожуха винтовку.

— Джим Уокер мой друг, — пояснил он. — Мне тяжело его потерять.

Они шли по легко различимому следу. Два раза раненый останавливался и долгое время лежал неподвижно. На том месте, где он разорвал рубашку, чтобы перевязать рану, валялись обрывки ткани. Возле серых камней у подножия невысокого обрыва Гэтлин остановил Дока:

— Погоди минутку! Смотри-ка.

На песке явственно виднелись следы человека, который догонял раненого. В одном месте он остановился, и полынь там оказалась забрызгана кровью. Лица мужчин ожесточились, потому что эта кровь, более глубокий отпечаток одной ноги и то, как сделан шаг другой, означали лишь одно: убийца подошел и с силой пнул раненого.

После этого им не пришлось идти далеко. Раненый был мужественным человеком, и его ничто не останавливало. Он забрался в кусты, которые росли на склоне обрыва, и лег ничком. Мужчинам стало ясно, что Уокер какое-то время был в сознании и нашел место, где канюки не смогли бы достать его.

Док обернулся. Его светло-серые глаза стали ледяными.

— Поставь свой ботинок рядом с тем следом, — приказал он, немного приподняв винтовку.

Джим Гэтлин уставился на него, ощутив внутри холод и пустоту. В тот момент он, встречавшийся с опасностью не раз и не два, порадовался, что не убивал этого человека. Вернувшись к следам, он оставил рядом свой отпечаток. Его ботинок был почти на дюйм короче и другой формы.

— Я так и думал, — произнес угрюмо Док. — Но хотел убедиться.

— Вот здесь, на стене, — произнес Гэтлин, — он что-то написал.

Оба наклонились. На небольшом пласте аспидного сланца острым краем белесого камня было нацарапано: «Кэри… « — и ничего больше.

Док выпрямился.

— Он может подождать еще пару часов. Едем в город.

На улицах Такера толкалось больше народу, чем обычно. Подъехав к конторе Эштона, Гэтлин и Док спешились. Джим распахнул дверь и вошел. Высокий седовласый человек за конторкой поднял голову.

— Вы Эштон? — решительно спросил Гэтлин.

Получив в ответ утвердительный кивок, он распахнул рубашку и отстегнул пояс с деньгами.

— Здесь десять тысяч. Сделайте заявку на ранчо «XV» для Кокрейн и Гэтлина.

Глаза Эштона сверкнули неожиданным удовлетворением.

— Ты ее компаньон? — спросил он. — Вкладываешь деньги? Ты делаешь замечательную вещь, парень.

— Я только называюсь ее компаньоном. Моя пушка работает на хозяина, только и всего. Какое-то время Лайзе еще могут понадобиться мои услуги.

Он повернулся к Доку, но тот исчез. Гэтлин торопливо объяснил, что они нашли, и добавил:

— Винг Кэри направляется в город.

— Направляется в город? — Эштон мотнул головой. — Он уже здесь. Приехал минут двадцать назад!

Джим Гэтлин повернулся на каблуках и большими шагами вышел из конторы. На крыльце, надвинув шляпу пониже на глаза, посмотрел налево, потом направо. Прежде по улице сновали люди, но теперь они все куда-то разошлись. И не было никаких признаков ни Дока, ни Кэри.

Каблуки Гэтлина четко застучали по дощатому настилу. С суровым, непроницаемым лицом и плотно сжатыми губами он шел быстро, держа руки наготове у револьверов. У салуна задержался, поднял левую руку вверх и вошел. Все повернулись к нему, но Кэри среди них не было.

— Не видели Винга Кэри? — резко спросил Гэтлин. — Он убил Джима Уокера.

Никто не ответил, затем один пожилой человек повернул голову и указал дальше по улице:

— Он стрижется. Рядом с платной конюшней. Ждет, пока начнется аукцион.

Гэтлин вышел обратно на улицу. Около кузницы сгорбилась какая-то темная фигура, которая тотчас же скрылась из виду. Джим помедлил, приготовившись к опасности, затем быстро двинулся дальше.

На каркасном доме выделялась красная с белым вывеска цирюльника. Джим распахнул дверь и вошел. Какой-то человек, привалившись спиной к стене, храпел с открытым ртом. Лысый цирюльник глянул на гостя, судорожно сглотнул и отступил назад.

Винг Кэри сидел в кресле, завернутый в белую ткань, с наполовину подстриженной головой. Открывшаяся дверь и внезапная тишина заставили его поднять глаза.

— Ах, это ты? — произнес он.

— Да, это я. Мы нашли Джима Уокера. Он написал на скале твое имя, Кэри, — имя своего убийцы.

Губы Кэри плотно сжались, и совершенно неожиданно прогремел выстрел. Что-то ударило Джима в плечо, так что он завертелся волчком и врезался боком в косяк. Этот первый выстрел спас его от второго. Винг Кэри держал револьвер колене, стреляя прямо сквозь простыню. Во взгляде его мелькнуло насмешливое торжество. Время как будто остановилось. Гэтлин видел тлеющие, черные по краям кружочки дырок в полотне.

Он даже не помнил, как выстрелил, но тело Кэри вдруг резко дернулось, и Джим почувствовал, как револьвер дрогнул в его руке. Тогда он выстрелил еще раз, и лицо Винга перекосилось, а револьвер упал на пол, едва не прострелив ногу хозяину.

Винг начал подниматься, и Гэтлин выстрелил в третий раз. Пуля отсекла Вингу ухо и вдребезги разбила тазик для бритья, забрызгав все вокруг мыльной пеной. Цирюльник стоял в углу на коленях и держал перед собой стул. Спавший выскочил в окно головой вперед вместе со стеклом.

Джим прислонился спиной к двери. К нему бежали люди, и среди них Док. Потом он увидел шерифа Итона. И наконец, растолкав всех, к нему пробралась Лайза.

— Ты ранен! В тебя стреляли! Ты!..

Его ноги медленно подогнулись, и он сполз на пол. Винг Кэри так и остался сидеть в цирюльне с наполовину подстриженной головой.

Док вошел туда и посмотрел сначала на него, потом на цирюльника:

— Ты не сможешь взять с него деньги, Тони. Ты ведь не закончил стрижку!


КОМПАНЬОН, ПОМЕЧЕННЫЙ СМЕРТЬЮ | Когда говорит оружие | Авторские заметки БОУДИ