home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



МОШЕННИЧЕСТВО НА ПЯТЬ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ

Джим Гэтлин, высокий, тощий, с плечами, чересчур широкими даже для его роста, и обветренным смуглым лицом, напоминавшим по цвету кожу его седла, прошел огонь и воду, навидался всякого, не однажды побывал под дулом шестизарядного кольта, да и сам стрелял не раз. В тот момент он мастерски уничтожал остатки толстого бифштекса и подбирал отдельные горошины, избежавшие первоначальной атаки. Он находился за тысячу миль от дома и не знал в городке Такер ровным счетом никого.

Дверь открылась. Он поднял глаза и увидел невысокого упитанного человечка. Ошарашенно глянув на Джима, тот сразу же исчез. Гэтлин удивленно пожал плечами и наполнил свою чашку из кофейника, стоявшего на ресторанном столике.

Он озадаченно прислушивался к удалявшемуся цокоту лошадиных копыт, затем свернул самокрутку и со вздохом удовлетворения откинулся на стуле. Более чем в двухстах пятидесяти милях к северу осталось стадо, которое он пригнал из Техаса. Полученные за него деньги находились в поясе и карманах брюк. Больше делать было нечего, кроме как вернуться в Техас, положить выручку в банк и купить новое стадо.

Дверь открылась снова, и в ресторан вошла высокая девушка. Она повернула направо, к двери, ведущей в гостиницу. Потом вдруг резко остановилась, как будто только что заметила его, и ее глаза широко раскрылись в смятении. Она быстро пересекла комнату и подошла к нему.

— Ты сошел с ума? — прошептала она. — Так запросто сидишь здесь, когда весь город кишит людьми Винга Кэри! Они знают, что ты должен приехать, и уже несколько дней поджидают тебя!

Гэтлин посмотрел на нее и улыбнулся:

— Мэм, вы конечно же приняли меня за кого-то другого. Но если такая очаровательная девушка беспокоится о нем, он наверняка везучий парень. У меня нет здесь знакомых. Я впервые увидел этот город час назад!

Она в замешательстве отступила. В тот же момент дверь с грохотом распахнулась. В комнату вошел человек, такой же высокий, как Джим, но еще костлявее, а его темные глаза горели гневом.

— Отойди от него, Лайза! Я убью его… Прямо сейчас!

Рука человека метнулась к револьверу. Гэтлин боком бросился на пол и, падая, выхватил свой. В комнате прогремел выстрел; потом дважды выстрелил револьвер Гэтлина.

Высокий схватился левой рукой за грудь. Лицо его исказилось, и он медленно сполз на пол, судорожно хватая ртом воздух. Револьвер выскользнул из его пальцев.

Гэтлин поднялся, пристально разглядывая незнакомца. Потом перевел взгляд на девушку, которая не сводила с него глаз.

— Кто этот тип? — рявкнул он. — Что все это значит? За кого он меня принял?

— Ты… Вы… Вы не Джим Уокер?

От изумления ее голос звучал очень высоко.

— Уокер? — Он покачал головой. — Черт возьми, конечно нет. Меня зовут Гэтлин. Я здесь всего лишь проездом.

На улице послышался топот ног. Она схватила его за руку.

— Пойдемте! Пойдемте скорее! Они не станут вас слушать! Они убьют вас! В городе сейчас вся компания Кэри!

Она потащила его за собой сначала в дверь гостиницы, потом по коридору к черному ходу. Через минуту они выскочили с другой стороны здания в переулок. Она уверенно повела его к соседнему небольшому дому и втащила внутрь. Потом тихонько заперла дверь на щеколду и замерла рядом с ним, тяжело дыша в темноте.

Из гостиницы доносились крики и ругань. Хлопнула дверь, и люди забегали взад и вперед по улице. Джим все еще сжимал револьвер. Он вынул пустые гильзы и вставил в барабан два новых патрона, потом засунул кольт в обычно пустую кобуру.

— Где это мы? — шепотом спросил он. — Они могут прийти сюда?

— Это контора адвоката, — прошептала она. — Я работаю здесь неполный день и сама оставила дверь открытой. Им не придет в голову искать в таком месте.

Она бесшумно поднялась, намереваясь выглянуть в окно.

— Лучше сядьте, — остановил ее Гэтлин. — Какое-то время они будут прочесывать улицы.

Он нашел конторку и присел на уголок, так, чтобы его не было видно через окно. Он едва мог различить слабые очертания ее лица. Появившись в ресторане, она произвела на него достаточно сильное впечатление. Он вспомнил ее серые глаза, большие и ясные, стройную фигуру.

— Что у вас тут происходит? — снова спросил он. — Из-за чего в меня вдруг начали палить?

— Вы тут ни при чем. Они подумали, что вы — Джим Уокер с ранчо «XV». Если вы на самом деле не он, то настолько похожи, что можете сойти за его брата… брата-близнеца.

— А где он сам? И кто этот тип, что пытался прикончить меня?

Она медлила с ответом, и ему пришло в голову, что она еще сомневается, верить ему или нет.

— Человека, которого вы убили, звали Билл Траут. Он был бандитом из Парадиз-Кантри и «сегундо» на ранчо Винга Кэри «Флаинг-С». В разговоре с Кэри Джим Уокер назвал его вором и убийцей, и Траут грозился пристрелить его без предупреждения. Это случилось четыре дня назад, с тех пор Уокера не видели, поэтому все считали, что он сбежал. Никто не винил его слишком сильно.

— Так из-за чего же загорелся сыр-бор? — осведомился Гэтлин.

— К северу отсюда, за Черной скалой, находится Ольховый ручей с богатыми сенокосными угодьями в пойме. Здесь места засушливые, но вокруг Ольхового ручья есть родники и несколько небольших ручьев, сбегающих вниз по холмам. Ручьи текут в пустыню и исчезают там, поэтому воды хватает только тому, кто владеет ранчо.

— И это Уокер?

— Нет. Еще три недели назад им владел старый Дейв Батлер. Потом Дейв упал с лошади и умер, и когда прочитали его завещание, оказалось, что он предоставил всю собственность на продажу с аукциона, а деньги должны быть выплачены его племяннику и племяннице из Нью-Йорка. Была одна оговорка. Он ставил условие, чтобы ранчо получил Джим Уокер, если предложит на аукционе цену в десять тысяч долларов наличными и еще сорок тысяч под расписку, которые нужно выплатить в течение шести лет.

— Другими словами, он хотел, чтобы его владения достались Уокеру? — спросил Джим. — Уокер был первый вероятный кандидат?

— Вот именно. А я должна была стать вторым. Если бы Джим не захотел делать заявку, я могла бы получить ранчо за ту же цену. А если мы оба откажемся, ранчо будет продаваться с публичного аукциона, а это означает, что его получат Кэри и Хорвик. У них есть деньги, и здесь никто не сможет предложить более высокую цену. — Волнение преследования шло на убыль, и на улице становилось спокойнее. — Я думаю, — продолжала Лайза, — дядюшка Дейв хотел, чтобы владения достались Джиму, потому что Джим очень много сделал для ранчо. Он был старшим работником на «XV». И потом, дядюшка Дейв дружил с моим отцом, любил меня и знал, что мне нравится ранчо, поэтому хотел, чтобы у меня тоже появился шанс. Но у меня нет денег, и это всем известно. А Джим располагал кое-чем и мог достать остальное. Мне кажется, он потому и поссорился с Траутом. Я думаю, что Винг специально послал Траута убить его, а Джим говорил так о Билле потому, что Траут спровоцировал его.

Ситуация вырисовывалась вполне знакомая, и Гэтлин мог легко оценить положение дел. В этих небогатых травой местах вода ценилась на вес золота. Такое ранчо, как то, что описала Лайза, — с обилием воды, травы и отличных сенокосных лугов — для любого скотовода предел мечтаний. Вдруг она схватила Джима за руку. За дверью разговаривали двое.

— Похоже, он смылся, Винг. Старый Бен клянется, что в комнате с ним не было никого, кроме Лайзы Кокрейн, а она не умеет так стрелять. Но я не могу взять в толк, как Джим Уокер одолел Траута? Ведь Билл стрелял быстрее всех в округе, если не считать нас с тобой.

— Он нарвался не на Уокера, Пит. Как это ни парадоксально!

— Бен клянется, что это он. К тому же Вуди Хаммер открыл дверь и столкнулся с ним нос к носу. Он подтвердил, что это точно Джим.

В голосе Винга Кэри зазвучало раздражение.

— Говорю тебе, такого не может быть! — рявкнул он. — Джим Уокер и мечтать не мог о том, чтобы встретиться с Траутом с оружием в руках. Я видел, как Уокер достает револьвер. Он никогда не был скор на руку.

— Может, ты и прав, — сухо согласился Пит Чейсин, — но Траут мертв, ведь так?

— Прошло три дня, — сказал Кэри. — У Лайзы Кокрейн денег нет, а Джим Уокер вряд ли когда-нибудь попробует сделать заявку. Пусть все идет своим чередом. Не думаю, что нам стоит о чем-то беспокоиться. Даже если это Уокер, а я могу поклясться, что это не он, теперь он исчез навсегда. Нам нужно только не сдавать позиции.

Они отошли, и Джим Гэтлин, взглянув в полутьме на девушку, увидел, что ее губы плотно сжаты. Его глаза уже привыкли к полумраку, и он мог разглядеть небольшую контору. В комнате стояли письменный стол, стул и картотека. Вдоль стен тянулись забитые книгами шкафы.

Он поднялся.

— Мне нужно забрать вещи из гостиницы и взять лошадь.

— Вы уезжаете? — спросила она.

Джим удивленно взглянул на нее:

— Разумеется! Зачем мне оставаться здесь и ввязываться в драку, к которой я не имею никакого отношения? Я уже убил одного человека, а если останусь, мне придется убить еще кого-нибудь или же меня самого убьют. Мне здесь ловить нечего.

— А вы заметили, — вдруг спросила она, — Винг Кэри, по всей видимости, совершенно уверен, что Джим Уокер не вернется? Что вы — это не он.

Гэтлин нахмурился. Он действительно заметил это, и такое заявление наводило на размышления.

— Он в самом деле говорил так, словно уверен на все сто. Как будто точно знает, что Уокер не вернется.

В темной конторе наступило молчание. Каждый из них догадывался, о чем думает другой. Джима Уокера убили. Пит Чейсин не знал этого. Как, очевидно, и Билл Траут.

— И что же тогда с вами станется? — неожиданно спросил Гэтлин. — Вы потеряете ранчо?

Она пожала плечами:

— У меня его никогда и не было. По правде говоря, я и не думала, что оно мне достанется, вот только… Ну, если бы Джим остался в живых… Я имею в виду, если бы Джим получил ранчо, мы могли бы как-то прожить. Мы с ним почти как брат и сестра. А теперь я понятия не имею, что делать.

— У вас нет родных?

— Никого, о ком бы я знала. — Она вдруг подняла голову. — О, я думаю вовсе не о себе; только о старых работниках и о самом ранчо. Дядюшка Дейв ненавидел Кэри, и его люди тоже. Теперь ранчо достанется ему, и он уволит их всех, а потом загубит эту землю! Он этого давно хотел.

Гэтлин переступил с ноги на ногу.

— Паршиво, — покачал он головой. — Очень паршиво. Спасибо, что вытащили меня оттуда, — произнес он, осторожно открывая дверь.

Она не ответила, и мгновение спустя Джим вышел и тихонько прикрыл за собой дверь.

Терять время было нельзя. До рассвета он должен выбраться из города и оставить позади много миль. Какой смысл вмешиваться в чью-то чужую потасовку? Единственное, что из нее можно вынести, — это полное брюхо свинца. Он никому ничем не мог помочь. Через несколько минут он находился в своем гостиничном номере. Очевидно, в поисках Джима Уокера они не осмотрели его, поэтому Гэтлин собрал свое снаряжение, затолкал его в седельные сумки и взял винтовку. Потом с чрезвычайной осторожностью спустился по черной лестнице и вышел в переулок.

На улицах опять стало темно и тихо. Куда подевались люди с «Флаинг-С», он не представлял, но никого из них не было видно. По задворкам он осторожно пробрался в платную конюшню, но там его шансы остаться незамеченным уменьшились, так как ему следовало войти в широкую дверь, над которой горела лампа.

Прислушавшись, он шагнул вперед и, опустив голову, поспешил к стойлу, где его дожидался вороной. Быстро оседлав его, вывел из стойла и поднял уздечку. Но, как только он взялся за луку седла, чей-то голос заставил его остановиться:

— Сматываешься?

Гэтлин медленно выпустил луку и осторожно повернулся. Человек прятался в стойлах. Голос показался ему знакомым.

— А почему бы нет? — спросил Гэтлин. — Я ни для кого не собираюсь служить мишенью. Я не здешний и отправляюсь в Техас. Мне не нужны неприятности.

Он услышал, как тот усмехнулся.

— Я тоже так думаю. Но мне кажется, было бы жаль упустить такой шанс. Что, если я предложу тебе пять тысяч за то, чтобы ты остался? Пять тысяч наличными.

Джим узнал голос Пита Чейсина.

— Пять тысяч? — переспросил он. Это ровно половина того, что хранилось у него в поясе, а ведь за эти десять тысяч ему пришлось много и упорно трудиться: торговаться при покупке стада, потом пройти с ним долгий опасный путь… — Что я должен делать? — решительно спросил он.

Чейсин вышел из стойла.

— Быть самим собой, — сказал он, — просто быть собой… но позволять людям думать, что ты — Джим Уокер. Тогда ты купишь здесь ранчо… Я дам тебе денег, а потом ты уедешь отсюда.

Чэйсин пытается надуть Кэри! Хочет сам заполучить ранчо! Гэтлин колебался.

— Это большие деньги, но здешние ребятки мечут свинец как икру. Я вряд ли доживу до того дня, когда смогу их потратить.

— Я спрячу тебя, — возразил Чейсин. — У меня есть хижина на холмах. Я спрячу тебя вместе с четырьмя-пятью моими парнями, чтобы они тебя охраняли. Ты будешь в полной безопасности. Потом спустишься сюда, выложишь деньги на бочку и подпишешь бумаги.

— А что, если они захотят проверить подпись Уокера?

— Джим Уокер за всю свою жизнь подписал не больше трех или четырех документов. В округе не осталось его подписей. Я приложил массу усилий, чтобы в этом убедиться.

Пять тысяч за то, что он на кого-то похож! Это легкие деньги. К тому же он сорвет планы Винга Кэри. То есть человека, который ему определенно не нравится.

— Заманчивая сделка, — усмехнулся Джим. — Пошли!

Хорошо скрытая от посторонних глаз хижина на западном склоне пика Бартлетт оказалась набита жратвой. Пит Чейсин оставил с ним двух парней для охраны и еще двух посадил на дороге, ведущей к городу. Весь следующий день напролет Джим Гэтлин бездельничал, покуривая и лениво болтая с парнями. Хеб Джонсон, огромный небритый тип с опухшей и угрюмой физиономией, говорил мало, и то лишь огрызался. Зато открытое лицо Пинка Стабинью все время сияло приятной улыбкой.

Гэтлин ничуть не заблуждался относительно своего положения. Пять тысяч ему не помешали бы. Однако он понимал, что Чейсин вовсе не собирается отпускать его отсюда с этими деньгами, и сомневался, дадут ли ему прожить спокойно хотя бы час после того, как он передаст Чейсину ранчо. Однако Гэтлин немало поскитался по суровым краям и знал парочку трюков. Несколько раз он вспоминал о Лайзе Кокрейн, но старался по мере возможности не касаться этой стороны дела.

В конце концов, у нее все равно нет никаких шансов получить ранчо, а Уокер, скорее всего, уже мертв. Так что теперь все решалось между Кэри и Чейсином. Неведомый Хорвик, о котором упомянула Лайза, тоже был в этом замешан, но он, очевидно, во всем поддерживал Кэри.

Тем не менее Гэтлин ощущал беспокойство и раздражение. Из памяти у него не выходила девушка, стоявшая рядом с ним в темноте, и ее сожаления по поводу роспуска старых работников ранчо. Джим Гэтлин когда-то сам работал в таком хозяйстве; он понимал, что означает продажа ранчо для стариков, привыкших считать его своим домом. Они теряли все — крышу над головой, верный кусок хлеба, друзей, которые разъезжались в разные стороны, чтобы больше никогда не встретиться. Рушился весь их мир.

На следующее утро, покончив с завтраком, он вышел из хижины со своим седлом. Хеб Джонсон резко поднял голову.

— Куда собрался? — грубо спросил он.

— Прокатиться, — коротко ответил Гэтлин. — И не беспокойтесь. Я вернусь.

Джонсон жевал стебелек травы, не сводя с Джима мрачного взгляда.

— Ты никуда не поедешь. Босс велел следить за тобой и держать тебя здесь. Здесь ты и останешься.

Гэтлин бросил седло.

— Ты нигде не будешь меня держать, — решительно заявил он. — Я достаточно тут насиделся. Хочу немного посмотреть окрестности.

— Нет.

Хеб поднялся на ноги.

— Может быть, ты и скор в обращении с пушкой, но с нами обоими не справишься. И ты не такой дурак, чтобы пытаться это сделать. — Он взмахнул своей большой ручищей. — А теперь вернись в дом и сядь.

— Я собрался ехать, — спокойно возразил Джим, — и я поеду.

Он нагнулся, чтобы поднять седло, и увидел ботинки бросившегося к нему Хеба. Джим быстро схватил седло и вдруг с силой швырнул его Хебу под ноги. Верзила споткнулся и упал на четвереньки, но тут же попытался встать. Не успел он подняться, как Джим двинул его кулаком. Хеб зашатался, пытаясь сохранить равновесие, но Гэтлин продолжал в том же духе, осыпая его градом ударов по голове справа и слева. Хеб упал, тяжело грохнувшись о землю; потом поднялся, ринулся вперед, и Гэтлин снова сбил его с ног. С его разбитых губ и из ссадины на щеке капала кровь.

Гэтлин отступил на шаг, разминая пальцы. Он метнул суровый взгляд на Пинка Стабинью, который с довольным видом спокойно курил, опершись на локоть.

— Ты тоже хочешь меня остановить? — резко спросил он.

Пинк ухмыльнулся:

— Я? С чего ты взял? Поезжай на здоровье. Хеб всегда готов придраться к любой мелочи. У него просто руки чешутся кого-нибудь отдубасить. Может быть, теперь он на время успокоится.

На север от хижины убегала едва заметная тропка, и Гэтлин направился по ней, позволив лошади самой выбирать аллюр. Вороной был сильным животным, не только выносливым в пути, но и хорошо обученным для работы с лассо, и всадник ехал все дальше и дальше, любуясь новыми местами. Миновав чуть больше двух миль, он обогнул горный луг с густой травой, затем сошел с тропинки и повернул вдоль уступа горы, двигаясь прямо на север.

Неожиданно гора перед ним отступила. Он увидел внизу серебряную полоску ручья в длинном рукаве травы и различил крыши построек, уютно примостившихся на склоне среди деревьев. Остановившись, Джим свернул самокрутку и стал внимательно рассматривать окрестности. На все десять миль к северу простиралась хорошая земля. Сухая, но все же не такая, как за горой; весной и ранним летом здесь наверняка неплохое пастбище. Он повидал слишком много пастбищ и мог по цвету лежавшей перед ним долины определить некоторые разновидности трав и кустарника. На северо-западе в горах виднелся широкий просвет, и ему показалось, что вдалеке можно различить еще более глубокий зеленый цвет.

Подъехав поближе, Гэтлин не мог не признать, что старый Дейв Батлер сделал отличный выбор и что его ранчо содержалось в образцовом порядке. Для того чтобы задерживать стекавшую с гор воду и предупреждать затопление ценных пастбищ, он построил резервуары. Старик и Джим Уокер здорово потрудились, чтобы поднять это хозяйство. Даже при том, что он старался обеспечить деньгами родственников на Востоке, Батлер пытался устроить все так, чтобы и после его смерти работа не прекращалась. Уокер продолжил бы ее, и Лайза Кокрейн тоже.


Авторские заметки АЛМАЗНЫЙ КАНЬОН | Когда говорит оружие | КОМПАНЬОН, ПОМЕЧЕННЫЙ СМЕРТЬЮ