home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПОСЛЕДНЯЯ ЗАСЕЧКА

Морган Клайд изучал в зеркале свое лицо — приятное, моложавое лицо с правильными чертами. Подбородок и нос не слишком округлы и не слишком длинны. После утреннего бритья на подбородке сквозь сильный загар проступала легкая синева, а вьющиеся каштановые волосы, окаймлявшие лицо, придавали его внешности романтичность.

Поверх мягкой серой рубашки он аккуратно повязал узкий черный галстук и накинул пиджак. Туалет завершила плоская шляпа. Выглядел Морган безупречно. Легкий оттенок нарочитой небрежности только прибавлял шарма. Вот уже десять лет из его тридцати пяти утреннее бритье и одевание являлись для него ритуалом, от которого он никогда не уклонялся.

Морган достал оба своих револьвера и тщательно осмотрел их. Сначала правый, затем левый. На правом виднелось девять зарубок, на левом — три. Он задумчиво смотрел на них, вспоминая…

Первая зарубка — Ред Бриджиз. В том году у него угнали скот. Пока Клайд охотился, Бриджиз заявился на его участок, сломал ограду, увел скот и хладнокровно застрелил его жену.

Морган Клайд снова посмотрел в зеркало. С тех пор он стал совсем другим. Мысленно он видел того высокого, гибкого парня с каштановыми волосами и мальчишечьей физиономией, спокойного и миролюбивого. Он любил жену, гордился фермой и своим небольшим стадом. Бог дал ему дар виртуозно обращаться с оружием, но он никогда не задумывался об этом. Вернее, не задумывался до визита Бриджиза.

Вернувшись домой с задней ногой антилопы поперек седла, он нашел убитую жену и дымившиеся развалины дома. Не было нужды спрашивать, кто это сделал. Бриджиз предупреждал его, что либо он уберется отсюда, либо пусть пеняет на себя. Внутри у него что-то прорвалось, и глаза на мгновение застлала кровавая пелена. Когда это мгновение прошло, Морган стал другим.

И тогда он уже знал, что делать. Ему следовало рассказать обо всем губернатору или судебному исполнителю Соединенных Штатов. И он мог бы обратиться к ним. Но внутри у него появилось что-то багровое и безобразное, чего раньше он никогда не замечал. Морган вскочил на своего пестрого пони и направился в Пивейс-Милл, маленький городок, тихий и пыльный.

Горожане догадывались, что произошло, потому что такое случалось со многими фермерами. Никто ни на секунду не задумывался, что может последовать расплата. Реда Бриджиза знали слишком хорошо. И на его счету числилось слишком много жизней.

Клайд ехал на своем пестром пони по улице. Увидев Бриджиза, спешился. Кто-то закричал, и Ред обернулся, смерил взглядом по-юношески неловкую фигуру Моргана и захохотал. Однако рука его быстро метнулась к револьверу. Но тут случилось нечто неожиданное. Револьвер противника заговорил первым, извергая огонь, и две пули угодили Бриджизу прямо в сердце. Пальцы громилы ослабли, оружие выскользнуло из его руки и упало, взметнув облачко пыли. Сначала он пришел в замешательство. Потом схватился за грудь и осел на землю.

Теперь Морган Клайд сознавал, что мог бы на том и остановиться, уехать из города, и тогда его оставили бы в покое. Но он понимал, что Бриджиз всего лишь марионетка, которую дергал за ниточки внешне респектабельный Эрик Пендлтон, банкир.

Клайд поднялся по ступеням, обогнул кассу и открыл дверь кабинета Пендлтона. Банкир поднял глаза от конторки и увидел свою смерть. Ошибиться было невозможно. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но тут Морган выстрелил. Негодяй получил по заслугам.

Отряд потерял след Клайда к западу от Бразоса, и он, продолжая путь дальше на запад, ввязался в войну скотоводов. Его и так уже разыскивали, значит, ему все равно. Банкир не заслуживал засечки на револьвере, но он засчитал тех троих, которых застрелил на улицах Форт-Самнера, и еще одного, убитого к западу от Галлупа.

Он попал в переделку в Сент-Джордже, потом в Вирджиния-Сити. После этого у него появилась репутация.

Морган Клайд обернулся и пристально посмотрел на массивные старые часы своего деда — все, что у него осталось о предков. Их привезли из Шотландии много лет назад, и семья увозила их все дальше на запад, сначала в Огайо, потом в Иллинойс, а затем и в Техас. Он собирался послать за часами, когда хозяйство пошло на лад и все устроилось. Для него и Дианы они стали символом домашнего очага и постоянства.

С чего это вдруг он пустился в воспоминания? Ведь давным-давно решил, что с прошлым покончено.

На своем рослом вороном скакуне Морган ехал по улице к конторе Шермана. Он уже давно работал на людей этого типа, которые нуждались в силе, чтобы получить желаемое, но которые сами такой силой не обладали.

Шерман держал возле себя нескольких головорезов, искусно разжигал в них ненависть друг к другу, и жирел на их грызне. В группу входили Том Кул и братья Эрли, все как один крутые и безжалостные.

Клайд знал, что ему предстоит. Ну что ж, этому идиоту поселенцу следовало быть поосмотрительнее и не соваться на землю в Красной долине. Это было лучшее пастбище Шермана, хотя он и не владел им. Но такой сопляк не сможет против него устоять. И если он на что-то надеется, значит, полный дурак.

Но тут ему опять вспомнился другой молодой поселенец, и Клайд со злостью прогнал от себя это воспоминание, раздраженно тряхнув головой.

В баре пили братья Эрли, Вик и Уилл. Они с ненавистью посмотрели на него.

Когда Клайд вошел в кабинет Шермана, тот поднял голову от бумаг и широко улыбнулся.

— Присаживайся, Морг, — весело пригласил он. Затем откинулся на спинку стула и сложил вместе кончики пальцев. — Значит, так. Когда мы разберемся с этим Халлэмом, остальные поймут, что с нами шутки плохи. К весне пастбище полностью освободится и у меня будет самое большое стадо к западу от Огороженных равнин.

На стуле, прислонившись к стене, сидел узкоглазый Том Кул, с худым лицом, напоминавшим томагавк. Он сворачивал самокрутку и, коснувшись желтой бумажки кончиком языка, посмотрел на Клайда.

— Есть желание заняться этим, Морг? — сухо спросил он. — Или уступишь мне? Говорят, ты сам когда-то был поселенцем.

Морган Клайд безразлично смерил его взглядом, подняв одну бровь.

— Хочешь сделать за меня работу? — Весь его вид выражал презрение. — А ты вполне можешь справиться, Кул. Ведь это хладнокровное убийство как раз в твоем духе. Я-то привык иметь дело с вооруженными людьми.

Глаза Кула угрожающе сузились.

— Вот как? — шепотом прохрипел он. — Моя пушка будет готова в любой момент, Клайд, как только пожелаешь.

— Я не стреляю в мокрых куриц, — спокойно отрезал Морган.

— Ах ты…

Глаза Тома Кула вспыхнули ненавистью, и его рука рванулась от самокрутки к револьверу.

В мгновение ока Морган выхватил свой. Но не успел прогреметь выстрел, как в горячую напряженность момента ворвался резкий голос Шермана. От неожиданности они оба обернулись. В руке их вожака тоже застыл револьвер.

Морган оторопел. Ему никогда не приходило в голову, что Шерман умеет так ловко обращаться с оружием. И он не сомневался, что Кул испытывает то же самое ощущение. Шерман — бандит! Это многое меняет. Клайд мельком взглянул на Тома и заметил, что тот убрал руку с револьвера. В какое-то мгновение оба они могли погибнуть. Если не от своих пуль, то от пули Шермана. Они ведь даже не смотрели на него.

— Успокойтесь-ка лучше, мальчики, — миролюбиво произнес Шерман, откидываясь на вращающемся стуле. — Если здесь и будет кто-то стрелять, то только я.

Он посмотрел на Клайда, и во взгляде его читалось явное торжество.

— А ты начинаешь сдавать, Морг, — покачал он головой. — Я мог отправить тебя на тот свет раньше, чем ты успел бы достал револьвер.

— Возможно.

Шерман пожал плечами.

— К Халлэму отправишься ты, Клайд. Я хочу, чтобы ты убил его, понятно? Дом сожги. А что будет с его женой — тебя не касается. У меня на сей счет свои планы. — Он ухмыльнулся, обнажив крошащиеся зубы. — Да, на нее у меня другие планы.

Клайд повернулся на каблуках и вышел на улицу. Только он собирался вскочить в седло, как к нему подошел Том Кул. Тихо, почти не двигая губами, зашептал:

— Ты видел, Морг? Ты видел, как он выхватил револьвер? Этот парень становится опасным. Почему он все время скрывал это от нас? Что-то тут воняет до небес. — Он потуже затянул ремень. — Морг, давай разберемся с ним вместе и возьмем дело в свои руки. В этой долине можно сколотить целое состояние. У тебя же неплохо голова варит, Морг. Ты будешь вести дело, а уж грязная работа — за мной. Давай уберем Шермана. рано или поздно он нас обоих подставит.

Морган Клайд вскочил в седло.

— Я не продаюсь, Том, — ответил он спокойно. — У нас с тобой разные дороги. Я не продаюсь и не заключаю сделки за чьей-то спиной. Когда Шерман будет мне больше не нужен, я скажу ему это в лицо.

— Он убьет тебя!

Клайд устало улыбнулся:

— Возможно.

Он развернул лошадь и двинулся прочь. Стало быть, Шерман — бандит.

Том Кул прав, здесь что-то неладно. Этот человек нанимал других, чтобы те расправлялись за негр с неугодными, сам редко носил оружие, и никто даже не подозревал, что он способен так быстро выхватить револьвер. А в руках двуличного человека, особенно если никто не ждет от него подвоха, это могущественное оружие.

В конце концов, что он имеет на сегодня? Шерман должен ему десять тысяч долларов за грязную работу — за то, что он угонял скот, заставлял людей уходить с их земли, за несколько перестрелок. Том Кул в таком же положении. Теперь, когда Халлэм не будет стоять на пути Шермана, а остальные поселенцы уйдут, ему больше не понадобится ни Кул, ни сам Морган.

Морган Клайд вдруг вспомнил крошащиеся зубы Шермана, его хитрую улыбку и намеки, когда он говорил о жене Халлэма. Как ни странно, он впервые увидел себя в истинном свете. Наемный убийца, работающий на человека с инстинктами крысы! Не слишком приятная истина. Он сердито тряхнул головой, заставляя себя сосредоточиться на предстоящем деле.

Вик Халлэм молод и зелен. Говорили, что он отлично стреляет из винтовки и неплохо из револьвера — в тех случаях, когда его доставали. И все-таки по западным меркам доставали его непростительно медленно. Ему было лет двадцать шесть, а жена — совсем еще девчонка, лет девятнадцати, не больше, и красивая. Несмотря на молодость, Халлэм вел себя независимо. Он не поддался Шерману и поклялся, что будет жить в Красной долине столько, сколько пожелает, мол, у него все законные права на эту землю, а у Шермана — никаких прав.

Но Морган Клайд давным-давно похоронил всякое уважение к закону. Вдоль границы продвижения переселенцев законы устанавливал тот, кто быстрее всех обращался с пушкой, а пока что такой человек он. Если Шерману хочется получить Красную долину, он получит ее. И если это произойдет через труп Халлэма, значит, так тому и быть. Он еще никогда не уклонялся от работы и никогда не станет этого делать. Он позаботится о Халлэме.

Морган ехал быстрой рысью, хорошо представляя себе, что нужно делать. Халлэм — человек вспыльчивый, и вынудить его схватиться за пушку будет проще простого.

Клайд покачал головой, стараясь отогнать невеселые мысли. Получив причитающиеся ему десять тысяч, он сможет уехать отсюда. Он найдет новые края, купит ранчо и будет тихо жить в таком месте, куда еще не докатилась его дурная слава. Но, даже убеждая себя в этом, он понимал, что так никогда не будет. Несколько лет назад он еще мог бы это сделать, но теперь слишком поздно. Куда бы он ни направился, везде будут дымящиеся револьверы, мгновения, расколотые полыхающим огнем, и грохот выстрелов. И куда бы он ни направился, на него всегда будут смотреть как на убийцу.

Над долиной колыхались волны зноя. Он придержал лошадь, перейдя на шаг. Мысленно вернулся в дом, который построили они с Дианой, и вспомнил, как они говорили о том, что поставят в комнате часы.

Обогнув гряду скал, Морган въехал во двор ранчо в Красной долине. Держа руку наготове, осторожно направился к дому. Из двери вышла молодая женщина и выплеснула воду. Потом она подняла голову и увидела его.

Он уже находился достаточно близко, и ее лицо покрыла смертельная бледность, а глаза слегка расширились. Внутри у него что-то сжалось. Он понял, что она его узнала.

— Что… что вам нужно? — спросила она.

Он посмотрел в ее широко раскрытые глаза и подумал, что она очень красива.

— Я хотел повидать мистера Халлэма, мэм.

Она колебалась.

— Может быть, спешитесь и присядете на веранде? Его сейчас нет, но он скоро вернется. Он… Он охотится на антилоп за Скалистым кряжем.

Антилопы! Морган Клайд слегка напрягся, затем снова успокоился. Ему понадобилось сделать немалое усилие, чтобы поверить, что все это происходит на самом деле. Эта девушка… Надо же, по росту и фигуре она почти такая же, как Диана, и почти такая же красивая. И дом… Вот скамейка для стирки белья, самодельная мебель — точь-в-точь как в его собственном доме. И Халлэм уехал охотиться на антилоп.

Все было точно таким же, даже винтовка в углу… Внутри у него что-то дрогнуло. Винтовка! Мгновение назад она стояла в углу, а теперь исчезла! Он инстинктивно сорвался со стула и бросился в сторону — за долю секунды до того, как прогремел выстрел и мимо его головы просвистела пуля.

Он вскочил на ноги как кошка и вывернул винтовку из рук девушки, прежде чем она успела выстрелить снова. Потом невозмутимо разрядил оружие и высыпал патроны на стол, с улыбкой глядя на девушку, и взгляд его, как ни странно, светился уважением. Он отметил, что в ее глазах не было ни слез, ни страха.

— Отличный выстрел, — спокойно похвалил он.

— Вы пришли сюда, чтобы убить моего мужа, — сказала она. Это было не обвинение; она просто констатировала факт.

— Может быть. — Он пожал плечами. — Может быть, и так.

— Почему вы хотите убить его? — с бешенством спросила она. — Что он вам сделал?

Морган Клайд задумчиво посмотрел на нее.

— Конечно же ничего. Но эта земля понадобилась кое-кому другому. Почему бы вам не уехать отсюда?

— Нам здесь нравится! — возразила она.

Он огляделся:

— Здесь славно. Мне тоже тут нравится. — Он показал в противоположный угол комнаты: — Вон там должны стоять часы, дедушкины часы.

Она с удивлением посмотрела на него:

— Мы… Мы собираемся приобрести часы. Когда-нибудь.

Он поднялся, подошел к недавно сделанным полкам и осмотрел фарфоровую посуду, украшенную синими фигурками — мальчики, девочки и голландские мельницы. Он повернулся к окну.

— Я думал, вы откроете его в такое отличное утро, — сказал он. — Было бы больше воздуха. И мне нравится, когда занавески колышутся от легкого ветерка. А вам?

— Мне тоже, но рама заедает. Вик все собирается поправить ее, но он так занят…

Морган Клайд взял молоток, снял полоски багета и поднял окно. Положив один угол на стол, он достал из кармана нож и осторожно поскоблил края, дважды попробовал закрыть и открыть окно, пока оно не стало двигаться легко. Затем вернул его в прежнее положение и прибил багет гвоздями на место. Он снова попробовал открыть окно. Легкий ветер колыхнул занавеску, и женщина засмеялась. Он обернулся и печально улыбнулся ей.

Солнечный свет падал на грубо обструганный пол. Он поднял глаза и увидел, что по дороге едет человек. Морган медленно повернулся и посмотрел на хозяйку. Ее глаза широко раскрылись.

— Нет! — ахнула она. — Пожалуйста! Не надо!

Морган не оглянулся. Он вышел на крыльцо и вскочил в седло. Потом развернул вороного и направился к приближавшемуся фермеру. Не успел Халлэм произнести ни слова, как Клайд заговорил:

— Плохо держишь винтовку. Никогда не угадаешь, в какой момент она может понадобиться!

— Клайд! — резко воскликнул Халлэм. — Что…

— Доброе утро, мистер Халлэм, — произнес Морган, слегка улыбнувшись. — У вас отличный дом.

Он коснулся боков вороного каблуками и умчался галопом. Фермер, нахмурившись, смотрел ему вслед…

Уже проезжая по улице города, Клайд подумал о том, что сейчас произойдет. Вот оно, сказал он себе. Ты знал, что всему этому должен прийти конец. Вот он пришел.

Братья Эрли сидели еще в баре. Они проводили его настороженными взглядами. Он шагнул к двери конторы и открыл ее. Шерман за письменным столом разговаривал с Томом Кулом, развалившимся на стуле у стены. Ничего не изменилось. Кроме него самого.

— Я ухожу, Шерман, — спокойно объявил Клайд. — Ты должен мне десять тысяч долларов. Я хочу получить их. Сейчас.

Глаза Шермана сузились.

— Что там с Халлэмом? — резко спросил он.

Морган Клайд довольно улыбнулся:

— Я позаботился о нем. И, кажется, очень неплохо.

— К чему вся эта чушь насчет ухода? — спросил Шерман.

— К тому, что я ухожу.

— Ты не уйдешь, пока я не буду к этому готов, — хрипло отрезал Шерман. — Я хочу знать, что там произошло.

Клайд как будто ненароком повернулся так, чтобы видеть Тома Кула.

— Ничего не произошло, — спокойно ответил он. — У них там славный дом. И они славная парочка. Я позавидовал им и решил, что пусть себе остаются.

— Ты решил?

Том проворнее меня, пронеслось в голове Клайда, когда он уже начал движение, и в любом случае выстрелит первым, тогда…

Прогрохотал револьвер, и пуля ударила Тома Кула в грудь, прежде чем бандит успел поднять свое оружие. Клайд почувствовал, как мимо его лица просвистела пуля, но, прежде чем повернуться, выстрелил в Кула еще раз. Что-то сильно ударило его в туловище, потом в ногу. Он упал, но тут же поднялся, шатаясь, и разрядил револьвер до конца в Шермана.

Тело Шермана обмякло, и из уголка рта потекла струйка крови.

Клайд повернулся и пошел к двери, стараясь держаться очень прямо. Голова казалась легкой и даже слегка кружилась. Он аккуратно открыл дверь и вышел в бар. В другом конце зала Эрли, выпучив глаза, разом выхватили револьверы. Через дверь за его спиной они видели, как мертвое тело Шермана сползает на пол. Оба двигались как один человек. Заскрежетав зубами, Морган спустил курок и застрелил их обоих…

Уже почти добравшись до лошади, он упал и растянулся во весь рост в пыли. Будто издалека до него донесся стук копыт, а затем Клайд почувствовал, как его переворачивают на спину. На него смотрел Вик Халлэм.

Хрипло дыша, Морган приподнял голову.

— В моем доме, — невнятно пробормотал он сквозь кровь, пенившуюся у него на губах. — Часы. Поставьте… поставьте их… в углу.

На лице Халлэма было написано сочувствие и глубокое понимание.

— Конечно. Это будет здорово. Когда ты поправишься, мы вместе привезем их… При условии, что мы станем компаньонам на ферме. Но почему же ты не подождал меня? Я бы поехал с тобой.

— Компаньоны, — произнес Морган Клайд. Как хорошо, что можно снова улыбаться. — Это будет здорово. Просто здорово.


Авторские заметки СТЕЙНЗ-ПАСС | Когда говорит оружие | Авторские заметки КРЯЖ МОГОЛЛОН