home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПРИМАНКА ДЛЯ ЖЕРТВЫ

Когда спустились сумерки, он сел на чалого и направился вниз по Калфпену к источникам Фоссил. По дороге он обдумывал план действий. Арестовал его Коллинз или нет, но с ранчо его все же выкурили, и они вполне могли именно сейчас нанести удар. Теперь у них есть основания полагать, что он покинул эти места. Вполне вероятно, что Рид действительно думает, будто он приехал сюда с целью самому захватить землю Куртина.

Наконец он устроился на ночь в лощине над источниками Фоссил и крепко проспал до тех пор, пока из-за скал не выползло утреннее солнце, засияв ему прямо в глаза. Он поднялся, сделал себе легкий завтрак, состоявший из кофе и вяленого мяса, и сел в седло.

Куда бы он ни подался, рассчитывать, как раньше, на дружескую встречу ему не приходилось. Обвинение, брошенное Ридом в «Йеллоуджэкете», наверняка вызвало у людей сомнения или явные подозрения на его счет, и теперь вся округа будет знать, что его разыскивает судебный исполнитель Соединенных Штатов.

Обдумывая, как поступить, Мэт Сабри направился через горы на запад. К вечеру следующего дня он расположился на привал в зловещей тени холма Туррет; всего несколько лет назад майор Рэндалл в темноте поднялся на его вершину на удивление всему лагерю апачей. Проснувшись на рассвете, Мэт произвел тщательную разведку в окрестностях Йеллоуджэкета.

В городе происходило какое-то движение — более оживленное, чем обычно бывает в столь ранний час. У коновязи он увидел длинную вереницу оседланных лошадей. Он ломал себе голову, что бы это могло значить, внимательно разглядывая ее в бинокль с гребня горы. Коллинз еще не мог вернуться, следовательно, в городе кто-то другой. Приглядевшись, Мэт понял, что это организованное движение.

Он все еще наблюдал, когда из задней двери здания по соседству с салуном вышел человек в выцветшей красной рубашке, подошел к лошади, тщательно спрятанной позади дома, и вскочил в седло. Издалека Мэт не мог угадать, кто это такой. Человек ехал верхом как-то странно. Внимательно разглядывая его в бинокль — реликвию тех лет, что Сабри провел на военной службе, — Мэт вдруг понял, почему всадник выглядит непривычно. Его выделяла восточная манера держаться в седле!

Это вовсе не уроженец Запада, который сидит в седле, лениво развалившись и ссутулившись, а не держится прямо, как кавалерист. Незнакомец склонялся на шею лошади — плохая привычка для многомильных прогулок верхом по пустыне и горам. И все же Мэта больше заинтересовало то, что он уехал тайком, чем его стиль верховой езды. Через несколько минут он определил, что выбранный всадником путь вскоре приведет его к подножию горы, с которой он наблюдал.

Сабри очень не хотелось выпускать из виду оседланных лошадей, но он не сомневался, что у этого странного всадника есть какой-то ключ к решению его проблемы. Соскользнув на животе назад, поглубже в кусты, Мэт поднялся на ноги, спустился по крутой тропинке и занял позицию среди валунов рядом с дорогой.

Солнце палило нещадно. От раскаленных камней исходил жар, а ветер не долетал до этой низины. К счастью, ему пришлось ждать всего минуту, затем на дороге послышался стук копыт приближавшейся лошади. Вынув револьвер из кобуры, Мэт подошел к самой обочине. И тут появился всадник. Это оказался Киз.

Револьвер Мэта остановил его.

— Куда едешь, Киз? — спокойно спросил Сабри. — В чем дело?

— Я еду перехватить маршала, — честно признался Киз. — Маккаррен и Рид собираются послать отряд своих людей, чтобы схватить тебя, а потом под прикрытием этого захватить Пайвотрок и больше не отдавать его.

Сабри кивнул. Так оно конечно же и будет. Ему следовало догадаться об этом раньше.

— А как же маршал? Они столкнутся с ним по дороге.

— Нет, они собираются обойти его отряд с юга. Его маршрут им известен, потому что его ведет Рид.

— А у тебя какой интерес в этом деле? Зачем тебе понадобилось пускаться в путь, чтобы предупредить маршала?

— Из-за Дженни Куртин, — откровенно ответил Киз. — Она славная девочка, и Билли тоже был добрый малый. Они оба хорошо относились ко мне, как и их отец. Это не стоит большого труда, а я знаю очень много о кознях этого дьявола Маккаррена.

— Значит, Маккаррен? Но тогда при чем тут Рид?

— Он тупица! — презрительно бросил Киз. — Маккаррен использует Рида, а у того не хватает мозгов это понять. Он свято верит, что они партнеры, но Принс избавится от него точно так же, как избавляется от всякого, кто становится у него на пути. Он и от Трумбулла избавится.

— И от Сайкса?

— Вероятно. В сущности, Сайкс всего лишь неплохая марионетка.

Мэт Сабри сдвинул шляпу на затылок.

— Киз, — вдруг решился он. — Я хочу, чтобы ты мне хоть немного доверял. Клянусь, я стараюсь помочь Дженни Куртин. Я в самом деле убил ее мужа, но он сам спровоцировал ссору. Почему он выбрал меня — не знаю, Билли сильно нервничал. До этого я даже не знал о его существовании. Однако револьвер незнакомца убивает так же легко, как револьвер знакомого человека. Он не оставил мне выбора. Но умирая, доверился мне. Попросил приехать сюда, отвезти его жене пять тысяч долларов и помочь ей.

— Пять тысяч? — Киз изумленно посмотрел на Мэта. — Где он взял столько денег?

— Хотелось бы мне знать, — признался Сабри. И тут ему в голову пришла еще одна идея: — Киз, ты знаешь о том, что происходит в этом городе, больше, чем кто-либо другой. Что тебе известно о дарственной Сономы?

Киз подумал, затем медленно произнес:

— Почти ничего. Думаю, единственный человек, которому известны подлинные факты, — это Принс. Думаю, он завладел всеми документами, какими только можно, и поэтому уверен, что теперь эту дарственную никто не сможет подтвердить. Никто ничего не знает, кроме самого Маккаррена.

— Значит, я пойду к Маккаррену, — хрипло откликнулся Сабри. — Я намерен все прояснить, даже если это будет последнее, что я сделаю в этой жизни.

— Если ты пойдешь к Маккаррену, это будет последнее, что ты сделаешь в этой жизни. Он беспощадный человек. Мягко стелет, но способен на любое предательство. И потом, там Сайкс.

Мэт взвесил ситуацию, затем поднял голову.

— Послушай, не беспокой маршала. Предоставь это мне. Все те, кто сейчас с ним, — враги Дженни Куртин, и они ни за что не позволят тебе говорить. Обойди их и поезжай в Пайвотрок. Расскажи Кэмпу Гордону о том, что произошло, об этой шайке, которая уже оседлала лошадей. Я закончу свои дела здесь, а потом вернусь на ранчо.

После отъезда Киза Сабри долгое время наблюдал. Видимо, отряд ждал каких-то известий от Рида. Поедет ли с ними Маккаррен? Он слишком осторожен. Наверное, будет ждать в Йеллоуджэкете, останется, как всегда, ни при чем — сторонним наблюдателем…

Уже отъехав по дороге на несколько миль, Киз вдруг придержал лошадь. Он забыл рассказать Сабри о заговоре Принса Маккаррена, о том, что Сиду Трумбуллу поручено прикончить его, пока он будет драться с Сайксом. Киз долго не двигался с места, встревоженный и помрачневший. Возвращаться — значило потерять время; к тому же Сабри вряд ли до сих пор на месте. Мэту придется надеяться на собственную удачу.

Киз с сожалением двинулся дальше, к раскинувшимся перед ним холмам…

Тони Сайкс нашел Маккаррена в задней комнате салуна. Тот быстро взглянул на вошедшего и кивнул:

— Рад видеть тебя, Сайкс. Будь поблизости. По моим расчетам, сегодня или завтра к нам явятся гости.

— Гости?

Сайкс внимательно разглядывал лицо Маккаррена.

— Точнее говоря, один гость. Думаю, мы увидим Мэта Сабри.

Тони взвесил эту новость со всех сторон. Да, пожалуй, Принс прав. Сабри ни за что не отступит. Это в его духе — отправиться в город искать Рида. Кроме трех или четырех человек, никто не знал о причастности Маккаррена к пайвотрокскому делу. Рид и Трумбулл служили ему прикрытием.

Трумбулл, Рид, Сайкс и Киз. Киз — проницательный человек. Он мог быть и пьяницей, и пианистом, но голова у него на плечах — в этом ему не откажешь.

Вдруг до Тони дошло, что Киза нигде нет. Впервые за много недель он не увидел Киза в баре.

Киз исчез.

Куда он мог поехать? Предупредить Дженни Куртин об отряде? Ну и что из того? Он ничего не имеет против Дженни Куртин. Он — человек, который дерется за деньги. Может, на сей раз он не на той стороне? Он подумал о Мэте Сабри, остром, как лезвие стальной бритвы. Очень быстр и всегда в хорошей форме. Теперь он вспомнил все, что слышал о нем как судебном исполнителе в Мобити.

Внутренняя неуверенность, которую Тони Сайкс тщательно скрывал, не позволяла ему признать, что кто-то превосходит его в умении драться. Стычка Сабри с Трумбуллом до сих пор будоражила чувства горожан, они продолжали обсуждать это событие. Разговоры весьма докучали Сайксу, поскольку люди начинали сравнивать их. Многие полагали, что Сабри может оказаться проворнее его. Это раздражало Сайкса.

Сначала он встретится с Сабри, а потом уберется отсюда.

— Ты думаешь, он придет сюда? — спросил Маккаррен, посмотрев на Тони.

Сайкс кивнул:

— Придет как миленький. Он соображает слишком быстро для Трумбулла и Рида. И даже для этого маршала.

Сайкс получит Сабри для себя одного. Сида Трумбулла нет в городе. Тони Сайкс хотел совершить убийство сам.

Мэт Сабри наблюдал за оседланными лошадьми с терпением индейца, давно освоившего науку ждать и расслабляться. Теперь он ждал, дав отдых каждому своему мускулу. Его привычная готовность к опасности, его шестое чувство предупреждали его о близкой кульминации — он понимал, что ситуация достигла критической точки.

Маршал вернется, Рид и Трумбулл устроят все так, что он не встретится с отрядом. И вся эта орава прихвостней и закадычных дружков Галуши Рида устремится в Пайвотрок и потребует выдать Мэта Сабри. Под предлогом отказа захватят ранчо и перебьют всех, кто там находится.

Хорошо, если Киз вовремя предупредит их. Узнав об опасности, Кэмп Гордон и другие сообразят принять необходимые меры предосторожности. Маршал представлял собой всего одно щупальце, но истинная сердцевина всех проблем находилась в Йеллоуджэкете.

Если устранить Принса Маккаррена и Тони Сайкса, щупальца съежатся и погибнут. Несмотря на опасность, угрожающую Пайвотроку там, высоко за кряжем Моголлон, решающий удар должен быть нанесен именно здесь, в Йеллоуджэкете.

Мэт перевернулся на живот и поднял бинокль. Из салуна «Йеллоуджэкет» выходили люди и садились на лошадей. Он спокойно лежал и смотрел, как они уезжают. Он насчитал по меньшей мере тридцать бойцов, возможно, их было и больше. Когда отряд уехал, Мэт поднялся и отряхнул одежду. Потом медленно спустился к лошади и вскочил в седло.

Он ехал не торопясь, положив руку на бедро. Взгляд его стал предельно бдителен, а мозг расслаблен и восприимчив.

Маршал Рейф Коллинз много лет прожил в пограничной полосе и считал себя справедливым человеком. Он знал Запад и людей, которых Запад порождал. Далеко не глупый, проницательный и осторожный, он строго соблюдал букву закона, но в то же время не терял мудрости, когда речь шла об особенностях образа жизни людей на суровой земле. К тому же, будучи южанином, он исповедовал самую старую из традиций Юга и прекрасно понял, что имел в виду Мэт Сабри, когда заявил, что должен защищать Дженни Куртин именно потому, что убил ее мужа.

Мэт Сабри оставил лошадь в платной конюшне. Симпсон резко поднял голову, увидев его.

— Ты бы лучше поостерегся, — предупредил он. — Вся округа гоняется за тобой, и они жаждут крови!

— Я знаю. Как там Сайкс? Он в городе?

— Конечно! Он никогда не покидает Маккаррена. — Симпсон внимательно разглядывал Мэта. — Сайкс — не тот человек, с которым стоит связываться, Сабри. Это молния.

— Я знаю.

Сабри смотрел, как его лошадь завели в затененное стойло. Потом повернулся к Симпсону:

— Ты относился ко мне по-дружески, Симпсон. Мне это нравится. После того, что произойдет сегодня, здесь все будет по-другому, но сейчас мне может понадобиться кое-какая помощь. Что тебе известно о пайвотрокском деле?

Конюх неторопливо пережевывал жвачку. Наконец сплюнул и поднял голову.

— До сих пор об этом я никому не мог рассказать, — произнес он, — но мне доподлинно известно, что дарственная действительно принадлежала Куртину, и он не погиб в результате несчастного случая. Его убили.

— Убили?

— Да. — Лицо Симпсона скривилось. — Как и ты, он любил всякие изысканные спиртные напитки, когда мог их достать. Маккаррен вел себя чертовски дружелюбно. Он пригласил Куртина выпить с ним, и тот не отказался. Всего через несколько минут после этого он пришел сюда и взял упряжку с экипажем, чтоб вернуться домой, потому что его лошадь захромала и он хотел оставить ее здесь. Я смотрел, как он залезал в этот драндулет. Старик оступился на подножке и чуть не упал лицом вниз. Потом ему наконец удалось забраться в повозку.

— Он до такой степени набрался?

Взгляд Сабри стал настороженным и заинтересованным.

— Он? — фыркнул Симпсон. — Этот старый простофиля мог осушить бочку спиртного — и ни в одном глазу! Фокус в том, что он выпил только один стакан, но валился с ног.

— Значит, ему подсыпали наркотик? — Сабри кивнул. Это вполне в духе Маккаррена. — И что потом?

— Когда упряжку доставили обратно после того, как лошади понесли и Куртина нашли мертвым, я обнаружил на боку одной из них царапину от пули.

Значит, вот как все это произошло. Оглушенный наркотиками человек, упряжка норовистых лошадей и пуля — обжечь лошадь ровно настолько, чтобы она понесла. Видно, Принс Маккаррен основательный человек.

— Ты упомянул, будто знаешь, что Куртин в самом деле владел этой дарственной. Откуда?

Симпсон пожал плечами:

— Он проводил расследование по этому второму притязанию. Должно быть, до него дошли слухи о неприятностях. Сам я не слышал никаких разговоров, а здесь человек слышит все! Во всяком случае, когда он возвращался на ранчо, в его папке лежали все бумаги. Перед тем он мне их показывал. Все доказательства.

— И в тот же день его убили? Кто обнаружил тело?

— Сид Трумбулл. Он проезжал той дорогой, как будто бы случайно.

Итак, доказательства, необходимые Дженни, находились в руках Принса Маккаррена. Ему во что бы то ни стало нужно увидеть Принса.


БЕГЛЕЦ | Когда говорит оружие | «ВСТАНЬ — И УМРИ!»