home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



БЕГЛЕЦ

Мэт Сабри быстро окинул взглядом салун. Очевидно, здесь что-то происходило, потому что в зале не оказалось ни одного завсегдатая. Он помедлил, размышляя, стоит ли придавать этому значение, затем свернул в темный переулок и быстро пошел по нему, пока не уткнулся в старую изгородь из жердей.

Он направился вдоль нее по дороге, изрытой глубокими колеями, мимо шелестевших листвой тополей, потом свернул около амбара, пересек еще одну дорогу и подошел к глинобитной хижине, окна которой слабо светились.

На его стук дверь открылась, и быстро выглянуло смуглое лицо, похожее на индейское. На беглом испанском Мэт спросил Пепито. После минутного колебания дверь раскрылась шире, и его пригласили войти в большую комнату. Посреди нее стоял покрытый клеенкой стол, на нем — масляная лампа.

У одной из стен в почерневшем камине горел огонь. У другой располагалась кровать, на которой мирно храпел человек.

Двое черноглазых ребятишек прекратили играть и уставились на вошедшего.

Женщина что-то громко сказала. Откинув закрывавшее дверной проем одеяло, в комнату вошел стройный смуглолицый юноша, затягивая потуже ремень.

— Пепито Фернандес? Я Мэт Сабри.

— Я слышал о вас, сеньор.

Сабри коротко объяснил, зачем пришел. Пепито выслушал его и покачал головой.

— Я не знаю, сеньор. Все это случилось очень давно, а мы уже не богатые люди. Мой отец… — Он пожал плечами. — В молодости он любил тратить деньги. — Пепито помолчал, задумавшись. Потом беззаботно добавил: — Я тоже люблю тратить деньги. Зачем же они еще нужны? Но нет, сеньор, я не думаю, что остались какие-то бумаги. Мой отец много рассказывал мне об этой дарственной, и я уверен, что Сонома не мог получить эту землю раньше него.

— Если ты вспомнишь что-нибудь, ты сообщишь нам? — спросил Сабри. Потом его осенило: — Ты вакеро? Ковбой? Тебе нужна работа?

— Работа? — Пепито с интересом воззрился на него. — На ранчо сеньоры Куртин?

— Да. Ты знаешь, там назревают неприятности. Я поступил туда и сегодня заберу с собой еще одного парня. Если хочешь получить работу, милости просим.

Пепито пожал плечами:

— Почему бы нет? Сеньор Куртин — старый сеньор Куртин — подарил мне мою первую лошадь. Он мне и ружье подарил. Хороший был человек, и его сын тоже.

— Тебе лучше встретить меня за городом, там, где дорога проходит между крутыми холмами. Знаешь это место?

— Си, сеньор. Я буду там.

Киз лениво наигрывал на пианино, когда Мэт Сабри открыл дверь и вошел в салун. Он окинул беглым взглядом Киза, Хоббса за стойкой, Кэмпа Гордона, который спал беспробудным сном, положив голову на стол, и с полдюжины других людей. Но когда он подошел к стойке, открылась задняя дверь, и на ее пороге возник Тони Сайкс.

Сабри никогда не видел его раньше, но все же сразу узнал по точному и выразительному описанию Джадсона. Ростом чуть пониже Мэта, Сайкс, гибкий, жилистый и стройный, словно создан был для стремительной атаки. Сейчас он стоял расслабившись, только быстрые, проворные пальцы говорили о его внутренней готовности действовать. Зная людей такого сорта, Мэт с первого взгляда почувствовал опасность, исходящую от него. Сайкс тоже заметил его и прислонился к стойке рядом с ним.

Взгляды всех обратились к ним, так как история о том, как Мэт отделал Трумбулла, и его вызове, брошенном Риду, уже облетела все окрестности. Однако Сайкс только улыбнулся, и Мэт посмотрел на него.

— Будешь пить?

Тони кивнул.

— Я бы не прочь. — Затем доверительно добавил, глядя на Мэта чуть насмешливо и с оттенком удовольствия своими темными с желтыми искрами глазами: — Никогда не отказываюсь выпить с человеком, которого собираюсь убить.

Сабри пожал плечами.

— Я тоже. — Откровенность Сайкса ему даже понравилась. — Хотя, вероятно, у меня есть преимущество. Я сам выбираю время, когда мне пить и когда убивать. А ты ждешь приказа.

Тони достал из жилетного кармана бумагу и начал сворачивать самокрутку.

— Ты будешь ждать меня, компадре. Я знаю, ты такой.

Они выпили, и в этот самый момент дверь опять открылась. Лицо Галуши Рида потемнело от гнева, когда он увидел, что они вместе стоят у стойки, но он хотел пройти мимо без единого слова. И тут вдруг в голову ему пришла блестящая мысль. Он остановился и повернулся к ним.

— Хотел бы я знать, — произнес он достаточно громко, так, чтобы в зале слышали все, — что скажет Дженни Куртин, когда узнает, что ее новый работник и есть тот самый бандит, который убил ее мужа?

Все разом подняли головы. Если раньше лица окружающих выражали дружелюбие или безразличие, то теперь они все сделались внимательными и настороженными. Сабри побледнел. Он знал, что Дженни здесь очень любят, как любили и Куртина. Теперь они все станут его врагами.

— Мне интересно, зачем все-таки ты сюда заявился, Сабри? Зачем ты приехал на ранчо этой женщины после того, как угрохал ее муженька? Чтобы извлечь выгоду из своего убийства? Чтобы украсть то немногое, что у нее осталось? Или из-за нее самой?

Мэт изо всех сил старался держать себя в руках. Мгновение спустя он небрежно произнес:

— Рид, ведь это ты сегодня приказал ей убираться с ранчо. Я здесь с одной целью, с одной-единственной: позаботиться о том, чтобы она сохранила свое ранчо и чтобы никакая шайка желтопузых воров-койотов не приехала и не отобрала его у нее!

Рид смотрел Сабри в лицо. Он наливался бешенством, и Мэт чувствовал всю силу его ярости. Она давила на него почти физически ощутимо. Сайкс стоял совсем рядом. Если бы Рид решился взяться за револьвер, Сайкс вполне мог схватить Мэта за левую руку и дернуть так, чтобы он потерял равновесие. Но Мэт приготовился даже к этому, и внутри у него уже поднималась та черная сила — непреодолимая жажда насилия.

Он заговорил снова, мягко, чуть ли не мурлыкая:

— Решай, Рид. Если хочешь умереть, у тебя есть шанс сделать это прямо здесь. Скажи мне еще что-нибудь, и я запихну каждое слово обратно в твою жирную глотку! Попробуй, и я убью тебя. Если Сайкс намерен присоединиться, добро пожаловать!

Тони так же мягко ответил:

— Я в этом не участвую, Сабри. Я сражаюсь только один на один. Когда я приду за тобой, буду один.

Галуша Рид колебался. Какое-то мгновение, рассчитывая на Сайкса, он чуть не поддался искушению. Но теперь он резко повернулся и вышел из зала.

Не обращая внимания на Сайкса, Сабри допил свой стакан, подошел к Кэмпу Гордону и потряс его.

— Пойдем, Кэмп. Я отведу тебя в постель.

Гордон не шевельнулся. Сабри наклонился, обхватил верзилу англичанина за плечи и, поставив на ноги, повел к выходу. В дверях обернулся:

— Увидимся, Сайкс!

Тони поднял стакан и сдвинул шляпу на затылок.

— Разумеется, — весело кивнул он. — И я буду один.

И только произнеся это, он вспомнил о Сиде Трумбулле и о плане, который разрабатывался в задней комнате. Лицо его слегка потемнело, и спиртное вдруг показалось отвратительным на вкус. Он аккуратно поставил стакан на стойку и вышел через заднюю дверь.

Принс Маккаррен сидел в одиночестве, курил и лениво тасовал карты.

— Я не участвую в вашей затее, Принс, — произнес Сайкс. — Вам придется оставить это убийство мне, и только мне.

Ведя в поводу лошадь, к седлу которой он привязал Кэмпа Гордона, Мэт Сабри встретил Пепито в темноте на участке дороги между холмами. Пепито тихо окликнул его, и Сабри ответил. Подъехав, мексиканец лишь раз взглянул на Гордона, и они направились дальше вместе. Только поздно утром следующего дня они добрались до Пайвотрока. Все было спокойно — слишком спокойно.

Кэмп Гордон протрезвел и ругался на чем свет стоит.

— Вы споили меня и увезли! — орал он, и в его голосе клокотало бешенство. — Ты наглец, Сабри! Развяжи меня, и я вернусь обратно! Я не собираюсь участвовать в этой сваре.

Мэт, привязавший Гордона к лошади, только чтобы он не свалился, усмехнулся:

— Разумеется, я отвяжу тебя. Но ведь ты твердил, что тебе нужно ненадолго убраться из города? Вот тебе самый подходящий случай. Я привез тебя сюда, — серьезно заметил он, хотя в глазах его пропал насмешливый огонек, — ради твоей же пользы. Тебе пора немного подышать свежим горным воздухом, попить холодного молока и…

— Молока? — взорвался Гордон. — Ты посмел произнести: молока? Я не прикасаюсь к этой гадости! Отвяжи меня, дай мне револьвер, и я спущу с тебя шкуру!

— И предоставишь Риду забрать это ранчо? Риду и Маккаррену?

Гордон уставился на него налитыми кровью глазами, которые вдруг стали внимательными.

— Ты сказал, Маккаррену? А при чем тут он?

— Хотел бы я знать. Но я так подозреваю, что он замешан во всем этом по уши. У меня такое впечатление, что у него есть козыри против Рида.

Гордон задумался.

— Очень может быть. — Он следил за тем, как Сабри развязывает узлы. — Это не приходило мне в голову. Но почему?

— Ты знаешь его лучше меня. Кто-то отправил двух человек вслед за Куртином, чтобы убить его, и я сомневаюсь, что это сделал Рид. Есть в этом смысл?

— Нет. — Гордон сполз на землю, как деревянный, пошатался немного, ухватившись за кожаное стремя. Потом робко взглянул на Мэта: — Кажется, я безнадежный дурак. — На его лице промелькнуло удивление. — Ну и ну, я проголодался! Мне уже много недель не хотелось есть.

Когда появились две далеко не лишние пары рук, работа на ранчо пошла быстрее. И все же на душе у Мэта Сабри скребли кошки. Откуда эти пять тысяч долларов? Да и что с дарственной на землю? Вечер за вечером он разговаривал с Пепито, наводя его на воспоминания об отце и деде, и мало-помалу начинал узнавать этих людей. В мозгу у него вырисовывалась одна идея, но пока слишком многого не хватало, чтобы ее реализовать.

Все это время ни Рид, ни его подручные не появлялись. Два раза показывались всадники, очевидно разведчики. Ковбои отогнали скот подальше от кряжа, в том числе всех или почти всех заблудившихся животных, которых Мэт видел по пути в Йеллоуджэкет.

Сабри не знал покоя. Он не сомневался, что, когда беда придет, она обрушится на них лавиной. Рид наверняка уже знал, что к списку рабочих в Пайвотроке добавились Кэмп Гордон и Пепито Фернандес.

— Я заметил несколько голов около Бейкер-Батт, — сказал однажды утром Кэмп. — Может, мне прокатиться туда и забрать их?

— Поедем вместе, — откликнулся Мэт. — Я давно хотел осмотреть те места, но все не было случая.

Утро выдалось великолепное. Ковбои ехали быстро, оставляя за собой мили, настороженно присматриваясь ко всему, что встречалось по дороге, и прислушиваясь к звукам горной страны, которая возвышалась за кряжем. Однако при всей своей осторожности они только в сотне ярдов от себя обнаружили пятерых всадников, едущих им навстречу. Кавалькаду возглавлял Сид Трумбулл. Рядом с ним скакал незнакомец с седыми усами.

Возможность уйти незамеченными Мэт и Кэмп уже потеряли. Они двинулись к всадникам, которые остановились, поджидая их. При виде Сабри на лице Сида Трумбулла явственно выразилось торжество.

— Вот этот человек, маршал! — удовлетворенно заявил он. — Вон тот, в черной шляпе, и есть Сабри.

— В чем дело? — спокойно спросил Сабри.

Он уже заметил эмблему, которую носил чужак. Но он заметил и кое-что еще. Человек этот выглядел компетентным, честным офицером.

— Вы должны поехать в Эль-Пасо. Я Рейф Коллинз, помощник судебного исполнителя Соединенных Штатов. Мы расследуем убийство Билли Куртина.

Кэмп сжал губы и настороженно посмотрел на Сабри. Когда Рид обнародовал этот факт в салуне, Гордон спал мертвецки пьяный.

— Это была честная драка, маршал. Куртин затеял ссору и первый достал оружие.

— И ты думаешь, мы в это поверим? — презрительно спросил Трумбулл. — Как же, он не смелее мыши! Всего за несколько дней до этого он сбежал от Сайкса. Он не стал бы связываться ни с одним человеком, у которого руки на месте!

— Он начал ссору первый. — Мэт Сабри понял, что ведет теперь два сражения — одно за то, чтобы избежать ареста, и другое, чтобы сохранить уважение и помощь Гордона. — Мне кажется, он не стал связываться с Сайксом лишь потому, что считал себя обязанным выполнить одно дело, а Сайкс мог его убить.

— Очень правдоподобная сказка! — зло хмыкнул Трумбулл. — Вот человек, которого вы ищете, маршал.

Коллинз явно сердился. Иметь дело с Трумбуллом ему, видно, совершенно не доставляло удовольствия. Однако он исполнял свой долг. Прежде чем офицер успел что-то сказать, Сабри заговорил снова:

— Маршал, у меня есть все основания думать, что кто-то приложил определенные усилия, чтобы бросить на меня тень и на какое-то время убрать отсюда. Могу я дать вам слово, что появлюсь в Эль-Пасо, как только здесь все уладится? Моему слову можно верить, и в Эль-Пасо это известно многим.

— Извините, — с сожалением произнес Коллинз. — Я должен исполнять приказы.

— Я понимаю, — кивнул Сабри. — У меня тоже есть долг. Он заключается в том, чтобы защитить Дженни Куртин от тех, кто пытается силой выгнать ее с собственной земли. Именно это я и намерен делать.

— Таков ваш долг? — Коллинз холодно, но с удивлением разглядывал его. — После того, как вы убили ее мужа?

— Причина вполне достаточная, сэр! — откровенно заявил Сабри. — Не я затеял эту ссору. Куртин стал угрожать мне. Он был возбужден, встревожен и совершенно вымотан. Но все же, умирая, он попросил меня передать его жене пакет и проследить за тем, чтобы она не осталась без защиты. Этот долг, сэр, — он посмотрел на Коллинза в упор, — превыше всего.

— Я рад бы учесть это, — признал Коллинз. — Вы кажетесь мне джентльменом, сэр, а это качество встречается в людях слишком редко. К сожалению, у меня приказ. Однако, если между вами произошла честная драка, понадобится немного времени, чтобы все прояснить.

— Здешним крысам, — возразил Сабри, — как раз и нужно несколько дней!

Мэт понимал, что спорить бесполезно. Но он сидел на быстрой лошади, а вдоль дороги тянулся густой сосняк. Ему потребовалась бы всего одна минута…

Как будто разгадав его намерение, Кэмп Гордон неожиданно подстегнул своего серого и оказался между Мэтом и маршалом, и почти в тот же момент Мэт ткнул лошадь Трумбулла под ребра носком ботинка. Полудикий мустанг начал яростно брыкаться. Резко развернув коня, Мэт всадил ему в бока шпоры. Испуганное животное в два прыжка оказалось далеко среди сосен и понеслось, как вспугнутый олень.

Позади прогремел выстрел, потом еще один. Оба срезали ветви над его головой, но лошадь продолжала бежать, а он прочно сидел в седле. Сабри углубился в лес под прямым углом, но почти сразу же свернул в сторону Пайвотрока. Слева от него открылся Вельветовый каньон, и он быстро повернул чалого в его устье.

Проехав по каньону почти милю, он выбрался из него и ненадолго задержался в рощице на вершине небольшого кряжа, чтобы только оглянуться назад.

По тропе растянулась цепочка всадников, но все они разбрелись кто куда, разыскивая следы. Неподалеку от них одинокий всадник, по всей видимости, наблюдал за происходившим. Мэт усмехнулся; должно быть, это Гордон, и с ним все в порядке.

Повернув лошадь, он проехал по выступу скалы, пока тот не закончился, затем спустился на плотный песок и углубился в лес, где на мягком ковре из иголок почти не оставалось следов.

Вдалеке с левой стороны находился холм Синч-Хук, а немного ближе, справа, — холм Двадцать Девятой Мили. Направив лошадь между ними, но строго держась на северо-запад, Мэт решил пробраться к каньону Хорстэнк. Спустившись в него, продолжал двигаться на северо-запад, потом свернул на юг и наконец въехал в еще более глубокий каньон Калфпен.

Здесь Мэт стреножил лошадь на крошечной поляне посреди валунов и, положив винтовку на колени, устроился отдохнуть. Через час он взобрался на выступ на верху каньона, но нигде не заметил никаких признаков погони. Стука лошадиных копыт до него тоже не донеслось.

На дне Калфпена, от того места, где он оставил лошадь, бежал ручей. А вот с едой опять предстояло что-то придумывать. Он очистил от шелухи пригоршню семян чиа и съел их вместе с кедровыми орешками.

Сабри не сомневался, что арест его организован либо Галушей Ридом, либо Принсом Маккарреном. В любом случае он теперь стал беглецом. Если отряд поедет дальше, на ранчо, у Рейфа Коллинза будет возможность поговорить с Дженни Куртин. Мэт почувствовал дурноту при мысли о том, как судебный исполнитель сообщит ей, что он убил ее мужа. Разумеется, рано или поздно она все равно об этом узнает, но он хотел сказать ей это сам, в подходящее время.


ЖАРКАЯ НОЧЬ В ЙЕЛЛОУДЖЭКЕТЕ | Когда говорит оружие | ПРИМАНКА ДЛЯ ЖЕРТВЫ