home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЖАРКАЯ НОЧЬ В ЙЕЛЛОУДЖЭКЕТЕ

Все утро он работал на ранчо. Работал отчасти потому, что в хозяйстве крайне не хватало рук, отчасти потому, что хотел поразмышлять.

Лошади, которыми пользовались ежедневно, содержались при доме и были в хорошей форме. К тому же они выглядели лучше обычных фермерских лошадей — в некоторых из них четко проявлялась порода Моргана. Он починил щеколду на дверях конюшни и пошел прогуляться по ранчо, оценивая его со всех сторон и изучая все подходы.

В бинокль он осмотрел холмы, исследовал ближайшие ущелья и каньоны и мысленно составил карту местности, попавшей в поле зрения бинокля.

Уже давно перевалило за полдень, когда вернулись Джадсон и Радо. Они успели поговорить с Дженни до того, как Мэт их увидел.

— Привет, — дружелюбно сказал Джадсон; глаза его внимательно изучали Сабри. — Миссис Дженни говорит, ты прогнал Рида. И собираешься остаться здесь.

— Точно. Я останусь, пока не закончится вся заваруха. Конечно, если она примет меня на работу. Не люблю, когда меня берут на пушку.

— Да, я тоже не люблю. — Несколько минут Джадсон молчал, затем посмотрел на Сабри: — Только не забивай себе голову всякими идеями насчет миссис Дженни. Она славная девочка.

Мэт сердито поднял голову.

— Ты тоже не забивай себе голову всякими идеями, — холодно отрезал он. — Я помогаю ей точно так же, как и ты, и мы будем работать вместе. А что касается личных отношений, забудь об этом. Как только все кончится, я уеду отсюда.

— Хорошо, — мягко произнес Джадсон. — Нам понадобится помощь.

Три дня прошли гладко. Мэт лихорадочно трудился на ранчо. Даже себе не мог объяснить, почему работает с таким отчаянным усердием. Он выкопал ямы для столбов и обнес изгородью участок на длинном лугу около источников. Затем вместе с Радо они собрали скот, находившийся ближе всего к кряжу, и загнали его за ограду на сочную высокую траву. Животные могли спокойно пастись здесь долго, потому что луг тянулся достаточно далеко вверх по каньону. Он возил с собой клеймо и метил коров везде, где возникала такая необходимость.

Поскольку на ранчо целый год не хватало рабочих рук, там многое требовалось сделать. По вечерам он чинил упряжь и хлопотал по дому, а ночами спал здоровым, крепким сном. Все это время он ни разу не видел Дженни Куртин.

Но несмотря ни на что, эта женщина ни на секунду не выходила у него из головы. Он вспоминал, как выглядела она в тот первый вечер, когда стояла в гостиной усадьбы и слушала его, глядя ему в лицо своими большими темными глазами. Он вспоминал, как она стояла на ступеньках лестницы, разговаривая с Галушей Ридом и его людьми.

Остался ли он здесь потому, что считал себя ее должником, или из-за нее самой?

То там, то здесь Сабри находил неуловимые намеки на то, каким человеком был Куртин. Джадсон любил его, и полукровка тоже. Он заботился о лошадях и ласкал их. Но в то же время ненавидел насилие и избегал его. Постепенно — верно или неверно, Мэт не мог сказать, — в его мозгу формировался образ славного молодого парня, который оказался совершенно не на своем месте.

Уроженец Запада, но созданный для мирной и спокойной жизни, он, втянутый в войну скотоводов, прекрасно понимал свою несостоятельность. Мэт размышлял об этом, трудясь над лассо из сыромятной кожи, когда к нему подошла Дженни.

Он не заметил, как она появилась, иначе уклонился бы от этой встречи. Но она встала рядом с ним, прежде чем он успел это понять.

— Вы много работаете, мистер Сабри.

— Чтобы заработать на прокорм, мэм. Здесь полно дел, а мне нравится быть чем-то занятым. — Он повертел в руках лассо, осматривая его. — Знаете, я хотел бы поговорить с вами кое о чем. Боюсь, это не мое дело, но маленький Билли когда-нибудь вырастет и начнет задавать вопросы об отце. Вряд ли вы сможете обмануть его. Вы, наверное, сами знаете, где тут собака зарыта, и не исключено, что я сажусь на лошадь не с той стороны, но мне кажется, что Билли Куртин отправился в Эль-Пасо, чтобы раздобыть для вас денег. Я думаю, он понимал, что вояка из него никакой и что самое лучшее — это найти деньги и нанять людей. Нужно было иметь мужество, чтобы поступить так, и мне кажется, он намеренно уступил Сайксу, понимая: если Сайкс убьет его, вы никогда не получите эти деньги. Может быть, по пути в Эль-Пасо он начал задумываться и затеял эту ссору ради того, чтобы доказать самому себе, что у него хватит духу поднять оружие?

Она ничего не ответила, но по-прежнему стояла рядом, глядя, как его пальцы проворно и ритмично двигаются, сплетая кожу.

— Да, — наконец произнесла она, — я думала об этом. Только не могу представить себе, откуда он взял деньги. Я не решаюсь их тратить.

— Не валяйте дурака! — раздраженно воскликнул Мэт. — Никто не сумеет найти им лучшее применение, а вам нужны люди, которые умеют обращаться с оружием.

— Кто же станет работать на меня? — Ее голос звучал тихо и горько. — Галуша Рид постарался, чтобы этого не случилось.

— Может быть, если я прокачусь в город, то смогу найти кое-кого. — Он подумал о Кэмпе Гордоне, ковбое-англичанине, который цитировал Шекспира. — Кажется, я знаю одного человека.

— Нужно так много сделать. Джад говорит, вы работаете за троих.

Мэт Сабри поднялся. Она немного отступила, неожиданно осознав, какой он высокий. Дженни считала себя высокой женщиной, но доставала ему только до губ. Она слегка отшатнулась. Ее взгляд упал на револьверы. Он носил их постоянно.

— Джадсон говорит, вы ловко обращаетесь с оружием.

— Вероятно. — Он не ощутил горечи при мысли об этом. — Мне приходилось пользоваться оружием. Оружие и лошади — это почти все, что я знаю.

— Где вы служили в армии? Я наблюдала, как вы ходите и ездите верхом. У вас военная выправка.

— В разных местах. Главным образом в Африке.

— В Африке? — поразилась Дженни.

Он кивнул.

— Страна пустынь и гор. Марокко и Сахара. Прошел весь путь до Тимбукту и озера Чад, и почти все время бои.

В сарае, где они стояли, стало темнеть. Он вышел в сумерки. Уже появилось несколько звезд, а на западе, позади кряжа, угасало красное зарево.

— Завтра я съезжу разведать обстановку. А вы лучше держите остальных поблизости.

Рассвет застал его уже на дороге к Йеллоуджэкету. Путь предстоял долгий, и большую часть времени он ехал то лесом, то степью, не доверяя большим дорогам. Воздух был теплым и прозрачным, и он заметил нескольких пайвотрокских быков, которых они пропустили, когда сгоняли бродивший вдоль кряжа скот.

Мэт ехал, готовый к любым неприятностям, с винчестером поперек седла. Он был начеку и старался направлять чалого среди деревьев, потому что там толстым ковром лежала хвоя, заглушавшая стук копыт.

По пути он обдумывал проблему с дарственной на землю. Чтобы Дженни могла сохранить свое ранчо и избавиться от неприятностей, он должен узнать правду об этой дарственной и выяснить, кому все же принадлежит первое и бесспорное право — Фернандесу или Сономе.

Потом хорошо бы докопаться, если только это возможно, где Билли Куртин взял пять тысяч долларов. Кое-кто мог бы подумать, что теперь они должны принадлежать его жене только потому, что он достал их из своего кармана. Но этого будет совершенно недостаточно, если Билли продал какие-нибудь права на воду или землю или если он раздобыл деньги таким путем, который мог бросить тень на Дженни или ее сына.

А когда он во всем разберется, то, видимо, и сможет отправляться по своим делам, ибо к тому времени проблема с Галушей Ридом уже разрешится.

За те несколько дней, что Мэт провел в Пайвотроке, он полюбил это место и, избегая Дженни, не избегал маленького Билли. Мальчик привязался к нему и проводил с ним долгие часы.

Чтобы чем-то занять Билли, Мэт стал учить его плести из сыромятной кожи, и, пока он чинил лассо и уздечки, мальчик сидел рядом, неуклюже перебирая пальцами ремешки.

Вспомнив несколько минут, проведенных наедине с Дженни, он заерзал в седле и застонал. Ему не следует думать о ней иначе, чем о вдове Куртина. Вдове, напомнил он себе, убитого им человека.

Что она скажет, если узнает правду? Он гнал от себя эту мысль, но она все-таки притаилась в каком-то уголке его сознания, и он помотал головой, пытаясь отвязаться от нее. Рано или поздно она узнает. Если он в конце концов не расскажет ей сам, то это наверняка сделает Рид.

Не испытывая большого желания ехать мимо Хардскрэбла, Мэт Сабри повернул прямо на юг, пересек восточную оконечность столовой горы и двинулся по старой тропе через Белую скалу и гору Поллес, пересекая Ист-Верде у Скалистого ручья. Затем он срезал путь по каньону Бординг-Хаус к Бычьему источнику и перебрался через главное русло Верде около пика Тэнгл. Этот окольный путь был длиннее на несколько миль, да к тому же Сабри ехал осторожно, внимательно осматривая по пути местность. Поэтому на выжженную солнцем улицу Йеллоуджэкета его чалый вступил очень поздно.

У Мэта возникло одно подозрение, которое он собирался проверить. Вечерами в домике для работников он много разговаривал с Джадсоном и узнал от него о Пепито Фернандесе, внуке человека, который продал землю старику Куртину.

Соскочив с лошади около платной конюшни, он завел чалого внутрь. Симпсон вышел встретить его. Его глаза изучали лицо Сабри.

— Парень, а ты храбрец. Рид в ярости. Он вернулся в город, чуть не лопаясь от бешенства, и Трумбулл теперь рассказывает всем о том, что тебя ждет.

Мэт улыбнулся ему:

— Этого я и ожидал. А ты на чьей стороне?

— Ну, — мрачно произнес Симпсон, — Трумбулл мне не по душе. Он носится по городу, надутый как индюк, и не проявляет дружеских чувств ни ко мне, ни к моим друзьям. Клянусь, мистер, я редко испытывал такое удовольствие, как в тот день, когда вы поставили его в глупое положение. Это даже лучше, чем если бы вы убили его, хотя он явно на это напрашивается.

— Тогда позаботься о моей лошади, хорошо? И привяжи ее скользящим узлом.

— Конечно, и дам ей зерна. Я думаю, всякой лошади, на которой вы ездите, необходимо зерно.

Мэт Сабри вышел на улицу. На нем были темные джинсы и серая шерстяная рубашка. Свою черную шляпу он надвинул пониже, и его долговязая фигура почти растворилась в тени. Сначала он повидает Пепито, а затем немного разнюхает обстановку. Ему нужен Кэмп Гордон.

Подумав об этом, он вернулся в конюшню.

— Оседлай еще и лошадь Гордона. Он поедет со мной.

— Он? — изумленно переспросил Симпсон. — Он мертвецки пьян уже несколько дней!

— Оседлай его лошадь. Он будет со мной, когда я вернусь, и если тебе известны еще один или два парня, которые при необходимости смогут воспользоваться оружием, дай им знать, что я нанимаю людей и что деньги для оплаты имеются. Если нужно, платить им будут как наемникам.

В конторе позади салуна «Йеллоуджэкет» за письменным столом Галуши Рида сидели трое: сам Рид, Сид Трумбулл и Принс Маккаррен.

— Ты думаешь, Тони справится с ним? — спросил Рид. — Ты же видел, как он орудует пушкой, Принс.

— Справится. Но это будет рискованно… слишком рискованно. Я думаю, нам лучше поставить где-нибудь неподалеку Сида.

— Не впутывайте меня в это.

Сид посмотрел на них из-под густых бровей.

— Я больше не хочу иметь с ним никаких дел. Пусть им занимается Тони.

— Ты же не станешь торчать на виду, — вмешался Маккаррен, — и не будешь подвергаться опасности. Ты заранее устроишься на втором этаже гостиницы с винчестером.

Трумбулл поднял голову и провел языком по толстым губам. Убивать ему было не в новинку, и все-таки он приходил в некоторое смятение от того, как хладнокровно рассуждал об убийстве этот человек.

— Ну ладно, — согласился он. — Я уже говорил, что не испытываю к нему большой любви.

— Мы устроим так, что ты сможешь выстрелить одновременно с Тони. Постарайся не промахнуться и попасть с первого раза. Но обязательно подожди, пока начнется перестрелка.

Дверь тихо открылась, и вошел Сайкс, в белом жилете из оленьей кожи, расшитом красными перьями и бисером. Гибкий и смуглый, он двигался по-звериному гибко. Изящные руки его все время беспокойно двигались. Он слышал их разговор.

— Босс, он в городе. Сабри здесь.

Рид наклонился вперед, так что ножки его стула опустились.

— Здесь? В городе?

— Именно. Я только что видел его около «Йеллоуджэкета». — Сайкс начал сворачивать самокрутку. — А он смелый. Даже очень.

Раздался негромкий стук в дверь, и, получив разрешение, вошел Киз, худощавый человек с седыми волосами и спокойным лицом ученого.

— Теперь я вспомнил его, Принс, — начал он. — Этого Мэта Сабри. Некоторое время он был судебным исполнителем в Мобити. Он убил то ли восемь, то ли девять человек.

— Точно! — резко поднял голову Трумбулл. — Мобити! Почему мне раньше не пришло в голову? Говорят, что даже Вэс Хардин уехал из города, когда Сабри заявил ему, что он там лишний.

Сайкс повернулся к Маккаррену:

— Он нужен тебе сейчас?

Маккаррен колебался, рассматривая начищенный носок своего ботинка. После того, как Сабри отделал Трумбулла, в городе у него появились друзья. И особенно после того, как он вступился за Дженни Куртин. Что бы ни случилось, все должно выглядеть честно и вне подозрений, и в это время он, как и Рид, хотел находиться в таком месте, где его видели бы люди.

— Нет, не сейчас. Мы подождем. — Он улыбнулся. — Человек с таким мужеством и такой подготовкой отличается тем, что, если его попросят прийти, он обязательно придет.

— Но с чем он придет? — мягко спросил Киз. — Вот в чем вопрос.

Маккаррен недовольно оглянулся. Он забыл, что в комнате находится Киз, и сказал гораздо больше, чем намеревался.

— Спасибо, Киз. Пока все. И помни — ни слова о том, что ты здесь услышал.

— Разумеется.

Киз улыбнулся, подошел к двери и покинул комнату. Рид пристально смотрел ему вслед.

— Мне не нравится этот парень, Принс. Я бы не стал ему доверять.

— Ему? Его ничто не интересует, кроме пианино. И чтобы хватало спиртного для бальзамирования. Пусть он тебя не беспокоит.


КОЙОТЫ БЕСПОКОЯТ | Когда говорит оружие | БЕГЛЕЦ