home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



К ЗАПАДУ ОТ ПАЙЛОТ-КРИК

Уорд Мак-Куин позволил своему чалому спокойно бежать иноходью вниз по склону к роднику в тополиной рощице. Надвинув пониже на глаза серое, видавшее виды сомбреро, он окинул взглядом расстилавшийся перед ним луг.

Здесь паслось три сотни коров эмментальской породы. Приглядывавший за ними всадник на сером коне обернулся и пристально смотрел в его сторону. У парня была винтовка, которую он держал поперек седла, и когда Мак-Куин продолжил свой путь вниз по склону, погонщик развернул коня и быстро направился ему наперерез.

Это был довольно крупный человек с бычьей шеей и копной давно не стриженных рыжих волос. Маленькие внимательные глазки водянисто-голубого цвета уставились на Мак-Куина.

— Ты кто такой? — сурово поинтересовался Рыжий. — Куда направляешься?

Мак-Куин остановил своего чалого. Голос Рыжего разозлил его, он уже собирался кое-что ему сказать, как вдруг заметил в зарослях ивняка на берегу ручья какое-то движение и уловил блеск ружейного ствола.

— Просто еду мимо, — спокойно ответил он. — А что?

— И откуда ты едешь? — не унимался Рыжий. — В этих местах полно всяких проходимцев.

— Ну, я не из их числа, — беззаботно ответил Мак-Куин. — Я еду от самой Аризоны. Решил попытать счастья на севере. Может, там мне повезет больше.

— Бродячий ковбой, значит? — Рыжий усмехнулся, обнажив желтые поломанные зубы. — Ищешь работу?

— Возможно. — Мак-Куин снова взглянул в сторону стада. — Вы их здесь пасете?

— Нет. Перегоняем на запад. Босс купил это стадо в Вайоминге. Лишний работник нам не помешал бы. Сороковник в месяц и кормежка, плюс вознаграждение, когда доберемся до места.

— Звучит заманчиво, — признал Мак-Куин. — И много вы уже прошли?

— Что-то около сотни миль. — Рыжий немного стушевался. — Пошли к хозяину. У нас уже есть пара погонщиков, но еще один не будет лишним.

Они направились вниз по склону в сторону тополиной рощи и зарослей ивняка. Мак-Куин задумчиво поглядывал на коров. Слишком уж они сытые и упитанные. Довольно странно видеть коров после долгого перехода в такой форме. Тем более удивительно, что последние семьдесят пять миль их пути пролегали по одной из самых безводных пустынь на всем Западе. Конечно, если они здесь уже несколько дней… Зеленая сочная трава, отдых и вода могли сделать свое дело.

Из ивняка вышел высокий человек в черном. Винтовки у него не было, но Уорд не сомневался, что это и был тот самый человек, которого он заметил в зарослях. Бандитам или индейцам пришлось бы туго, наткнись они на такую компанию, подумал он.

— Босс, — сказал Рыжий, — тут вот парень из Аризоны. Ищет работу. Вот я и подумал, еще один работник нам бы не помешал. Тем более, что следующие сорок миль или около того — Индейская Территория.

Человек в черном уставился на Мак-Куина узко посаженными черными глазами, задумчиво поглаживая аккуратно подстриженные усы.

— Меня зовут Хойт, — отрывисто объявил он. — Айвер Хойт. Мне и правда нужен еще один работник. Так откуда ты родом?

— Из Техаса, — небрежно бросил Мак-Куин. — Успел побывать на юге, в окрестностях Санта-Фе, потом перебрался в Аризону. — Вынув из кармана бумагу и табак, он принялся неторопливо сворачивать самокрутку.

У Хойта был пронзительный взгляд и неприятное крысиное лицо. Под полой длинного сюртука, в стиле принца Альберта, прятался револьвер.

— Ладно, Рыжий, введи его в курс дела, — сказал Хойт. — Будешь работать с ним по тому же принципу, что и с остальными, понял?

— Конечно, — усмехнулся тот. — А то как же? Так же, как со всеми.

Хойт развернулся и зашагал прочь, возвращаясь обратно в заросли, туда, где над ивами поднималась тонкая струйка дыма.

Рыжий обернулся.

— Меня зовут Ред Найфи, — сказал он. — А как нам тебя называть?

— Я — Уорд Мак-Куин. Обычно меня зовут просто Уорд. А как у вас тут насчет жратвы?

— Сейчас сообразим. — Ред направил своего коня сквозь заросли. Мак-Куин последовал за ним, поглядывая по сторонам и озабоченно хмурясь.

Было во всем этом нечто такое, что ему не нравилось. У него появилось предчувствие скорой беды. Обычно ему удавалось прогнать подобные мысли, но на этот раз они не уходили.

Вообще-то в такой работенке ничего опасного. Если верить Реду, они только что совершили большой переход через пустыню и нигде не видели такой обильной и сочной травы, как на этом лугу. И воды в пустыне тоже было мало. Тогда почему же Найфи держится настороже? И почему Айвер Хойт прячется в зарослях, вооружившись винтовкой?

Ну да, конечно, отсюда рукой подать до Индейской Территории. К тому же ходили слухи о набегах, совершаемых шайкой воинов из племени пайутов из долины Тысячи Родников, что к северу отсюда. Мак-Куин пожал плечами. Что за черт? Наверное, он излишне подозрителен по отношению к этой компании.

У костра сидели двое, и оба они посмотрели в его сторону. Один из них был лыс, толст и невысок. Другой — чуть помоложе — был стройным, симпатичным и улыбчивым.

— Знакомься, это Лысый Джексон, — сказал Найфи. — Он у нас занимается стряпней, а по ночам обычно объезжает стадо. Парня зовут Бад Фокс. А это Уорд Мак-Куин.

Лысый вскинул голову и едва не выронил из рук сковородку. Найфи с Бадом удивленно посмотрели на него. Лысый не спеша огляделся по сторонам, с подчеркнутым безразличием скользнув взглядом по лицу Уорда.

— Привет, — обронил он и снова занялся стряпней.

Бад Фокс принес охапку хвороста и принялся подбрасывать ветки в огонь. Он с любопытством поглядывал на Лысого, но тот, казалось, ничего не замечал.

Когда с едой было покончено, Хойт оседлал коня. Ред Найфи поднялся с земли и ленивой походкой направился прочь от костра. Отойдя на достаточное расстояние, они с серьезными лицами принялись о чем-то толковать, а Бад Фокс растянулся на траве, подложил под голову седло и задремал. Лысый же рассеянно ковырял в зубах, глядя на огонь. Впрочем, раз или два он все же оторвался от созерцания костра и бросил взгляд на Реда и Хойта, стоявших у края опушки под ивами.

Взяв с земли увесистый сук, он положил его в костер.

— А ты случайно не из Линкольна? — тихо спросил он. — А то я слыхивал об одном бравом парне Мак-Куине. Он работал у Джона Чизама.

— Может быть, — уклончиво ответил Мак-Куин. — А ты откуда будешь?

Лысый испуганно вскинул на него глаза:

— Анимас. Одно время был в шайке Билли Кудряша, но больше не ворую, завязал.

Ред Найфи возвратился к костру и задумчиво взглянул на Уорда.

— Ты не слишком устал? — внезапно спросил он. — В последнее время ребятам пришлось много работать. Как насчет того, чтоб подежурить?

— Это можно. — Мак-Куин встал и потянулся. — Сегодня я проехал совсем немного. Что толку погонять коня, если не знаешь, куда податься?

Найфи усмехнулся:

— Что верно, то верно.

Уорд Мак-Куин оседлал коня и поехал в сторону стада. Он пребывал в глубокой задумчивости. Казалось бы, ничего не случилось, но его не покидало ощущение, что все идет не так, как надо. Он покачал головой. Кто его знает, может, Лысый Джексон и покончил со своим бандитским прошлым, но только есть в этой компании кое-кто, кому он не доверяет, — это точно.

Мак-Куин не торопясь объехал стадо, согнав при этом нескольких отбившихся коров поближе к основному стаду. Здесь хороший выпас для скота. И к тому же прекрасное местечко, чтобы укрыться от чужих глаз и переждать несколько дней.

Час спустя, когда солнце только что скрылось за горизонтом, ему в голову пришла одна мысль. Присмотрев бычка, пасшегося в стороне от стада, Мак-Куин подъехал к нему и бросил лассо. Всего за несколько секунд молодой бычок был связан и лежал на земле. Подобрав небольшую палочку, Мак-Куин поскреб ею грязь на одном из копыт. Через несколько минут он поднялся с земли и отпустил бычка, который тут же понесся к стаду.

Уорд Мак-Куин снова сел на коня, он был озадачен. Этот теленок никогда не проходил через пустыню с ее солончаками! Ни на копыте, ни в шерсти на ноге животного не было никаких следов солончаковой пыли. Это стадо могло прийти откуда угодно, но только не из обширных солончаковых равнин, где животные по колено увязают в серой, словно зола, пыли. Нет, эти коровы не проходили по неудобьям, а значит, сюда их могли пригнать только с севера.

Три сотни голов отличного мяса, и двигались эти животные через очень хорошие пастбища.

Около двух часов ночи Мак-Куин направился обратно в сторону лагеря, когда совсем рядом из темноты возник шедший ему навстречу Бад Фокс. Заметив при свете луны его стройный силуэт, Мак-Куин натянул поводья и остановился.

— Как успехи? — весело спросил Бад. — Я проснулся и подумал, может, тебе захочется выпить кофе? — Сказав это, он протянул Мак-Куину одну из двух кружек, принесенных им с собой.

Мак-Куин слез с коня и привязал чалого к торчавшему из земли колышку.

— Вкус что надо! — сказал он, отхлебнув кофе, и поглядел на Бада. — И давно вы с Лысым работаете на них?

— Совсем недавно, — сказал Бад. — Мы так же, как и ты, присоединились к ним вот на этом же самом месте, когда возвращались с Голубых гор, это на севере, в Орегоне. Хойт и Найфи были уже тут. Сказали, что торчат здесь уже пару дней. Что у них было два погонщика, которые вдруг взяли расчет и подались в Монтану.

— А ты никогда не был погонщиком в Монтане?

— Нет. Никогда в жизни.

Мак-Куин проследил взглядом, как возвращается в лагерь Бад, оседлал своего чалого и поехал прочь. Истории Бада и Лысого показались ему достаточно убедительными. Лысый, по-видимому, выходец из Нью-Мексико или из Аризоны. Бад Фокс сказал, что никогда не был в Монтане, да и с виду он производил впечатление типичного ковбоя-южанина. С другой стороны, Ред Найфи, выполнявший здесь обязанности управляющего, утверждал, что они гонят это стадо от самого Вайоминга, он разъезжал на большом коне и держал при себе аркан из толстой пеньки. И то, и другое характерно для ковбоев из Монтаны.

На востоке уже забрезжил рассвет, когда Мак-Куин услышал выстрел.

Грохот винтовочного выстрела разорвал сонную тишину как раз в тот момент, когда, объехав напоследок стадо, он возвращался к зарослям ивняка.

Одинокий выстрел. А потом — тишина.

Пришпорив чалого, Мак-Куин нырнул в заросли ивняка и вернулся в лагерь. Ред Найфи стоял недалеко от костра, пристально вглядываясь в темноту, в опущенной руке — револьвер.

Лысый и Бад сидели, кутаясь в свои одеяла, Лысый держал винтовку наготове.

— Откуда стреляют? — требовательно спросил Мак-Куин.

— С вершины горы. Довольно далеко отсюда, — сказал Найфи.

— А по-моему, совсем рядом, — возразил Бад. — Ей-богу, это где-то здесь, за деревьями.

— Стреляли на горе, — прорычал Найфи. Он обернулся к Мак-Куину: — Как коровы? Все в порядке?

— Лучше не бывает. Я вернусь к стаду.

— Подожди. — Фокс сбросил с себя одеяла. — Я сам пойду. Ты и так целую ночь сторожил.

— Через пару часов отправляемся, — объявил Найфи. — Вы двое будете загонять. Так что пусть едет он.

Развернув чалого, Уорд Мак-Куин отправился обратно на пастбище. Солнце еще не взошло, в просвете между деревьями мерцало пламя костра.

Стадо мирно паслось на лугу. Некоторые животные испугались было выстрела, но последовавшая за этим тишина успокоила их. Коровы по большей части дремали. Мельком взглянув в сторону костра, Мак-Куин развернул чалого и направил его к горе.

Обогнув разросшиеся кусты пиний и заросли можжевельника, он въехал в рощицу. Все вокруг казалось серым, но землю уже можно было разглядеть. Он знал, что искать. Если есть человек, то должна быть и лошадь. Во всяком случае, стояло полное безмолвие. Да и чалый не выказывал никаких признаков беспокойства, хотя лошади обладают чрезвычайно тонким чутьем.

Проезжая через островок разросшейся медвежьей ягоды, Мак-Куин услышал стук копыт. Он поспешно прикрыл рукой нос собственного коня, затем привязал его и начал осторожно пробираться сквозь заросли.

Это был великолепный вороной, пяти с лишним футов в высоту, под великолепным седлом, богато украшенным серебром, винчестер убран в кобуру, и даже седельные сумки сделаны из отличной кожи ручной выделки.

Отойдя от коня, Мак-Куин направился к опушке и тут заметил темные очертания человеческого тела. Он огляделся по сторонам, прислушался, затем подошел поближе и опустился на одно колено. Человек был мертв.

Это был юноша, одетый в дорогой черный сюртук. У него оказался при себе один револьвер, который, впрочем, так и остался в кобуре. Мак-Куин осторожно перевернул мертвеца на спину. У него были изящные черты лица и нежная кожа — нетипичная для Запада внешность.

Пошарив у убитого за пазухой, Мак-Куин вытащил плоское портмоне, на нем аккуратными золотыми буквами было выведено имя владельца: Дэн Кермитт. Внутри оказалась пачка банкнотов и какие-то бумаги.

Внезапно послышались чьи-то осторожные шаги; поспешно сунув портмоне за пазуху, Мак-Куин поднялся с земли. На опушке леса стоял Ред Найфи.

— Похоже, выстрел пришелся точно в цель, — процедил Мак-Куин. — Не знаешь, кто это?

Бесшумно ступая, Найфи подошел поближе. Он взглянул вниз и пожал плечами.

— Понятия не имею! — Затем перевел взгляд на Мак-Куина, и его поросячьи глазки заблестели. К тому времени уже достаточно рассвело, и Мак-Куин заметил, как изменилось их выражение. — Это ты его пристрелил?

— Я? — Мак-Куин был поражен. — Впервые его вижу.

— А ведь ты запросто мог его убить, — продолжал развивать свою мысль Ред. — Провернуть дельце тихо-мирно, без свидетелей.

— Ты тоже мог это сделать, — заметил Мак-Куин, — Вполне мог!

— У меня есть алиби, — неожиданно усмехнулся Ред. — И вообще, какого черта?! Плевать мне, кто его укокошил. Может, индейцы. Есть на нем что-нибудь?

— Не знаю, не искал, — осторожно ответил Мак-Куин. Интересно, что Ред успел увидеть?

Склонившись над трупом, Найфи принялся ловко и со знанием дела шарить по карманам убитого. В правом кармане он нашел небольшой кошелек, в нем лежало несколько банкнотов и золотая монета. Уорд Мак-Куин задумчиво разглядывал находку и, когда Найфи разогнул наконец спину, спросил:

— Ничего больше нет? Хоть бы имя узнать…

— Ничего. А это я буду хранить при себе. Может, кто объявится. — Он спрятал деньги в карман. — Собираешься его хоронить?

— Ага. — Мак-Куин не сводил глаз с трупа. Не то это место, чтоб хоронить здесь такого красивого молодого человека. Но Запад вытворяет с людьми странные вещи, и странных могил здесь тоже немало.

— Дело твое. — Ред немного помолчал. — У него еще должен быть конь. Пойду поищу.

— Оставь его мне, — тихо сказал Мак-Куин. — Ты забрал себе деньги. К тому же я его уже нашел.

Ред Найфи заколебался, на лице его появилось выражение свирепой ярости. Мак-Куин ждал, глядя на него. Чему быть, того не миновать, рано или поздно ему придется пройти через это — столкновения все равно не избежать.

Ред пожал плечами и уже отправился было восвояси, но потом оглянулся:

— А он… этот конь — такой большой и черный?

— Ага, — без улыбки ответил Мак-Куин. — Ты что, знаешь этого парня?

Найфи помрачнел.

— Нет. Просто я как-то заметил, что за нами кто-то едет, на большом вороном коне. Должно быть, это был он. — Ред зашагал к лагерю.

Мак-Куин дотащил убитого до песчаной промоины в крутом берегу, положил тело на дно и забросал землей.

— Не слишком-то хорошая могила, приятель, — тихо сказал он, — но я вернусь сюда и сделаю все, как полагается. — И уже пустившись в обратный путь, прошептал на ходу: — Уж тогда, амиго, ты сможешь спать спокойно.

Стоя среди зарослей около вороного, Мак-Куин вынул кожаное портмоне и открыл его. Он сунул руку внутрь и чуть не поперхнулся от изумления. В руке у него была целая пачка тысячедолларовых банкнотов!

Он быстро пересчитал деньги. Двадцать пять новеньких, хрустящих бумажек, два письма и еще какая-то ерунда. Он развернул одно из писем, написанное женским почерком. Оно оказалось предельно кратким:

«Мы уехали в Форт-Мэллок. Приезжай с деньгами. Ким тут приглядел хорошее ранчо. Не знаю даже, как бы мы управились со всем без Айвера. С тех пор как погиб отец, он стал моим первым советчиком и помощником. Стадо перегонят к нам на запад наши самые надежные работники — Чак и Стэн Джоунс.

Руфь».

Сунув портмоне за пазуху, Уорд Мак-Куин оседлал коня. Он доехал на вороном до того места, где остался его собственный конь, а затем отправился обратно в лагерь, ведя чалого в поводу.

Ред Найфи взглянул на Мак-Куина и перевел завистливый взгляд на коня. Лысый тоже с прищуром поглядел в его сторону, но промолчал. Бад Фокс тем временем уже начал сгонять скот, готовя его к перегону.

Найфи оседлал своего коня и присоединился к нему, а Мак-Куин сел завтракать. Дважды он отрывался от тарелки с едой и посматривал на Лысого.

— Послушай, — в конце концов сказал он, — а где был Ред сразу же после того, как вы услышали тот выстрел?

— Ред? — Лысый вскинул на него глаза и подбоченился. — Сначала Реда не было видно. Потом я огляделся вокруг — он стоял вон там. Вполне возможно, что он с самого начала там стоял, хотя мне лично так не кажется.

Мак-Куин кивнул в сторону склона.

— Мертвый человек лежал вон там. Очевидно, он наблюдал за нами из-за деревьев. Очень приличный малый. Не бродяга какой-нибудь.

— Думаешь, кто-то задумал провернуть большую кражу? — со знанием дела поинтересовался Лысый, укладывая вещи в повозку походной кухни.

— А сам-то ты как считаешь? — тихо спросил Уорд.

— Хм… Так что же все-таки происходит? — поинтересовался Лысый.

— Мне кажется, они не собираются с нами делиться. Будем же делать вид, что мы ни в чем не сомневаемся. Что мы ничего не знаем. А мы и вправду мало знаем, — заключил он.

— Угу. — Лысый с трудом взобрался в повозку, и Ma-Куин бросил свою кофейную кружку в ворох наваленных вещей. — Так, значит, нужно держать ухо востро?

— И револьвер наготове, — мрачно добавил Мак-Куин.

Он привязал вороного к повозке и, когда та с грохотом тронулась с места, вскочил в седло и пришпорил чалого, устремляясь за удаляющимся стадом. Его одолевали тревожные мысли.

В письме упоминались имена двух надежных работников, Чака и Стэна Джоунса. Доверенные люди хозяев никогда бы не бросили стадо. И никуда бы не уехали: ни в Монтану, ни куда-либо еще. Но что же с ними случилось? Где они?

Извилистая тропа вела вверх по склону к проходу в скалистом кряже Тоана. Стадо двигалось медленно, скот неохотно покидал зеленые луга близ Пайлот-Крик. Предаваться размышлениям было некогда — два старых быка не хотели уходить от ручья, раз за разом упорно пытаясь прорваться обратно.

День начинал клониться к вечеру, когда Бад Фокс оказался рядом с Мак-Куином. Прикурив, он взглянул в сторону Найфи — тот находился на противоположном конце стада.

— Красивого коня ты привел сегодня утром, — как бы между прочим заметил он. — Думаю, его прежний хозяин мертв?

— Угу. Я его похоронил. Его убил чертовски меткий стрелок/

Еще какое-то время Бад ехал молча.

— Знаешь, — тихо заговорил он, — я тут пораскинул мозгами. Когда мы о Лысым ехали сюда, то кое-что заметили. К северу от нас, на тропе в Монтану. Мы видели несколько канюков… Они кружились, словно там лежала дохлая корова…

— Или мертвые люди, — мрачно закончил Мак-Куин. — Люди, которые могли воспротивиться тому, кто, возможно, задумал распорядиться этими коровами по своему усмотрению.

— Да уж, — согласился Фокс, — похоже на то. Или же погонщики, которым босс решил не платить. Ты же знаешь, никто не удивится, если какой-нибудь ковбой не вернется после дальнего перегона. Кому какое дело? Может, он отправился в Калифорнию, а может, куда-нибудь на юг Колорадо. Или вообще решил побродить по свету.

Стадо медленно двигалось на запад. На ночь разбили лагерь у Флауэр-Лейк, на болотистом лугу, поросшем густой травой, а затем продолжили путь вверх по крутым склонам Пекопса, через горное редколесье красного дерева, зарослей можжевельника и пиний. Уорд Мак-Куин был молчалив как никогда, потрепанная шляпа надвинута на серые глаза, худое лицо с сильной челюстью спокойнее, чем всегда, на нем застыло напряженное внимание.

Ред Найфи неизменно ехал впереди, ни на секунду не оставляя своего места. Суровый, могучий управляющий зорко оглядывался вокруг, и, когда однажды где-то вдалеке показались несколько всадников, он тут же повернул стадо на юг, подальше от них.

Оказавшись наконец на западном склоне Пекопса, стадо ленивой рысцой продолжало путь через поросшую полынью долину к дальним горам, склоны которых окутывала сизая дымка, на самом подходе к кряжу Гумбольдта, на берегу Сноу-Уотер-Лейк, был сделан ночной привал.

Подъехал Найфи.

— Заночуем здесь, — объявил он. — Сами отдохнем и коров подкормим. Не хватало еще, чтоб они отощали на перегоне.

— А в какой стороне Мэллок? — неожиданно спросил Мак-Куин.

Найфи пристально посмотрел на него.

— Не беспокойся. К Мэллоку мы и близко не подойдем!

Ред уехал, и Уорд проводил его задумчивым взглядом. Ред Найфи ничего не знал о том письме, что лежало сейчас в кармане у Мак-Куина. Своей непосредственностью он сам себя выдал. Девушка ждала стадо в Форт-Мэллок. Айвер Хойт, вероятно, был с ней — друг, советчик, укравший ее стадо!

В кармане у Мак-Куина лежала карта, подаренная ему одним из друзей перед тем, как он собрался в эти края. Судя по ней, недавно основанный Форт-Мэллок должен был находиться где-то неподалеку, за горами Гумбольдта. Неожиданное решение пришло само собой.

Развернув коня, он подъехал к повозке, из которой Лысый уже успел выпрячь лошадей. Стадо отправилось на водопой, Бад Фокс сидел верхом на лошади, сворачивая самокрутку.

— Послушай, — заговорил Мак-Куин, осаживая чалого у повозки, — я отлучусь ненадолго. У меня есть идея. А вы двое будьте настороже. Мне кажется, все произойдет именно здесь!

Фокс кивнул.

— Ред сказал, что вернется завтра или послезавтра. И что мы должны дожидаться его здесь. А куда ты собрался?

— В Форт-Мэллок. Я поеду на вороном.

Уже совсем стемнело, когда вороной прогарцевал легким галопом по пыльной улице небольшого поселка, разросшегося вокруг форта. Подъехав к коновязи, Уорд Мак-Куин спрыгнул на землю, поправил ремень и высвободил оба своих револьвера. Едва он успел ступить на тротуар, как из дверей салуна, похожих на крылья летучей мыши, вышел жилистый широкоплечий парень.

На мгновение он неподвижно замер на месте, не сводя глаз с вороного коня, затем его взгляд обратился к Мак-Куину.

— Это ваш конь, мистер? — спокойно поинтересовался он.

Мак-Куин почувствовал, как внутри у него что-то сжалось. В голосе этого человека слышалось нечто такое, что заставило его насторожиться. Парень был опасен.

— Я езжу на нем, — ответил он.

— А откуда он у вас? — не унимался незнакомец, шагнув вперед.

— Прежде чем я отвечу на ваш вопрос, — не повышая голоса сказал Мак-Куин, — позвольте узнать, почему это вас так интересует и кто вы такой.

Молодой человек глядел на него в упор, в его темных глазах и смуглом лице было нечто такое, что определенно нравилось Мак-Куину.

— Меня зовут Ким Сартейн, — спокойно ответил юноша. — А человек, которому принадлежал этот конь и это седло, был моим другом!

— Так, значит, вы и есть Ким, — мягко повторил Мак-Куин. — А знаете такого парня по имени Айвер Хойт?

Сартейн помрачнел, в его глазах появилась настороженность.

— Да, я его знаю. Он ваш друг?

— Нет. — Мак-Куин задумчиво смотрел на него. — Вы знаете, где можно разыскать Руфь Кермитт?

— Да.

— Тогда проводите меня к ней. Там я все расскажу.

Ведя в поводу вороного коня, Уорд Мак-Куин последовал за Кимом. Юноша шел рядом, справа от него, и Мак-Куин усмехнулся про себя над подобным проявлением предосторожности.

— Шанса у вас не будет, Сартейн, — сказал он. — Но я на вашей стороне.

Однако Ким был непреклонен.

— Я поверю в это лишь после того, как вы расскажете, откуда у вас этот конь.

Оставив вороного у коновязи, Мак-Куин вслед за Сартейном вошел в маленькую гостиницу, в дальнюю комнату, небольшую, но очень уютную и со вкусом обставленную. На кушетке сидела девушка, которая быстро встала им навстречу.

Почувствовав смущение, Мак-Куин задержался в дверях. Он ожидал увидеть кого угодно, но только не такую миловидную девушку, как эта. Ей было от силы лет двадцать, она была высокого роста и держалась с большим достоинством. Длинные черные волосы, собранные в свободный узел, лежали на шее, голубые глаза широко распахнуты.

Ким заговорил, стараясь изо всех сил сохранить спокойствие.

— Этот человек желает вам что-то рассказать, мэм. Он приехал в город на коне Дэна.

— Мэм, — тихо проговорил Мак-Куин, — боюсь, я привез плохие новости.

— Дэн! С ним что-то случилось! — Руфь Кермитт порывисто подошла к нему. — Что с ним? Пожалуйста, говорите! Ну же!

Мак-Куин покраснел, затем кровь отхлынула от его лица.

— Он… он убит, мэм. Его застрелили!

Ее лицо стало мертвенно-бледным, она отступила на шаг, по-прежнему не сводя с него остановившегося взгляда. Ким поспешил подойти к ней и встал рядом.

— Мэм, — сказал он, — постарайтесь держать себя в руках. Мы не обязаны верить россказням этого парня. Может, ему самому жить надоело. — Последняя фраза прозвучала с тихой угрозой.

Коротко, без излишних подробностей, Мак-Куин объяснил, как было дело. О стаде он не стал много говорить, лишь упомянул имена людей, работающих вместе с ним.

Ким во все глаза смотрел на него.

— Стадо в три сотни эмментальских коров? С Редож Найфи? А кто те другие, о которых ты говорил?

— Лысый Джексон и Бад Фокс. Хорошие ребята. Найфи сказал нам, что прежние работники уехали и бросили их.

— Черта с два! — отрезал Ким. — Кто-то из них лжет, мэм!

— Лучше послать за Айвером, — неуверенно произнесла Руфь. — Он всегда знает, как быть и что делать.

Уорд Мак-Куин покачал головой.

— Если вы имеете в виду Айвера Хойта, на вашем месте я бы за ним не посылал. Он и есть тот мошенник, который решил украсть ваш скот.

Руфь поджала губы, глаза ее гневно сверкнули.

— Вы сами не знаете, что говорите! — резко произнесла она. — Айвер всегда был очень хорошим другом! Моим единственным другом здесь, кроме Кима, разумеется. И он, между прочим, не разъезжал на коне Дэна!

— Полагаю, что так, — мрачно сказал Мак-Куин, — но он…

Договорить он не успел. Дверь неожиданно распахнулась, и в комнату вошел Айвер Хойт, за ним — еще двое.

— Руфь! — сказал он. — Я видел на улице коня Дэна! — Он заметил Уорда Мак-Куина, и губы его превратились в прямую линию. — Руфь, кто этот человек?

— А разве ты меня не помнишь? — вежливо осведомился Мак-Куин. — Я тот техасский ковбой, которого ты нанял на Пайлот-Крик. Ты еще велел Реду Найфи работать со мной на тех же условиях, что и с остальными.

— Ты сумасшедший! — рявкнул Хойт. — Я вижу тебя впервые в жизни. А что до Реда Найфи, то он преступник! Вор!

— Если я тебя никогда раньше не видел, — не повышая голоса, продолжал Мак-Куин, — то откуда же я знаю, что на рукоятке твоего револьвера вырезана голова лонгхорнского быка? И что ездишь ты на гнедом коне с белыми чулками на трех ногах?

Ким стоял, держа руки на ремне, заложив за него согнутые большие пальцы.

— Хойт, я видел эту бычью голову. Да и коня он назвал правильно, — сказал он.

— Он лжет! — прорычал Хойт, сжимая кулаки. — Я его в глаза не видел!

— За лжеца я с тобой еще разберусь, — сказал Мак-Куин. — А теперь расскажи нам, что случилось с Чаком и Стэном Джоунсом!

Руфь во все глаза глядела на Хойта. Лицо Айвера Хойта окаменело.

— Они возвратились в Монтану! — отрезал он.

— Но ведь они направлялись сюда, Айвер. — Руфь Кермитт говорила очень тихо. — Ты же знаешь, они обещали работать на меня. И никогда бы не нарушили своего слова. Ни один из них.

Хойт явно почувствовал себя неуютно, его взгляд стал холоден как лед.

— Так вот оно что? И ты мне не веришь? Поговорим об этом утром! — Резко развернувшись, он вышел из комнаты в сопровождении тех же двоих.

— Мэм, полагаю, что мне следует вернуться к вашему стаду, — нарушил молчание Уорд Мак-Куин. — Хойт наверняка попытается украсть его, и очень скоро. Мне кажется, теперь он постарается провернуть это дело гораздо раньше, чем собирался.

— Я еду с вами, — сказал Ким. — Думаю, мистер, вам удастся выкурить этих скунсов!

Ночь была на исходе, когда, спустившись вниз по горному склону близ Сикрет-Пасс, они выехали на равнину, направляясь к Сноу-Уотер. Не доезжая до стоянки почти полмили, они услышали выстрелы.

Мак-Куин пришпорил коня и, обогнув разросшийся куст полыни, помчался во весь опор к месту стоянки. Послышался еще один выстрел. Потом еще один.

Увидев повозку, он натянул поводья, заставляя коня замедлить бег. Ким Сартейн мчался за ним. Неожиданно в лунном сиянии блеснула лысина, и в следующий момент Мак-Куин увидел, как сверкнул в темноте ствол вскидываемой винтовки.

— Не стреляй! — закричал он. — Это я!

Мак-Куин буквально слетел с коня.

— Что случилось?

Лысый усмехнулся.

— Когда ты уехал, мы с Бадом сели и немного пораскинули мозгами, так что, когда совсем стемнело, мы скатали несколько одеял и оставили их на земле у костра, а сами спрятались в полыни. Так вот, через какое-то время сюда прискакали какие-то придурки и начали палить по нашим болванам. Потом я заметил, что один из них решил подобраться поближе, чтобы взглянуть, что и как, ну и он свое получил.

Неожиданно из темноты раздался голос:

— Эй, Лысый! — Это был Ред Найфи. — Опусти свою пушку. Все в порядке. Они увидели нас с боссом и убежали.

Мак-Куин скользнул в тень под повозкой.

— Ты тоже прячься, Ким, — зашептал он. — Они не знают, что мы здесь. Теперь зови их, Лысый, но будь осторожен.

В этот момент из темноты с той стороны, где скрылись Уорд и Сартейн, донесся тихий голос:

— Я буду ждать здесь. Мне тоже хочется посмотреть на это.

Руфь Кермитт! Выходит, она ехала за ними от самого города. Что ж, подумал Мак-Куин, может, это и к лучшему.

— Выходите, — сказал Лысый, — но идите медленно.

Первым из темноты появился Ред Найфи, в дрожащем свете костра его могучая фигура казалась еще больше. Справа от него, совсем рядом, шагал Айвер Хойт.

— Рад видеть вас, парни, живыми и в добром здравии, — сказал Ред. — Тем более, что мы отправляемся дальше.

— Прямо сейчас? Ночью? — удивился Лысый. — И куда же?

— В горы, — сказал Хойт. — Я знаю эти места. — Он огляделся по сторонам. — А кто стрелял?

— Нам бы это тоже очень хотелось знать. — Бад Фокс стоял, подсунув под ремень большие пальцы рук и переводя взгляд с Найфи на Хойта. — К счастью, нас не задели.

Уорд, согнувшись под повозкой, следил за тем, что происходит. Найфи как бы случайно сделал пару шагов влево. Еще немного, и Лысый с Бадом окажутся под перекрестным огнем. Не долго думая Мак-Куин вылез из-под повозки и выпрямился, за ним показался Ким.

Один шаг, и вот Мак-Куин уже стоит в свете костра.

— Подайте назад, вы оба, — спокойно произнес он. — Я сам ими займусь!

— И я, — сказал Ким. — Не забудь обо мне.

— А ты, Хойт, полный дурак, — внезапно объявил во всеуслышание Уорд Мак-Куин. — Почему бы тебе не спросить Найфи, что он сделал с теми деньгами, что вытащил у Дэна Кермитта.

Хойт гневно сверкнул глазами.

— Найфи, так это ты стянул те пятьдесят тысяч?

— Пятьдесят тысяч? — Ред Найфи не верил своим ушам. — Да я взял только шестьдесят долларов! — Тут его внезапно осенило. — Босс, это он их заграбастал! Деньги у него, он держит их при себе!

Айвер Хойт неожиданно расплылся в улыбке.

— Что ж, хоть внакладе не останемся! Эй, парни, сюда!

Зашуршала трава, и еще четверо подошли к костру. Один из них подбросил в огонь охапку хвороста, отчего начавшее было угасать пламя вспыхнуло с новой силой.

— Что, Хойт, считаешь себя шибко умным? — тихо сказал Мак-Куин. — Ведь это ты придумал все это дельце?

— А то как же, — гордо согласился Хойт. — Старину Кермитта мы обобрали еще в Монтане. Тогда он недавно приехал с Востока и еще не знал, что к чему. Потом он все же выследил нас, и мне пришлось его пристрелить.

И тут раздался новый голос:

— Вы, все четверо, живо к повозке. Предупреждаю, у меня заряженная двустволка, и если кто шелохнется — стреляю сразу из обоих стволов!

Руфь Кермитт вышла из своего укрытия. Она была неотразима в свете костра, эта высокая красавица, олицетворение всех женщин фронтира 7. Руфь уверенно держала в Руках винтовку, и одного взмаха ствола оказалось достаточно, чтобы четверо бандитов благоразумно отступили назад.

— Я поддержу ваше начинание, мэм, своим шестизарядником, — спокойно сказал Бад Фокс.

Но тут в разговор вступил Лысый. Он говорил медленно, растягивая слова.

— Здорово все получается. Просто здорово, — сказал он. — Хойт, а ты хоть знаешь, что это за парень? Тогда познакомься, Уорд Мак-Куин собственной персоной. Поворочай-ка мозгами: где ты уже слышал это имя?

Лысый замолчал, лицо Хойта затуманилось.

— Уорд, у тебя ведь был друг? Ларри Уайт, да? — сказал он, обращаясь к Мак-Куину. — Так вот, полное имя Айвера Хойта — Айвер Хойт Гаррис!

— Айки Гаррис! — Взгляд Мак-Куина посуровел. — Ким, -громко сказал он, — будь так добр, позволь мне разобраться с ними обоими! И прямо сейчас!

Первым опомнился Хойт. При упоминании имени Ларри Уайта лицо его залила мертвенная бледность, а рука нервно схватилась за револьвер.

В тот же миг шестизарядники Мак-Куина, казалось, сами собой выскочили из кобур, извергая огненные стрелы смертоносного пламени. Свинцовая пуля угодила Хойту в грудь, он отшатнулся, приседая на пятки, и тут же последовал выстрел в лицо, а потом в горло.

Хладнокровно, не обращая никакого внимания на Реда Найфи, Мак-Куин расстреливал в упор убийцу своего друга. Затем он отступил в сторону, развернулся и встал лицом к лицу с Найфи.

Ред злобно глядел на него.

— Ты, грязный шакал! — прорычал он.

Выстрелы прогремели одновременно. Ред покачнулся, а Уорд Мак-Куин шагнул вперед и снова выстрелил — спокойно, словно в тире. Потом он сделал еще шаг, еще, сопровождая выстрелом каждое свое движение. Отброшенный назад, Ред Найфи споткнулся и упал на колени.

Пуля угодила ему в щеку пониже правого глаза и превратила его лицо в кровавое месиво, но все же он поднял руку, сжимавшую револьвер, и выстрелил. На этот раз пуля попала в цель. Мак-Куин покачнулся, но, собравшись с силами, снова спустил курок. Казалось, вырвавшееся из дула пламя коснулось лица Реда, который тут же упал вперед, в пыль, и, когда его кулаки судорожно сжались в предсмертной агонии, из его револьвера прогремел последний, взрывший землю выстрел.

Уорд Мак-Куин с трудом нагнулся и поднял с земли шляпу.

— Черт, — сказал он, — и всего-то три дырки! Вот у Уайта Эрпа 8 после перестрелки с бандой Билли Кудряша их было целых пять.

К нему подбежала Руфь.

— Вы ранены! Вы же ранены! — воскликнула она.

Он обернулся, чтобы взглянуть на нее, но тут неожиданно все исчезло.

Когда он снова открыл глаза, было уже утро. Руфь сидела рядом с ним, и вид у нее был очень усталый. Она положила ему на лоб тряпку, смоченную в холодной воде, и обтерла лицо.

— Лежите, вам нельзя двигаться, — сказала она. — Вы потеряли много крови.

— Конечно, как скажете, мэм, — пообещал он ей. — Я буду лежать совершенно спокойно.

Лысый Джексон посмотрел на него и фыркнул:

— Нет, вы только посмотрите! И это тот парень, который после перестрелки в Галейвилле прополз целых три мили! А ведь в него засадили тогда семь пуль. Подумать только, что может женщина сделать с мужчиной!


НА НАС ДЕРЖИТСЯ ЭТА ЗЕМЛЯ | Долина Солнца | КОГДА ЗА ДЕЛО БЕРЕТСЯ ТЕХАСЕЦ