home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31

Энтомолог жил в новом районе Ирвина, называвшемся Тертл-Рок, в двух шагах от университета. К неярко освещенным дверям дома вела дорожка, на которой растекались дождевые лужи и лежали круги света от невысоких, напоминавших грибы фонарей под широкими черными колпаками.

Держа в руке одну из кожаных сумок Фрэнка Полларда, Клинт поднялся на узенькое крыльцо и позвонил в дверь.

Из переговорного устройства под кнопкой звонка раздался мужской голос:

– Кто там?

– Это доктор Дайсон Манфред? Меня зовут Клинт Карагиозис. Я из агентства "Дакота и Дакота".

Через полминуты Манфред открыл дверь. Это был тощий мужчина на голову выше Клинта. На нем были черные брюки, белая рубашка с расстегнутым воротом, на шее болтался зеленый галстук.

– Боже ты мой, на вас нитки сухой нет!

– Промок маленько.

Манфред открыл дверь пошире, посторонился и пропустил Клинта в прихожую с кафельным полом.

– Угораздило же вас выйти в такой вечер без зонта и без плаща, – посочувствовал Манфред, закрыв дверь.

– Ничего. Это даже бодрит.

– Что бодрит?

– Дождь.

Манфред разглядывал Клинта с нескрываемым удивлением, но, по мнению Клинта, сам энтомолог выглядел гораздо удивительнее. Он был худ до чрезвычайности, кожа да кости. Одежда была ему велика, брюки мешком висели на тощих бедрах, а острые плечи только что не прорывали рубашку, будто она напялена прямо на скелет. Угловатый и нескладный, энтомолог имел такой вид, словно его соорудил из сухих сучьев какой-то бог-недоучка. Худощавое, длинное лицо с высоким лбом и впалыми щеками было так туго обтянуто загорелой жесткой кожей, что казалось, она того и гляди лопнет на скулах. Диковинные янтарные глаза смотрели на Клинта с холодным любопытством, которое, несомненно, было хорошо знакомо бесчисленным жукам, помещенным в его коллекцию. Манфред опустил глаза и воззрился на кроссовки Клинта, вокруг которых натекла уже целая лужа.

– Прощу прощения, – спохватился Клинт.

– Ничего, просохнет. Я работал в кабинете. Пойдемте туда.

Мимоходом заглянув в гостиную, которая располагалась справа от прихожей, Клинт успел заметить обои с геральдическими лилиями, толстый китайский ковер, множество пухлых кресел и диванов, антикварную английскую мебель, темно-красные велюровые гардины и столы, заваленные сверкающими безделушками. Эта викторианская обстановка никак не вязалась с типично калифорнийской архитектурой дома.

Вслед за энтомологом Клинт миновал гостиную и направился по короткому коридору в кабинет. Манфред шел чудной походкой, почти не сгибая ноги, ссутулившись и слегка вытянув шею. Ну прямо доисторическое насекомое, богомол какой-то.

Клинт думал, что кабинет университетского ученого мужа битком набит книгами, однако в единственном книжном шкафу справа от стола он увидел всего сорок-пятьдесят томов. Были тут и шкафы со множеством широких и не очень глубоких ящичков – должно быть, в них хранились всякие жуки-пауки. По стенам были развешаны застекленные коробочки с наколотыми на булавках насекомыми.

Внимание Клинта привлекла одна коллекция. Заметив это, Манфред сообщил:

– Тараканы. Изумительные существа.

Клинт промолчал.

– Я имею в виду простоту их строения и функции. Внешность у них, разумеется, отнюдь не изумительная. Клинт никак не мог отделаться от ощущения, что жуки живые.

– Как вам нравится тот великан – вот там, в углу?

– Крупный, сэр, ничего не скажешь.

– Мадагаскарский шипящий таракан. Научное название Gromphadorphina portentosa. Этот экземпляр – восемь с половиной сантиметров. Не правда ли, красавец?

Клинт промолчал.

Сложив свои длинные, костлявые конечности, Манфред, словно подобравший ноги паучише, втиснулся в кресло за столом.

Клинт остался стоять. Долго он тут торчать не собирается, и так весь день в бегах.

– Мне звонил ректор университета, – начал Манфред. – Просил по мере сил содействовать агентству "Дакота и Дакота".

ИУК – Ирвинский университет Калифорнии – уже давно старался попасть в число ведущих американских университетов. Для этого и бывший, и нынешний ректоры не скупились на оклады преподавателям и не жалели расходов, чтобы переманить ученых и исследователей с мировым именем, работавших в других учреждениях. Но прежде, чем предоставить им хорошо оплачиваемые должности, следовало убедиться, что университет потратит деньги не зря. А вдруг окажется, что талантливый физик или биолог падок на виски, кокаин или малолетних девочек? Как бы в погоне за солидными кадрами и академическим престижем не попасть в пасквильную историю. Поэтому администрация поручила агентству "Дакота и Дакота" собирать сведения о кандидатах. Дакоты справлялись с поручением весьма успешно.

Манфред уперся локтями в подлокотники кресла, сложил ладони и вытянул пальцы – такие длинные, словно у них на один сустав больше, чем у обычных людей.

– Так что вас ко мне привело?

Клинт открыл сумку и поставил перед энтомологом банку с жуком.

Жук в банке был вдвое больше мадагаскарского шипящего таракана.

Доктор Дайсон Манфред примерз к креслу и как зачарованный, не мигая, уставился на тварь в банке.

– Это что – мистификация?

– Нет, он настоящий.

Манфред склонился над столом и почти ткнулся носом в толстое стекло, за которым замерло насекомое.

– Живой?

– Дохлый.

– Где вы его нашли? Неужели здесь, в Южной Калифорнии?

– Да.

– Невероятно.

– Что это за жук? – спросил Клинт. Манфред угрюмо посмотрел на него.

– Никогда такого не видел. А раз даже я не видел, то считайте, никто не видел. Он, несомненно, относится к членистоногим, так же как пауки и скорпионы. Но можно ли считать его насекомым, сказать пока затрудняюсь. Надо сперва его исследовать. Если это действительно насекомое, то совершенно новый вид. И все-таки, где именно вы его нашли? И с какой стати он вызвал интерес у частных детективов?

– Извините, сэр, я не могу разглашать подробности этого дела. В интересах нашего клиента я вынужден хранить его тайну.

Манфред осторожно вертел в руках банку, рассматривая ее обитателя со всех сторон. Куда девался холодный оценивающий взгляд! Теперь янтарные глаза энтомолога горели возбуждением.

– Уму непостижимо! Я непременно должен оставить этот экземпляр у себя.

– Да я, в общем-то, и принес его вам для исследования. Но если вы хотите оставить его насовсем…

– Именно. Насовсем.

– Ну, это решать моему начальству и клиенту. А нам надо узнать, где такие обитают, и вообще получить о нем полную информацию.

Бережно, словно это не стекло какое-нибудь, а тончайший хрусталь, Манфред поставил банку на стол.

– Я сфотографирую этот экземпляр в разных ракурсах и с разным увеличением и сниму на видеопленку. Потом придется его расчленить – разумеется, со всей осторожностью, за это можете не волноваться.

– Как знаете.

– Мистер Карагиозис, вы относитесь к этому делу крайне легкомысленно. Вы вполне уразумели мои слова? Если жук действительно принадлежит к неизвестному виду, я просто не знаю, что и думать. Как могло случиться, что наука до сих пор не ведала о существовании вида, у которого встречаются такие громадные особи? Для энтомологии это событие, мистер Карагиозис. Да-с, великое событие.

Клинт еще раз взглянул на жука в банке и согласился:

– Понятное дело.


Глава 30 | Гиблое место | Глава 32