home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Макс вернулся в гостиницу в половине двенадцатого, как раз в то время, когда она закончила одеваться. Он поцеловал ее: от него исходил аромат душистого мыла, лосьона для бритья и его любимого та-, бака.

– Прогуляемся? – предложила Мэри.

– Когда ты проснулась?

– Около часа назад.

– Я встал в половине девятого.

– А я проспала целых десять часов. Когда я попыталась в конце концов подняться, у меня закружилась голова – очевидно, не стоило принимать таблетку после виски.

– Тебе она была необходима.

– Но я не хочу еще когда-нибудь так чувствовать себя, как чувствовала сегодня утром.

– Ты прекрасно выглядишь сейчас.

– Где ты был?

– Я зашел в магазин, который находится внизу, затем позавтракал тостом с апельсиновым соком, почитал газеты.

– В них не было ничего связанного с тем, что я видела вчера ночью?

– Есть одна история в местной газете. О том, как вы с Барнсом выследили Мясника. Написано также, что Голдмэн уже вне опасности.

– Я не об этом. Мертвая женщина в видении. Что-нибудь об этом?

– В газетах ничего.

– Будет по второй половине дня.

Обеспокоенное выражение появилось на его лице. Он положил руку ей на плечо.

– Тебе следует расслабиться. Очисть свои мозги от всего этого. Не думай об этом, Мэри. Забудь. Пожалуйста. Ради меня.

– Не могу, – ответила она. Она отчаянно хотела забыть.

Прежде чем уехать из города, они заехали в магазин электротоваров и оплатили электроплиту и микроволновую печь для Дэна Голдмэна.

Потом они съехали с дороги в Вентуре, чтобы пообедать в одном знакомом им ресторанчике. Они заказали салат, сэндвичи и бутылку Каберне Совиньон от Роберта Мондави.

С того места, где они сидели, открывался вид на океан. Свинцово-серая вода казалась похожей на зеркало, в котором отражалось облачное небо. Волны были высокими и быстрыми. Несколько чаек сновали вдоль береговой линии.

– Как будет хорошо наконец оказаться дома, – сказал Макс. – Надеюсь, мы прибудем в Бел-Эйр около двух.

– При той скорости, с какой ты ведешь машину, мы будем там гораздо раньше.

– Мы можем заехать в Беверли-Хиллз купить что-нибудь к Рождеству.

– Если мы вернемся домой, как запланировали, я успею попасть к своему психиатру. Я записана на половину пятого. В последнее время я пропустила много сеансов. А покупки я сделаю завтра. Да у меня пока и нет никаких идей насчет рождественских подарков. Я даже не знаю, что подарить тебе.

– Пусть тебя это не мучит, – отозвался Макс. – Я – мужчина, у которого есть все.

– Правда?

– Конечно. У меня есть ты.

– Это несерьезно.

– Но это именно так.

– Ты заставляешь меня краснеть.

– Это сделать не очень трудно.

Правой рукой она дотронулась до щеки.

– Я чувствую это. Хорошо бы, чтобы я могла контролировать это.

– Я рад, что ты не можешь, – сказал он. – Это очаровательно. Это знак твоей невинности.

– Что? Моей невинности?

– Как у ребенка, – ответил он.

– Вспомни меня прошлой ночью в постели.

– Разве я могу это забыть?

– Это была невинность?

– Это было райское наслаждение.

– Ну.

– Ты все еще краснеешь.

– Ах, пей свое вино и молчи.

– Все еще краснеешь, – повторил он.

– Я раскраснелась от вина.

– Все еще краснеешь.

– Черт тебя возьми, – выразительно бросила она.

– Все еще краснеешь.

Она рассмеялась.

За окном из океана продолжали выплывать толстые кудрявые облака.

После кофе Мэри спросила:

– А что ты думаешь об усыновлении?

Он отрицательно покачал головой с преувеличенным отчаянием.

– Боюсь, мы уже слишком большие, чтобы подыскать себе родителей. Кто захочет иметь таких детей, как мы.

– Я серьезно, – сказала Мэри.

Он долго смотрел на нее, затем поставил свою чашку на стол.

– Ты серьезно хочешь сказать, что ты и я... чтобы мы усыновили ребенка?

Удивление в его голосе воодушевило ее.

– Мы говорили о том, что нам нужна семья, – сказала она. – А так как я никогда не смогу иметь собственного ребенка...

– Но, может быть, ты сможешь...

– Нет, – ответила она. – Доктор объяснил мне это достаточно ясно.

– Известно, что доктора часто ошибаются.

– Но не в этом случае, – сказала она как можно мягче. – Внутри меня слишком много не так, как у других. У меня никогда не будет ребенка, Макс. Никогда.

– Усыновление... – Макс размышлял об этом вслух, попивая кофе. Внезапно он широко улыбнулся.

– На самом деле. Это было бы замечательно. Очаровательная маленькая девочка.

– А я думала о мальчике.

– Да, это, пожалуй, единственная вещь, где мы никогда не придем к компромиссу.

– Придем, – быстро ответила она. – Мы возьмем на воспитание мальчика. И девочку.

– Ты обо всем подумала, не так ли?

– О, Макс, тебе ведь понравилась идея, верно? Я расскажу тебе. Мы можем заехать в агентство по усыновлению на этой неделе. И если...

– Подожди, – сказал он уже без улыбки. – Мы женаты всего четыре месяца. Нам нужно время, чтобы узнать друг друга лучше. И тогда мы будем готовы взять ребенка на воспитание.

Она не смогла скрыть свое разочарование.

– А как много времени это займет?

– Столько, сколько это займет. Шесть месяцев... Год.

– Послушай. Я знаю тебя. Ты знаешь меня. И мы любим друг друга. Мы интеллигентные, разумные люди, и мы скопили достаточно денег. Что еще нам нужно, чтобы быть хорошими родителями?

– Мы должны быть в мире с собой, со своим внутренним миром, – ответил он.

– Ты больше не ввязываешься в драки. Ты уже в мире с собой.

– Я только на полпути к этому. И ты тоже должна смотреть фактам в лицо.

В конце концов, хотя она и знала ответ, она спросила:

– Каким?

– Ты должна смотреть в лицо тому, что случилось двадцать четыре года назад. Вспомни то, что ты отказываешься вспоминать... каждую деталь того избиения... все, что тот человек сделал с тобой, когда тебе было всего шесть лет. И, пока ты не будешь в мире с этим, тебя не оставят ночные кошмары. И ты никогда не обретешь мир, пока эти воспоминания мучают тебя.

Она откинула голову назад так, что ее волосы рассыпались по плечам.

– Мне не надо смотреть в лицо тем фактам, чтобы сейчас быть хорошим родителем.

– А мне кажется, надо, – сказал Макс.

– Но, Макс, так много есть детей, у которых нет дома, у которых нет никакого будущего. И прямо сейчас мы могли бы взять двоих из них...

Он сжал ее руку.

– Ты опять играешь роль Атланта. Мэри, я понимаю тебя. В тебе гораздо больше любви, чем в ком-либо другом. Ты хочешь поделиться этой любовью, в этом смысл твоего желания. И я обещаю тебе, у тебя будет эта возможность. Но усыновление – это очень важный шаг. Мы сделаем его только тогда, когда будем к нему готовы.

Она не могла на него сердиться. Она улыбнулась и сказала:

– Я подожду. Я обещаю.

Он только вздохнул.


Глава 6 | Видение | * * *