home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



69

Как выяснилось, Дин моих слов не слышал. Или просто решил на них наплевать. Он меня растолкал и одарил самым суровым взглядом. Этот взгляд старик обычно приберегал, чтобы осуждать мою праздность, когда не мог выразить негодование словами. Более сурового взгляда он бы и изобразить не смог, узнай он даже о ночных уроках, что я дал Евас и Фасфири.

– Поднимайтесь, мистер Гаррет! – заявил он. – Вам пришло письмо, которое требует вашего внимания. Кроме того, возле дома находится мисс Торнада. Сейчас она громогласно оповещает мир о всех ваших – увы, многочисленных – недостатках.

– Сомневаюсь, что она на это способна. У нее не было возможности составить их полный список. Если, конечно, ты не выступил в качестве ее тайного советника.

– Прибыли рабочие, – добавил Дин быстро и негромко, словно это совсем незначительное событие.

Итак, Джон Растяжка отпустил Торнаду. Умница. Для нее это тоже хорошо. Зато мне ничего хорошего не обещает, особенно если она будет вопить на улице о моих порочных связях с отвратительной тройней близнецов Без Образием, Без Дельем и Без Ответственностью. Честно говоря, я не понимал, почему Торнада этим занимается, ведь большинство ночей она проводит в своей постели. И в отличие от меня – в одиночестве.

– Ни одно из этих дел не представляется мне срочным, – пробормотал я, прекрасно зная, что старик не отстанет хотя бы потому, что я лежу в то время, когда солнце уже вылезло из-за горизонта.

Дин пожал плечами. Похоже, обычно агрессивное утреннее настроение его покинуло. А покинуло оно Дина потому, что его заинтриговал валяющийся на полу предмет. Не исключено, что в последний раз он видел этот предмет, когда передавал его Фасфири. Сейчас Дин мучительно пытался связать в уме некоторые факты.

Но затем, видимо, решив, что ему почудилось, домоправитель снова взялся за меня.

– Буду внизу через пять минут, – сказал я.


Следуя инструкциям Покойника, Дин впустил в дом Торнаду. Она прямиком ворвалась в кухню, где я в окружении своего гарема наслаждался завтраком.

– Выпей чашечку чая, – сказал я и добавил; – Если ты по-прежнему предпочитаешь вести себя неприлично, я выкину тебя на улицу. Там ты продолжишь развлекать наблюдающих за моим домом агентов тайной полиции.

Торнада была на взводе и сотрясала воздух самыми разнообразными непристойностями. Однако упоминание о банде Шустера несколько охладило ее пыл. К превеликому сожалению, мне не удалось запомнить всех тех синонимов слова «ягодицы», которые она пустила в ход. Впрочем, это не суть важно, ведь все равно в моей памяти отложилось немало ее слов и выражений, не входящих в лексикон монахинь.

– Ты, кажется, получила свободу? – спросил я, наливая чай себе и Евас. Последняя, судя по виду, была потрясена тем, что создания подобные Торнаде вообще существуют. – Подумай об этом. И ни один драгоценный волосок на твоей милой головке на пострадал, не так ли? Потрясающе.

Я здесь был ни при чем, но ей об этом знать совершенно не обязательно.

Торнада слегка поразмыслила. Сообразив, каких неприятностей ей удалось избежать, она плюхнулась за стол и вступила в соревнование с Паленой по части жратвы. Занималась она этим полезным делом молча, пока не почувствовала, что готова обрушить на меня очередную лавину обвинений.

Улучив момент, когда ее рот был забит до отказа, я спросил:

– Как крысюки ухитрились тебя схватить? Я предчувствовал, что что-то должно случиться, и попросил Морли прислать тебе в помощь своих людей. Неужели они не появились?

– Эти ..нюки? – Кажется, она сказала именно это, точно не знаю, ведь ее рот по-прежнему был забит, а с губ сыпались крошки. – Эти засранцы меня кинули.

Я горестно вздохнул. На сей раз слова Торнады я перевел без труда. Они означали, что она вела себя, как последняя стерва, и ребята ушли, справедливо решив: пусть эта сука получит то, что заслуживает. Морли наверняка примет их сторону да еще и потребует, чтобы я полностью оплатил его парням моральный ущерб. И будет скорее всего прав.

Торнада, как обычно, проявила себя своим злейшим врагом.

Может, ей стоит взять несколько уроков у Саржа?

У входной двери послышались тяжелые удары, дом задрожал.

– Что за дьявольщина?! Неужели кто-то пустил в ход молот?

На какой-то миг я подумал, что Дорис творит с моим жилищем то, что в свое время отказался сделать с квартирой Кейзи.

На мой вопрос никто не ответил, но Дин вдруг повел себя как-то странно.

Я вспомнил, что старик, приводя меня в чувство, говорил о приходе рабочих.

Заглотив свой чай, я направился к двери, обратив внимание на то, что у меня с утра ничего не болит. Это было прекрасное и удивительное чувство. Я привык к тому, что в результате трудовой деятельности у меня всегда болели какие-то части тела.

Шум разбудил Попку-Дурака, и проклятая птичка принялась с ходу вопить:

– Помогите! Помогите! О, мистер! Умоляю, только не это…

– Заткни свой грязный клюв, гнусный извращенец! – гаркнул я, сунув голову в дверь маленькой комнаты рядом с входом. – Твои вопли, клуша, всем обрыдли. Мы их слышали миллион раз.

«Подожди»

– Да?

«Кажется, у нас посетитель»

– Я уже догадался. Он пытается разрушить дом.

«Ты ошибаешься. Это каменщики вынимают пару кирпичей, чтобы открыть доступ пикси к пустотам в стене».

Внешняя стена моего жилища сложена из трех рядов темно-красного кирпича, и, как часто бывает при такой кладке, в среднем ряду кирпичей оставалось множество пустот.

Итак, какой-то гений пришел к выводу, что эти дыры могут служить прекрасными апартаментами для крылатого народца. Ничего себе! Теперь они будут устраивать свои разборки буквально в стенах моего дома. Днем и ночью.

Надо полагать, этим непризнанным гением был старикан, смысл его жизни состоял в том, чтобы вначале устроить в кухне бедлам, а затем, ворча, приводить все в порядок.

Как и сказал Покойник, кто-то стучал во входную дверь.

Такой стук (а в нем звучали уверенность и нетерпение) у меня обычно ассоциировался с тайной полицией.

В своей догадке я не ошибся, хотя знаком с посетителем не был. Возможно, по этой причине его ко мне и послали.

Если бы они пожелали иметь со мной дело напрямую, то послали бы одну из сотен знакомых мне рож.

– Да?

– Я курьер. У меня для вас послание от полковника Тупа.

Ну надо же! Я удостоился письменного ответа.

Посыльный вручил мне небольшой свиток, повернулся и замаршировал прочь. Казалось, он марширует под барабанный бой, недоступный слуху простого смертного. Курьер направился прямо к дому миссис Кардонлос – надо полагать, за самой свежей агентурной информацией. Как видите, я все-таки ошибся. Наша тайная полиция даже не пытается действовать тайно.

«И что мы имеем?»

– Доклад о мерах, принятых в отношении Надеги и некоторых других гангстеров-крысюков, использующих для ведения финансовых дел рабский труд, – ответил я, закрывая дверь при помощи локтя и плеча, поскольку руки были заняты свитком.

«Полковник Туп демонстрирует большую щедрость».

– Точно. Не завидую этим гангстерам крысиной породы.

Не хотелось бы мне оказаться сейчас на их месте.

То, что Туп решился доверить бумаге, было лишь верхушкой айсберга. Я начал испытывать сожаление, что заварил эту кашу, ведь практические действия полковника по пресечению преступной деятельности крысюков наверняка окажутся, по моим меркам, чрезмерно жестокими.

– Тебе известно, – спросил я, – что среди всех проживающих в Танфере разумных существ одни только крысюки не имеют никаких юридических прав? Закон защищает их меньше, чем тягловых волов или ломовых лошадей. Каждый волен поступить с ними, как пожелает, не опасаясь последствий.

Отношение к этим разумным существам такое, словно они – самые обычные крысы.

«Тогда легко понять, почему они так озлоблены».

– В лучшем случае лишь у одного из сотни подданных нашего короля хватит мозгов понять или даже разделить мое беспокойство.

«Только не кричи о своем беспокойстве на улице. Пока о полном отсутствии прав у крысюков знают немногие. Если это станет достоянием масс, за крысюками начнут охотиться ради их шкур, хвостов, когтей, усов или еще чего-нибудь».

Весельчак был прав. Желающих поохотиться на крысюков найдется сколько угодно. В Танфере есть множество людей, не знакомых с такими понятиями, как совесть, жалость или раскаяние, – людей, которые по природе своей просто не способны воспринять подобные абстракции, сколько бы им не долдонили.

– Я спустил с цепи зверя.

«Может, оно и к лучшему. Правда, мистер Шустер не знает иных границ, кроме тех, что устанавливает себе сам. Хотя такие границы действительно существуют, его действия представляются мне, как правило, чрезмерно свирепыми. Мистер Шустер примется истреблять крысюков с первобытным энтузиазмом, но каждый из уничтоженных его людьми крысюков будет действительно опасным преступником».

– А если бы они были невиновны, их бы не убили? Да? Я очень давно знаком с правилами этой древней игры.

«Придет время, когда мистер Шустер, несомненно, выдвинет этот тезис. Но это будет не сегодня и не завтра. Сегодня он станет повторять, что он всего лишь человек, страдающий от чрезмерного идеализма».

– Должен ли я сообщить об этом Паленой?

«Она все равно об этом узнает».

– Сообщить Паленой о чем? – спросила крысючка, входя в комнату Покойника. С ней был запас продуктов, способный обеспечить большое семейство крысюковв течение жизни целого поколения.

– О том, что Охрана, руководствуясь точной агентурной информацией, добытой агентами Шустера, обрушила карающую длань на Надегу и некоторых других известных крысюков. Это сделано потому, что Надега и другие держали в рабстве людей.

Впрочем, уточнение «людей» теоретически не имело смысла – рабство во всех его видах и формах запрещено вне зависимости от расы раба.

У нас, конечно, существуют некоторые виды принудительного труда. Чаще всего они встречаются в отношениях учитель – ученик или заемщик – кредитор. Преступник по суду может быть отправлен на каторжные работы. Но прямое владение одного разумного существа другим полностью исключены. Во всяком случае, по закону. Однако в жизни все не столь радужно.

А как прикажете понимать слова Тупа: «Точная агентурная информация»? Неужели до этого они пребывали в неведении о существования рабства? А может, они все же знали?

Будучи по природе циником, я спросил себя, не является ли этот рейд всего лишь очередным рекламным трюком органов правопорядка. А провели они его сейчас только потому, что какому-то типу, с чрезмерно длинным языком и к тому же отягощенному идиотскими моральными принципами, стало известно о преступных проделках крысюков.

– Рейды были проведены с чрезвычайной жестокостью, – сообщил я Паленой.

Это было сделано, как я понимал, намеренно демонстративно, поскольку Охрана желала довести до всеобщего сведения, что в игру вступает новая и очень могущественная сила.

Если Дил Шустер решился выступить против Организации, всех нас ждут по-настоящему трудные времена, ведь число «плохих парней» из преступного мира значительно превосходит численность «хороших парней» из органов правопорядка.

И кроме того, «плохие парни» располагают такими финансами, которые органам власти и не снились.

– И ты устроил это, чтобы обезопасить меня?

– Нет. Надега тебе ничем не угрожал.

На меня Паленая не рассердилась. Весь свой гнев, вызванный предательством, крысючка обратила на себя. Она вовсе не хотела, чтобы на Надегу обрушились несчастья, но получилось как раз так, что старик и другие представители ее расы страдают по ее вине.

– Ты прав, Гаррет. Абсолютно прав. Жизнь – большая, злая сука.

– Но смерть и того злее.

– А как Фунт Застенчивости? С ним все в порядке?

– Не знаю. Я пытался его предупредить. Остается надеяться, что он прислушался.

– И что же нам теперь делать?

Я открыл было рот, но тут же закрыл.

«Если не возражаешь, Гаррет, я хотел бы предложить перейти в нашем общении на тот уровень секретности, которого мы обычно придерживаемся в присутствии мисс Тейт».

Я не возражал, но это не означало, что я буду полностью придерживаться стандартов высшей безопасности.

– Хоть я теперь и вхожу в твою команду, – продолжала Паленая, – я не прошу ни о жалованье, ни о чем другом.

– Здесь никто не получает жалованья. Но чем больше здесь народа, тем больше приходится вкалывать, чтобы обеспечить всех едой и одеждой. А глядя на то, сколько ты лопаешь… А ты, случаем, не беременна?

Во всем этом зверинце для полноты счастья не хватало только выводка новорожденных крысючат.

«Не очень умное предположение, Гаррет. Не очень умное».

Старые Кости были правы. Мне наконец удалось обидеть Паленую. И ее главный упрек имел под собой серьезное основание. Оказывается, я высказал предположение, ничего не зная о крысином народе. Мое невежество действительно было безгранично, ведь я не знал даже о том, что крысючка в отличие от наших женщин может понести лишь в строго определенные периоды жизни.

И в ее жизни этот период пока был только один раз, да и то мать и старшие сестры тщательно следили, чтобы ничего не произошло.

– После первого периода даже полоумная крысючка способна регулировать свое состояние. Я обращаюсь к тем же аптекарям, к которым ходят ваши женщины. И к тем же магам.

Паленая закатала рукав и продемонстрировала мне амулет, который, как я знал, носят все особи женского пола старше девяти лет. Мы живем в жестоком, злобном и непредсказуемом мире. И с самой добропорядочной девушкой может произойти несчастье. Ни одна женщина в здравом уме не желает портить себе жизнь ради минутного удовольствия или из-за нападения негодяев.

Несмотря на это, нежелательные последствия возникают весьма часто. Каждому известно, что здравый смысл работает далеко не всегда.

– Это совсем не трудно. Но большинство крысюков не любят, когда крысючки контролируют рождаемость. Мало кто из моих сверстниц на это отваживается. Надо обладать большим мужеством, чтобы ускользнуть из семьи и заказать амулет. Хоть каждая крысючка и знает, где их делают.

– Что происходит, когда крысюки выясняют, что их дамы пользуются этой штуковиной?

– Ругаются и отбирают амулет. А потом не спускают с крысючки глаз до тех пор, пока не наступает ее период, полагая, что, пережив сезон активного совокупления, она в следующий раз сама не захочет его откладывать.

– Это действительно так? Или мы имеем дело с еще одним проявление мужской самоуверенности?

– Чтобы ответить на твой вопрос, у меня не хватает опыта. Но я видела, как крысючки чуть старше меня, чтобы приблизить свой период, готовили специальный настой из трав.

Одновременно они варили микстуры, которые предотвращают беременность или прекращают, если случайно произошло зачатие.

У меня начинало складываться впечатление, что любовь у крысюков явление столь же безумное, как и у людей.

– «Юная крысючка должна уметь предвидеть события», – говорили мои старшие сестры, – продолжала Паленая. – Они утверждали, что девушка может заниматься любовью несколько недель кряду, если хорошенько к этому подготовиться и принять необходимые меры предосторожности.

Я, надо признаться, тут же начал испытывать некоторое беспокойство.

– Несколько недель… – повторила Паленая, и ее длинные ресницы почему-то затрепетали.

Однако мне повезло. Если это, конечно, можно назвать везением. В комнату ворвалась Торнада и с ходу принялась поносить меня и Покойника.

– Вам, парни, не удастся меня кинуть! А ты, Гаррет…

– О чем речь, Торнада? Твои слова мне всегда – бальзам на душу.

– Давай без твоего обычного дерьма, Гаррет.

– Торнада, ну почему ты все время для всех, как заноза в заднице? – Вообще-то это было не так. Большую часть времени она была нормальной девкой, однако мои слова возымели действие – Торнада умолкла, и я продолжил:

– Я попрошу братцев Роуз носить за тобой два здоровенных зеркала, чтобы ты могла взглянуть на себя всякий раз, как начнешь орать. Ты сразу увидишь, какой уродиной становишься.

Лицо Торнады мгновенно обрело идиотское выражение.

Глубиной ума она, надо сказать, не отличалась, и частенько принимала мои высказывания за чистую монету. Вот и сейчас Торнада чуть ли не минуту размышляла, пока до нее дошло, что она столкнулась с очередным проявлением нелепого и никчемного словоблудия Гаррета. А таковым она считала все, что не понимала или с чем не была согласна.

– Вы, парни, отвалите мне все, за чем я пришла.

– Не бойся, ты получишь все, что заслужила. В ближайшее время.

Я не сомневался, что сопутствующее этому созданию нелепое и ничем не объяснимое везение должно когда-нибудь кончиться.


Руководствуясь настоятельным советом Покойника и своими непоколебимыми принципами, я отослал Торнаду всего лишь с парой монет в кармане. Она была счастлива, прекрасно понимая, что не заслуживала и этого.

Теперь Торнада напьется и подерется с каким-нибудь парнем, который напомнит ей мужа. Потом она, возможно, с этим парнем переспит, если ему повезет остаться в живых после полученных побоев. Затем, все еще находясь под влиянием винных паров, но уже начиная страдать от похмелья, Торнада вытащит из постели Плоскомордого Тарпа и примется уговаривать его помочь ей в очередной криминальной затее. Затея, как всегда, окажется абсолютно бессмысленной.

Так однажды, напоив до полусмерти и без того туповатого Гримми Уикса, она уговорила беднягу помочь ей выкрасть Поющий Меч Холма Стыдливого.

Паршивый меч не представлял никакой ценности. Для битвы он абсолютно не годился, а его единственное магическое свойство заключалось в умении петь. Причем весьма скверно.

После того как они его притащили, проклятый клинок не закрывал пасти. Куда бы ни шли Гримми и Торнада, меч, нещадно фальшивя, тянул арии о богах-подкаблучниках и братьях, которые трахали своих сестер, чтобы получить потомство психопатов-героев, истребляющих злобных гномов. Эти полоумные герои почему-то постоянно забывали о том, что состоят в браке с Избранницами Смерти – довольно тупыми и неуемными бабами, изгнанными за какие-то провинности не то с небес, не то из преисподней. Все было оно не так плохо, но Торнаду время от времени навещала бредовая идея объявлять себя одной из этих Избранных.

Над Гримми и Торнадой потешался весь город.

Торнада запаниковала, сообразив, что о них может узнать законный владелец меча, и, улучив момент, сбежала, оставив оружие в руках подельника.

Я, видимо, был единственным человеком в городе, который поверил в грустный рассказ Гримми о здоровенной блондинке, навлекшей на него это несчастье.

Если Гримми переживет четыре года каторги, то вернется на улицы, усвоив один важный урок – с соучастниками преступления желательно знакомиться до того, как отправляешься на дело.

Торнада ухитрилась не сообщить ему даже своего настоящего имени.

– Эй, Весельчак, – сказал я, вернувшись к Покойнику, – как, по-твоему, следует поступить с Кейзи и девочками?

Держать под контролем серебристого эльфа мужского пола было чрезвычайно трудно. Но, оказавшись на свободе, он может представлять опасность. Однако он не заслужил того, чтобы мы передали его в лапы Охраны, а убивать его мне страшно не хотелось.

«Я размышлял над этой проблемой. Все не так просто, как может показаться со стороны. Удовлетворительного ответа я пока не нашел. Не исключено, что сам Кейзи сможет подсказать нам нужный выход».

Лично я в этом сильно сомневался.


Я сидел у себя в кабинете. После мощных затрат последних дней наше финансовое положение стало гораздо менее радужным, чем раньше. Я горестно вздохнул – это означало, что придется заняться работой.

В кабинет вошла Евас. Она выглядела решительной, холодной и несколько отрешенной. Сегодня на ней было драное платье, пожертвованное одной из многочисленных племянниц Дина – особой значительно более корпулентной, нежели Евас. Платье не вызвало бы восторга и на тех формах, для которых предназначалось. Даже в то время, когда было совершенно новым. Лишенные вкуса ткачи вплели в ткань толстенные нити довольно ужасного вида и столь же ужасной расцветки.

Едва закрыв за собой дверь, она вдруг превратилась в ужасно дружелюбную Евас.

– Я… не могу… больше терпеть…

Кажется, Евас страшно стыдилась того, что потеряла над собой контроль.

Когда наконец я сумел освободиться, я почувствовал, что где-то в глубине сознания возникли зачатки плодотворной идеи.

Элеонора мне одобрительно подмигнула, а значит, идея была вовсе не плохой.

Если я сумею пережить еще несколько дней…

– Насколько хорошо ты знакома с моим попугаем? – спросил я. – Тебе следует с ним познакомиться получше.


предыдущая глава | Злобные чугунные небеса | cледующая глава