home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 9

1016 ГОД ОТ ОСНОВАНИЯ ИМПЕРИИ ИЛЬКАЗАРА

Приграничная крепость

Лорд Лун-ю передал свое донесение через Менг Чао.

— Лорд Ссу-ма. Они снова атакуют. На сей раз их ведет другой разум.

— Вот как? — Лорд Ших-кай похолодел. — Что заставило тебя так думать?

— Эффективность их действий. Их тактика. Возможно, вам стоит самому взглянуть?

Ших-кай внимательно посмотрел на тервола. Чао был явно встревожен. Его поза и едва заметные движения давали понять, какой ураган бушует у него внутри.

— Хорошо. Пан-ку, мы отправляемся в горы.

Он бросил взгляд на большую карту. Все обстояло как нельзя лучше. Восточная Армия успешно концентрировалась. Если мертвяки все же прорвутся через перевал, то путь им преградит мощная группировка.

Правда, ещё несколько спокойных дней могли бы очень помочь. Если быть до конца честным, то каждая выигранная минута имела значение.

Ших-кай вышел из портала перехода следом за Менг Чао и тут же уловил присутствие иного разума.

— Похоже, что у нас неприятности? — спросил он.

— Так точно, — отозвался Таси-Фенг. — Мы не сможем их сдержать.

— Я этого и не ждал. Наша тактика была направлена на выигрыш времени. Удерживаете их как можно дольше. — Посмотрев на небо, в котором кружил небольшой дракон с сидящей на его спине женщиной в белом одеянии, Ших-кай спросил:

— Насколько могущественна эта дама?

— Весьма могущественна, лорд. Почти так же, как принцесса Мгла. Она не позволила нам оказать помощь нашим людям.

— А это кто? — заметив ещё одного дракона, спросил Ших-кай.

— Мы не знаем, лорд. Возможно, их новый командующий.

Ших-кай припомнил, что на голове каменного зверя он видел двоих.

— Мне не хотелось бы зря тратить заряды. Но если у вас, лорд Лун-ю, есть хороший стрелок, то позовите его.

— Как прикажете, лорд.

— Я возвращаюсь в крепость. Охраняйте порталы как можно тщательнее.

— В данный момент мы их перемещаем, лорд. Как только нас вынудят, мы воспользуемся тоннелями перехода.

— Отлично, — бросил Ших-кай и двинулся к ближайшему порталу. — Новый разум представляет для нас серьезную опасность, — сказал он на ходу, обращаясь к Пан-ку. — У него совершенно иной подход к делу.

— Я тоже это почувствовал, лорд.

— Думаю, что нам следует ожидать осаду.

Семнадцатый держался дольше, чем ожидал командующий. Прошел ещё день и ещё одна ночь, прежде чем эвакуировался последний солдат.

— Сколько человек мы потеряли? — спросил лорд Ссу-ма.

— Менее сотни, лорд, — ответил Таси-Фенг. — Я имею в виду — окончательно. Понимаю, что вас интересует. Шесть сотен убитых мы смогли переправить в крепость.

— Отлично. Превосходно. Я хочу, чтобы отсюда ещё раз эвакуировали раненых. В Лиаонтунг. Как только будут установлены порталы. Я не хочу, чтобы они оказались для нас обузой в том случае, если враг прорвется через наши заграждения и заграждения Северной Армии.

Таси-Фенг уже не считал, что его командующий слишком бурно реагирует на незначительную угрозу. Он попытался поднять собственный боевой дух, заявив:

— По нашей оценке, лорд, нам удалось полностью уничтожить двадцать тысяч тел.

— Как вы считаете, сколько их ещё осталось?

— Достоверных данных нет, лорд. По меньшей мере пятьдесят тысяч. Плюс летуны.

— Да, плюс летуны. Мы скоро можем пожалеть, что в нашем распоряжении нет своих драконов. Боюсь, что дело кончится именно этим. Чанг Шенг! Вам удалось завербовать крылатых?

— Ни единого, лорд. Они ничего не объясняют, однако их старейшины заявляют, что знакомы с этим древним злом и не желают с ним снова встречаться.

— И это все?

— Все, что они говорят.

— Любопытно, — заметил Ших-кай. — Это на них совсем не похоже. Драконы никогда ничего не боялись.

— На сей раз они сильно испуганы, лорд. Создается впечатление, что они даже намерены покинуть пещеры, где воспитывается молодняк.

— Вот как? И куда же они намерены направиться?

— Не могу сказать, лорд.

Ших-кай подошел к карте.

— Господа, — начал он, — я разместил отряды разведчиков вдоль этой дуги. Дальнейшие намерения врага нам скоро станут известны.

— А что обозначает это, лорд? — спросил Таси-Фенг, указывая на красную стрелу, рассекающую театр военных действий вплоть до самого восточного побережья.

— Не забивайте себе голову. Это дело я поручил Хсу Шену.

Интересно, удалось ли Хсу соорудить плавсредства? Согласно последнему докладу, он добрался до побережья и готовился к форсированию пролива. Командующему хотелось разместить на острове портал, чтобы узнать, действительно ли там когда-то размещалась штаб-квартира Праккии, и самому взглянуть, не оставили ли заговорщики чего-нибудь заслуживающего внимания.

К группе офицеров, в которой находился Ших-кай, подбежал Йен Тэ — тервола одного их южных легионов. Он был без маски.

— Лорд… — выдохнул бледный как смерть тервола. — Лорд, я только что услышал… Матаянга… Они все-таки напали. Два миллиона человек.

— Два миллиона? — не веря своим ушам, пробормотал Ших-кай. Командующий не мог даже представить армию такой численности. Снабжение подобного войска никто не может обеспечить.

Стратеги Матаянги, видимо, исходили в своих расчетах из того, что первоначальные потери в живой силе окажутся очень большими, и армия сократится до разумных размеров.

— Два миллиона? — повторил он, уставясь на карту. — Господа, отныне мы предоставлены самим себе. Теперь нам никто не поможет.

В зале повисла мертвая тишина. Никто из них так до конца и не верил, что ситуация на юге так обострится, что Матаянга осмелится нанести удар. Уже много столетий ни одна страна не решалась на подобную глупость. Но два миллиона человек… Невероятно. Матаянга поставила на кон все, рассчитывая на единственный удачный бросок костей. На возмещение их потерь уйдут поколения при условии, что Южная Армия сможет выдержать первый удар.

— Пытаются утопить нас в первой волне, — заключил Ших-кай. — И они могут в этом преуспеть. Но это — не наша проблема. Наши заботы находятся здесь. Лорд Лун-ю, возьмите на себя все разведывательные патрули. Я должен знать совершенно точно, когда начнется следующая атака.

— Как прикажете, лорд.

Поведение противника ещё раз изумило Ших-кая. Противник вновь повел себя странно, не напав сразу на крепость. Да, враги вышли из пустыни, но сделали это крайне неспешно. В результате Ших-кай получил четыре лишних дня на то, чтобы лучше подготовиться. Ему удалось собрать почти всю Восточную Армию в кулак. Части, остававшиеся на марше, вот-вот должны были присоединиться к основным силам. У него под командой оказалось столько людей, что большая их часть была вынуждена оставаться в укрепленных лагерях за пределами крепостных стен. У Северной Армии времени было более чем достаточно для того, чтобы занять позиции вдоль реки Тусгус на тот случай, если крепость падет.

В период затишья Ших-кай посетил остров на востоке. В сопровождении Хсу Шена он долго бродил по давным-давно брошенным залам. Там не оказалось ничего ценного, однако обнаружилось достаточно свидетельств тому, что это был именно тот остров, о котором упоминал лорд Ко Фенг.

— Кто-то ободрал крепость до последней нитки, — заметил Ших-кай.

— Похоже на то, лорд.

— Любопытно. Весьма любопытно.

— Я не совсем вас понимаю, лорд.

— Ко Фенг утверждает, что цитадель бросили в спешке, намереваясь вернуться позже. Когда наступило это позже, то Ко оказался единственным оставшимся в живых участником заговора. Сам он сюда не возвращался. Возникает вопрос: кто очистил крепость? Кто, по-вашему, мог быть этим грабителем?

— В первую очередь, я все же предложил бы кандидатуру лорда Ко. Он мог сделать это после того, как его лишили чинов и званий.

— Не думаю. Думаю, что не ошибусь, если предположу, что здесь поусердствовал наш каменный приятель.

Монстра можно было рассмотреть со стены, имея такое зрение, как у Хсу. Ших-кай же не видел ничего, кроме ржавчины пустыни.

К ним подбежал Пан-ку и, задыхаясь, объявил:

— Лорд, командиры легионов просят вас срочно вернуться в крепость. Они нуждаются в вашем присутствии.

— Хорошо. Хсу Шен, оставайтесь здесь и сидите тихо. Я дам вам центурию. Возможно, придется ударить по каменному идолу с востока.

— Как прикажете, лорд, — растерянно произнес Хсу Шен.

— Так и прикажу, — фыркнул Ших-кай. — Что же, Пан-ку, пойдем посмотрим, что они хотят.

Через несколько минут он входил в зал. Бросив взгляд на большую карту, Ших-кай увидел, что количество стрелок, обозначающих продвижение противника, стало больше, и они заметно удлинились.

— Похоже, что их довольно много. Я не ошибаюсь?

— Пятьдесят тысяч, лорд.

— И они все ещё не проявляют намерения атаковать?

— Никак нет, лорд.

— Странно.

— Лорд, мы, если позволите, хотим обратить ваше внимание на некоторые новые обстоятельства, — произнес Чанг Шенг.

Ших-кай обернулся. Командиры легионов внимательно смотрели на него, стоя плечом к плечу. Их подчиненные навострили уши, забыв про штабную работу.

— Да?

— Хм… — неуверенно начал Таси-Фенг. — Мы получили сообщение из пятой когорты Двадцать Седьмого легиона. — Таси-Фенг подошел к карте и обозначил точку в четырех сотнях миль южнее крепости. — Вскоре после рассвета в этом месте они вступили в контакт с противником. — Точка контакта оказалась далеко за пределами пустыни. — Тысяча мертвяков в сопровождении шести-семи сотен туземцев — как живых, так и мертвых.

— Мобилизационный отряд?

— Центурион Пай Мо-Джо отлично провел бой, уничтожив силы противника почти полностью. Спаслась лишь горстка туземцев. Все живые.

Ших-кай, внимательно выслушав требуемые по уставу цифры потерь в живой силе и вооружениях, сказал:

— Прекрасный результат, учитывая численное превосходство противника и отсутствие магической поддержки. Передайте центуриону мою личную благодарность и представьте его к награде. Я восхищен инициативностью ваших подчиненных, лорд Юан.

— Мо-Джо — один из лучших, лорд, — отвесив поклон, сказал командир Двадцать Седьмого.

Ших-кай принял величественную командную позу, которую обычно принимал, когда собирался привести в трепет подчиненных в Четвертом Показательном, и спросил:

— Итак, господа, что вы желали со мной обсудить?

Таси-Фенг растерянно посмотрел на своих коллег. Желающим выступить первым среди них не оказалось. Пришлось говорить ему:

— Возможно, что это несколько преждевременно, лорд, но мы все же считаем, что вы должны знать.

— Знать? Что знать? Просветите меня, лорд Лун-ю, прошу вас.

— Через некоторое время — довольно скоро, впрочем, лорд Куо будет лишен всех своих полномочий. Мы, командиры легионов и наши заместители, намерены поддержать того, кто приходит вместо него. Так же собираются поступить и наши собратья из Северной Армии.

— Понимаю, — произнес Ших-кай, чувствуя, как под сердцем у него возникает тугой, тяжелый комок. Политика все-таки его достала. Здесь его все считают ставленником лорда Куо.

Не меняя величественной позы, он произнес:

— Какое это имеет отношение к тем проблемам, которые нам предстоит здесь решать? Наша армия находится в состоянии войны. Взгляните на оперативную карту. Мы почти окружены. Южная Армия находится в ещё более тяжелом положении. Империи грозит гибель. Вы, дьявол вас побери, хоть немного понимаете, что творите? Молчать!!! Мне совершенно безразлично, кто восседает на имперском троне. Я — тервола! Я — солдат Имперской Армии. И мой долг — Империю защищать, сохранять и расширять! А ваш долг — помогать мне в этом. Других обязательств у нас нет! У нас также нет права раздавать и отнимать короны. Для нас не должно иметь значения, кто в данный момент восседает на этом проклятом троне. Однако в свободное время вы имеете право играть в любые игры. Лепите себе королей, если вам это занятие по вкусу. Но в то время, когда вы трудитесь на меня, будьте добры заниматься войной. И ещё прошу учесть, господа, что когда лорд Ссу-ма Ших-кай воюет, то он делает это каждую секунду в течение всех суток. Прошу вас вернуться в свои части.

Ших-кай считал, что этих слов достаточно. Командир позволил своим эмоциям вырваться наружу, и тервола должны были отступить под их напором.

Но лорд Чанг все же ответил ему:

— Прекрасно сказано, лорд Ссу-ма. Мы услышали голос нашего славного прошлого. И этот голос сказал нам все, что мы хотели узнать.

За спиной Ших-кая послышался шорох — это Пан-ку извлек из ножен свой меч. Ших-кай сверлил взглядом лорда Чанга. Чанг отвечал ему тем же.

Мне следовало бы сообразить, что они не уступят. Предо мной стоят не новобранцы, а прожженные интриганы.

— Предлагаю последовать мудрому совету лорда Ссу-ма, — сказал наконец Чанг. — Избавителя, как и командующего, не интересуют наши честолюбивые устремления.

Командиры легионов повернулись, чтобы удалиться. Их подчиненные возобновили работу. Ших-кай позволил себе на момент расслабиться. Затем он произнес:

— Лорд Чанг?

— Слушаю вас, лорд.

— Вы произнесли слово «Избавитель». Что вы хотели этим сказать?

— Мо-Джо, центурион лорда Юана, захватил несколько пленных. Те называли предводителя мертвецов Избавителем. Они утверждали, что предводитель получил это имя потому, что явился из земли, в которой обитали боги до того, как эта земля превратилась в пустыню. Туземцы верят, что Избавитель появился для того, чтобы вернуть потерянный рай.

— И эта идея имеет хождение среди местных племен?

— Нет, лорд. Большая часть туземцев бежит за Тусгус. Они, подобно всем дикарям, испытывают священный ужас перед мертвецами.

— Прекрасно. Если я понадоблюсь, то вы сможете найти меня в моих покоях. — Повернувшись к ординарцу, Ших-кай прошептал:

— Пан-ку, немедленно убери эту нелепую железку.

Командующий направился к выходу, не проверив, выполнен ли его приказ. Он достаточно хорошо знал Пан-ку.

Проспав несколько часов, Ших-кай проснулся так, словно его разбудили. Однако толчком для пробуждения, как сразу понял Ших-кай, послужила одолевающая его внутренняя тревога. Вначале лорд решил, что его беспокоит заявление его офицеров.

"Нет, эта проблема благополучно решена, — тут же подумал командующий. — Обе стороны высказали свою точку зрения. И было принято удовлетворяющее всех решение. Он остается командующим армией, как солдат Империи, а не как слуга очередного правителя. Командиры легионов будут ему подчиняться до тех пор, пока он хранит верность этой древней традиции тервола».

Нет, разбудили его вовсе не политические заботы. Может быть, это предчувствие? Может быть, нежити готовы начать штурм очередного препятствия, преграждающего им путь на запад?

Он уставился в потолок, позволив своим магическим чувствам отправиться в свободный поиск.

Однако магические способности тервола ему не помогли. Ничего заслуживающего внимания он не заметил.

В спальню ворвался Пан-ку и, не извиняясь за вторжение, выдохнул:

— Летуны, господин! — Схватив маску командующего, он занял пост рядом с боевыми доспехами своего кумира.

— Атакуют?

— Так точно, господин!

Через несколько минут Ших-кай уже в полном боевом облачении стоял на балконе, с которого открывался вид на крепостной плац.

Небо кишело драконами. По приблизательной оценке их было не менее пяти сотен. Серп ущербной луны прекрасно освещал крылатых чудовищ. Драконы пикировали для того, чтобы высадить десант. На спине каждого из них находилось по два всадника: череполикий воин и обычный мертвяк. Мертвяки соскакивали на землю, а череполикие, оставаясь в седле, вздымались ввысь. Поднявшись на достаточную высоту, череполикие начали метать огненные стрелы, не особенно заботясь при этом о выборе цели.

Нежити метались внизу так, словно не знали, что им следует делать. Случайно повстречав солдата гарнизона, они вступали в схватку.

В крепости воцарился хаос. Ших-кай насчитал с полдюжины пожаров.

Драконы полетели назад в пустыню, чтобы принять на свои спины очередную порцию десантников.

— Мы идем в оперативный зал, — объявил командующий. — Надо организовать отпор изнутри.

Прежде чем уйти, он обежал взглядом восточную стену. Все люди оставались на своих постах. Хорошо. Они будут на месте, когда Избавитель начнет штурм, решив, что паника в крепости достигла пика.

Чтобы добраться до оперативного зала, им пришлось пройти через весь двор. Там они и наткнулись на вражеских десантников.

Те в гробовом молчании возникли откуда-то из тьмы. Ших-кай не мог точно определить их численность. Он был уверен, что один из врагов был из числа череполиких, а остальные обычные мертвяки. Они бросились на командующего, как будто им было известно, кто перед ними. Ших-кай успел метнуть в них два небольших заклятия. Пан-ку отрубил голову одному из нападавших. Затем перед лицом Ших-кая мелькнули клинки, и ему, впервые за многие годы, пришлось обнажить собственный меч, чтобы защитить свою жизнь.

Ших-кай упражнялся в боевом искусстве постоянно, как того требовали уставы, и фехтование было его коньком. Но его постоянно занимал вопрос, как он поведет себя в реальной обстановке, при встрече со смертельно опасным противником. Ших-кай не был уверен в том, что способен убить человека.

Однако выучка взяла верх. Он не думал, а действовал. Его меч напоминал паука, безостановочно ткущего защитную сеть. Короткий кинжал в левой руке двигался, словно жало смертельно ядовитой змеи, нанося уколы под разными углами и с различных направлений. Пан-ку охранял его со спины все время, которое ушло на то, чтобы уравнять шансы.

Перед Ших-каем остался лишь череполикий. Камни мостовой вокруг были усыпаны телами. Хватит ли ему мужества расчленить их? Оставлять их целыми нельзя…

Последний противник Ших-кая орудовал огромным мечом, соответствующим росту его владельца. Клинок длиной не менее шести футов со свистом рассекал воздух, образуя широкую сверкающую дугу. Каждый раз, отразив очередной удар, Ших-кай едва не терял равновесие. Его постепенно охватывал страх.

Раздался необычайно сильный звон меча, и череполикий, пошатнувшись, упал на одно колено. Ших-кай ударил его в глаз кинжалом и тут же нанес разящий удар мечом. Пан-ку ещё раз рубанул монстра, держа меч обеими руками.

И несмотря на это проклятое чудовище все ещё пыталось подняться!

Они продолжали рубить череполикого до тех пор, пока неестественная жизнь не покинула мертвое тело.

Ших-кай и Пан-ку, переводя дыхание, взглянули на поверженный костяк.

— Это был крепкий орешек, господин, — усмехнулся Пан-ку.

— Еще какой. Начинаем их расчленять. Прошло слишком много времени.

Ших-кай видел множество расчлененных тел, но одно дело — видеть, и совершенно иное — самому крошить их на части. Его едва не вывернуло наизнанку. А если бы так же поступали с телами его людей? Ведь весь остальной мир видел в них лишь бессердечных мучителей… Но и нежити тоже когда-то были людьми. Они были отлично подготовленными и прекрасно владеющими собой воинами. В бытность людьми они обладали гордостью…

"Нет, я должен быть таким же сильным, как центурион Мо-Джо, — сказал он себе. — Я — вождь и обязан оставаться образцом твердости и отваги. Я должен всегда быть самым лучшим».

— Все кончено, господин, — сказал Пан-ку.

— Пошли.

— Мерзкая работенка.

— Согласен. У меня на неё едва хватило духу. Такого я не ожидал.

— Вся эта война может стать очень мерзкой. Разве не так, господин?

— Думаю, Пан-ку, что такой войны нам раньше видеть не доводилось.

Когда они входили в зал, деревянная дверь в дальней стене словно взорвалась. Щепки закружились в воздухе, как осенние листья под порывами ветра. Через пролом ворвалась дюжина нежитей, ударной силой которых была тройка череполиких.

Таси-Фенг ударил в них Силой, и более мелкие нежити сразу стали похожи на тряпичных кукол, побывавших в зубах мастифа. Однако против череполиких магия не возымела никакого действия. Остальные тервола обрушили на них свои боевые заклинания. От рухнувших тел поднялись столбы вонючего дыма. На некоторое время в зале стало трудно дышать.

Ших-кай подошел к Чанг Шенгу, и они оба склонились над картой крепости и её окрестностей.

— Они атакуют здесь и здесь, — пояснил Шенг. — Удары наносятся на стыках между лагерями и крепостью.

Ших-кай знал, что палисады и рвы вокруг лагерей, по сравнению со стенами твердыни, не могут служить надежной преградой.

— Пока наступление находится в ранней фазе, мы не можем определить подлинные намерения противника. Для них логично было бы окружить и уничтожить укрепленные лагеря. Однако они направляют действия драконов и магию против нас.

— Пытаются сковать наши действия.

К ним подошел тервола. Он проводил глубокую разведку пустыни, и Ших-кай его помнил.

— Слушаю вас, У-ян.

— Донесение от лорда Ши-Мина. Противник начал массированную атаку, и ему удалось совершить прорыв в трех пунктах. Ши-Мин полагает, что враги хотят навязать ему беспорядочное сражение.

— Вот вам и подлинные намерения, лорд Чанг. Северный лагерь. Беспорядочное сражение. Мы ни в коем случае не можем допустить общей свалки.

За утрату порядка придется заплатить поражением. Если противник разорвет построения Ших-кая и вынудит его воинов сражаться по отдельности, то у легионеров не будет времени на то, чтобы эвакуировать своих мертвецов и рубить на куски павших нежитей. Мертвяки станут подниматься, чтобы снова принять участие в битве. Численность противника будет не уменьшаться, а все время возрастать.

— Что скажете, лорд Чанг?

— Звучит довольно скверно. Но полагаю, следует выждать, прежде чем принимать окончательное решение. Люди пока держатся.

Шенг прав. Оборона часто лишь крепнет под напором. Ших-кай поднялся на смотровую башню, чтобы самому взглянуть на то, что происходит в северном лагере.

В лагере полыхали огромные костры, вонь от которых доносилась до крепости. С башни было видно, как легионеры валят тела в огонь.

Драконы продолжали высаживать воинов на территории крепости. Гарнизон вел сражение с этим десантом. Многим драконам так и не удалось подняться обратно в воздух — всадников убивали, едва лапы чудовищ касались земли.

Ших-кай остался доволен увиденным.

— Посмотрите, господин, — сказал Пан-ку.

Ших-кай, прищурившись, взглянул в указанном направлении и увидел, как высоко в небе кружат два дракона.

— Та, что в белом — их колдунья. А второй наездник, как сказал лорд Лун-ю, командует мертвецами.

Женщину вдруг озарило голубое сияние. Меж её рук, вытянутых вперед, возник синий шар и через мгновение устремился к земле. В полете шар непрерывно увеличивался в размерах, и в момент удара в крышу казарм его диаметр был не менее ярда.

Крыша казарм вспыхнула несмотря на то, что была сложена из глиняной черепицы.

На землю полетели новые огненные шары. Вскоре в крепости полыхала по меньшей мере дюжина колдовских пожаров. Интересно, сколько времени волшебство сможет поддерживать пламя?

Впрочем, это не имело значения. Ведьма тут же бросит новые шары.

Женщина пустила пару десятков шаров на северный лагерь, где они причинили серьезный ущерб.

Необходимо отдать приказ тервола, чтобы те положили этому конец. Он бегом бросился в оперативный зал…

Там царили разгром и сумятица. В одном из углов схватка ещё продолжалась. Пара череполиких обменивалась с подчиненными Таси-Фенга убогими магическими ударами.

— Что здесь происходит? — поинтересовался Ших-кай. — Впрочем, неважно. Сам вижу. Прикажите кому-нибудь заняться мертвяками, прежде чем те успели восстать.

— Лорд, мы не успели уничтожить все тела наших убитых бойцов, — сказал Таси-Фенг. — Они слоняются по крепости, и живые не могут отличить врага от друга.

— Но вы способны на это, не так ли?

— Да, лорд.

— Все, кто здесь, способны! — бросил Ших-кай и отдал несколько коротких приказов. — Уходим отсюда. Здесь от нас нет никакой пользы. Сосредоточьте все внимание на колдунье. Создайте завесу. Наступление на южном фланге представляется мне отвлекающим маневром.

Прошло два часа. Два часа, которые поставили Ших-кая в тупик. Колдунью удалось прогнать с неба, но положение тем не менее ухудшилось. Поток синих огненных шаров устремился из пустыни в расположение четвертого лагеря. Линия обороны лагеря была прорвана во многих местах. Вот-вот могла начаться беспорядочная свалка.

Хорошо, что удалось отогнать от крепости драконов и череполиких.

Ших-кай пригласил офицеров на военный совет.

— Вскоре мы потеряем северный лагерь, — сказал он им. — Им удается реанимировать слишком много своих людей, и мы не смогли обеспечить лагерю достаточную защиту от колдовства женщины. Однако к делу. Сейчас нам необходимо оценить возможные дальнейшие действия противника.

Ших-кай был убежден в том, что противник направил все свои усилия на один лагерь в уверенности, что оборона там рухнет и даст ему возможность компенсировать все свои потери. После этого он бросит своих неутомимых мертвецов на южный лагерь, а затем — на крепость.

— Мы приготовим врагу небольшой сюрприз, — сказал Ших-кай. — Передайте лорду Ши-Мину мой приказ во что бы то ни стало продержаться до рассвета.

Когда наступил кровавый дымный рассвет, войска из южного лагеря, прорвавшись через окружающий их защитный экран, атаковали вражескую армию. Тервола без устали гоняли колдунью с одного места на другое. Нежити дрались упорно. Угроза северному лагерю окончательно миновала лишь к полудню. Ших-кай приказал всем частям, расположенным за пределами крепости, немедленно эвакуироваться к реке Тусгус.

— На сей раз мы застали их врасплох. Вторично это у нас не получится. — Немного помолчав, Ших-кай добавил:

— Крепость может выстоять и в одиночку.

Затем командующий осмотрел систему канатов и сетей, натянутых в тех местах, где могли приземлиться драконы.

— А что, если они начнут преследовать отходящие части? — спросил Таси-Фенг.

— Мне этого очень хотелось бы. Я бы перебросил сюда Северную Армию, чтобы повеселиться, когда враг окажется между молотом и наковальней.

Однако Избавитель разочаровал Ших-кая. Три дня он продолжал атаки на крепость, добиваясь лишь частичных успехов. Его упрямство разбивалось об упорство Ших-кая. На плацу крепости день и ночь полыхали погребальные костры.

На третий день от Ши-Мина поступила донесение о том, что он ведет бой с ордой туземцев: молодых и старых, детей и женщин, вооруженных и безоружных, мертвых и живых. Они набросились на его отряд, выбежав из леса с криком: «Избавитель!» Легионеры уничтожили большую часть нападавших, но не могли продолжать марш, пока сражение не закончится.

Ших-кай, взглянув со стены на тысячи нежитей, окружающих твердыню, заметил:

— Этот Избавитель не может одновременно находиться в нескольких местах.

Армия замерла в неподвижности. Плоть большинства мертвяков медленно разлагалась, и вонь гниющих тел смешивалась с запахом горящего мяса.

Какой-то важный элемент был потерян при передаче Силы от каменного бога к Этриану. Нежити разлагались, и вскоре Избавителю должно было потребоваться новое войско. Заставить сражаться скелеты он не мог.

— Лорд Лун-ю! Организуйте вылазку силами одной бригады. Противник не окажет серьезного сопротивления.

Таси-Фенг успел уничтожить несколько тысяч недвижных мертвяков, прежде чем остальные вернулись к жизни и стали сражаться. Таси-Фенг отошел, а от Ши-Мина поступило донесение, что напавшая на него толпа рассыпалась.

— Господа, — произнес Ших-кай, обращаясь к своим тервола. — Если этот Избавитель совершит ещё хотя бы одну подобную ошибку, мы его уничтожим.

Никто не поинтересовался, что он хочет этим сказать, и, не дождавшись вопросов, командующий пояснил:

— Во-первых, он может проявить неосторожность, и мы его раним или убьем. Во-вторых, он своими действиями может поставить под удар колдунью. В-третьих, проявляя нетерпение, он может перестать вербовать в свое мертвое войско туземцев или позволит нам помешать ему этим заниматься.

Ответом ему было молчание.

— Господа, есть ли среди вас желающие стать героем?

В этот момент прибыло очередное донесение от Ши-Мина. Тот сообщал, что все атаковавшие скрылись в лесу, и его части возобновляют марш к реке Тусгус.

— Могу ли я совершить ещё одну вылазку, лорд? — произнес Таси-Фенг.

— Нет. Сейчас он перебрасывает сюда этих несчастных туземцев, чтобы покончить с нами. Сегодня мы преподали ему хороший урок. Избавитель понял, что не может нас обойти.

Штурм начался глубокой ночью. Во главе штурмовых колонн шли женщины и дети. Людской поток не имел конца. Из лесов выходили все новые и новые толпы туземцев. Некоторые из них, судя по их виду, прежде чем добраться до крепости, прошагали не менее тысячи миль. Ших-кай клял дикарей на чем свет стоит за то, что у них не хватило ума остаться под покровительством Империи, и поздравлял себя с тем, что ему хватило здравого смысла для того, чтобы перебросить большую часть туземцев в глубь страны.

Легионеры истребляли дикарей десятками тысяч, а те все продолжали прибывать. Войска Ших-кая несли потери, и убитых едва успевали отправлять через порталы перехода в Лиаонтунг. Некоторые части крепости попали в руки врага. Казармы, подвалы и дворы были завалены ждущими сожжения расчлененными телами. Вонь изматывала воинов не меньше, чем непрекращающиеся атаки.

— Лорд Лун-ю, что за чудовище этот самый Избавитель? Какое безумное создание может решиться на то, чтобы ради одной крепости истребить всех людей на площади более чем полмиллиона квадратных миль? Может быть, он демон, сорвавшийся с цепи своего хозяина?

— Он — просто мальчик, лорд. В основном совершенно нормальный. Ему лет семнадцать-восемнадцать, и у него какие-то счеты с Империей.

— Счеты?

— Пленные, из числа живых, говорят, что он поклялся нас уничтожить.

— И вы полагаете, что он сможет это сделать?

— Нет, лорд, не сможет.

— Тем не менее начало впечатляющее, не так ли? Сколько времени мы ещё сможем продержаться?

— Два дня наверняка. У него мало новобранцев.

— Оставляю крепость на вас. Постарайтесь выиграть как можно больше дней. Впрочем, мы обеспечили достаточно времени для развертывания Северной Армии. Теперь, боюсь, мы уже сражаемся за Лиоантунг.

Таси-Фенг, уставив взгляд в пол, протянул:

— Как прикажете… Может быть, вам теперь удастся установить контакт с лордом Куо?

— С лордом Куо? А я полагал, что он уже отстранен от дел.

— Ничего неизвестно, — пожал плечами Фенг. — Может быть, это и так. Мы о нем давно ничего не слышали.

Ших-кай в последний раз осмотрел крепость. Цитадель пребывала в ужасающем состоянии. Колдунья время от времени продолжала швырять синие шары. Командующий про себя решил, что Таси-Фенг проявил чрезмерный оптимизм, обещав продержаться ещё два дня.

Закончив инспекцию, Ших-кай в сопровождении Пан-ку спустился в глубокий подвал, где были сосредоточены все порталы перехода. Через них, как обычно, переправляли убитых и раненых.

— По крайней мере, их нам удастся эвакуировать, — заметил Ших-кай. — Сюда Избавитель доберется в последнюю очередь, и нашим людям не придется стоять насмерть после того, как порталы придется закрыть.

— Надеюсь, что вы правы, господин, — ответил Пан-ку. — Было бы жаль потерять Семнадцатый. Это — отличный легион.


ГЛАВА 8 1016 ГОД ОТ ОСНОВАНИЯ ИМПЕРИИ ИЛЬКАЗАРА Предводитель мертвых | Жатва восточного ветра | ГЛАВА 10 1016 ГОД ОТ ОСНОВАНИЯ ИМПЕРИИ ИЛЬКАЗАРА Пожар на востоке