home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятая

Экспресс-связь начинает действовать

— Мы создаем информационную экспресс-сеть, — продолжал Юпитер. — Через нее устанавливаем контакты с несколькими тысячами ребят, которых даже знать не будем!

— Как это? — в один голос спросили Боб с Питом.

— Очень просто. Боб, у тебя сколько знакомых ребят?

— Человек двенадцать, — не раздумывая ответил Боб, у которого благодаря работе в библиотеке были обширные связи.

Пит наморщил лоб и зашевелил губами.

— У меня человек семь-восемь. А что?

— Так, и у меня есть приятели, которые, я думаю, в число ваших не входят, — сказал Юпитер. — Теперь, Пит, составь, пожалуйста, описание машины, в которой ехал мистер Клодьес. Референт, записывай.

— Пожалуйста.

Пит без труда перечислил приметы: спортивный рейнджер черного цвета, сиденья обтянуты красной кожей. Номер — калифорнийский, кончается на цифру 13. Машина почти новая. Боб записал.

— Теперь укажи приметы хозяина.

— Называет себя Клодьесом. Тучный. В очках с толстыми стеклами. Пока хватит и этого. Дальше приводим в действие экспресс-сеть. Я звоню своим знакомым, спрашиваю, не попадался ли им рейнджер с нашими приметами. И с нашим толстяком. Допустим, не попадался. Тогда я их прошу позвонить своим знакомым и спросить о том же. И передать просьбу дальше по цепочке. И так…

— До бесконечности, — хмыкнул Пит.

— До результата, Пит!

— Потрясно! — воскликнул Боб. — Просто класс!

— Представляю, — развеселился Пит, — через час все телефоны Южной Калифорнии будут заняты… «Простите, вы не видели черный рейнджер с красными сиденьями?» — «Ах, вы знаете, проезжал, но только у него колеса были красные». — «Нет, не видели, а он разве уже проезжал?» — «Ой, а красный с черными сиденьями вам не подойдет?» — «Да, только что проехал. Совершенно черный. С красными глазами. Но у водителя… Что?!»

— Легкомысленный ты человек, — отметил Боб, сделав серьезное лицо, и повернулся за подтверждением к сыщику № 1. — Правда, мистер Джонс?

Глава сыскного агентства прыснул.

— Ну вас, — отмахнулся он, — лучше скажите, как усовершенствовать систему, есть у вас какие-нибудь дельные мысли?

— Есть, — сказал Пит. — Вознаграждение надо пообещать!

— Угу, — подхватил Боб. — За информацию нужно платить. Это точно.

Юпитер задумался. Как они могли заплатить? Денег у них в кассе почти не было.

— Может, пообещаем прокатить в роллс-ройсе? — предложил Пит. — Все ведь лопаются от зависти, когда мы проезжаем. Ну, еще можно позволить позвонить из машины своим знакомым — для понта.

— Это ты здорово придумал, — признал Юпитер. — Еще что-нибудь есть, Боб?

— А если разрешить покопаться на складе — выбрать себе, что понравится? — почесал в затылке Боб. — Там столько всего!

— Это же не наше и не мое, — нахмурился Юпитер. — Как это мы разрешим?

— Тогда отдадим наши деньги, заработанные у дяди Титуса. Он нам должен за ремонт и за разгрузку.

Они подсчитали, что совместный капитал равняется двадцати пяти долларам и нескольким центам, после чего было решено: вознаграждение — это прогулка в роллс-ройсе и разрешение покопаться на складе и набрать там добра на двадцать пять долларов.

Затем Юпитер позвонил пятерым приятелям. Он предупредил первых четырех, чтобы не сразу начинали передавать просьбу по цепочке, а через интервалы в десять минут.

— Иначе, — объяснил он по телефону, а Пит с Бобом приняли к сведению, — может получиться так, что нужная информация уже поступит, и придется отменять целую лавину звонков.

После этого глава фирмы вспомнил, что он племянник своей замечательной тетушки Матильды и в мгновение ока исчез из штаб-квартиры.

— Куда это он унесся? — удивился Боб, на минутку задержав палец на разогревшемся диске.

Он звонил уже девятнадцатому абоненту… Когда через некоторое время Боб вернулся домой, его мать с расстроенным видом стояла у телефона.

— Ничего не могу понять, пожаловалась она, — никогда такого не бывало. Я целый час звоню прихожанам, мне нужна их помощь в церкви, двенадцать квартир обзвонила — у всех телефоны заняты!

Боб хмыкнул и отвел глаза. Он-то прекрасно знал, в чем тут дело.

— Знаешь, мам, — сказал он, как-то странно глядя в потолок, — возможно, помехи из космоса… инопланетяне… Говорят, их как раз сегодня утром видели.

— Серьезно? — поразилась миссис Эндрюс. — А где? Не у вас ли на складе?

Но Боб уже выскользнул из комнаты, не рискнув продолжать дискуссию.

Он уселся за стол и просчитал, сколько абонентов должно было к этому моменту включиться в экспресс-сеть. Три сыщика сделали около сорока звонков. Если каждый из сорока позвонит хотя бы пятерым — это уже двести. Каждый из двухсот — пятерым, тысяча. А дальше шла настоящая лавина: пять тысяч, двадцать пять тысяч, сто двадцать пять тысяч.

Честно говоря, Боб испугался. Так можно на какое-то время парализовать телефонную сеть большого города. «Однако, — решил он, — поразмыслив немного, — сообщение не такое уж длинное, скоро все придет в норму».

Вечером, укладываясь в постель, он никак не мог отделаться от мысли: зачем толстяку попугаи? Это они смогут выяснить позже, когда будет побольше информации. Но вот зачем учить попугая заикаться? Ведь это сделано нарочно, попугаи сами по себе не заикаются! А может, заикаются? Решив, что завтра в библиотеке займется выяснением этого вопроса, он уснул. Но среди ночи Боб проснулся с отчетливым сознанием того, что в словах Крошки Боу-Пиип что-то не так.

«Крошка Боу-Пиип на крылечке грустит о пропавшей овечке», — эту фразу слышала от своего попугая мисс Вэгнер. И еще там было про Шерлока Холмса. Но В стишках «Матушки Гусыни» про Шерлока Холмса ничего не говорилось. И с овечками, насколько Боб помнил, там было как-то иначе. Эта ерунда не давала Бобу покоя еще с полчаса, но потом он все-таки заснул, решив утром рассказать Юпитеру о своих сомнениях.

На следующий день три сыщика собрались в штабе.

— Это могла быть и ошибка того, кто учил попугая, — сказал Боб. — Вероятно, он просто неправильно запомнил строчку, но все-таки я хочу, чтобы вы обратили на нее внимание.

— Боб, ты молодец! — Юпитер был явно доволен и подбросил еще один вопрос для обсуждения: — Обратите внимание на эту ошибку или оговорку, джентльмены, потому что она здесь не одна.

— А еще что?

Пита бесило, когда люди пускались в такое презренное занятие, как выискивание каких-то ерундовых ошибок, оговорок и прочего. Он считал все это, по правде говоря, чепухой. Ну ладно еще учителя в школе, которые вечно вылавливали у него ошибки в сочинениях. И то, по мнению Пита, им просто больше нечем заняться.

— Вы еще запятые у попугаев проверьте, — ехидно заметил он. — И отметки им поставьте. Может, исправятся.

— Ага, — сказал Юпитер. — Интересная мысль. Мне кажется, реплики попугаев хороши именно с ошибками.

— Ты думаешь…

— Я думаю, Боб, ты совершенно прав. Кто-то обучил попугая произносить слово «быть» с заиканием. Ведь другие слова он говорит чисто. И про овечку — тоже нарочно.

— Про овечку он мог просто забыть.

— Не думаю. Ведь он изменил конец фразы. Сознательно изменил.

— Ладно. И что тебе это дает?

— Пока ничего, кроме того, что все стало еще непонятней. Но и это кое о чем говорит.

— Интересно, — сказал Боб, — а может, есть еще какие-нибудь попугаи, кроме Билли Шекспира и Крошки Боу-Пиип? Помнишь Черного Пирата, которого мексиканец не продал? Этот Клодьес так и подпрыгнул, как про него услышал.

— По-моему, — проворчал Пит, — чем непонятней, тем вам лучше. Мы с двумя попугаями никак не управимся, а вам бы напустить сюда еще сотню. И каждого со своим собственным высказыванием. Вот бы вы их распутывали, представляю себе!

Ребята рассмеялись, а Юпитер покрутил головой.

— Нет, сотня фраз — это, пожалуй, многовато.

И в этот миг зазвонил телефон. Юпитер так и вцепился в него, будто аппарат мог вырваться у него из рук и исчезнуть.

— Юпитер Джонс слушает! — прокричал он в трубку. — Да! Это я. Интересуюсь! Извините, а номер… Номер кончается на тринадцать? Тогда простите. Нет. Это не та машина. Но все равно, спасибо. Извините еще раз, — он положил трубку. — Это из Голливуда звонили. Замечен черный рейнджер, но совсем с другим номером.

Не успел он договорить, как снова раздался звонок. На этот раз Юпитер поднес трубку к усилителю звука, который тоже сам смастерил из старых деталей. Пит и Боб услышали следующий диалог:

— Это Дзупитер? — голос был совсем детский.

— Да, да, Юпитер Джонс!

— Дзупитер! Я Дзым Дэнлоп! Я видел рейндзер!

Пит с Бобом вытаращили глаза, а глава детективного бюро закрыл трубку рукой:

— По-моему, это грудной младенец звонит, — сказал он.

— Где ты живешь, малыш? — спросил он в трубку.

— В Санта-Монике зыву, — отвечал ребенок. — У него красивый руль, красный, и колеса тозе красные, и…

Сыщики, которые все это слышали через усилитель, захохотали. Юпитер сделал им знак, призывая к тишине.

— Бэби, — сказал Юпитер, — ты замечательный человек. Наверняка, гонщиком будешь. У тебя уже есть машина?

— Есть, только она педальная. Как велосипед. А когда я вырасту…

— То у тебя будет мерседес, — пообещал Юпитер. — Обязательно. Будь здоров!

Он положил трубку.

— Ну, если так дальше пойдет… — протянул он.

— А чего ты ждал? Я это предсказывал, — ухмыльнулся Пит.


Глава четвертая Разбойник Красных Ворот | Тайна попугая-заики | Глава шестая Неожиданный визит