home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двенадцатая

Птицы не хотят говорить

Попугаи сидели в клетках нахохлившись, несчастные, как арестанты. И в их круглых глазах при желании можно было прочесть: «Хоть застрелите, не скажем ни слова».

Это их упрямство так раздражало мистера Клодьеса, что он то и дело вскакивал и, подбегая к клеткам, кричал:

— Вас чему учили? Оглохли вы, что ли? Кому говорят, выкладывайте, что вам сказал Джон Сильвер?

При каждом окрике птицы все глубже втягивали свои головки и даже прятали клювы в перышки.

— Вы напрасно так, — посоветовал Боб. — Птицы не любят шума, а попугаи вообще капризные. С ними надо как-то иначе.

Толстяк плюхнулся на стул.

— Да уж когда там иначе! В любой момент кто-нибудь раскопает или случайно найдет мою «Пастушку». Тут с ума сойдешь!

— Мы знаем слова нескольких попугаев, — сообщил Пит.

— Что-о? — взревел Клодьес. — А впрочем, что толку?

— Давайте запишем все, что мы знаем, — предложил Боб, — и попробуем подумать над этим.

— Вполне разумно, — сказала миссис Клодьес. — Перестань считать мальчиков бандитами. Я говорила, они могут помочь.

— Не знаю, не знаю, — недоверчиво ответил толстяк. — Впрочем, еще раз извините. Давайте в самом деле попробуем. Может, что и выйдет. Если и вправду найдем картину, тысячу долларов получите вы.

— Ух ты! — мечтательно закатил глаза Пит. — Пошевелим мозгой. — Тут он смущенно ухмыльнулся и проявил скромность. — То есть, сначала мы пошевелим твою записную книжку, Боб. Она у тебя с собой?

— То-то же, — буркнул Боб, — конечно, с собой.

— Да, — заторопился мистер Клодьес, — записывайте их вот в каком порядке: сначала что сказала Крошка Боу-Пиип, затем — Билли Шекспир, третьим — Черный Пират, четвертым — Робин Гуд, затем Шерлок Холмс, Капитан Кидд и, наконец, Одноглазый.

— О! — воскликнул Боб. — Этого мы не знали.

— Это было в письме Сильвера, — довольно мрачно заметил искатель сокровищ.

Через несколько минут Боб представил «Пьесу из семи попугаев в диалогах». Выглядела она так.

Крошка Боу-Пиип: «Крошка Боу-Пиип на крылечке грустит о пропавшей овечке. Как бы пропажу найти? Да к Шерлоку Холмсу зайти!»

На что Билли Шекспир заметил:

— Бы-б-б-б-быть или не б-б-б-б-быть, вот в чем вопрос!

— Я — Черный Пират, зарыл я свой клад, где вечно его мертвецы сторожат! — отвечает на вечный вопрос «кусачая» мейна.

Робин Гуд, Шерлок Холмс и Капитан Кидд дружно отмолчались.

Зато Одноглазый высказался без обиняков:

— Профан — держи карман!

— Ну и что? — уныло заключил мистер Клодьес. — Ничего нельзя понять. Абсолютная чушь!

— Мне кажется, в первой части все понятно, — сообразила жена толстяка. — Упустил ты картину и вот теперь мучаешься, разыскиваешь!

— Да уж, — пробурчал он, — а толку-то? К Шерлоку Холмсу мне что ли обращаться?

— Отчего бы и нет? — пошутила миссис Клодьес. — А второго оратора вы правильно записали? Мистер Фентрис сказал Клоду, что это из Шекспира: «Быть или не быть — вот в чем вопрос». А у вас он как-то заикается.

— Мистер Фентрис заподозрил вашего мужа в обмане, — пояснил Боб. — Нет, кажется, он сначала думал, что мистер Клодьес из полиции. А им все равно. Но попугай действительно заикается.

— Господи, попугай-заика! Нет, все. Я сдаюсь, — загрустил любитель живописи.

— Сдаться всегда успеешь, — ободрила Клодьеса жена. — Давайте дальше.

— Слушайте! — встрепенулся мистер Клодьес. — А откуда у вас слова Пирата?

— Так получилось, — сказал Боб, — мы подслушали случайно.

Боб решил не признаваться пока, что Черный Пират у них.

— Это очень важный пункт, — быстро направила разговор в безопасное русло разумная женщина. — По-моему, здесь указано место, где спрятана картина.

— Пират… мертвецы… — повторял мистер Клодьес, — похоже на пиратский остров. Джон Сильвер обожал пиратские истории, поэтому и псевдоним такой себе выбрал.

— И, видимо, неспроста, — поддержала его жена. — Безусловно, надо все это еще раз продумать.

— А что, по-вашему, значат слова Одноглазого? — воскликнул Клодьес. — Просто насмешка какая-то. Похоже, Джон вообще не собирался отдавать картину.

— Не отчаивайся, — миссис Клодьес была неутомима. — Надо узнать, каких слов не хватает, и тогда…

— У меня идея! — осенило вдруг Боба. — Здесь Робин Гуд, Шерлок Холмс и Капитан Кидд. Если они заговорят, Юпитер расшифрует послание Джона Сильвера.

— Скорей я онемею, чем они заговорят, — опять рассердился толстяк. — Ну вот как их заставить?

— Сильверу помогал Санчес, когда он учил их разговаривать, — сказал Пит. — Они привыкли к нему. Спорим, у него они опять заговорят! Тогда у нас будет весь текст. Отдадим его Юпитеру, а уж он-то над ним поработает.

— Ах, умница! — обрадовался толстяк. — Ну, конечно! Санчес! Овер опомниться не успеет, картина будет у нас!


Глава одиннадцатая Мистер Клодьес извиняется | Тайна попугая-заики | Глава тринадцатая У края пропасти