home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

В коридоре я погуляла туда-сюда, потом спустилась на второй этаж – там был удобный закуток с лавочкой. Если место свободно, можно отдохнуть. Лавочка была не занята. Я села. Зевнула. Внутри у меня было совершенное спокойствие. И только позади этого спокойствия – тонкая натянутая струнка.

Буля я не боялась. Для “тёртых” открыто связываться с девчонками “западло”. А скрытые пакости я как-нибудь сумею предугадать. И к Стаканчику Буль теперь вряд ли скоро полезет, подумает прежде. В дневнике, конечно, будет пара за поведение, но мама только рукой махнет – знает про наши “теплые отношения” с Олимпиадой. Однако все же пакостно как-то. И главное, в такой день, в журналистский. Значит, и в папин…

Я увидела, как по коридору бредет мальчик. Славный такой, с длинными и светлыми (будто летучие волокна) волосами. По виду – класса из второго. Понурый. Скорее всего, тоже поперли с урока. Господи, этакого-то кроху – за что?

Мальчик подпрыгнул, сел на подоконник (летучие волосы взметнулись и опали). Посмотрел за окно. Постукал каблуками по батарее. Поставил на батарею пятку, обхватил колено, уперся в него подбородком. Я подошла, села рядом.

– Выгнали?

Он не удивился. Кивнул. Глянул светло-карими глазами – вокруг них была тень.

– За то, что без формы?

Он был не в синем жилетике, как положено ученикам начальных классов, а в клетчатой рубашке и в джинсовом комбинезоне с блестящими пряжками на лямках.

– Нет, на это она смотрит сквозь пальцы… Из-за калькулятора.

– Какого калькулятора? Ты в каком классе-то?

– Во втором Б.

– И вас уже учат на калькуляторах?

– Да. Она сказала, что будет экск… эксперимент. И велела, чтобы все купили. А мне родители покупать не стали…

– А при чем здесь ты? Объяснялась бы с родителями.

– А она со мной… Говорит: пока не будет калькулятора, на математику не пущу.

– Тебя как зовут?

– Толя Морозкин, – вздохнул он. Словно виноват был, что он – именно Толя Морозкин.

“Толя-Толик… – прыгнуло у меня в голове, будто с мелькнувшей улыбкой. – Толик-Томик. Томчик…”

Потому что он был похож на Стасика Галушкина, который в лагере у меня был Томом Берингом. Не внешностью похож, а манерой говорить, смотреть. Хотя и внешностью, пожалуй, – тоже большеглазый и с тонкой, как стебель одуванчика, шеей. А льняные невесомые волосы – как у Юрика Сенцова…

– А вас как зовут? – вдруг спросил Томчик… ой, то есть Толик.

– Женя… С чего это ты говоришь мне “вы”?

– Ну… вы ведь большая.

– Не большая, а длинная. В седьмом классе учусь. Значит, старше тебя всего на пять лет.

– А вас… тебя тоже выгнали? – спросил Толик с осторожным придыханием.

– Тоже. Я вздрючила одного типа, которые лез к тем, кто слабее.

Я вовсе не хвасталась. Просто, когда что-то объясняешь младшим, лучше всего говорить правду.

– И что теперь будет?

– С кем?

– С вами… с тобой.

– Со мной абсолютно ничего. А вот что с тобой делать?.. Пойдем-ка к завучу.

Он перепуганно соскочил с подоконника.

– Не-е…

– Почему “не”? Надо же как-то решать это дело! Или так и будешь прогуливать математику?

– Мама, наверно, купит… Это отец не хотел, сказал: “Что за глупости! Эк… ксперименты во втором классе! Если надо, пусть покупает сама…”

– Правильно сказал. Но пока не купили, не болтаться же в коридоре! Идем…

– Попадет…

– Тебе не попадет, потому что ты со мной. А мне не попадет, потому что я заступаюсь не за себя…

Вообще-то я не была уверена в справедливом исходе этого дела. Потому что завучи – отнюдь не лучшие друзья школьников. Завучами пугают учеников с первого класса. К завучам водят провинившихся. Завучи на переменах ловят тех, кто бегает по коридорам, орут на них и ставят к стенке. У нас раньше была одна, ходила по школе с мегафоном на груди и вопила на ребят через этот электронный рупор. Потом, к счастью, уволилась, перешла на работу в гороно… Завучи вписывают в расписание всякие “обязательные факультативы”, от которых пухнет голова (и попробуй поспорь!)

Илья говорил, что хорошие люди в завучи не идут, потому что должность такая. Здесь нужны особые характеры. Два года назад мы ехали с Ильей в трамвае из парка и с нами был еще Толик Гаевский, и вот к этому Толику привязалась полная дама: почему он не уступает ей, взрослому человеку, место. А по соседству свободных сидений было сколько хочешь, сделай только шаг. Толик даме так и сказал. А она принялась голосить на весь вагон, словно ее обокрали. И тогда Илья посоветовал:

– Толик, уступи, не связывайся. Это наверняка завуч.

Дама взвилась пуще прежнего:

– А что?.. Что? По-твоему, “завуч” это оскорбление?

– Вовсе нет, – разъяснил вежливый Илья (тогда еще девятиклассник). – Это термин. “Завуч” – это социально-писхологический стереотип, в основе которого лежит патологическая ненависть к детям.

Дама, плюхнувшаяся на уступленное место, захлопала губами, обдумывая сложную формулу. И больше ничего не выговорила…

И вот теперь мы шли к завучу. К незнакомому. Потому что она появилась в нашей школе только в начале этого учебного года. На двери кабинета была табличка:

Завуч начальных классов

Сидорова Ольга Сергеевна

Я постучала и сразу испугалась: вдруг ее там нет? Может, на уроке! Тогда что? Но сразу откликнулся голос:

– Да, пожалуйста…

Я открыла дверь и подтолкнула Толика.

Ольга Сергеевна Сидорова сидела за столом боком к двери, ее хорошо освещало яркое (летнее еще) солнце. И видно было, что завуч немолода, с сединой. Лицо, пожалуй, чересчур утомленное, но ничего, не сердитое. По крайней мере, на первый взгляд.

Я сразу приступила к делу:

– Здравствуйте. Вот этого Толика Морозкина, из второго Б, учительница выставила с урока, потому что у него нет калькулятора. У них там математический эксперимент, а ему калькулятор не купили. Не авторучка ведь, денег стоит…

– Вы подойдите поближе, – попросила Ольга Сергеевна. И мы сделали несколько шагов к столу.

– Значит, Толик Морозкин? – переспросила она. Тот опустил голову, виновато затоптался ногами в широких джинсовых штанинах с отворотами. Часто задышал.

– Разве он в чем-то виноват? – сказала я.

Завуч перевела на меня глаза.

– А ты его сестра?

– Я? С какой стати!.. То есть нет. Мы только что познакомились в коридоре.

“Сейчас скажет: хорошее место для знакомства”. Она сказала:

– Второй Б, да? Учительница Алла Мефодьевна?

Толик кивнул.

Ольга Сергеевна как-то по-домашнему почесала ногтем висок и седого завитка. Посмотрела на Толика, на меня. Выдвинула ящик стола…

– Вот возьми, Толик… – Это был плоский черный калькулятор с белыми кнопками. – Батарейки, кажется, новые.

Толик поднял лицо и моргал.

– Бери, бери…

– Спасибо…

– Алле Мефодьевне скажи… хотя подожди, отдашь записку. – Она вырвала из блокнота-ежедневника листок и с минуту что-то писала старомодной перьевой авторучкой (как мне хотелось бы знать: что?). Протянула Толику свернутый листок. – Ну, ступай.

– До свиданья, – растерянно сказал он и взглянул на меня. Я повернула его за плечо к двери. Тоже сказала “до свиданья”. Мы шагнули к двери.

– А ты, девочка, останься, пожалуйста.

Ну, прямо “а вас, Штирлиц, я прошу остаться”!

Я шепотом сказала Толику: “Если что , найдешь меня в седьмом А”. И подтолкнула к выходу. Он, однако не пошел. Обернулся с калькулятором на ладони.

– А это… надо ведь будет вернуть?

– Вернешь, когда обзаведешься своим. Иди в класс.

Я проводила Толика до порога и там обернулась. Шагнула назад.

– Ты из седьмого А?

“Значит, услышала.”

– Да.

В американской школе сразу поправили бы: надо отвечать “да, сэр”. Хотя она же не “сэр”. Значит, “да, мэм”?

Я мысленно ругнула себя и повторила:

– Да, Ольга Сергеевна…

– А как тебя зовут?

– Мезенцева Евгения.

– М-м… Я, признаться, так и думала.

Я вопросительно вскинула глаза: кто-то что-то уже настучал? Но она же ведает малышами, у нас другая завуч.

– Это ведь ты в июне устроила шум в лагере “Отрада”?

Вот оно что!

– Да, устроила. Вы считаете, что неправильно?

– Почему же? Считаю, что правильно… У меня там среди твоих знакомых малышей внучка была. Даша Берестова. Помнишь? Ты ей локоть бинтовала, когда она слетела с дерева, ободралась…

Про локоть я не помнила, мало ли они там обдирались! Но вообще-то Дашку Берестову как забудешь!

– Да! Она была девочкой Ассунтой, подружкой Тома Беринга, когда мы там гриновскую игру устраивали! На качелях с ним летала. Он боялся, я, глядя на них, тоже, а она ни капельки!

– Да, сорви-голова, почище иного мальчишки… Можно я передам ей от тебя привет?

– Конечно!.. Жаль, что она не в нашей школе. Из тех ребят никого у нас нет.

– Что поделаешь… Ладно, Женя, иди. У вас ведь, наверно, урок?

Я дипломатично повела плечом.

Ольга Сергеевна ни о чем больше не спросила. Ну и правильно. Если захочет, узнает и без меня. У той же Олимпиады…


предыдущая глава | Семь фунтов брамсельного ветра | cледующая глава