home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

В прошлый раз, у колеса, Игорь закончил свою сказку на том, что в столицу вернулась Прошкина мама, знаменитая артистка.

Прошка ворвалась во дворец, сметая на пути дежурных лакеев и часовых. Повисла у мамы на шее. Даже всплакнула. Мама, впрочем, тоже.

– Мама, не уезжай больше так надолго, – всхлипнула Прошка.

– Ни за что на свете! Мне ужасно надоели все эти гастроли и разъезды. Я решила организовать королевский театр в столице. В нем будет и детская труппа… если ты мне поможешь.

– Обязательно! У меня есть знакомый мальчик, он такой музыкант! Со свирелью… Может играть роль этого… Питера Пома… или Пуна? Как его…

Мама оглядела Прошку с головы до ног.

– Ты сама, как этот… Питер Пын. Уличный сорванец, а не наследница престола. Просто не знаю, что с тобой делать…

– А я знаю! – подскочила от радостной догадки Прошка. – Не надо делать из меня наследницу, вот и все! Мама, уговори папу вернуться во дворец, на прежнюю должность! В конце концов наукой можно заниматься… как это… по совместительству! Многие наследники и короли так делали!

– Ты права, моя девочка, – покивала мама. – Папой я займусь с утра. И тобой. А то вы тут разболтались без меня…

…А Сирротина Маркеловна с утра занялась близнецами. Она их вымыла в большущей садовой бочке, одела в чистое и сделала подарки. Кролику – зеленые сапожки, а Крошке – зеленые башмачки со шнурками (где раздобыла их рано утром – непонятно).

– Хватит бегать босиком по столице, вы же приличные и воспитаннее дети…

"Воспитанные дети" были счастливы. Только одна мелочь вызывала у Крошки досаду. У башмачков шелковые шнурки, очень скользкие. Они то и дело развязывались. Кролик учил сестренку всяким хитрым узлам, но ни один не держался долго.

Тогда Кролик придумал выход…

Принаряженные Кро-Кро явились на Большой Волдырь. ("У, какие красавцы", – проворчал Лёпа. Впрочем, без насмешки, добродушно.)

Собрались почти все, только Прошки не было.

– У нее мама приехала, – объяснил Нотка.

– Теперь ее высочество долго не выпустят из дворца, – надувшись, предсказал Лёпа.

Решили идти ко дворцу, покричать с улицы: "Прошка, выгляни в окошко, мы соскучились немножко!.." Может, и правда выглянет? И скажет, когда теперь ее ждать? Потому что без нее компания какая-то не та, "не сложившаяся"…

Решили и зашагали. Впереди всех Крошка и Кролик – умытые, причесанные, еще не успевшие потрепать в сорняках желто-зеленое платьице в крупную клетку и костюмчик лимонного цвета с салатным галстучком.

Но до дворца не дошли. Недалеко от королевской резиденции, на широкой улице Полной Луны они увидели королевский кортеж. Это из своей служебной квартиры в Институте Хитростей Космоса ехал во дворец королевский сын и знаменитый ученый Гарантий Гарантьевич. Было правило: если кто-то из королевской семьи после долгой отлучки возвращается домой, он должен это делать торжественно. (Правда, вчера вечером Прошкина мама, принцесса Лилиана Дзым-Лилейская, приехала без лишнего шума, но это было исключением из правил.)

Кортеж двигался под звуки флейт и барабанный бой, впереди шагали разноцветные пажи (похожие на фонарщиков с Белилинды) и звонили в колокольчики, а по бокам от кареты маршировали королевские гренадеры, изнывающие в парадных меховых шапках и золоченых кирасах. Старинную карету волокла шестерка лошадей, причем одна из них была электронная, то есть робот, потому что настоящая шестая кобыла придворной серебристой масти сегодня трудиться в упряжке не могла: она рожала жеребенка…

Ребята запрыгали на тротуаре, чтобы получше разглядеть процессию через головы зрителей. И в широких окнах кареты увидели Гарантия Гарантьевича, его супругу – Прошкину маму, отца Гиги – доктора чертежных наук Фидруса Туттамяа-Гуллабума (он был теперь верный другом Гарантия Гарантьевича и первым помощником в научных делах) и, конечно, принцессу Прозерпину-Пропорцию.

Ребята лихо протолкались среди любопытного народа, просочились сквозь гвардейское оцепление и радостно заголосили на краю мостовой:

– Прошка, выгляни в окошко!

Она, конечно, выглянула. Обрадовалась!

– Ура! Идите сюда!

Ребята полезли в карету, отбиваясь ногами от вцепившихся в них лакеев. "Чего хватаетесь, нас принцесса пригласила!" В карете они, правда, слегка присмирели, вспомнили про этикет:

– Здравствуйте, ваши высочества, здравствуйте профессор. Извините, что мы так неожиданно…

– И ты здесь, негодник! Ну подожди, придем домой… – сказал доктор чертежных наук Гиге.

– Ничего, ничего! – перебил его принц Гарантий. – Очень даже хорошо, что дети. Это ведь будущее нашей Дзымбы! Здравствуйте, друзья…

Его супруга, Прошкина мама, поджала губы, но больше для порядка, чем от настоящего недовольства.

Прошка радостно сообщила:

– Мама уговорила папу снова сделаться наследником престола и взяться за государственные дела. "А то, – говорит, – ее дед (мой то есть) все запустил, в политику ударился, какие-то войны затевает, за внучкой не следит (за мной то есть), во дворце кавардак…

– Ну, эти аргументы не были главными! – заспорил Гарантий Гарантьевич. – Главное то, что мы с профессором наконец закончили исследования всемирного пространства-времени и создали неоспоримую научную концепцию. Теперь можно передохнуть и кое-какое время уделить государственным делам…

– А как оно устроено, это пространство-время, ваше высочество? – не сдержал любопытства Титим.

– Удивительно сложно и хитро и в то же время удивительно просто! – оживился Гарантий Гарантьевич. – Скоро это будут изучать в начальной школе! Потому что основы доступны даже вот таким малюткам, – ученый принц благосклонно глянул на Кро-Кро.

– А что за основы-то, – не так вежливо, как Титим, спросил Гига. – Папа дома никогда ничего не рассказывает…

– Основы такие… как бы это объяснить… эй, там! Остановитесь на минутку, – крикнул Гарантий Гарантьевич кучеру, высунувшись в окно. Кортеж стал. Прошкин папа стал выбираться из кареты.

– Но ваше высочество… – простонала его супруга (Прошкина мама и знаменитая актриса).

– Ничего, ничего, дорогая, мы только на минуточку… Идите сюда, друзья… – Гарантий Гарантьевич резво прыгнул с подножки, подхватил сорвавшиеся очки и сел на корточки посреди мостовой. – Эй, не заслоняйте Примус, – велел он растерявшимся гренадерам и карет-лакеям. – Дети, смотрите…

Ребята столпились у него за спиной и по бокам.

Гарантий Гарантьевич вытащил из кармана парадного фрака кусок мела и начал чертить на каменной уличной плите тонкие частые линии.

– Вот… Мы установили, что единое мировое пространство состоит из бесконечных тончайших нитей времени. За пределами этого пространства есть громадное колесо, которое вертит всемирную прялку. Эта прялка и рождает нити, из которых образуется пространственное полотно… Теперь смотрите, что мы выяснили. Если разорвать две нити, а потом связать их концы, но не как прежде, а перепутавши… то есть концы нити "а" с концами нити "бэ", концы "цэ" с концами "дэ" и так далее, то в пространственной ткани образуется… э-э… некоторый участок с особыми свойствами. И сквозь этот участок можно в один миг проникнуть без всякого труда в любую точку пространства, хоть в самую бесконечно отдаленную, туда, где пересекаются параллельные линии…

Опять следует напомнить, что история, связанная с планетой Дракуэль, излагается здесь не так, как Игорь рассказывал ее ребятам, а более развернуто и связно. С подробностями и всякими деталями. Похоже на текст, который потом был напечатан в отрядном альманахе "Лиловая клякса" – расширенный и отредактированный… Но и сейчас, у костра, ребята слушали, приоткрыв от интереса рты. Машинально отмахивались от подлетающих комаров, прикрывали беретами от кусачих искр колени и время от времени, когда Игорь замолкал, говорили:

– А дальше?

Дальше было вот что.

– Есть лишь одна сложность, которую мы пока не сумели преодолеть, – признался Гарантий Гарантьевич. – Добраться до нитей совсем не трудно, для ведущего в пространство канала годится любой туннель, прокопанный вдоль меридиана, но беда в том, что нити очень скользкие. Узелки на них не держатся, развязываются в один момент. Мы перепробовали множество, изучили Адмиралтейский атлас морских узлов, но пока увы…

– А если вот такой, как у Крошки? – радостно спросил Кролик. Гарантий Гарантьевич пригляделся к зеленому башмачку.

– М-м… но ведь это очень простой узелок. Распустится сразу…

– А вот и нет! – заспорила Крошка. – Никогда не распустится, если я не разрешу. – Потому что он заговоренный!

– Простите, это как понять? – Гарантий Гарантьевич взволнованно уперся в девочку очками.

– Лик придумал волшебную говорилку… Лик, можно я скажу его высочеству?

– Пожалуйста, – кивнул Кролик. И Крошка прочитала стих…

– Словко, что она прочитала? —спросил Игорь. – Давай быстро, по ходу действия!

– Я не могу, я завязал со стихами! – заупирался Словко.

– Ты завязал, а они не смогут завязать узелки, – строго сказал Игорь. – Вся история сейчас рассыплется.

– Словко, давай, – шепотом попросил Жек.

– Да, пожалуйста, – шепнул Рыжик.

А Ксеня, сидевшая рядом с Игорем ничего не сказала, просто посмотрела сквозь пламя.

– Ну… не придумывается же… Вот, ерунда какая-то… – И Словко стыдливо пробормотал:

Три-четыре, завяжись

На день, на два, на всю жизнь,

И держися крепко,

Как на грядке репка…

– То, что надо! – сказал Игорь

…– То что надо! – воскликнул Гарантий Гарантьевич. – Репка на грядке будет символом прочности узелков. А мышку из сказки станем звать, когда узелки потребуется развязать! Прекрасный научный метод!.. На днях начнем опыты!

– И значит, не нужны будут никакие звездолеты? – осторожно спросил Нотка.

– Совершенно ни какие! Можно будет шагать в любую отдаленность, как в соседнюю комнату!

– Гарантий Гарантьевич, а вы правда теперь снова будете наследником его величества? – вдруг спросил Титим.

– Придется, – вздохнул тот. – Но я надеюсь, что это не помешает завершению экспериментов…

– Прошка, есть дело, – быстро сказал Титим. – Отойдем…

– Мама, папа, я провожу ребят! – подскочила над плитами Прозерпина-Пропорция (в своем пышном придворном платьице она была, как розовый букет с блестками). – Я вас потом догоню!

– Но девочка моя!.. – это папа.

– Прозерпина! – это мама.

– Догоню, догоню! Или встречу во дворце!.. – И вместе с ребятами она лихо протолкалась через толпу на тротуаре.

Остановились они в садике, где блестел под лучами Примуса большущий хрустальный глобус Дзымбы (на его каменной подставке было написано "Лёпа похож на этот шар", и Лёпа сказал, что найдет дурака, сочинившего такое безобразие). А Тититм всех призвал к вниманию.

– Слушайте! Ведь если Прошка теперь уже не наследница Дзымбовского трона, она вполне может стать королевой Дракуэли… Прозерпина, не перебивай! Да, простые люди не могут делаться всякими там монархами до взрослого состояния. А королевские дети имеют право! Об этом даже на уроке истории рассказывали, в четвертом классе!

– Да не хочу я королевой…

– Но это же не трудно! – убедительно сказал Титим. – На Дракуэли же нет большого королевства. Только лужайки и дракозы. И жить там тебе не обязательно. Будешь иногда прилетать, смотреть что к чему. Вместе с Сирротиной Маркеловной. Она станет тебе помогать… Главное, что все будут знать: у Дракуэли есть королева и нечего теперь на нее рот разевать!

– Правда, Прошка! Соглашайся! – закричали все.

Прошка подумала и согласилась. Во-первых, в самом деле, надо как-то охранять любимую ребячью планету. Ну и кроме того… все-таки немножко приятно быть королевой, если с этим не связано больших хлопот.

Побежали к дядюшке Брю и тетушке Сирротине, которые обустраивали в холостяцком доме Главного смотрителя семейную квартиру. Оба они очень одобрили идею ребят. Энергичная Сирротина Маркеловна сказала, что не следует откладывать коронацию, чтобы Дракуэль не оставалась без королевской власти ни одного лишнего часа.

– Займемся этим сейчас же!

Титим и Гига первым рейсом увезли дядюшку и Сирротину на Дракуэль, чтобы те заранее выбрали место для коронации и морально подготовили дракоз. В челноке Сирротина Маркеловна решила, что отныне она будет называться не Сирротина, а Серафима, поскольку теперь не одинока. Дядюшка Брю сказал, что она умница. Правда, потом они слегка поспорили: из-за "какаций-макаций". Но Гига остановил их. Объяснил, что надо петь "белой вакации гроздья снежистые". Мол, вакацией или вакациями на старинном языке назывались каникулы. На древней планете Земля был обычай устраивать для школьников каникулы посреди зимы, когда падал пушистый снежок и застывали пруды и речки. Юные влюбленные катались по льду на коньках, и зимние дни казались им "снежистыми гроздьями". Такое объяснение примирило дядюшку Брю и Сирротину (то есть Серафиму) Маркеловну. Гига и Титим высадили их на Дракуэли и помчались на Белилинду и Дым-Шиш, чтобы прихватить оттуда на торжество нескольких приятелей – фонарщиков и лицеистов (сколько втиснется в челнок). Прихватили целую дюжину, отвезли на Дракуэль и полетели на Дзымбу за друзьями, за будущей королевой…


" Решать будем завтра" | Рыжее знамя упрямства | cледующая глава