home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

Прежде всего они сквозь темные заросли напролом помчались к шлюзу. Правда, Лёпа по дороге, задыхаясь от скорости, говорил, что никакой Ноткиной мамы там нет и что Искор наивному Нотке "вешал на уши копченых червей с Дым-Шиша". Но при этом не отставал от друзей.

Ноткина мама в каменной каморке была. Ребята освободили ее, и она обняла Нотку и не хотела больше отпускать от себя. Но он убедил ее, что теперь уже ничего страшного нет. Маму проводили домой, успокоили еще раз, и Нотка с друзьями опять помчался к обесточенному Ковчегу.

Надо было решать, что делать с Искором.

И вдруг на бегу Гига выдал очень здравую мысль:

– Нет, ребята, нельзя так. Мы опять что-нибудь не то намудрим. Надо рассказать взрослым…

– Еще чего! – возмутился Лёпа. – Они намудрят больше нас!

– Да! Как недавно на Дракуэли! – поддержала его Прошка.

– Надо рассказать умным взрослым, – сказал Титим.

– Кому это? – хмыкнул Лёпа.

– Дядюшке Брю и Сирротине Маркеловне, – уверенно предложил Нотка. – Они не подведут…

Против этого нечего было возразить.

Запыхавшись, они прибежали к дядюшке и выложили ему, Сирротине и заодно Кро-Кро все события.

– Д-да, дела… – дядюшка Брю заскреб лысину. – Вот уж не знал, какого бессовестного типа я у себя пригрел. Хотя, по сути дела, он еще мальчишка. В прежние времена его следовало выпороть и на неделю посадить в темный чулан. Однако, сейчас Декларация. Да и неизвестно, что он сможет выкинуть еще…

– Никакой он не мальчишка, а взрослый злодей, – строго сказала Сирротина Маркеловна. – Если бы оказалось, что он просто сочинил историю с Ноткиной мамой, можно было бы подумать, что он легкомысленный авантюрист и болтун. Однако он ведь запер ее всерьез, и она по правде могла захлебнуться… Значит, ему наплевать на людей…

– На всех людей, – кивнул Нотка (в нем все еще сидели всхлипы). – Он же говорил, что может взорвать целые планеты. Ради этого… величества…

– Величия, – кивнула Сирротина Маркеловна. – Да… Наука философия утверждает, что мания величия – неизлечимая болезнь. А медицина, к тому же, говорит, что эта болезнь заразна и опасна. Не меньше, чем известная по легендам хворь чумоспа . Мне кажется, единственный выход – отправить больного за пределы звездной системы. Пусть живет в Ковчеге один. Люди ему все равно не нужны. Он сможет воображать там себя владыкой всего космоса и будет доволен…

– Жалко все таки, – вздохнула Прошка.

– Всех остальных людей еще жальче, – угрюмо сказал Титим. – А он сам виноват… Разве Ноткину маму он пожалел?

– Ковчег жалко, – пробубнил Лёпа. – Больше не полетаем…

– Почему не полетаем? В Ковчеге есть катер-челнок, – напомнил Гига. – Тоже со звездной энергией. – Конечно, в нем тесно и мало удобств, но с планеты на планету скакать можно. А потом… – И он замолчал.

– Что потом? – нетерпеливо сказала Прошка (и хлопнула по говорящему кулону, который опять вредно пищал у нее на груди).

– Наверно, это пока тайна… но здесь ведь все свои… Папа говорил, что они в институте Гарантия Гарантьевича скоро откроют такое свойство космических пространств, что по ним будет можно проникать куда угодно за одну секунду. Без всяких ковчегов…

– Ну, это отдельный вопрос, – нахмурился Титим. – Давайте не отвлекаться. Как все же быть с Искором?

– Решили ведь… – печально сказала Прошка.

– Да… – покивал дядюшка Брю. – А Ковчег… его все равно нельзя оставлять на планете, если в нем столько взрывчатки…

Когда проникли в Ковчег, Титим стал светить фонариком, а Гига нащупал конец кабеля и умело включил его в гнездо. Но не в прежнее, в другое. Гига и Титим знали все хитрости здешней кабельной проводки. Теперь энергия была во всем Ковчеге, кроме рубки с пультом. Ну и что? Все знали, что в Ковчеге есть еще несколько рубок – с пультами-дублерами. В одну из них ребята, дядюшка и Сирротина Маркеловна тут же и отправились.

Там Гига и Титим с полчаса колдовали над широченной клавиатурой. Потом объяснили:

– Мы запустили вечную автоматическую программу, Искор не сможет изменить ее. Ковчег будет бесконечное время лететь все прямо и прямо, только обитаемые планеты станет огибать. Для их безопасности…

Затем Гига надавил стартовую кнопку, и Ковчег бесшумно ушел в открытый космос.

Гига включил связь, а Титим сказал:

– Искор…

– Чё надо, – отозвался тот. И появился на переговорном экране.

– Видишь, полетел, – проговорил Титим, глядя мимо экрана. – Хотел быть хозяином всего мира, вот и будешь… Сухарей и консервов здесь хватит на тыщу лет.

– Выпустите меня. Чё я сделал?

– Вы, сударь, сделали три непростительных вещи, – сурово заявила Сирротина Маркеловна. – Вы хотели захватить всю звездную систему и угрожали ее жизни. Вы чуть не погубили маму мальчика Нотки. И вы чуть не сломали душу этого мальчика, потому что заставляли его стать предателем.

– А он и стал предателем. Он ведь выдал пароль, – злорадно отозвался Искор с экрана.

– Неправда! Это он, чтобы перехитрить тебя! – крикнула Прошка.

– Ха-ха! – противным голосом сказал Искор. – Это он с перепугу.

Нотка вздрогнул.

После этого уже никто не колебался.

– Через сутки программа откроет твою рубку, и можешь гулять по всем ковчегу, – сообщил Искору Гига. – Можешь даже смотреть телевизор по межзвездным каналам. Постарайся поймать фильм "Приключения Буратино". Очень полезное кино…

После этого все вернулись в помещение Ковчега, которое можно назвать вестибюлем. Там был выход к люку. Там же был и вход в ангар катера-челнока. Титим нажал рычаг, двери разошлись.

– Давайте грузиться. А то чем дальше улетим на Ковчеге, тем сложней будет возвращаться…

Титим был прав. Челнок – не Ковчег, скорость у него поменьше, хотя тоже немалая…

Прошка посмотрела на дверь с фигуркой Буратино. Вздохнула и сказала:

– Прощай, Искор…

– Идите на фиг, – послышалось из-за двери.

А Шарик сидел под дверью и смотрел то не нее, то на ребят. Непонимающе так. Кро-Кро взяли пса за лапы.

– Шарик, идем. Пора…

Но пес вырвался, уперся лапами в дверь и заскулил. Его попытались потянуть силой, но он вырвался опять.

– Он не пойдет, – грустно сказал Титим. – Он считает, что Искор его хозяин. Собакам все равно, какой их хозяин человек – хороший или плохой. Они любят просто так…

– Но ведь мы… тоже его друзья… Это мы его нашли, – неуверенно возразила Прошка.

– Он выбрал, – печально подвел итог дядюшка Брю. И погладил Шарика. И все его погладили. Он грустно посмотрел на каждого, но не двинулся от двери, даже прижался к ней.

– На посадку! – твердо скомандовал Титим.

В челноке (похожем, на внутренность большого металлического яйца) Лёпа вдруг непривычно завздыхал:

– Жалко все-таки Шарика…

– Да, – согласилась Сирротина Маркеловна. – Он добрее и честнее того, с кем остался… Есть печальная легенда про собаку диктатора на одной очень далекой планете. Диктатор долго мучил там всех людей, случилось восстание, он бежал от народа и разбила в летательном аппарате. Его похоронили без всяких почестей. И осталась у диктатора собака. Она целыми днями лежала на его могиле, не хотела уходить, там ее и кормили. Потом она умерла от тоски. Ей поставили памятник, написали на нем: "Ты была лучше того, кого любила. Ты молодец"…

Все молчали. Некоторое время. И вдруг Нотка спросил горьким шепотом:

– А что же делать со мной?

– А что с тобой делать? – удивилась Прошка.

– Но я же… в самом деле предатель. Выдал шифр…

– Вот балда, какую чушь несешь… – проворчал Лёпа.

– Ты же для хитрости! – вскликнула Прошка.

– Вовсе не для хитрости, – честно выдохнул Нотка, потому что его Друг, снова смотрел на него сквозь пространство. – Хитрость это уже потом. А сперва я просто очень испугался. За маму…

Лёпа, который в общем-то был человек вовсе не чувствительный, вдруг засопел и выговорил незнакомым голосом:

– Ну чего ты… За маму ведь, а не за себя.

И Титим, который умел быть даже суровым, почему-то застеснялся и сердито заявил:

– Когда грозят маме, не выдержит никто. Нужна межпланетная Декларация, которая запрещает такие угрозы. Потому что они нарушают законы природы во всех пространствах.

– Про это я тоже помню старую легенду, – оживилась Сирротина Маркеловна. – На каком-то острове среди океана жило племя… Это еще на планете Земля… В этом племени жрецы рассказывали, как бог Туума-Тотти создал океан и сушу и хотел, чтобы там все было хорошо, но злой дух Гнума-Гнюма похитил у бога Туума-Тотти маму и пригрозил бросить ее в жерло вулкана, если этот бог не согласится, чтобы, кроме добра в природе существовало и зло. И тому пришлось согласиться. С той поры на планетах и поселились всякие несчастья и несправедливости…

– Это сказка. А у настоящего Бога не может быть мамы, – заспорил Лёпа. – Потому что Он первее всего на свете.

– А как же Богородица? – возразил Гига. – Она ведь мама Спасителя.

– Но ведь Спаситель – Он Бог-сын, – не уступил Лёпа. А самый первый – это Бог-отец.

– Бог-отец, Бог-сын и еще Бог-святой дух – они вместе один Бог, – вязалась в спор Прошка, которую дворцовый священник немало посвящал в сложности религии. – Значит, мама у Него все-таки есть…

Сирротина Маркеловна озадаченно поскребла подбородок и поправила очки без стекол

– Это очень сложный философский вопрос… – Но мне кажется, мама нужна даже Богу… – И она погладила по головам Крошку и Кролика, которые прижимались к ней с двух сторон.

Катер-челнок опустился в широкий раскоп, который остался на Большом Волдыре от Ковчега. Он там улегся, как яичко мелкой птахи в гнездо птицы Кастрюкомбы.

В это время у Прошки опять запищал кулон.

– Сил нет… – со стоном сказала принцесса. – Ну чего вам? Я же сказала, что…

– Ваше высочество! – голос старшей фрейлины был такой, что услышали все окружающее. – Срочное сообщение! Ваша мама, ее высочество принцесса Лилиана Дзым-Лилейская, изволили вернуться с гастролей и волнуются: где вы?

– Мама! – Прошка подскочила. – Ребята, я побежала! До завтра!..

Но она была настоящий товарищ и тут же вспомнила:

– Нотка, бежим вместе, нам по пути!

На ближней от парка улице Прошка секретным придворным жестом остановила патрульный штрассенплан королевских драгун (на воздушной подушке). Рассерженный гоф-капитан высунулся из кабины:

– Скверная девчонка! Как ты смеешь отдавать такие команды!.. О, ваше высочество! Примите мои самые глубокие…

– Без лишних слов! Сначала доставим домой этого мальчика, а потом меня, во дворец!

Нотка жил недалеко. Дворец был дальше, но и там оказались через несколько минут.

– Ваше высочество. Надеюсь вы мне простите мою невольную дерзость… – маялся опасениями гоф-капитан.

– Прощу, прощу… Скажите вашему гоф-полковнику, что я повелела записать вам благодарность в служебный лист…

На этом закончилась часть истории, которую Игорь рассказывал друзьям у колеса.


предыдущая глава | Рыжее знамя упрямства | cледующая глава