home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Думали, думали: кого бы из взрослых позвать на такую должность? Во-первых, надо, чтобы человек был такой… ну, из тех, "кто видит фонарик". Во-вторых, чтобы он согласился. Обсуждали многих, спорили даже, пока хмурый Лёпа не сказал:

– А чё тут долго выбирать-то? Надо позвать Искора…

Все запереглядывались и… поняли: в самом деле Искор – очень подходящий.

Как известно, Искор – это был молодой помощник дядюшки Брю, смотрителя главного парка…

Тут надо немного сказать о парке.

Он был самый большой на Дзымбе. Раньше он славился аттракционами, фонтанами, гротами и множеством бронзовых и мраморных скульптур. В общем, всякой красотой и развлечениями. И удивительно чистым воздухом. Даже так и назывался: " Центральный Парк Скульптуры и Воздуха. Но потом стал глохнуть и зарастать. Не потому, что дядюшка Брю и его помощники плохо относились к своим обязанностям. Просто жители Дзымбы пришли к мысли, что дикая природа лучше всяких качелей и американских горок (что такое "американские", никто не знал). Приятнее, мол, гулять по зарослям, которые похожи на джунгли, чем вывихивать себе шеи на всяких аттракционах. Ну и вот, стал парк почти что лесом, где в зарослях прятались всякие статуи: красавицы в длинных платьях и совсем без платьев, крылатые мальчишки с луками, рыцари с мечами и всякие диковинные звери. А качели-карусели – подумаешь! Их и на городских площадях было немало!

Заросший парк больше всего нравился ребятам. Там, сами понимаете, хватало места для всяких игр и приключений…

Большой заботы парк теперь не требовал. Дядюшка Брю распустил своих помощников, оставил только Искора. У того была одна забота: раз в три месяца готовить площадку для запуска Луны.

Дело вот в чем. Жители Дзымбы слышали, что вокруг древней планеты Земля, откуда родом их предки, летал по орбите спутник (сам по себе похожий на планету). И что он виден был с Земли то полностью, то наполовину, то на четвертушку или даже тонким серпиком. И вот один из королей (давно еще) повелел, чтобы над его планетой Дзымбой тоже светила луна. Сшили громадный шар из шелка – наполовину желтый, наполовину черный, наполнили светящимся газом офигелием и запустили над планетой. И он летал над ней по кольцу, потому что там были постоянные воздушные потоки. Поворачивался к Дзымбе то светлым, видимым боком, то черным, невидимым. Всем нравилось. Только плохо, что шелка хватало месяца на три, не больше. С той поры и повелось: четыре раза в году запускать в небо новое ночное светило, праздник получался. В такой день в парке, вокруг площадки с новым шаром собиралось множество народа… А в другое время там было пусто, глухо и даже таинственно…

Искор носил звание Старшего помощника Главного смотрителя Королевского Центрального Парка Скульптуры и Воздуха и его окрестностей. Но внешность у него была для такой важной должности неподходящая. Ходил он всегда лохматый и небритый, в разбитых башмаках, в старом комбинезоне с подвернутыми штанинами и дырявой полосатой рубахе. Жил холостяком в глинобитной сторожке, разводил вокруг нее большущие дзымбовские подсолнухи (то есть "подпримусы") и никогда не унывал. Ребята с Большого Волдыря были его приятелями, он любил болтать с ними и рассказывал иногда истории из своего детства.

Детство Искору досталось нелегкое. Был он сиротой, воспитывался у дядюшки с теткой. Дядюшка был пьяница, а тетка отличалась вредностью и за провинности лупила мальчика Искорку стеблями травы, которая называется «Ванькины слезы» (декларацию, которая запрещает такое дело, тогда еще не подписали). Кстати, почему «Ванькины», никто на Дзымбе не знал, но почему «слезы», это каждому ясно, кто попадал в такую траву голыми ногами… Чтобы не страдать от теткиных воспитательных мер, Искор придумал специальную мазь из сока дзымбовских лютиков. Натрешься ей, и никакая кусачая зелень тебя не берет. И комары не кусают, и даже мохнатые дзымбовские осы не жалят…

Искор вообще был мастер составлять всякие смеси. За это соседские ребята дали ему кличку Аптекарь. Он умел выделять из гнилых тыкв газ офигелий для воздушных шариков, изготовлять хлопушечные смеси для всяких военных игр (конечно, запретных), мастерить бумажные пакетики с вонючим запахом – их можно было подкладывать под вредных учителей. Ну и всякое такое. В общем, "химичил"… Казалось бы, ребята должны были обожать такого талантливого приятеля. Но Искора почему-то не обожали, а обижали. Изобретениями Аптекаря пользовались охотно, а самого его дразнили, не доверяли никаких тайн и даже поколачивали. Говорили, что он ябеда. А он никогда никому не жаловался напрасно. Только, если уж сильно доводили, говорил про это классной даме и требовал справедливого наказания обидчиков.

Но справедливости все равно не было. Вот вам пример. Однажды играли в "Царя горы" (эта древняя игра известна на многих планетах). Обычно Искора отталкивали, отшибали, он оставался внизу, но в этот раз ему повезло. Он растолкал всех, обогнал самых ловких, пихнул вниз оказавшихся на пути бестолковых малявок, вырвался вперед и наконец-то первым оказался на краю крутого песчаного откоса. Выше всех, главнее всех! Сверху открывался замечательный вид на просторы Дзымбы, и мальчишка Искор почувствовал, как это великолепно – быть над всеми ! В душе проснулось торжество победителя и даже что-то вроде величия.

Но это длилось всего полминуты!

Другие мальчишки тоже забрались на откос и не стали признавать Аптекаря царем, а спихнули его в сыпучий оползень. И сами с воем и хохотом поехали вниз, швыряя в Искора песочными бомбами.

Он очень разозлился. Выхватил из кармана пузырек с газом "Крокодилий пук" и выпустил на мальчишек вонючее облако. Те запрыгали, зажали носы, а потом погнались за Аптекарем.

Других боеприпасов у Аптекаря не было. Но появился хитрый план. Дело в том, что Искор всегда ходил натертый лютиковой мазью (на всякий случай). И он кинулся на поляну с высокой травой "бабкины мётлы", в которой было много осиных гнезд. Недруги Искора про эти гнезда не знали, а может, забыли сгоряча. Все толпой вломились в чащу "бабкиных мётл", и… Ох, что тут началось!

– Это был настоящий цирк! – говорил Искор, весело потирал небритые щеки, и его ярко-голубые глаза искрились. – Мои враги верещали и прыгали, как клоуны, плясали, будто танцоры на проволоке, кувыркались и ходили колесом, как акробаты!..

Ребята слушали эту историю и смеялись.

Правда, потом Нотка неуверенно сказал, что, пожалуй, не очень-то честно – заманивать неприятелей в осиные гнезда, когда сам покрыт защитным слоем. Но Лёпа, который всегда возражал, пробубнил:

– А чё нечестного-то? Сам полезли первые, вот и получили…

Ребятам нравилось, что Искор не важничал перед ними, вел себя так, будто сам он мальчишка, только постарше. Помогал мастерить самострелы, угощал земляникой со своих грядок и показывал всякие фокусы… Они порассуждали и решили, что такой король будет вполне подходящим для планеты Дракуэль. Тем боле, что делать там ничего не надо, был бы только добрый нрав. И даже Нотка не стал спорить…

В общем, открыли они Искору тайну Ковчега и тут же изложили свою просьбу. Насчет короля.

Искор сразу согласился. Даже удивительно, как быстро. Будто давно ждал такого предложения. Сказал только, что дядюшке Брю трудновато придется без помощника, ну да ладно: нового садовника найти не так трудно, как короля.

Решили сразу же слетать на Дракуэль, познакомить Искора с Сирротиной Маркеловной Эскалоп и договориться о коронации. Побаивались, правда: а вдруг Искор скажет: "Скучно мне там будет с пожилой теткой да с дракозами…" И заранее готовились обещать, что станут прилетать к нему каждый день и что он, если захочет, может возвращаться на Дзымбу и жить здесь как раньше, сколько угодно… Искор однако, ничего такого не говорил. Заметил только, что надо бы заранее изготовить корону. Для начала хотя бы из жести…

Однако стремительные планы сорвались. Оказалось, что захворал дядюшка Брю. У него расстроилась печень и стала кружиться голова. Тут же решено было лететь на Дракуэль за дракозьим молоком. Известно, что это лучшее на свете лекарство от всех болезней. Но Искор на этот раз полететь не смог. Он ведь пока оставался Старшим помощником Главного смотрителя парка и не мог оставить должность, когда сам Смотритель в постели. Кро-Кро тоже не полетели, надо было ухаживать за дядюшкой. Остался и Шарик – чтобы Искор не скучал. А остальная компания погрузилась в Ковчег и очень быстро оказалась на Дракуэли. Прямо перед навесом, под которым в своем каменном кресле Сирротина Маркеловна Эскалоп размышляла о Главной истине и смысле жизни.

Узнав, что дядюшка Брю заболел, она всполошилась: подумать только, ее школьный друг страдает от какой-то хвори! Лететь на помощь немедленно! Тем более, что она давно собиралась навестить милого Брю-Брикуса!

Но сразу вернуться на Дзымбу не удалось. Для лечения требовалось свежее дракозье молоко (не простоквашу же везти!), а доить коз можно было только вечером. Пришлось ждать. Наконец дракоза Туся пришла с пастбища (Гриша весело прыгал вокруг нее), и Сирротина Маркеловна надоила целую флягу.

– Всё! Поехали! Гриша, не шали здесь без меня…

Когда добрались до дядюшкиного дома, совсем стемнело. Только желтая половинка Луны, наполненной офигелием, светила сквозь черные листья. Зато оказалось, что дядюшка Брю уже здоров. Он сообщил, что Искор помудрил, почесал в затылке и приготовил какие-то капли, дал больному. Капли были ужасно горькие, зато все хвори разом пропали.

– А может, ты не болел, а валял дурака? – строго спросила Сирротина Маркеловна. – Ты любил похворать понарошку, если не хотелось идти в школу…

Только тут дядюшка Брю заметил у дверей пожилую гостью.

– Сира! Неужели это ты! Ничуть не изменилась!.. Где ты была столько лет?!

Они стали обниматься и разглядывать друг друга.

– А где твои ребятишки? – спросила наконец Сирротина Маркеловна. – Эти чудесные Кро-Кро?

– Отпустил погулять, а то они переволновались из-за меня. Теперь, наверно, где-нибудь сидят под луной и сочиняют страшилки…

Титим, Гига, Прошка, Лёпа и Нотка осторожно попятились и вышли из домика. Пусть старые друзья поговорят наедине. Ребята пошли к Искору, но того в стороже не оказалось. И пса не было. Прошка сказала:

– Наверно, они решили погулять по парку, полюбоваться на луну. Посидим, подождем.

Сели, поговорили о том, о сем. Поспорили немного, как лучше устроить коронацию Искора. Надо ли звать на эту церемонию ребят с других планет или лучше все провести скромно.

– Я думаю, не надо особой пышности, – рассудила Прошка. – Наденем на него корону, Нотка сыграет что-нибудь на свирели, вот и все…

Нотка вспомнил, что забыл свирель в Ковчеге, а сейчас ему захотелось проиграть. Потому что луна так по-хорошему светит среди листьев и настроение подходящее…

– Я сбегаю, принесу.

Ребята предложили: давай, мол, сходим вместе, однако Нотка отказался. Он подумал, что друзья чувствуют, будто он побаивается, и решил показать – неправда это. И ребятам, и себе.

И ушел. Даже не взял фонарик, который предлагал ему Титим…


предыдущая глава | Рыжее знамя упрямства | cледующая глава