home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Пришлось Игорю в своей истории вернуться назад, чтобы объяснить, откуда взялся пес…

Как известно, Ковчег откопали у опушки парка, на Большом Волдыре. Там он и оставался. А куда его было девать? Ребята не хотели, чтобы его видели посторонние. И оставлять его без присмотра было нельзя: кто-нибудь обнаружит и заявит, что именно он отыскал этот межпланетный корабль. Доказывай потом…

Решили, что станут караулить его по очереди. Ну, днем-то дело не хитрое, Шкалики жили неподалеку, приглядывали. Да и другие здесь, как говорится, "паслись". А вот ночью…

Кро-Кро перед первой "караульной" ночью храбро заявили, что будут охранять Ковчег до утра. Дядюшка Брю волноваться за них не станет, он подумает, что Крошка и Кролик ночуют в хижине, которую построили среди парковых зарослей, дело обычное…

Однако, обычное, когда ты в знакомом шалаше. А когда вдали от дома, и когда на лугах неприятно вопит ночная птица Кастрюкомба, а звезды мигают как-то незнакомо… ну, сами понимаете.

Шкалики развели огонек. Сели у него, закутались в одеяло…

– Ты ведь не боишься, Шка? – шепотом сказал Кролик.

– Нисколько, Лик… – и она прижалась потеснее.

– И не бойся. Я ведь с тобой… и ты моя любимая сестренка.

– А ты мой любимый братишка, – быстро сказала Крошка. Это у них было вроде… ну, традиции, что ли, выражаясь по-взрослому. Такие слова они шепотом говорили, когда надо было успокоить или утешить друг дружку. Это, конечно, если не слышал никто посторонний и можно было не стесняться.

И теперь им стало не так страшно, и костерчик начал постреливать веселее, но… вдруг раздался какой-то жалобный и протяжный звук. То ли тихий вой, то ли плач. И доносился он прямо из ковчега (крышка люка была откинута).

Ну, что тут может придти в голову? Конечно же, что в Ковчеге проснулись привидения! Призраки тех путешественников, которые летали в нем тысячи лет назад! И конечно, Шкалики притиснулись боками так, что… ну, прямо чуть не впаялись друг в дружку. А тут еще в темноте раздались чьи-то шаги…

Но страх от шагов был недолгий. У костра появился Нотка!..

Нотка не был очень храбрым. По правде говоря, даже наоборот. И ночных страхов он опасался не меньше, чем восьмилетние Кро-Кро. Однако… поздно вечером, когда Нотка улегся в постель, его стало грызть беспокойство. Он представил, как Шкалики одни съежились там, у Волдыря, среди ночи, и стал думать: "Они, малыши, одни там , а я, который гораздо старше, здесь ". И понял, что не уснет… Если бы у него в душе было все попроще, то… ну поворочался бы и как-нибудь успокоил себя. Но был Нотка вроде бы не один. Дело в том, что не так давно он расстался с хорошим другом. Друг улетел с родителями куда-то за пределы планетных орбит Примуса, те решили искать новую звездную систему. Здешние звездолеты не отличались большой скоростью (не Ковчег же!), и было ясно: если Друг и вернется, то не раньше, чем через полсотни лет… И теперь оставалось только вспоминать. И Нотка вспоминал, и в сложные моменты ему казалось, что Друг смотрит на него сквозь пространство. И сейчас он тоже смотрел

("Господи, откуда он знает это , – подумал Словко. – Может, он умеет читать мысли? Или… неужели с ним было такое же ?.. А почему бы и нет? Может быть это было со многими…)

Нотка тихонько оделся и выскользнул из дома…

Кро-Кро, конечно, обрадовались увидев Нотку. Он в их глазах был старший – большой и храбрый. Но по правде-то какой он большой и храбрый? И он внутри себя перетрусил не меньше Шкаликов, когда услыхал таинственный скулеж… Но подавать виду было нельзя. Хоть умри, а нельзя! И Нотка запрятал глубоко в себе все страхи и сказал:

– Наверно какой-то бродячий пес угодил в открытый люк, а выбраться не может. Сейчас посмотрю… – И сделал шаг. И Шкалики метнулись за ним. Оставаться было страшнее, чем идти. И за Нотку страшно…

Он поспорил сперва, но они не отставали. Так и полезли в темный люк вместе: Нотка первый, Шкалики за ним (с небывалым замиранием в душе, навстречу несмолкаемому жалобному вою). Впрочем, едва Нотка прыгнул со ступеньки на пол, зажегся свет. И в этом свете сразу увидели кудлатого небольшого пса желто-серой расцветки. Он взвыл с новой силой, подпрыгнул, облизал Нотке нос и щеки, потом то же сделал с Кроликом и Крошкой.

И не стало никаких страхов! Только радость!

Пса подтолкнули, помогли выбраться по скобам наверх, сели с ним у костра. Он все прижимался то к одному, то к другому, опять норовил облизать. Шкалики дали ему хлеб, который прихватили из дома, чтобы пожевать ночью. Пес все сглотал в один миг и замолотил хвостом по траве…

…Потом все долго обсуждали вопрос: или это обычный бесприютный пес, который бродил тут и по неосторожности свалился в люк, или это собака древних астронавтов, которая тысячелетия провела в анабиозе (то есть в долгом беспробудном сне) и проснулась от того, что кто-то новый появился в Ковчеге? К общему решению так и не пришли. Вообще-то пес был самый обыкновенный: беспородный, клочкастый, с полустоячими ушами и лохматым изогнутым хвостом, которым он махал по всякому поводу. Веселый, готовый дружить со всеми. Только иногда он вдруг без причины делался задумчивым, садился и смотрел куда-то мимо всех. Словно вспомнились ему другие люди и другие времена… Впрочем, это были только ребячьи догадки. А по правде… мало ли почему взгрустнулось песику?

Однако все эти рассуждения случались потом. А в ту ночь найденыша просто ласкали и жалели. Рано утром Нотка остался дежурить до прихода смены, а Кро-Кро повели пса устраивать на жительство. К молодому помощнику дядюшки Брю, которого звали Искор.

Это был тощий длинный парень с клочкастыми волосами, ярко-голубыми глазами и длинными умелыми руками-граблями. Жизнерадостный и неутомимый. Приятель ребят. Он обрадовался псу и сразу стал сколачивать для него конуру. При этом рассуждал:

– Мы с ним будем друзья не-разлей-вода. Я его научу таким фокусом, что все охнут и ахнут. Я ведь когда-то был клоуном и дрессировщиком в цирке… Не слыхали про это? Ну, еще расскажу… Надо ему только имя придумать подходящее…Эй, а что ты там шаришь? – Это он псу, который что-то откопал в куче паркового мусора и пытался вытащить. Пес тут же оставил находку и подскочил к Искору. Замотал хвостом.

– Его зовут Шарик! – вмиг догадался Лик.

– Да, он откликнулся на слово "шаришь"! – подскочила сестренка. – "Шаришь" – "Шарик!"

Пес радостно запрыгал вокруг близнецов…

Шарик стал жить в конуре, у сторожки Искора. Но Кро-Кро обязательно прихватывали его с собой, когда вместе с друзьями отправлялись в путешествия на ковчеге. Искор не обижался, что ребятишки уводят пса. Ведь, в конце концов, Шарик был не его пес, а общий… Сам Искор следом за близнецами и Шариком не ходил и про Ковчег не знал. Так, по крайней мере думали ребята…

На Дракуэли всем нравилось больше, чем на других планетах. Здесь не было опасности наткнуться на слишком любопытных взрослых и влипнуть в какие-нибудь переделки…

Впрочем, однажды оказалось, что можно и здесь!

Как-то раз они приземлили Ковчег на привычном месте, у края поля-стадиона, и увидели… такое безобразие они увидели, что сразу и не найти подходящих слов!

По трем сторонам поля выстроились три армии. С трех обитаемых планет. Реяли над копьями мочальные хвосты и разноцветные флаги. Яркой росписью пестрели круглые щиты. Грозно сверкали глухие шлемы… Если приглядеться, можно было заметить, что кое у кого щиты – это размалеванные крышки от бочек для квашеной капусты, шлемы – оцинкованные ведра с наспех прорезанными щелями, а чешуя панцирей склепана из консервных жестянок (видать, мобилизация проводилась торопливо). Но в общем-то, все равно картина была впечатляющая.

Особенно по-боевому выглядела рать великого кесаря Дымокура Девятого с планеты Дым-Шиш (это где вулкан). Воины были в острых касках с рогами и в безрукавках из вывернутой наружу овчины, Впрочем, потом стало известно, что у этой армии намерения не самые агрессивные. Многомудрый и осторожный кесарь объявил себя иностранным наблюдателем и рассчитывал, что две армии изрядно поколотят друг друга, а он потом сразу и без труда возьмет верх на обеими.

Два других полководца – Прошкин дед Гарантий Второй и президент республики Белилинда Касапоза Всенародный были настроены крайне воинственно. Через жестяные рупоры с электронными усилителями они обвиняли друг друга в захватнических действиях и обещали эти действия решительными способами пресечь…

– Убирайтесь вон, сударь! – возглашал Гарантий Второй. – Дракуэль всегда принадлежала Дзымбе!

А королевские шуты, ставшие теперь военно-политическими агитаторами, хором вопили…

– Словко, сочини, что они там вопили, – попросил Игорь.

– Щас…

Захотел ты Дракуэль —

Сразу драку поимель .

Очень даже можешь

Получить по роже!… —

без промедления выдал Словко.

– Правильно! Так они и голосили.

И стал Игорь рассказывать дальше…

Президент Белилинды орал в ответ:

– Вы, господин король, агрессор и хулиган! Вас воспитывали не во дворце, а в прачечной! Вы даже не величество, а мельчайшество! И хапуга!..

А его величество отвечал:

– А ты вообще не имеешь право ни на какие планеты! Потому что ты не монарх! Подумаешь, выбрали его на три года! Ты сперва заимей корону!

– Можешь засунуть свою корону знаешь куда?!

– А ты можешь переизбраться обратно! Знаешь куда?!

Ребята между тем повыскакивали из Ковчега. Надо сказать, их было немало. Прежде, чем лететь на Дракуэль, экипаж Ковчега заскочил на Белилинду и прихватил друзей Гиги, юных фонарщиков, а после побывали на Дым-Шише и позвали с собой нескольких пятиклассников столичного лицея. Те с радостью согласились. Они только что слиняли с контрольной дым-шишской математике и теперь справедливо полагали, что, чем дальше окажутся от родной планеты, тем лучше…

Теперь все толпились у Ковчега и с великой досадой смотрели, как их взрослые соотечественники (а возможно и папаши) готовятся к боевым действиям.

– И когда они успели добраться сюда? – удивился Гига.

– Вот почему деда трое суток не было дома! – запоздало догадалась Прошка.

– Батарея, заряжай!! – заверещал начальник дзымбовской артиллерии.

– Дивизион, к бою! – так же тонко и грозно отозвался командир белилиндовских катапульт.

– Братцы! Да они же перепашут все наше поле! – горестно воскликнул Лёпа (как уже говорилось, он высказывал иногда здравые мысли).

– Эй вы! А ну кончайте! – закричал кто-то их фонарщиков. Но армии не обратили, конечно, никакого внимания на этот детский писк.

– А ну ребята, пошли! – скомандовала Прошка. В ней взыграла королевская кровь и проснулся командирский характер. Она первая шагнула к середине поля! И выскочила на свободное пространство между тремя армиями. Впрочем, никто из ребят не отстал. Они встали плотной группой и повернулись к обалдевшим от удивления солдатам, полковникам и генералам (которых было больше, чем солдат).

– Не смейте тут безобразничать! – закричала Прошка. – Это наше поле! Мы тут играем! Если охота воевать, летите на другие планеты!

– Да! Мотайте отсюда! Не мешайте нам! – раздались другие голоса! И еще:

– Вы на эту планету не имеете права!

– Вам бы только мечами махать, а нам играть негде!

И слышались даже такие возгласы:

– Большие, а идиоты!

Полководцы наконец пришли в себя. Гарантий Второй узнал внучку.

– Прозерпина! Негодница! Ну, подожди, вернешься домой!..

– А я не вернусь! Лучше сами летите домой, нечего здесь дурака валять!

Великий кесарь Дым-Шиша Дымокур Девятый разглядел среди юных демонстрантов группу знакомых лицеистов и среди них своего племянника Дуню Огурца.

– А-а! И вы здесь! Господин директор лицея, почему ваши ученики прогуливают уроки?!

– А незачем было призывать меня в армию! – громко огрызнулся директор и швырнул под ноги рогатую каску. – Я говорил, что получится кавардак!..

В общем, поднялся над полем такой гвалт, что надутые плоды начали срываться с "футбольных деревьев" и прыгать по траве. Понятно, что при таком беспорядке начинать военные действия было немыслимо.

И неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы над полем не разнесся вдруг зычный голос. Без сомненья, он принадлежал пожилой решительной даме. Она неизвестно откуда оказалась рядом с ребячьей компанией. Вокруг нее скакал белый козленок с драконьими крыльями.

– Господа! Потрудитесь объяснить, что здесь происходит!

Сперва наступила тишина. Потом король Гарантий Второй спросил (сняв на всякий случай украшенный короной шлем):

– А вы кто такая, сударыня, позвольте поинтересоваться?

– Странный вопрос. Я давняя жительница этой планеты Сирротина Маркеловна Эскалоп. И вправе знать, на каком основании вы явились сюда!

– Не может быть! – возмутился подбежавший президент Белинды. – Всем известно, что на Дракуэли нет ни одного человека!

– Следует ли понимать ваше заявление, сударь, так, что я не человек? – Сирротина Маркеловна оперлась на трость и вперила в президента взгляд . Сквозь очки без стекол.

– Нет, но… дело в том, что… – залепетал президент.

Рядом оказался многомудрый великий кесарь Дым-Шиша.

– Но послушайте, мадам… Если вы просто жительница, а не королева, не герцогиня и даже не президентша, значит, вы не имеете права управлять планетой. Следовательно, она лишена законной власти, и у нас есть все основания оспаривать эту власть друг у друга. В соответствии с правилами ведения межпланетных войн…

– Оспаривайте где-нибудь в другом месте. И какую-нибудь другую власть, – оч-чень вежливо предложила Сирротина Маркеловна. – А здесь де-ми-ли-та-ри-зо-ван-ная зона. И посему – прошу… – Он вытянула к горизонту свою трость, будто маршальский жезл. Этот жест не вызывал сомнений. Полководцы, ворча и не глядя друг на друга, побрели к своим армиям. Иногда они оборачивались и обещали мальчишкам и девчонкам очень много всего, когда те вернутся на свои планеты.

Через некоторое время неуклюжие военные корабли стали подниматься над полем и таять в зените. Великий кесарь Дымокур Девятый пригласил короля и президента в свою резиденцию на склоне вулкана (у того был сезон спячки), чтобы заключить перемирие. А что еще оставалось делать? Там правители трех планет откупорили бутылки и стали вспоминать, что в свои детские годы никогда не позволяли себе так безобразно вести себя со взрослыми и мешать им заниматься политикой.

– Мы сами виноваты, господа, – самокритично признавался кесарь Дымокур. – Зачем ратифицировали декларацию, запрещающую пороть этих негодяев?

Король и президент горестно вздыхали. Отменить декларацию было нельзя: правила в звездной системе Примуса такого не позволяли.

…А Сирротина Маркеловна Эскалоп в это время знакомилась с ребятами. Ей очень понравилось, как принцесса Прозерпина-Пропорция выстроила ребят полукругом, присела в специальном поклоне (называется книксен) и по очереди представила всех юных гостей с трех планет. Затем ее высочество учтиво сказала:

– Простите, сударыня, что мы без спроса прилетали на Дракуэль. К сожалению, мы не знали, что здесь ваша резиденция, иначе бы обязательно испросили позволения. Надеюсь, мы не очень докучали вам своими играми?

– Ничуть не докучали! – всплеснула руками дама-философ. Я и не знала про вас. И не узнала бы, если бы Гриша не рассказал мне, что в северном полушарии затевается война. Пришлось поспешить…

Дракозленок Гриша скакал вокруг и тоже знакомился с ребятами.

Сирротина Маркеловна присела перед Крошкой и Кроликом.

– Нежели эти малютки – дети того мальчика Брю-Брикуса, с которым я училась в начальной школе? Мы были большими друзьями. Обязательно наведаюсь на Дзымбу, чтобы повидаться. Нам есть, что вспомнить… Надо только выждать некоторое время, чтобы воинственные господа не вздумали пожаловать сюда снова.

– А почему бы вам не объявить себя коронованой владычицей Дракуэли? – предложила Прошка. – Тогда все узнали бы, что здесь законная власть и никто не стал бы соваться.

– Ах, милая девочка, – завздыхала госпожа Эскалоп. – Это совершенно не для меня. Я занимаюсь философией. Поиски смысла жизни отнимают все время… А может быть кто-то из вас хочет стать королем или королевой? Это было бы замечательно!

Все примолкли и стали разглядывать свои башмаки и босые ноги. Никому не хотелось на трон – столько хлопот…

К счастью для ребят, Прошка вспомнила:

– Но, сударыня, ведь есть закон, который запрещает восходить на престол лицам до шестнадцати лет!

– Как жаль!.. А может быть, у вас есть на примете достойный взрослый человек?

Ребята запереглядывались. Так сразу не решишь…

– Мы подумаем, сударыня, – пообещала Прошка.

– Подумайте, мои дорогие… – покивала Сирротина Маркеловна и философским взглядом окинула просторы северного полушария. Летали разноцветные бабочки. Носились по траве успевшие подружиться дракозленок Гриша и пес Шарик. Хорошо было на Дракуэли, которую удалось спасти от завоевания…


предыдущая глава | Рыжее знамя упрямства | cледующая глава