home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

Снаружи Ковчег казался небольшим, но внутри он был громаден. Как "Наутилус" (на Дзымбе знали историю про капитана Немо). Везде было сухо и тепло. Горели удивительно приятным светом круглые плафоны. Множество дверей вело в разные помещения: видимо, раньше там были каюты, салоны, библиотеки (сейчас, правда, царила пустота). А недалеко от входа ребята увидели клепаную железную дверь с надписью из желтых блестящих букв. Гига и Титим вместе разобрали два слова:

– Пы… У… ЛЬТ… УПы…РАВ… ЛЕНИЯ…

– Заперто… – вздохнула Прошка, подергав рычаг. – Ой, смотрите! А это зачем?

Выше надписи виднелась фигурка-барельеф. Длинноносый мальчишка в колпачке (почти как у Гиги) с большущим ключом в поднятой руке.

– Ой, да чего такого, – пробурчал Лёпа. – Все знают, кто это такой…

В самом деле, история про Золотой ключик была известна на всех планетах.

– Но послушайте, послушайте, – заторопился Нотка. – Ведь это же не зря. Ведь ключ… это Ключ!

– Ну и что? Понятно, что не зубная щетка… – пробубнил Лёпа.

– Но вот же кнопки и буквы!

Пониже фигурки в два ряда тянулись не очень заметные (металлические, как и дверь) кнопки со старинными буквами.

– Где здесь буква "бэ"? – спросил Нотка у Гиги и Тима. – Эта? – Эго тонкие уши горели от волнения, как розовое пламя.

Гига показал букву Б, и Нотка нажал.

– А где "у"?

– Вот… – понимающе выдохнул Титим.

И Нотка по подсказке Титима и Гиги набрал слово "БУРАТИНО"…

Дверь вздохнула и отъехала наружу…

Всем известно, что комната с пультом корабельного управления называется "рубка". Эта рубка была круглая. Вместо потолка вверху темнел купол с яркими созвездиями. Это были звездочки соединенные тонкими светящимися линиями. Почему-то пахло скошенной травой. А пульт стоял посреди рубки. Это была белая панель с клавишами, а перед панелью – столбик с полукруглым (вроде как в самолете) штурвалом.

– Смотрите-ка, а здесь все просто, – прошептал Титим. – Все понятно. Кнопка "пуск". Кнопка "плавный взлет". Кнопка "разгон"… А на этом экране, наверно, зажигается звездная карта, когда Ковчег в пути…

– Титим, не нажимай ничего, – прошептала Прошка.

– Да все равно тут никакого звездного горючего давно не осталось, – сказал Титим. С огорчением, конечно. – Видимо, только аккумуляторы для лампочек…

– По-моему, осталось… – прошептал Гига. – Гляньте туда…

У белой закругленной стены стоял стеклянный цилиндр. В нем дрожал сгусток света. Прищурившись, можно было разглядеть, что это кристалл размером с человечью голову. Но он излучал такую яркость, что на первый взгляд казался шаровой молнией.

– Наверно, это тот самый звездный камень, – все тем же шепотом сказал Гига. – Нам учитель рассказывал на уроке физики. В этом камне постоянная энергия. Потому что ее рождает Время. Не такое время, как «тик-так» в часиках, а вечное Время вселенной… А раз оно вечное, то энергия тоже вечная… Смотрите, колесико-то вертится. Значит…

Над цилиндром повисло в воздухе и неторопливо вертелось золотистое колесико со спицами. Размером с чайное блюдце. Оно ни на чем не держалось, просто крутилось в воздухе. И в этом уверенном вращении сразу чувствовалось: да, энергия есть и она бесконечна.

Даже Лёпа на этот раз не заспорил, только обиженно пробубнил:

– Если здесь все в порядке, зачем люди его бросили, Ковчег-то…

– Разве их поймешь, этих взрослых, – вздохнула Прошка.

А Нотка вдруг вынул из-за пазухи камышевую свирель и… заиграл. Негромко, переливчато так. И сразу стало ясно, что надо делать.

Титим и Гига, а за ними и остальные, вернулись к пульту. Титим нацелил палец на кнопку со словом "пуск".

– Ой, мама… – выдохнула Прошка. Раньше она никогда так не высказывалась. Прошкина мама, принцесса Лилиана Дзым-Лилейская, была знаменитой актрисой, дома почти не жила, всё на гастролях, поэтому и ждать от нее помощи не приходилось.

Нотка торопливо сунул за пазуху свирель.

Лёпа проворчал, что "все равно ничего не выйдет" и на всякий случай зажмурился.

Кролик и Крошка наоборот, широко открыли глаза и крепко взялись за руки.

Гига сжал губы и поглубже натянул колпак.

– Мы только попробуем. Чуть-чуть, – словно оправдываясь, произнес Титим. И нажал…

Почти ничего не случилось. Только на экране и правда зажглась звездная карта.

Титим оглянулся на остальных. На Гигу…

Прошка опять сказала "ой, мама", потому что Титим нацелил палец на желтую клавишу "плавный взлет".

– Может, маленьких высадить? – сумрачно предложил Лёпа (иногда он давал разумные советы).

– Не-е!.. – дружно взвыли Кро-Кро и вцепились друг в друга.

– Написано ведь, что взлет плавный , – неуверенно успокоил всех Гига.

Титим глубоко сделал глубокий вздох и нажал "плавный взлет"…

В этот момент никто не помнил, что Ковчег отрыт лишь наполовину, а то и всего на треть. Но и сам он этого, видимо не помнил. Растолкал вокруг себя землю и выбрался на поверхность, как медведь после спячки. Замер на секунду и стал бесшумно подниматься над Большим Волдырем…


предыдущая глава | Рыжее знамя упрямства | cледующая глава