home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

Корнеич ошибался. Рыжик не спал. Он слушал сказку про диковинные планеты.

Рыжика устроили на верхнем этаже двухъярусной койки. Обычно это было Ксенино место (Игорь спал внизу), но теперь Ксеня решила ночевать в другой комнате, на диване. Правда, сейчас она не ушла а сидела внизу, рядом с Игорем, кутаясь в мамин халат. В этой же комнате, которая называлась "гардемаринский кубрик", был и Словко. Он пришел к Нессоновым с ночевкой. Чтобы никого не стеснять, принес легкий поролоновый спальник. Теперь Словко лежал на полу рядом с балконной дверью, поверх спальника, потому что внутри было жарко.

Появился он здесь по просьбе Игоря. Тот сказал, что будет рассказывать сценарий, а Словко пусть по ходу действия сочиняет для фильма песенки. Сценарий Игорь придумывал по "категорическому поручению" Аиды. Фильм должны были снимать, когда "Эспада" окажется в летнем лагере.

Перед тем, как начать рассказ, Игорь вывернул шею, глянул вверх и сказал:

– Рыжик, у меня просьба… Ты только не обижайся… Можно я возьму твое имя для принцессы?

Тот свесил голову. Она искрилась в лучах фонаря, светившего сквозь балконные стекла (лампу не включали, Игорь сказал, что в полутьме он будет меньше стесняться).

– Принцесса Рыжик? – со слабым и немного печальным удивлением спросил Рыжик.

– Нет, я про другое имя. Ну… официальное. Принцесса будет Прошка.

– Ну и… пусть будет, – вздохнул Рыжик. – Только какое-то… не принцессино имя.

– У нее такой характер… Я подумал, что, может, ты не захочешь, чтобы твое имя для девчонки…

– Бывают одинаковые имена у мальчиков и девочек, – сказала Ксеня. – Женя, Шура, Алька… Чего такого?

– Ага. Ничего, – отозвался сверху Рыжик. Пускай… А она, значит, не взрослая принцесса?

– Лет десять-одиннадцать. Полное имя Прозерпина-Пропорция, но все друзья звали ее Прошкой. И даже дед-король иногда… Была Прошка наследницей престола. Вообще-то быть наследником полагалось ее папе, принцу Гарантию-младшему, но тот очень увлекся наукой. Сказал, что ему некогда заниматься дворцовой ерундой, и стал заведовать Институтом Хитростей Космоса… Ну, про это потом. В общем, Прошка оказалась наследницей, и такая должность не очень-то ей нравилась. Радостей никаких, а дополнительных обязанностей и забот целая куча… Поэтому ее высочество иногда удирала из дворца к своим друзьям, на край старого парка. Там был заросший холм, который назывался Большой Волдырь…

И в этот раз… ну, с которого должен начинаться фильм, она тоже удрала. С урока Придворных правил и приличий. Конечно, понимала, что вечером будет скандал, но очень уж хотелось на свободу.

Она пробралась через дворцовый сад, показала кулак дежурному кирасиру, чтоб не вздумал поднять шум. Тот стал разглядывать птичек на дереве… Из дупла старого ясеня Прошка вытащила мальчишечью одежду: клетчатую рубаху, штаны с бахромой и с пряжками на лямках, растоптанные башмаки и шляпу с широкими полями. На той планете многие пацаны носили такие шляпы…

– А что за планета? – решил уточнить Словко.

– Ох, я забыл сказать… Действие происходит в отдаленном углу космоса, у звезды под названием Примус. Вообще-то про нее говорили попросту "солнце", но это в обычной жизни. А по Большому Космическому Атласу – звезда Примус… Вокруг Примуса летали четыре планеты. Небольшие. На каждой было по одному государству. Вернее, на трех находились государства, а четвертая была необитаемая. Из-за нее между правительствами трех планет иногда возникали споры: кто должен владеть планетой Дракуэль. Ну, той, четвертой…

– Что за название, – заметил Словко. – Оно же труд-но-про-из-но-си-мое.

– А я не виноват. Это составитель Космического Атласа профессор Звездотыкус напутал. Он хотел назвать планету именем "Дыра", потому что про нее было мало информации, то есть "сплошная дыра в области космической географии". Но когда писал на карте название, пропустил нечаянно букву "ы". А исправлять было неловко, скажут: ну и грамотей, не сумел написать без ошибки "дыру". Вот он и сделал вид, будто так полагается. А для солидности приписал к "Дре" две старинные буквы – "ку" и "эль". Это, мол, обозначение страницы в книге для планетной регистрации…

"ДраQL, – подумал Словко. – А что? Забавно… Ох и фантазия у Игорёхи…" Он уже не первый раз так думал. Даже с легкой завистью. Потому что Игорь то и дело сочинял всякие сказки из жизни в неземных мирах. С удивительно неожиданными событиями. Эти сказки печатались в отрядном альманахе "Лиловая клякса" и каждый раз вызывали шумное одобрение. "Да, это не то, что рифмованные строчки клепать, – самокритично говорил себе Словко. – Это настоящий талант". Правда, рифмовать Игорь совсем не умел, и если надо, сразу просил Словко о помощи. Как сегодня…

– Ну, а что с Прошкой-то? – поторопила брата Ксеня. Видимо, она, как и другие, эту историю слышала впервые. Не исключено, что Игорь сочинял на ходу.

– С Прошкой… Ну, топает она по столице, оказалась на окраинной улице и вдруг видит: идет навстречу мальчишка. Ростом с нее, лицо самое обыкновенное, а костюм какой-то чудной. Рубаха балахоном, узкие штаны до пяток, с бусинами по швам, на голове что-то вроде колпака с колокольчиком… Пялиться на прохожего, даже на такого странного, неприлично, Прошка сделала вид, что ей до лампочки этот мальчишка, отвернулась, прошла мимо. Да слишком близко прошла, зацепила мальчишку плечом. Оглянулась на ходу. Тот остановился и говорит:

"Чё толкаешься?"

Прошка не любила замечаний. Не потому, что наследница, а просто характер такой. Из нее сразу будто ежовые иглы:

"Сам, – говорит, – толкаешься, растопырил локти, – прешь, как паровоз…

– А у них там были паровозы? – подал голос со "второго этажа" Рыжик.

– Конечно были! Там даже межпланетные самолеты были. Иначе как бы жители разных планет общались между собой? Для полетов использовали космическую энергию. Всюду на холмах стояли вышки с большущими воронками, воронки эту энергию засасывали из мирового пространства, и она хранилась в специальных аккумуляторах…

– Ты не отвлекайся, – сказал Словко. – Все равно эти подробности в сценарий не влезут. – Ты развивай действие.

– Развиваю… Короче говоря, слово за слово, и они подрались. Не очень так, средне, однако мальчишка попал Прошке по шляпе, та слетела. Длинные волосы – наружу. Мальчишка рот открыл, заморгал.

"Извини, – говорит, – я же не знал, что ты девочка…" – Поднял шляпу.

Прошка шляпу нахлобучила и почему-то засмущалась. Проворчала:

"Какая разница, девочка или мальчик?"

А мальчишка ей:

"Большая разница. На нашей планете мальчишки с девочками никогда не дерутся…"

– Неужели есть такие планеты? – сказала Ксеня.

– Это же фантастика, – разъяснил Словко. – Надо учитывать законы жанра.

– Вы учитывайте молча, – попросил Игорь. – А то я собьюсь, и будет не сценарий, а дуля… В общем, Прошка тоже поморгала и спрашивает:

"А ты с какой планеты?"

"С Белилинды…"

"Ни фига себе! – удивилась принцесса. – Но ведь наша Дзымба и ваша Белилинда собираются воевать!"

А мальчик ей:

"Ну и что? Это же короли и генералы воюют, потому что им делать нечего. А нормальным людям работать надо. Папу пригласили сюда на должность главного чертежника в Институт Хитростей Космоса…"

Прошка даже не знала, что сказать. То ли обидеться за деда-короля, то ли похвастаться, что Институтом заведует ее папа. И… сказала:

"А что, у нас на Дзымбе мало своих чертежников?"

"Мой папа особый чертежник, – отвечает он. – Потому что умеет чертить параллельные линии так, что они пересекаются…"

"Так не бывает!" – заспорила Прошка, хотя в общем-то знала, что в некоторых случаях бывает, слышала про такое от отца. И этот мальчишка тоже, конечно, сказал, что бывает. Она не стала больше спорить.

"Значит, ты будешь здесь жить?"

Он завздыхал, опечалился так.

"Да, – говорит, – буду… Хотя я и не хотел уезжать. Я там был в отряде юных фонарщиков, у меня были друзья. Мы каждый вечер зажигали разноцветные фонари на главной площади Столицы…"

Прошка пожалела фонарщика. Она была вроде бы и задиристая, а внутри не такая, друзья это знали… Ну, и не просто пожалела. Честно говоря, этот маленький фонарщик ей понравился. И лицом, и… вообще. Ну, видно же, если хороший человек.

Она посопела, поскребла на носу веснушки и спросила:

"Тебя как зовут?"

"Ох… у меня имя длиннющее. Гииги Туттамяа-Гуллабум… А попросту Гига".

"Гига… а у тебя тут друзей, значит, нету?"

"Нету, – говорит он и смотрит на свои красные остроносые башмаки, шевелит ими туда-сюда. – Мы же только вчера прилетели с Белилинды. Хожу вот, гуляю, смотрю вокруг…"

Тут Прошка и сказала:

"Если хочешь, пошли гулять вместе… Или, – говорит, – у вас на Дзымбе мальчики с девочками не дружат?"

Он заулыбался сразу, хорошо так.

"Почему не дружат? У нас хоть кто хоть с кем дружит, если… ну, если им захотелось".

"Тогда идем, – говорит, – со мной. Тут недалеко есть очень интересное место. И там соберутся очень хорошие люди. И мы займемся очень уд-дивительным делом…"


предыдущая глава | Рыжее знамя упрямства | cледующая глава