home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

Около полуночи, когда гости разошлись, притихшую квартиру Вострецовых опять тряхнул телефонный звонок.

– Что еще?! – бедную Татьяну смело с постели. – Кто это?.. О Боже… Хорошо, сейчас. Даня…

Звонила мама Рыжика.

– Даниил Корнеевич. Извините. Но я так беспокоюсь… Начальник "Солнечной Радости" рвет и мечет. Требует от меня официальную телеграмму, что я позволила сыну покинуть лагерь…

– Их можно понять. И начальника, и сына, – лениво сказал Корнеич. У него уже не было сил злиться.

– А где сейчас Прохор?

– У своих друзей-барабанщиков, у Нессоновых. Вполне почтенное семейство. Обещали кормить, лелеять и бдить… Не волнуйтесь, я его вечером навещал.

– Но я не знаю… Так неловко…

– Да чего уж, – слегка злорадно сказал Корнеич.

– Может быть, нам вылететь обратно?

– Вы что, рехнулись?.. Виноват, сорвалось.

– Да, но… что же мне все-таки делать?

– Сейчас объясню… – И Корнеич стал старательно подбирать слова. – Сначала вы с мужем пойдете на пляж. Искупаетесь под бархатными звездами южной ночи. Затем отправитесь на набережную. Насколько помню, там немало всяких баров и кафе. Вы закажете замечательные свежие чебуреки… – он глотнул слюну, – и бутылку белого сухого вина. И спокойно посидите до полуночи, отбросив ненужные стрессы и метания. Затем выспитесь. Утром вы дадите в лагерь телеграмму, что да, я разрешила мальчику вернуться, вещи заберу позже. Затем до полудня проведете время у моря. А в двенадцать часов, по вашему, по сочинскому времени, вы позвоните мне на мобильник, я с Рыжиком… с Прохором то есть, буду на базе. Номер у вас есть?.. Хорошо, пишите… Не волнуйтесь, ищите карандаш, я жду… – Он продиктовал номер и продолжал. – Сыну вы скажете так: "Я ничуть не сержусь, я поняла, что не надо было посылать тебя в лагерь. Я даже горжусь тобой, потому что ты герой, одолел такой путь в ночном лесу. И я буду очень рада, когда вернусь и мы встретимся…" И вот еще что…

– Что? – сказала она непонятным голосом (впрочем, связь неважная, помехи).

– Роза Станиславовна, простите за вмешательство в семейные дела, но… если у вашего мужа есть здравый смысл, он скажет так же.

Она молчала несколько секунд, а эфир удивленно потрескивал.

И потерянно, и в то же время с облегчением несчастная Роза Станиславовна выговорила в трубку:

– Видимо, есть. Поскольку он это уже сказал. Мне…

– Ну и чудесно, – сдержанно возликовал Корнеич. – Приятного отдыха…

– Ой… подождите. А нельзя ли мне позвонить туда, этим… Нессоновым? Поговорить с мальчиком?

– Роза Станиславовна, – тихо взвыл Корнеич. – Как по-вашему, который час? Не в Сочи, а в Преображенске…

– Ой, извините. Я совсем забыла…

– Ваш Прохор сейчас видит десятый сон. Уверен, что хороший…


предыдущая глава | Рыжее знамя упрямства | cледующая глава