home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





4

– Он сам так назвал себя. Он, видимо, хотел носить ваше имя.

Голос раздался за спиной. Он шелестел, как сыпавшийся песок.

Яр, не выпуская свечи, медленно распрямился. Обернулся. Поднёс огонь к лицу говорившего. Увидел глазированные щёки и неподвижные глаза под полями лаковой шляпы.

– Значит, это ваша работа, сволочи, – безучастно сказал он.

– Нет, скорее, ваша, – возразил Тот. – Вы преследовали мальчика, он уходил. Судьба привела его на этот берег.

– И здесь вы его убили.

– Нет, – Тот по-совиному моргнул, и его голос зазвучал доверительно: – Мы не могли убить, вы были правы. Но произошел несчастный случай, который оказался сильнее вас и нас.

– Я тебе не верю, – сказал Яр и ощутил, как наливается в нем свинцовый гнев. И удивился: неужели можно ещё что-то чувствовать, если Игнатика нет?

– Напрасно не верите, – сказал Тот и пожал плечами. – Какой смысл мне вас обманывать? Мальчик оказался на берегу, там у двух малышей отвязалась лодка…

– Вы её отвязали, – с горькой уверенностью проговорил Яр. – Вы знали, что он кинется на помощь.

Тот опять приподнял плечи.

– Вы можете сейчас думать что угодно. И поступать как угодно… Впрочем, самое разумное для вас – это всё же вернуться на крейсер. Хотите?

– Чёрта с два, – сказал Яр.

– Но что вам здесь делать? Мальчика больше нет.

Яр молчал.

– Или вы рассчитываете, что те трое спаслись из-под обвала?

– Рассчитываю, – сказал Яр.

– Ну и зря… А если и так? Зачем они вам? Какую вы можете поставить цель? Собраться впятером вам не удастся никогда. Вам больше не найти такого, как… – Тот посмотрел на холмик, – вот этот ваш адъютант.

– Я его не искал, – глухо сказал Яр. – Он меня нашёл и позвал. И те трое. Пока есть надежда, что кто-то из них жив, я не уйду.

– Но какой смысл?

– С какой стати я должен разъяснять смысл своих поступков? Чтобы вам было легче устроить очередной "несчастный случай"?

– Вот уж нет, – слегка обиженно возразил Тот. – Ни вам, ни тем детям, если они вдруг живы, нечего бояться. В лучшем случае, вас будет четверо. Теперь вы для нас абсолютно безразличны.

"Т е п е р ь безразличны", – тяжело отдалось в Яре.

Он перехватил свечку левой рукой, а правую положил за пазуху.

Тот сказал:

– Вы разведчик космоса. В своём деле вы могли бы достичь ещё многого. А вы остаётесь. Неужели вы так привязаны к этим детям?

– Ты спросил бы об этом, когда отвязывал лодку, – тихо проговорил Яр.

– Я не отвязывал… Ярослав Игоревич, вам всё-таки лучше уйти. Имейте в виду, очень мало шансов, что те трое уцелели. Очень мало… Зачем вам оставаться? Это чудовищно нелогичный поступок.

Яр вспомнил, как они впятером сидели на скамейке в сквере у цирка и ели розовое фруктовое мороженое. Оно сильно таяло, Алька закапал себе рубашку. Данка на него ворчала. Чита невозмутимо листал книгу, ухитряясь не уронить ни капли. Яр съел свою порцию раньше всех, и Тик шёпотом спросил: "Хочешь, я тебе оставлю?"

"Оставь… немножко…"

Яр судорожно передохнул.

"Игнатик Яр, – подумал он. – Маленький ты мой…" – И достал тёплый пистолет.

Посветил в глазированное лицо и нажал спуск.


Пистолет хлопнул негромко и как-то нехотя. Выплюнул бледный огонёк. Затвор, помедлив, отошёл назад, выбросил гильзу и с натугой послал в ствол второй патрон.

Тот стоял спокойно и глядел, не мигая.

Яр со злостью снова надавил спусковой крючок, будто силой руки мог увеличить мощность выстрела. Опять выскочил жёлтый язычок огня, а следом за ним – пуля. Она ударилась о мокрое пальто Тота и упала в снег.

Яр отчаянно рванул крючок третий раз. Пистолет сработал с медлительным бессилием.

Тот поправил шляпу.

– В самом деле, какой же вы ребёнок, – сказал он с сочувствием. Повернулся и стал уходить среди чёрных деревьев.

Догоревшая свечка обожгла Яру пальцы, и он уронил её. С минуту стоял без мыслей. Потом подумал механически: "Что же с оружием?" Поднял пистолет и выстрелил вверх.

Грохот взорвал кладбищенскую тишину. Вспышка осветила ветки. Яр выстрелил опять. Заложило уши. При вспышке сверкнул оструганный столбик на могиле. Выстрел разметал снежные хлопья.

"Как салют по Игнатику, – горько подумал Яр. – А зачем он, салют?.. Даже отомстить не мог. Хлопушка…"

В "хлопушке" оставался один патрон. Он был бесполезен против врага, но годился для другого.

"Может быть, правда? Может, в самом деле – ствол к виску и свалиться на сырую, перемешанную со снегом землю? И в последний миг испытать облегчение, что всё-таки здесь, рядом с Тиком… И тут же всё забыть…"

Яр холодно прислушался к себе. Нет, он не хотел ничего забывать. И прежде всего – Игнатика. А как можно забыть про Данку, про Читу и Альку?

Если они живы, он обязан быть с ними.

"А зачем ты им нужен? – спросил себя Яр. – Ты был нужен, чтобы стать пятым. А сейчас?"

"Не знаю. Просто, кроме них, у меня никого нигде нет…"

"С чем ты к ним придёшь? Вдруг опять принесёшь несчастье? Игнатика не уберёг… Что, если и на других накличешь беду?"

"Я их найду. А если окажусь не нужен, тогда и надо будет думать о "точке".

Яр спрятал пистолет. Шагнул к столбику, постоял, коснулся губами холодного дерева. Опять перехватило горло. "Никогда не плакал, – подумал Яр, – с тех пор, как умерла мама".

Снег перестал падать. В разрыв облаков глянула яркая половинка луны. Скользя и срываясь, Яр стал спускаться к морю.


предыдущая глава | Голубятня на желтой поляне | cледующая глава