home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Действие 2

– Погоди, какая практика? Я-то думал, что нас домой отпустят…

Чез выглядел немного раздавленным… как будто на него наступил в меру упитанный каменный тролль.

– Размечтался, – фыркнула Алиса. – Все теперь, привыкай. Ты бесплатная рабочая сила – будешь до самого окончания Академии делать то, что тебе скажут.

Собственно, я провел подобным образом большую часть своей жизни – до поступления в Академию, я всегда делал только то, что говорила мне тетя.

– Не хочу быть рабочей силой, – неожиданно зло сказал я.

– Ага, тем более бесплатной. – Чез хрипло рассмеялся.

Нет, мне этот его хриплый смех совершенно не нравится. Как-то слишком уж зловеще звучит…

– Так что там с практикой-то? – напомнил я.

– Отправляют нас с вами в Приграничье, – сообщился нам вампирша.

Мы с Чезом расхохотались.

– Смешно, – сказал я отсмеявшись. – А если серьезно?

– Это и есть серьезно.

– Но что нам там делать? – опешил я. – Там же… Приграничье! Да ни один нормальный житель столицы не захочет туда ехать…

– Ехать? – переспросила Алиса, и тускло усмехнулась. – Не только ехать, но еще и жить там целых два месяца.

– Это нереально! – выдохнул Чез. – В Лите меня ждет красивая девушка, и я не хочу жить в какой-то деревне!

– Ты это мне говоришь? – Алиса села на стул. – А ты представь, каково мне? Приграничье же заполонено низшими вампирами… да и Высшие туда периодически наведываются. Причем и те и другие не любят Дневной Клан…

– Да, несладко тебе придется, – согласился Чез. – Но зачем же нас туда отправляют?

– Я бы давно рассказала, если бы вы меня все время не перебивали. Слушайте. На днях вышло постановление, подписанное Главным Советником, временно исполняющим обязанности Императора о том, что учреждается новая временная структура, которая будет состоять из Ремесленников. Представительства этой структуры должны быть в каждом городе, причем, чем больше город – тем больше будет в нем этих представительств.

– Как по заученному вещает, – заметил Чез. – Ну, хорошо, и что же эта структура должна будет делать?

– Помогать страже, следить за порядком, подавлять любые массовые беспорядки, следить за активностью вампиров… короче, нами будут затыкать все дыры.

Вот это да. Никто не любит городскую стражу… Как же к нам-то тогда будут относиться?

– Погоди, но ведь структура должна состоять из Ремесленников, ты сама сказала. А при чем тут мы?!

– Ага. – Чез встал с кровати. – Так тебе эти старые маразматики и побегут патрулировать улицы Приграничной деревни. Конечно. И вообще, пойдем-ка мы на ужин, а? Очень уж кушать хочется. Кстати, Зак, смотри, а кактусы-то действительно распустились.

Мы с Алисой перевели взгляды на стол. Действительно, на кактусах, подросших до длины среднего цветка, распустились желтые цветочки.

– Забавно, – признала Алиса.

– Так ты больше не злишься на меня? – с надеждой спросил я.

Вампирша посмотрела на меня, потом на кактусы, а потом снова на меня.

– На такого чудика как ты очень трудно долго злиться.

В общем, за ужином уже никакой натянутости отношений между нами не было… почти. Не считая того, что она вот уже вторую неделю не просто избегает моего скромного общества, а улепетывает от меня, как от чумы.

Братья Викерс просто лучились счастьем. Как оказалось, нас почти наверняка отправят в их родной город – Крайдолл. Ремесленники довольно логично предположили, что коренные жители города намного быстрее и эффективнее смогут решать возникающие проблемы, да и неприятия со стороны населения должно быть меньше – все ж таки не чужие люди, а свои… Поэтому ребята быстро забыли о позорном проигрыше и вовсю мечтали о скорой встрече с родственниками.

– Так почему бы нам не остаться в Лите? – обиженно полюбопытствовал Чез. – Мы же с Заком здесь самые что ни наесть коренные жители.

Я неуверенно кивнул.

– Нет уж, такой лакомый кусочек как столица Ремесленники наверняка приберегли для себя, – насмешливо сказал Невил. – Так что придется вам, столичным франтам, тащиться в нашу глухую деревню.

– А у вас там правда так навозом несет, как рассказывают? – осторожно спросил я.

– Не так уж и сильно, – пожал плечами Невил, с трудом сдерживая ехидную улыбку. – За денек другой привыкнешь, а через неделю и вовсе замечать перестанешь.

– Я с этим не согласен, – возмутился Чез. – Не желаю привыкать к запаху навоза! Я домой хочу, в конце концов!

За себя ничего точно сказать не могу. С одной стороны, конечно, хочется вернуться домой… а с другой стороны, я не очень хорошо представляю себе встречу с тетей Элизой. Это ведь она каким-то образом сподобилась наложить на меня гипноз, который уменьшил мои магические способности до смехотворного уровня. Ох, сколько издевательств я вытерпел в школе, когда не мог пользоваться простейшими предметами обихода и каких трудов мне стоили три месяца обучения в Академии. Я бы с удовольствием высказал тете все, что я о ней думаю, если бы не… боялся ее. И ничего я с этой боязнью поделать не могу – она засела во мне с самого детства и просто так от нее не избавиться. Так что, лучше, наверное, мне с ней все-таки не встречаться.

– Никуда ты от этого не денешься, – констатировал Невил. – Так что заканчивай-ка ты Чез свое нытье и прогуляйся, разузнай, что к чему.

– Сам нытик. Они, значит, обзываются, а я им еще узнавать что-то буду, – для приличия понудел Чез, но было видно, что он доволен. Мой друг всегда гордился своей способностью развязывать людям языки… должен признать, он действительно мастерски вызнавал все необходимые сведения, причем делал это очень ненавязчиво.

Чез мигом сорвался со своего места и куда-то убежал.

Я проследил за тем, как он исчез в топе и повернулся к вампирше.

– Алиса…

– У меня тоже дела, – быстро сказала она. – Да и вещи еще нужно успеть собрать до завтра.

С этими словами она мягко поднялась со стула и… растворилась в толпе еще быстрее Чеза.

– Мне кажется или все вернулось на круги своя? – подметил Невил, кивнув на то место, где еще несколько секунд назад сидела Алиса.

– Надеюсь, что нет, – горько вздохнул я.

– Любовь – глупая штука, – впервые за вечер подал голос Наив.

Этот парень все время меня поражает. То он ведет себя, как ребенок, то говорит действительно умные вещи… А как он бросился спасать от каменного тролля своего старшего брата во время нападения на Академию? В тот момент я видел в обычно наивных глазах Наива такую безысходность, и понимание… понимание того, что он просто не может поступить иначе. Да, все-таки мне повезло с друзьями, действительно повезло.

Невил ткнул меня локтем в бок.

– Ты смотри, кто к нам идет.

Я быстро обернулся.

– Кого я вижу, – нарочито громко сказал Энджел.

Лучше бы я не оборачивался. Как же мне не нравится его самодовольная улыбка… вот бы стереть ее с лица этого урода фаэрболом. Кстати, с врагами мне так же очень повезло – таких самовлюбленных типов и ненавидеть-то одно удовольствие.

– Добрый вечер, – неохотно поприветствовал я подошедшую двойку. Кстати, довольно странно, что Ленс и Энджел пришли без остальных членов команды и уж как минимум без третьего своего дружка.

– Да, для нас этот вечер действительно добрый, – согласился блондинистый Ленс. – А для вас?

Вот именно у этого здоровенного блондина Чез и увел девушку, которая, кстати, является родной сестрой Энджела Митиса.

– И для нас… был. Пока не появились вы, – ответил за меня Невил. – Вы что-то хотели?

– Что вы, что вы. – Энджел замахал руками, как ветряная мельница. – Мы просто хотели поинтересоваться здоровьем нашего старого друга. Как спинка, не болит?

– Не болит.

Мне кажется, что скрип моих зубов был слышен людям, сидящим за соседним столиком. Надеюсь, я не очень сильно испортил им аппетит.

– Вот и прекрасно, – усмехнулся Энджел. – А подружка твоя не очень сильно пострадала? Все ж таки удар пришелся в самый важный орган, которым большинство из вас думает.

– Нет, – коротко сказал я, стараясь успокоиться и дышать медленно…

Вдох-выдох…

Так… еще чуть-чуть, и здесь совершится акт членовредительства.

Вдох-выдох.

– Замечательно, – продолжил издевательства «водник». – Кстати, а вы слышали о новом приказе Главного Советника о создании Патруля?

– Слышали, – буркнул я, втайне радуясь смене темы разговора.

– Интересно, куда отправят вашу пятерку? Мы вот, к примеру, остаемся в Лите. Все-таки лучшие ученики первого курса не должны мотаться по Приграничным деревням…

Невил же говорил, что в Лите в Патруль пойдут только Ремесленники… Хотя со связями семьи Энджела Митиса возможно все. Собственно, отец Энджела и есть тот самый Главный Советник, который подписал новый указ о Патруле… Ладно, чего я себя обманываю? Раз уж эти ребята выиграли на драконовых соревнованиях, то они действительно лучшие ученики и от этого факта мне, увы, никуда не деться.

– Поздравляю, – натянуто улыбнулся Невил. – А теперь мы можем спокойно продолжить ужин? Сейчас, кажется, наша смена?

– Вообще-то, ваша смена уже закончилась, – довольно сообщил нам Ленс. – Так что освободите стол, мы хотим ужинать именно за ним.

– Как вам угодно, – пожал я плечами и шепнул Наиву. – Слушай, возьми ты с собой эти яблоки. Не давись так, как будто у тебя их вот-вот отнимут.

Наив с готовностью смел со стола все, до чего дотянулась его совсем не маленькая рука и поспешил покинуть столовую. Мы с Невилом последовали его примеру.

– До встречи, – кинул нам в след Энджел. – Надеюсь, вы быстро привыкнете к запаху навоза в Приграничье…

– Урод, – выругался Невил, едва мы вышли из зала. – Раньше я не мог понять, почему вы с Чезом так недолюбливаете этих парней, но с каждой встречей я все больше убеждаюсь в том, что ваша неприязнь небезосновательна.

Наив согласно хрустнул яблоком.

– Когда-нибудь мы с ними разберемся, – заверил я Невила. – Как только нам разрешат проводить свободные поединки…

– Это будет не скоро, – неожиданно подключился к нашему разговору Наив. – Я слышал, как говорили старшекурсники, так им вообще учебные поединки только с третьего года обучения разрешали. А уж чтобы получить разрешение на свободный поединок нужно отучиться не меньше пятнадцати лет…

– Кстати, я тоже слышал нечто подобное, – задумчиво сказал Невил. – По правилам Академии любые поединки разрешены только с третьего курса. Это в то время как мы начали участвовать в поединках на втором месяце обучения.

– Система обучения меняется, – предположил я. – Раз уж у нас поединки начались на три года раньше, то возможно я смогу вызвать этого коротышку на поединок уже через год.

Я мечтательно закатил глаза.

– Что через год?! – послышался из-за спины хриплый голос Чеза, и через мгновение мне на плечо приземлилась его тяжелая рука. Я с трудом сдержал стон – удар по плечу отдался в спине резкой болью.

– На Факультете Воды станет на одного ученика меньше, – зло ответил я. – Как жаль, что ты пропустил очень познавательную беседу с нашими противниками.

– И что же вы интересного узнали из этой беседы? – скептически спросил Чез.

– Прежде всего, мы узнали, что эти ребята полные придурки, – ответил за меня Невил.

– Это я знал и без всяких бесед, – отмахнулся Чез. – У них это даже на лице написано крупными буквами.

– Буквами? – удивился Наив, оторвавшись от поглощения яблок.

– Ты жуй, жуй, – ласково сказал Чез, – не отвлекайся.

– А еще мы узнали, что вся их компашка будет проходить практику в Лите, – решил я огорошить рыжего друга.

– Знаю, – грустно вздохнул Чез. – Все только об этом и говорят. Они же теперь лучшие ученики – все привилегии при них.

Мы некоторое время шли молча.

– А что ты еще узнал? – наконец спросил Невил.

– Да так… ничего важного. Новое подразделение назвали Патрулем. Честно говоря, мне это название не очень нравится, потому что предполагает постоянные прогулки по дере… – Чез стрельнул взглядом на братьев Викерс и поправился, – по Приграничному городу. Каждому отделению выделят здание, и определенный участок города для патрулирования и наведения порядка. Следить за нами будет, скорее всего, куратор или декан.

– То есть, мы будем помогать обычной страже? – уточнил я.

– И помогать страже, и выслушивать жалобы жителей вверенного нам района. В общем, это не практика, а каторга какая-то. И ведь что обидно – никак от этого не отвертишься.

– Как-то я себе все это с трудом представляю, – медленно сказал я, – неопределенно все, расплывчато…

Чез резко остановился перед площадкой с телепортами.

– Правильно. И именно поэтому мы сейчас пойдем собирать вещи, а ты отправишься к дяде. Возможно, хоть он скажет что-нибудь более конкретное.

– Возможно, – согласился я. – Только его трудно застать на месте. Но я попробую…

– Вот и пробуй, – напутствовал меня Чез и шагнул в телепорт.

Братья Викерс пожелали мне удачи и тоже исчезли в белой вспышке.

Все меня бросили. Алиса стала сама не своя после… мда, после. Вампиры исчезли из Академии, и никто точно не знает, куда именно они могли отправиться. Даже Догрон – каменный тролль, и тот покинул Академию неделю назад. Что-то мне подсказывает, что и дядю я сегодня не найду… Разве что попробовать отыскать Кейтена: с тех пор, как ему вернули ранг Ремесленника, он совсем перестал вылезать из свой лаборатории. Небось, кроме как с «автомагом», больше ни с кем и не общался все это время.

Почему-то когда я остался один, моя боязнь телепортов настолько усилилась, что я плюнул на усталость и поднялся на двадцать этажей по лестнице. Ничего, с меня не убудет – мы и так слишком мало двигаемся, так и спортивную форму потерять недолго.

На этаже Ремесленников, не в пример всем прочим этажам, было людно. Даже чересчур. Красные ливреи Ремесленников мелькали то здесь, то там, и лишь иногда мимо меня пробегали лучшие ученики Академии, обладатели синих ливрей, с какими-то поручениями. Так уж было принято – каждый лучший ученик после четвертого курса закреплялся за одним из учителей и после этого бегал как угорелый по его поручениям. С одной стороны, конечно, приятного мало, а с другой – это считается действительно почетным и несет в себе немало положительных нюансов, о которых я, к сожалению, пока ничего не знаю.

Я посмотрел по сторонам и, не углядев ни одного знакомого лица, отправился к кабинету дяди.

– Вы к кому? – осведомился у меня один из бегавших по этажу лучших учеников, едва я поднял руку, чтобы постучать в дверь.

– К Ремесленнику Ромиусу, – удивленно ответил я. – А что такое?

– Он вас вызывал? – подозрительно спросил парень.

– Вызывал, – раздраженно ответил я. – Да в чем дело-то?

– Подождите здесь, – распорядился уже начавший откровенно раздражать меня ученик и юркнул за дверь.

Не успел я перечислить и половины известных мне ругательств, как из-за двери высунулось удивленное лицо лучшего ученика.

– Проходите.

Мне показалось, что он сам не поверил в то, что это сказал. Действительно, какой-то ученик первогодка пришел в гости к Высшему Ремесленнику…

– А, Зак, заходи, – поприветствовал меня дядя из-за огромной стопки бумаг, возвышающейся на его столе.

Я с немалым удивлением наблюдал за тем, как все бумаги со стола взлетели в воздух и сами разложились по полкам. Передо мной предстал дядя Ромиус, причем выглядел он далеко не лучшим образом: всклокоченная рыжая борода, покрасневшие глаза и впалые щеки, все это говорило о том, что дел у него явно не в проворот.

– Если ты занят, я могу зайти попозже? – предложил я.

Честно говоря, обращение на «ты» давалось мне с огромным трудом. Но дядя твердо сказал мне, что не на людях родственники всегда должны говорить на равных, и я сдался. Впрочем, если быть полностью честным с самим собой, мне немного льстило, что я так запросто общаюсь с Высшим Ремесленником.

– Нет, нет, проходи, – кивнул мне дядя и повернулся к лучшему ученику. – А ты иди пока, погуляй.

Парень посмотрел на меня еще более удивленным взглядом и безропотно покинул кабинет.

– Я смотрю, у вас тут суета, – заметил я. – Все бегают, чего-то ищут, таскают, передают.

– Да, у нас сейчас просто какое-то стихийное бедствие. Готовятся документы для подразделений Патруля: накладные на здания, мебель, всевозможные векселя и бумаги, подтверждающие наши полномочия. И все это нужно каким-то чудом подготовить до завтрашнего дня.

Забавно слышать – Ремесленник надеется на чудо.

– Да, об этом самом Патруле я и хотел поговорить, – опомнился я. – Мы с Чезом пропустили собрание нашего курса и поэтому так толком ничего и не поняли.

– Думаешь, на собрании вам бы все доходчиво объяснили? Мы и сами-то толком ничего не знаем. Приказ читали все, но вот как это будет выглядеть в реальности и, главное, зачем это вообще нужно… загадка для нас самих.

Если уж это загадка даже для Ремесленников, то нам и вовсе здесь ловить нечего. Так может и не стоит нам в это дело вмешиваться? Пусть кого-нибудь другого пошлют…

– А нам-то что делать? – неуверенно спросил я. – Ну, прибудем мы в город и что нам там делать-то? И, кстати, что за город-то вообще? Нет, интуитивно я догадываюсь, в какой город нас пошлют, но все же…

Вот бы мне кто-нибудь подробно, на пальцах объяснил, что мы будем делать.

– Вас отправят в Крайдолл, что довольно логично, ведь братья Викерс его коренные жители. А что вы там будете делать… первое время просто выполнять поручения начальника стражи этого города, а дальше посмотрим… Точнее, посмотрит ваш куратор.

– А кто будет нашим куратором? – заинтересовался я.

– Конечно же, Кейтен. Хотя его сейчас за уши не оттащишь от его любимого «автомага», но придется и ему на несколько месяцев переселиться в Приграничье. Кстати…

Ромиус постучал по столу и в кабинет вбежал уже знакомый мне парень.

– Пригласи сюда Ремесленника Кейтена.

Лучший ученик кивнул и выскочил из кабинета как ужаленный.

Да, не легко, должно быть, приходится этим ребятам, приставленным к Ремесленникам. Интересно, он так весь день бегает или все-таки немного времени на учебу остается?

– Думаю, все подробности тебе лучше обсудить с ним. – Ромиус зевнул и протер сонные глаза. – А ты пока расскажи-ка мне, что случилось на соревнованиях.

Я не смог сдержать грустный вздох.

Вот, теперь каждый встречный будет мне напоминать об этих соревнованиях. Дракон меня подери, а ведь Невил предсказывал нечто подобное! Хорошо еще, что сейчас все слишком заняты подготовкой к практике и никому нет дела до позорного проигрыша Огненного Факультета.

– Ну, что случилось… Я все испортил! Мы уже почти выиграли, когда я попытался сплести заклинание Универсальной Стены, но опять что-то получилось не так, и я создал воздушную волну…

– От которой пострадали Чез и Алиса, – закончил за меня Ромиус. – Все ясно. В этом нет твоей вины, просто ты еще не научился пользоваться своей полной силой. Хотя я предупреждал тебя, чтобы ты пока еще не рисковал сплетать сложные потоки, а ты меня все равно не послушал. С другой стороны, я понимаю – тебе очень хотелось выиграть поединок.

– Обидно, – тоскливо сказал я. – Мало силы – плохо, много силы – тоже плохо…

– Как выяснилось, и то и другое хорошо, – не согласился Ромиус. – Между прочим, твой случай показал, что наш отбор несовершенен. Прежде всего, мы всегда отбирали учеников с максимальной силой, а на твоем примере мы выяснили, что и малой силой можно делать невероятные вещи и сплетать тонкие потоки удивительной сложности. Ведь раньше ты умудрялся создавать заклинания, опережающие твой уровень знаний на порядок.

– А теперь не могу.

– Нет, ты и сейчас можешь. Просто тебе требуется отточить свои умения.

– На практике? – усмехнулся я.

– И на практике тоже, – невозмутимо ответил дядя. – Правда, выносить любые учебники из Академии запрещено…

Замечательно. А я-то надеялся в спокойной обстановке прочитать пятый том учебника по энергетике.

Дверь кабинета отворилась, и на пороге появился Кейтен. Розовощекий, улыбающийся и, на мой взгляд, даже слегка пополневший. Еще бы, ведь после нападения на Академию, ему вернули звание Ремесленника и позволили заниматься развитием любимого детища – «автомага».

– Добрый вечер, – бодро сказал он, с разбега плюхнувшись в кресло. – Вот сейчас я впервые увидел, что вы родственники. Оба всклокоченные, похудевшие, бледные, покрасневшие глаза горят каким-то нездоровым блеском…

Где-то я все это уже слышал. Неужели моя бледность так бросается в глаза? Как бы в Приграничье меня за вампира не приняли…

– Зато ты что-то чересчур бодренький, – нахмурился Ромиус. – Засиделся в своей лаборатории.

– А что? – удивился Кейтен. – Зато уже намечаются явные успехи…

– Единственное, что у тебя намечается – это прогулка в Приграничье, – обрадовал его дядя. – Ты же наверняка слышал о новом приказе Главного Советника.

– Слышал, – ответил Кейтен. – Глупейшая, я тебе скажу, затея. Мне кажется, советник Митис по каким-то причинам хочет ослабить Академию…

– Об этом мы потом поговорим, – быстро сказал Ромиус и выразительно покосился на меня.

Вот нахал, а еще Ремесленник. Хоть бы не так явственно мною пренебрегал что ли…

– Слушай, Ромиус, я сейчас просто не могу оставить лабораторию! – возопил Кейтен. – Мне ведь столько всего нужно сделать…

– Поспорь мне еще, – пригрозил дядя. – Чтобы к завтрашнему утру подготовил для Зака и его группы все документы…

– Ну, документы-то я подготовлю, – обрадовался Кейтен. – Это я в миг.

– …А затем ты отправишься вместе с ними в Крайдолл, и будешь курировать их практику в течение всех двух месяцев.

– Что?! – Кейтен побледнел. – Но я действительно не могу сейчас прекратить исследования!

– Все ты можешь, – отмахнулся Ромиус. – Бери Зака в помощники и марш в кабинет Мастера Ревела. За проект Патруля он отвечает лично.

– Это успокаивает. – Кейтен наконец-таки повернулся ко мне. – Ну что, как соревнования? Выиграли?

Я удивленно уставился на него, не понимая, издевается он, или же говорит на полном серьезе.

– Для него это сейчас больная тема, – усмехнулся Ромиус. – Но думаю, по пути он тебе все расскажет. А теперь брысь из моего кабинета, у меня дел по горло.

Мы с Кейтеном послушно покинули кабинет моего дяди.

– Пойдем к Мастеру Ревелу, – без особого оптимизма сказал Кейтен. – Да, так что там с поединком-то?

Пока я коротенько рассказывал нашему куратору о проигранном поединке, он вел меня к кабинету Ремесленника Ревела. Насколько я понял, Ремесленник Ревел отвечает за безопасность Академии и все его боятся до коликов. Не знаю, за что его так боятся, но мне он не показался каким-то зверем, наоборот, премилый дядька. И по поводу высказывания Кейтена о том, что его успокаивает, что за проект отвечает этот Ремесленник… Не знаю, не знаю. Если посмотреть на качество его работы, как ответственного за безопасность Академии в свете последних событий, то доверия к нему нет просто никакого.

– Кстати, ты будь поосторожнее в высказываниях перед Мастером Ревелом, – предупредил меня Кейтен, когда мы подошли к самому обычному кабинету с табличкой «Ремесленник Ревел».

Странно все-таки, почему все так его боятся?

Кейтен еле слышно постучал в дверь.

– Можно к вам?

– Заходите, – послышался из-за двери голос Ремесленника. – Я вас уже полчаса жду.

Брешет. Полчаса назад я еще в столовой был, а Кейтен в своей лаборатории, и если бы мне не взбрело в голову зайти к дяде, то я бы вообще едва ли оказался перед этой дверью.

Мы зашли в кабинет.

На первый взгляд я не нашел ни одного отличия от кабинета Ромиуса: такой же деревянный стол, несколько очень мягких черных кресел и куча полок, с аккуратно разложенными документами. За столом сидел лысый мужчина в серой ливрее Высшего Ремесленника. На его лице гуляла едва заметная улыбка человека, знающего нечто такое, что хотели бы знать все окружающие, но доступно это только ему.

– Ну что, готовы поработать на благо государства? – вместо приветствия спросил Мастер Ревел.

– Конечно, – на удивление покладисто ответил Кейтен. – Сделаем все, что от нас потребуется.

Плюхаться в кресло, как это было в кабинете дяди, Кейтен не стал, и вообще, как мне показалось, он старался не делать лишних движений.

– Похвально. – Мастер Ревел едва заметно кивнул. – Кейтен, вот тебе все необходимые документы, ознакомься с ними до завтра.

С одной из полок плавно взлетела невзрачная серая папка.

– А какие-нибудь материалы по людям, с которыми нам придется работать? – покладисто спросил Кейтен.

– Безусловно, – согласился Ремесленник, и вслед за первой папкой взлетела в воздух вторая.

Обе папки спикировали на стол перед стоящим навытяжку Кейтеном.

– А…

– В первой папке.

– А…

– Обойдешься.

– Понял.

Зато я не понял. А когда с нами будут проводить инструктаж?

– Думаю, задание вы получили, так что можете быть свободны.

– А я? – удивленно спросил я. – Мне какое задание?

– Выспаться, – коротко ответил Мастер Ревел. – И постараться больше не допускать таких ошибок, как на соревнованиях.

Опять!

Из кабинета я вышел с красными ушами. Я бы, может, этого и не заметил, но заметил Кейтен и не преминул мне об этом сообщить.

– Неужели все теперь будут мне об этом напоминать? – жалобно спросил я.

– Безусловно, – «успокоил» меня куратор. – Ты бы знал, как я бесился, когда мне напоминали о моем понижении из Ремесленников в обычные ученики. А напоминали мне об этом ох как часто и все кому не лень.

– А в желании насолить ближнему людям лениться не свойственно, – резюмировал я. – Ладно, чего уж там. Буду привыкать.

– Давай, иди спать. А я пойду разбираться с документами… Эх, а мне ведь еще нужно придумать, как быть с «автомагом». Он же без меня от скуки отупеет.

– Выключи его? – предложил я.

– Нельзя, он обидится, – покачал головой Кейтен.

Ишь ты, да он ведет себя как самый настоящий человек.

– Тогда возьми его с собой.

– Ты же видел, сколько места занимает «автомаг». Такую громоздкую структуру так просто в карман не положишь, хотя… я подумаю над этим, в целом, мысль не так уж плоха.

Кейтен отправился в свою лабораторию, а мне предстояло собрать свои вещи для предстоящего мероприятия.

Вернувшись к себе в комнату и тоскливо посмотрев на полуметровые кактусы, я начал собираться. Положив в старую сумку «музыкалу» и «музы» с записями любимых песен, я неожиданно вспомнил, что за все время обучения в Академии ни разу не слушал музыку! Не было ни времени, ни желания, а ведь раньше я искренне считал, что не смогу прожить без музыки и дня. Что ж, в каком-то смысле магия похожа на музыку – сплетение потоков напоминает создание мелодии… Магия заменила мне музыку и сейчас у меня даже не возникает желания включить «музыкалу».

Я кинул в сумку две запасных ливреи… и понял, что собирать мне больше, в общем-то, и нечего. Учебники из Академии, как выяснилось, выносить нельзя, а кроме них в моей комнате больше никаких вещей и не было.

Кстати, зачем тогда Алиса так рано убежала из столовой? Не думаю, что у нее намного больше вещей, чем у меня. Получается, она вновь меня избегает? Стоп! Кого я обманываю? Она избегает меня всю неделю! С той самой ночи… неужели я что-то сделал не так?..

С такой тоскливой мыслью я и заснул.


* * * | Огненный патруль | Действие 3