home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Н. М. Доманова

ДЕТСТВО, ОТРОЧЕСТВО, ЮНОСТЬ

Нет двух одинаковых собак. У каждой — свой характер, привычки, слабости. Собака — это индивидуальность, поэтому даже опытный собаковод, тщательно выбирая щенка, заранее предусматривая цели и методы его воспитания, не может предсказать всех особенностей поведения своего будущего питомца. Каково же приходится тем, кто только вступает на этот интереснейший, но тернистый путь выращивания и воспитания будущего друга?

Владельцы часто жалуются на своих собак, просят дать совет. Большинство жалоб сводится к тому, что подросшая собака не слушается, грызёт вещи, рвёт обои, воет, убегает от хозяев, бросается на членов семьи. Встречаются и более серьёзные случаи. К сожалению, мало кто спрашивает, почему это происходит, обычно спрашивают, что делать с собакой.


О чем лают собаки

Трудно давать советы, не зная владельца и его собаку. Приходится долго расспрашивать и многое объяснять. Первое, что меня интересует в таких случаях, — это возраст собаки. Уточнив возраст, выясняю пол, породу собаки, состав семьи хозяев и особенности их взаимоотношений. После этого можно ставить предварительный «диагноз».

Дело в том, что существуют объективные законы формирования поведения собак в процессе их индивидуального развития. Но на этот закономерный процесс накладываются условия окружающей собаку среды, характер и требования хозяев. Только поняв, почему собака ведёт себя так или иначе, можно пытаться устранить, исправить недостатки.

Для того чтобы правильно воспитать собаку, необходимо знать, как она развивается, как формируется её поведение, складывается характер. Этому и посвящена статья.

Есть притча о том, как к мудрецу пришли молодые родители и спросили: «Как нам воспитывать ребёнка?» Узнав, что ребёнку три месяца: мудрец ответил: «Вы опоздали ровно на год».

Эта притча справедлива и для владельца собак. Но поскольку до сих пор не решён вопрос о том, что появилось сначала: яйцо или курица, то рассказ о поведении собак в разные возрастные периоды я начну все же с рождения щенка.

Щенок в норме рождается в оболочке. Мать сразу начинает его вылизывать и, захватывая зубами оболочку, разрывает её и съедает вместе с плацентой. В ответ на энергичный массаж матери щенок начинает дышать, двигаться и пищать. Если щенок родился мёртвым, не двигается и не пищит под языком матери, то она чаще всего съедает его вместе с оболочкой. Это естественное поведение собаки. Мёртвые щенки не могут оставаться в гнезде вместе с живыми. Случаи, когда звери поедают живых детёнышей, очень редки и чаще всего вызываются сильным беспокойством матери. Это можно рассматривать только как патологию.

В первые четыре-пять дней жизни щенок беспомощен: он слеп, глух, его движения хаотичны, он ориентируется только за счёт контактной рецепции, то есть ощущает прикосновения матери, однопомётников, температуру, вкус. Он не может ещё отыскивать мать на расстоянии.

Так называемый «материнский инстинкт» проявляется в том, что поведение матери очень тесно связано с этапами развития щенков и меняется в зависимости от их поведения.

В первые дни после рождения щенки полностью зависят от матери и она практически не отходит от них. Все собаководы знают, как трудно в первые четыре-пять дней жизни щенков вывести их мать на прогулку, как при малейшем писке щенков она бросает еду и кидается к ним. Многие суки в эти дни рычат даже на хозяев и не подпускают к щенкам посторонних. Но пройдёт неделя, и собака начнёт успокаиваться.

На первом этапе подсосного периода (первые четыре-пять дней) у щенков наблюдается всего одна универсальная форма поведения в ответ на любое ощущение дискомфорта — голод, холод, боль, потребности в выделении и т.п., — щенок активно двигается и пищит. В ответ мать сразу же бросается к щенку, обнюхивает его, начинает вылизывать, а иногда и подталкивает к соскам.

В эти дни выделения у щенков не могут осуществляться без помощи матери: щенки ещё очень слабы, чтобы отползать от гнезда или подстилки для отправления своих потребностей. Мать, вылизывая щенков и подъедая их экскременты, поддерживает чистоту в гнезде. (При искусственном вскармливании новорождённые щенки часто гибнут из-за того, что до и после еды щенку необходимо делать массаж животика до тех пор, пока он не справит нужду). Когда щенки молчат и не двигаются, мать их практически не замечает. Она начинает искать их, только если они запищат или когда у неё прибывает молоко.

В период с пятого по одиннадцатый — тринадцатый день жизни щенков открываются слуховые проходы (восьмой-десятый день) и глазные щели (одиннадцатый-тринадцатй день), они начинают вставать на лапки, сворачиваться клубочком во сне, чесаться, зевать, потягиваться, облизываться, переходят к самостоятельному выделению, начинают активно бороться за соски. С четвёртого-пятого дня мать уже спокойнее отходит от них, и инициатива в контактах с ней начинает переходит к щенкам. К одиннадцатому-тринадцатому дню щенки уже узнают мать на расстоянии одного-полутора метров и целенаправленно ползут к ней.

Это второй этап подсосного периода, во время которого формируется щенячье поведение, направленное на обеспечение жизненно важных потребностей.

Следующий этап — с двенадцатого по двадцатый день жизни. У щенков усиливается двигательная активность, они начинают ходить, садиться, реагировать на громкие звуки. В две недели щенки при искусственном вскармливании уже могут лакать жидкую пищу, но если есть выбор, они предпочитают сосать мать. К этому времени они уже стараются отходить от подстилки для отправления своих естественных надобностей, и мать постепенно перестаёт подлизывать их экскременты. Появляется исследовательское поведение в пассивной форме: щенки начинают обследовать окружающую территорию как бы по радиусам все расширяющейся окружности, центром которой является подстилка. Если на их пути встречается какой-нибудь предмет — миска, тряпка, стул, нога хозяина, — они обнюхивают его и, не трогая, возвращаются к подстилке. В этот же период появляются первые элементы оборонительного поведения: щенки начинают рычать и пугаться сильных запахов. При громких звуках они замирают, а от резких запахов стараются уйти.

Главная отличительная черта третьего этапа — появление односторонних контактов при отсутствии ответных реакций у щенков. Вероятно, это можно назвать этапом догруппового поведения.

В три недели у щенков прорезаются первые молочные зубы, они начинают видеть, с удовольствием лакают предлагаемый им прикорм, но продолжают сосать мать. Исследовательское поведение становится активным: щенков привлекают новые предметы, они хватают их, теребят лапами, начинают грызть тапочки, тряпки, мебель, хватать хозяев за пальцы, за брюки, постоянно стараются залезть именно туда, куда им лазить не следует. В это же время у щенков появляется явная пассивно-оборонительная реакция на громкие звуки, резкие движения, падающие предметы, Становление оборонительного поведения, то есть реакции на возможную опасность, идёт одновременно с развитием дистантных анализаторов — обоняния, слуха, зрения — сначала на запахи, потом на шумы, затем на резкие движения. Щенки пугаются, замирают, стараются спрятаться или убежать. При этом более активные щенки отскакивают, убегают; медлительные — садятся или отходят. Активно-оборонительные реакции в это время — лай, рычание, наскоки — проявляются только в игре, не как истинно оборонительное, а как игровое поведение.

В начале четвёртого этапа — в три недели — появляется двусторонние контакты, то есть элементы группового поведения. С этого момента мать начинает играть со щенками и воспитывать их: отгоняет от своей еды, от сосков, когда у неё нет молока, и т.п. Щенки получают первое представление о запрещении. Это выглядит следующим образом: сука сначала тихо рычит, затем громче, резче; если щенок не перестаёт делать недозволенное, мать хватает его зубами, чаще за голову. После этого как все щенки испытают на себе материнскую хватку, они начинают понимать значение рычания, если попадает одному, остальные замирают. Тогда же щенки начинают понимать и другие сигналы: например, постукивание по миске как сигнал о подкорме, запрещение, если оно подкрепляется шлепком. К четырём неделям у щенков появляется реакция на приход хозяев. Щенки бросаются к ним, начинают отличать своих от чужих. Интересно, что к матери они чаще бросаются с лаем, а людей встречают молча.

Четвёртый этап длится примерно до полутора месяцев, до окончания периода лактации. Он характеризуется активным исследовательским поведением, оборонительным поведением в пассивной форме и, главное, началом группового поведения. С этого момента человек может войти в сферу общения щенка и начать регулировать его поведение и дальнейшее развитие. У щенка происходит импринтинг человека.

Импринтинг, или запечатление, — феномен, открытый К.Лоренцом в 1935 году. Он обнаружил, что у животных есть сравнительно короткий период, названный «чувствительным» или «импринтинговым», в течение которого у детёныша происходит запечатление образа своего вида. Если в этот период детёныш общается с матерью и сородичами, то впоследствии он никогда не спутает представителей своего вида с другими видами животных. Став взрослым, такое животное будет спариваться только с сородичами. Если же в этот период произойдёт запечатление образа другого вида, — такое животное уже никогда не сможет нормально общаться с сородичами.

Если щенок вырастет в изоляции от других собак, если запечатление у него произойдёт только на человека, он, став взрослым, уже не сможет нормально общаться с собаками, не сможет спариваться с ними. Вырастет психически ненормальная собака, которая будет принимать людей за сородичей, вплоть до того, что видеть в них половых партнёров.

К сожалению, сейчас среди «специалистов» бытует мнение, которое они старательно распространяют среди владельцев собак, что из-за опасности инфекций щенков нельзя допускать к чужим собакам. В результате владельцы выращивают психически ненормальных собак. Такие кобели старательно делают садки на ноги людей, не обращая внимания на сук в эструсе, а суки не допускают к себе кобелей. У таких морально искалеченных собак затруднено и нормальное общение с сородичами. Неадекватное поведение часто вызывает агрессию у нормальной собаки. Начинаются драки, хозяева уводят собаку, обижаются на других владельцев, окончательно обрекая своего несчастного питомца на пожизненную изоляцию. Так элементарная этологическая некомпетентность может привести к непоправимым последствиям.

Получая информацию об окружающей среде, о поведении живых существ, щенок начинает приспосабливаться, то есть регулировать своё поведение в зависимости от реакций животных, людей, от свойств предметов. Таким образом он приобретает индивидуальный жизненный опыт, который вместе с врождёнными формами поведения определяет поведенческие реакции в различных ситуациях.

Наблюдение за развитием поведения щенков показало, что функциональные системы формируются в процессе развития в порядке усложнения приспособительных результатов, причём этапы развития отражаю последовательный переходя от одного уровня приспособительных реакция, направленные на обеспечение нормального обмена веществ, опосредованно, через мать, затем — на самостоятельное обеспечение жизненно важных потребностей, а потом уже появляется групповое поведение, которое в будущем включается в обеспечение социальных потребностей.

В процессе развития отдельные поведенческие реакции постепенно складываются в «блоки поведения» — комплексы поведенческих реакций, протекающих в определённой последовательности и приводящих к удовлетворению данной конкретной потребности, то есть полезному результату. Из таких «блоков» складывается в будущем как свойственное виду, так и индивидуальное поведение.

Из наблюдений за поведением подсосных щенков отчётливо видно, что отдельные элементы будущих «блоков» закладываются в предыдущих и часто не связаны с теми функциями, в которых будут задействованы впоследствии.

Так, например, щенок рождается с вполне готовой к действию функциональной системой сосания. Принимать пищу иным способом он не может. При реально действующей функциональной системе сосания появляются новые элементы, которые позже войдут в систему не только пищевого, но и игрового, комфортного, группового поведения. На третий день они начинают облизывать нос, на четвёртый — хватать пастью, на пятый — выплёвывать, на девятый — облизывать однопомётников, на двенадцатый — появляются жевательные движения. Функциональная систему лакания начинается только после прорезывания первых молочных зубов. Желательные движения появляются на двенадцатый день, но пережёвывать пищу щенок начинает только к полутора месяцам.

Таким образом, элементы будущих систем лакания и жевания появляются при реально действующей системе сосания и задолго до того, как щенок начнёт их использовать по прямому назначению. При том после окончания подсосного периода сосание исчезает, и собака никогда в жизни больше не возвратиться к подобному способу приёма пищи. У взрослой собаки язык не сворачивается в продольную трубочку.

Первый элемент активно-оборонительной реакции — рычание — появляется на двенадцатый день, но независимо от систем оборонительного поведения — при обследовании стены, во сне, при игре с самим собой, — задолго до формирования истинно оборонительной реакции.

Оборонительное поведение появляется у щенков на четвёртом этапе подсосного периода, но в это время активно— и пассивно-оборонительные реакции формируются независимо друг дот друга. Пассивно-оборонительное поведение используется как истинно оборонительное, то есть при возможной опасности щенок замирает или убегает, а активно-оборонительное — как элемент игрового: нападает, лает, рычит, борется он только при возне с матерью или однопомётниками.

Это должны знать и помнить люди, приобретающие щенка для охраны. Ни в коем случае нельзя пытаться «злить» маленького щенка и требовать, чтобы он кусался. Такое поведение хозяина легко вызывает у щенков стресс и истерические реакции. Истинное активно-оборонительное поведение формируется у собак много позже, с половозрелостью, когда формируется и территориальное поведение. Попытки раннего «развития злобы» могут привести только к развитию истерии, то есть психическому заболеванию.

С возрастом у щенков появляются все новые элементы и формы поведения. Это связано с развитием нервной и гормональной систем организма. Но проявление новых форм поведения определяется не только возрастными морфофизиологическими изменениями, но и развитием остальных поведенческих реакций. На каждом следующем этапе идёт качественное изменение всего комплекса поведения. При этом большое значение приобретает групповое поведение — контакты, при которых сначала идёт взаимная активация щенков, а впоследствии — активный обмен информацией.

Таким образом, с одной стороны, усложнение поведения является следствием и внешним выражением физического развития животного, а с другой стороны, развитие поведения во взаимодействии с окружающей средой, матерью, однопомётниками, человеком стимулирует физическое развитие.

К окончанию подсосного периода на развитие щенка все большее влияние оказывает окружающая среда. Именно в это время (от одного до полутора месяцев) щенков отнимают от матери и передают будущим владельцам. У разных щенков это вызывает разную реакцию, но при всех обстоятельствах приводит к стрессу.


О чем лают собаки

Приглашение к игре


Некоторые щенки внешне спокойно реагируют на смену обстановки, другие скулят, ищут мать, беспокоятся, особенно по ночам. Через два-три дня щенки адаптируются к новой обстановке, тем более что человек берет на себя функции матери: кормление, воспитание и защиту. Щенок очень скоро начинает относиться к хозяину как к матери. Он уже способен к этому времени понимать значение запрещения и легко усваивает, что за едой, помощью и защитой надо обращаться к человеку. Если хозяева внимательны и сразу же начинают регулировать поведение щенка, то он очень скоро будет корректировать своё поведение в зависимости от реакции хозяев.

Именно поэтому воспитание своей собаки надо начинать с того момента, как щенок появляется у вас в доме.

Период с полутора до трех месяцев — период «детства». У щенка быстро развиваются двигательные функции и координация движений, начинается адаптация к окружающей среде. Он уже реагирует на кличку как зов хозяина, понимает значение «фу» или «нельзя» как запрещение, усваивает команды «Ко мне», «Сидеть», «Дай лапу». По мере исследования окружающей территории, животных и людей у щенка накапливается конкретный опыт, определяются «блоки» поведения в каждом отдельном случае. В знакомой обстановке и в проверенной ситуации он чувствует себя уверенно, но любые изменения вызывают у него растерянность или даже страх.

В это период щенок действует методом проб и ошибок, например, если ему хочется есть, он начинает ходить по квартире, обнюхивать пол, предметы, хватать и выплёвывать мелочи, которые найдёт на своём пути, может при этом поскуливать. Если еда не появляется, то через какое-то время он, наткнувшись на хозяина, начнёт скулить громче и попытается поскрести его лапой. В том случае, если после этого он получит еду или лакомство, такое поведение закрепится и в следующий раз, в подобной ситуации он сразу пойдёт к хозяину, начнёт скулить, лаять, скрести его лапами. Опытный наблюдательный собаковод, конечно, постарается избежать подобной случайности. Увидев, что щенок голоден, он сразу начнёт подзывать его, дополняя свои действия командой «Ко мне», покормит его или, если не время, даст лакомство.

В этом возрасте щенок ещё не способен долго сосредоточится на чём-то одном, его внимание легко переключается, он отвлекается. У него слабо развиты дифференцировка и процессы торможения, от него нельзя ещё требовать выдержки.

Воспитание в этот период должно сводиться к регулированию и закреплению желаемого для владельца поведения. Время целенаправленной отработки каких-то навыков не должно превышать пяти-десяти минут.

Часто владельцы щенка сталкиваются с трудностями при выгуливании щенка. Хотя в этом возрасте он уже способен отличать своих от чужих, но в естественных условиях взрослые собаки щенков не обижают, поэтому и люди, окружающие щенка, вызывают у него любопытство, а не осторожность. У маленького щенка сильно развит инстинкт следования. Он охотно идёт за ногами, передвигающимися перед его головой. Зазевавшись, потеряв из виду хозяина, он легко увязывается за посторонним. Так же легко он может последовать за проходящей мимо собакой, особенно если она его понюхает. Это естественное щенячье поведение. Бесполезно наказывать щенка за это. Проще догнать его и переключить внимание на себя, потопав ногами перед его мордой, а затем начиная отходить от него мелкими шажками.

Собаки легче усваивают жесты, движения, интонации, чем слова. Поэтому лучше слова дополнять движениями. Подозвать щенка надо, дополняя словесную команду жестом, и отходить при этом назад. Команду «Фу» — подавать с угрожающей интонацией и очень серьёзно. Шуток щенок не понимает, он сам все делает только всерьёз. Сам «шутить» он начнёт позже. Точно так же и команды «Сидеть», «Лежать», «Дай лапу» лучше совмещать с соответствующими жестами.

Маленький щенок ещё не способен к обобщению. Если он начал грызть ножку стула или книжку и его за это наказали, то он спокойно переходит к другой ножке или книжке. Щенок понимает, что данную книжку в данное время грызть нельзя. Но это запрещение для него не распространяется на другую книжку и на другое время.

Я в своей практике всегда одновременно с командой «Нельзя» вводила команду «Можно». Это, во-первых, развивает у щенка дифференцировку, а во-вторых, очень помогает впоследствии «объяснению материала». При таком воспитании, например, моя кавказская овчарка Роджер, гуляя на пустыре, приносил и показывал мне все заинтересовавшие его предметы, от палочек и шишек до бутылок и объедков колбасы. Принесёт, отдаст в руки и ждёт. Палочки и шишечки было «можно», мы несли их домой. Бутылки было «нельзя», мы их выбрасывали, а объедки, которые тоже было «нельзя, заменялись лакомствами из хозяйского кармана.

Очень важно, чтобы щенок до трех месяцев привык к ритму жизни семьи, тогда он без неприятностей будет переносить одиночество, не будет воя, ободранных дверей при вашей попытке уйти на работу, не будет и нареканий от соседей. Надо, чтобы он твёрдо усвоил команды «Ко мне» и «Нельзя», что очень облегчает впоследствии вашу жизнь.

На собственном опыте я убедилась, что только до трех месяцев можно отучить собаку подбирать что-либо с земли. Необходимо каждую попытку щенка схватить на улице какую-либо еду сразу же резко пресекать. Если один-два раза вы будете невнимательны, то впоследствии никакие ваши запреты не смогут гарантировать безопасность вашей собаки.

У наших питомцев прекрасная память и они необычайно чутки ко всем реакциям хозяина. Собака отвернётся от куска, когда вы смотрите на неё, и обязательно вернётся и съест его, когда вы будете вне поля вашего зрения. В таких случаях не помогает даже индуктор. Моей первой собаке доберману Бианке потребовалась лишь одна попытка схватить мясо, к которому была подведена проволочка, находящаяся под напряжением. После этого урока она моментально научилась отличать куски мяса с проволокой (от них она шарахалась в сторону) от чистых кусков мяса, которые она, не задумываясь, глотала на глазах у изумлённых дрессировщиков.

Не помогают отучить собаку от этой дурной привычки и кусочки мяса, в которые завернут перец, горчица и другие приправы. Большинство собак считают их просто деликатесом, а мясо они глотают, практически не прожёвывая.

В три месяца у щенков начинается смена молочных зубов на постоянные. Это совпадает с началом следующего периода жизни собаки — «подростковым», — который продолжается по половозрелости. Половозрелость у разных собак наступает в разном возрасте — от шести до восемнадцати месяцев. Это зависит от конституционального типа собаки, индивидуально наследуемых сроков физиологического развития и условий окружающей среды.

В «подростковый» период продолжает развиваться двигательная активность щенка, формируется дифференцировка, выдержка, способность к прогнозированию, опережающему отображению, обобщению.

Поведение щенка становится наиболее разнообразным. У него формируется и накапливается жизненный опыт. Он очень подвижен и любознателен. Он уже не избегает незнакомых ситуаций, а активно стремится к ним. При этом в каждом новом случае демонстрируется все уже отработанные формы поведения, а затем и новые поведенческие реакции. При переборе вариантов поведения щенок, с одной стороны, выясняет пределы дозволенного, а с другой — определяет свои возможности. Таким образом он отрабатывает наилучший путь к достижению полезного для него результата.

Бывают случаи, когда щенок сам провоцирует появление новой ситуации и сам перебирает возможные варианты решений. Так, упомянутый выше Роджер в возрасте трех с половиной месяцев, когда перерос стоявший в комнате журнальный столик, попытался взять лежавшее там печенье. В ответ последовала запрещающая команда. Через некоторое время он попытался стащить со столика лежавшие там перчатки. Опять последовала запрещающая команда. После этого Роджер несколько секунд переводил взгляд с хозяйки на перчатки и обратно, затем отошёл, взял в зубы резиновую игрушку, принёс и положил на столик. Потом, скосив глаза на хозяйку, осторожно потянул игрушку, не сминая её со стола. Услышав команду «Можно», он взял игрушку, подержал, бросил и пошёл за своим мячиком. Ситуация повторилась: мячик разрешили взять со стола. После этого Роджер, не спуская глаз с хозяйки, потянулся за перчатками. Естественно, последовала запрещающая команда, но щенок явно ожидал этого. Таким образом он сам спровоцировал ситуацию для проверки ожидаемого результата.

Часто в возрасте четырех-пяти месяцев щенки хватают какую-нибудь вещь хозяина — шапку, перчатки — и начинают носиться, держа её в зубах и соблюдая дистанцию между собой и хозяином. Щенок может бросить вещ на землю, потом опять хватает её, подбрасывает в воздух, ловит, треплет и всё время держит хозяина в поле зрения, наблюдая за его реакцией. Ситуация, несмотря на весь её комизм, очень сложная. Догнать подросшего щенка уже мало кому под силу, запрещающие команды в такой момент практически не действуют. Но такое «издевательство» объясняется просто: щенок выясняет возможности хозяина и пределы дозволенного.

Есть разные способы выйти из такого положения, не теряя достоинства. Единственное, что категорически воспрещается, — это гоняться за щенком и тем самым «делать игру ещё веселее». Можно перестать обращать внимание и подождать, пока щенку станет «неинтересно». Можно переключить его внимание, делая вид, что ласкаете другую собаку или что-то интересное нашли на земле, если щенок уже знает команду «Апорт», — то перевести игру на работу. Вариантов решения много и они зависят от характера щенка. Нельзя забывать, что общение с собакой требует интеллектуального напряжения и от владельца.


О чем лают собаки

Играющий щенок


«Подростковый», или «ювенильный», период — один из самых сложных для владельцев. Каждый день таит новые неожиданности. Собака развивается не только физически, но и интеллектуально. Именно в этот период она активнее всего познает окружающий мир и наиболее разнообразно на него реагирует. У щенка идёт процесс реализации всех потенциальных возможностей. Чем разнообразнее будет среда, окружающая щенка в этот период, тем адекватнее будут в последующем реакции взрослой собаки.

Переход к половозрелости связан с гормональной перестройкой организма собаки. Меняется и её поведение.


О чем лают собаки

Садки кобелей друг на друга


Элементы полового и территориального поведения проявляются и у двух-трехмесячного щенка, но это — игровое поведение, которое проявляется и у кобелей и у сук. Садки же как элемент истинно полового поведения и так называемые «садки доминирования» как демонстрационное поведение, которое наблюдается и у сук, проявляются с половозрелостью. То же относится и к территориальному поведению. Щенок может лаять при появлении посторонних, но это будет не охрана территории обитания, а призыв хозяина или подражание взрослым собакам.

Наступление половой зрелости внешне характеризуется началом мечения территории. Кобели начинают метить возвышенные предметы, особенно если на них уже есть метки других собак, а у сук мечение обычно проявляется в период эструса. Кроме того, сука может оставлять метки и по пути следования в незнакомой ей местности. Если предположить ей самой искать обратную дорогу, то она пойдёт точно по своим меткам. Некоторые суки, как и кобели, оставляют метки в «местах общего пользования». Это один из способов обмена информацией у взрослых собак.

Ещё один характерный признак — изменение отношения взрослых собак к молодым. Маленького щенка взрослые собаки не трогают. Когда щенку исполняется четыре-пять месяцев, взрослые могут начать рычать на него, иногда бросаются и даже кусают, когда, по их мнению, щенок ведёт себя неправильно. Если собаки, с которыми общается щенок, психически нормальны, то хозяевам лучше не вмешиваться в «процесс воспитания». Такое поведение взрослых собак щенок воспринимает как наказание, не огрызается, а демонстрирует позу подчинения, всегда вызывая торможение агрессии.

Н. Тинберген отмечает, что неполовозрелые щенки эскимосских лаек, которые ещё не защищают свою территорию, не способны усвоить, что есть чужие территории, причём взрослые лайки позволят им ходить где угодно. Но как только у щенков появляется территориальное поведение, они выбирают себе свою стаю и начинают избегать чужих территорий, где с наступлением половозрелости их могут даже загрызть более сильные соперники.

В период от половозрелости до физической зрелости (то есть до полутора-трех лет) у собаки окончательно развивается мускулатура и костяк, формируются все формы социального поведения и окончательно складывается характер.

С половозрелостью молодая собака начинает выяснять отношения с окружающими её собаками и людьми, поиск своего места в группе и в межгрупповых отношениях. При этом каждая «победа» в конфликтной ситуации «повышает ранг» молодой собаки, а каждая неудача понижает его. Это особенно ярко выражается в поведении молодых кобелей. Если такому псу удаётся прогнать даже маленькую собачку, он становится «нахальнее» и с большими. Если же, наоборот, ему попало от более сильной собаки, он становится неуверенным и с более слабым противником.

Неуравновешенность и задиристость молодых собак объясняются попытками определить своё положение в социальной структуре взрослых животных. Это же проявляется и в отношениях с людьми.

Многие владельцы, особенно часто хозяйки, обижаются на своих собак: «Я же кормлю, пою, вычёсываю, выгуливаю, а он меня ни в грош ни ставит, совсем не слушается». Это вполне естественно. Подросшая собака перестаёт относится к человеку как к матери. У неё происходит переоценка ценностей. Она уже начинает смотреть на человека как на «члена стаи» и в поисках своего места в этой стае оценивает физическое и моральное превосходство человека. Высокоранговым членом группы, которому надо безоговорочно подчиняться, становится тот, кто сильнее и увереннее в себе. Этим объясняется тот, кто сильнее и увереннее в себе. Этим объясняется то, что молодая собака начинает «капризничать», перестаёт слушаться, может рычать и бросаться на хозяев. Подобные попытки перестройки отношений для того, чтобы занять лидирующее положение в группе, могут возникать время от времени до двух-трех лет. Особенно ярко это выражается у крупных, сильных кобелей, по своим «моральным» и физическим возможностям претендующих на высокий ранг в группе. Если хозяева не могут справиться с такой собакой, она подчиняет их себе, то есть «ни в грош не ставит». В этой ситуации есть только одно утешение: такая собака не будет слушаться, но будет охранять и защищать хозяев как «более слабых членов группы».

Не у всех собак социализация проходит так остро. Есть такие, у которых отношение к человеку как к матери остаётся на всю жизнь. Они не стремятся к изменению отношений, не претендуют на высокий ранг в группе, охотно подчиняются людям и собакам. С такими питомцами у владельцев не возникает сложных проблем. Но собаки с таким складом характера не охраняют территорию, не защищают владельца и его вещи, максимум, на что они способны, — лаять, то есть призывать хозяев в ситуациях, предполагающих какую-то опасность. Эти милые игривые создания получают всё необходимое от людей или своих собратьев, пользуясь своей слабостью, и часто достигают этого необычайно изощрёнными методами. Такое поведение многие люди называют избалованностью, что не совсем правильно. Вдумайтесь, каких трудов и интеллектуального напряжения требует попрошайничество. Сколько усилий и «изобретательности» надо потратить, чтобы добиться от хозяина разрешения, независимо от его настроения, спать только на диванной подушке или получить именно тот кусочек, который приглянулся с самого начала.

Моя маленькая дворняжка Килька потратила больше месяца, чтобы доказать ньюфаундленду Карме, что она имеет право спать на её хвосте, а какая изысканная изобретательность потребовалась от неё, когда она добилась нападения трусоватой овчарки Стеллы, довела её буквально до бешенства, а затем, когда та уже была уверена, что Килька у неё в зубах, — подвела Стеллу под морду Кармы, которую хозяйка держала на поводке, пытаясь избежать склоки. Надо было видеть морду Стеллы, когда вместо маленькой Кильки она обнаружила перед собой огромную чёрную Карму, которую панически боялась. Та же Килька умудрялась воровать со стола еду так, что наказывали за это больших собак. Конечно, при этом приходилось делиться лакомством, но, по-моему, для неё был важен не столько результат, сколько сам процесс.

Надо ещё отметить, что молодые собаки стараются перед взрослыми при демонстрационном поведении выполнять полные ритуалы. Их поведение наиболее выразительно. С возрастом и определением своего места в группе некоторые элементы в «блоках» поведения сокращаются и выпадают. Поведение стабилизируется и к двум-трём годам становится стереотипным.

Именно стабильность и стереотипность поведения собак в привычных для них условиях характерна для периода зрелости. Этот период продолжается в среднем до восьми лет.

Поступки собаки зависят от характера и опыта, накопленного в предыдущие периоды. Но критические ситуации или резкая смена обстановки воспринимаются собакой с трудом. Перестройка поведения требует от неё очень большого напряжения, именно поэтому так сложна для взрослых собак смена хозяев.

У многих собак к периоду зрелости образуются так называемые «нежелательные связи», которые ограничивают их использование рамками привычных стереотипов.

Например, в одном их московских питомников южнорусская овчарка Чапа, очень злобная в привычных условиях питомника и на посту, спасовала, когда её попытались использовать для задержания реальных хулиганов в незнакомой ей местности. Чапа испугалась, потому что выросла в питомнике и никогда до этого случая не бывала за его пределами.

У собак, выросших в домашних условиях, жизненный опыт богаче и они способны работать в более разнообразных условиях. Но дрессировщикам хорошо известно, что и у таких собак часто образуется «нежелательная связь» с дрессировочной площадкой, где они прекрасно задерживают помощника, одетого в дрессировочный халат, но могут растеряться, если им предложат задержать на улице человека в обычной одежде.

В питомнике же бывает наоборот. Так, при формальной проверке рабочих качеств караульных собак одного из московских заводов выяснилось, что они не проявляют никакой агрессии по отношению к помощнику, одетому в дрессировочный костюм. Паника персонала улеглась только через несколько дней, когда молодая кавказская овчарка, весело заигрывавшая с «дразнилой» при проверке её «рабочих» качеств, порвала телогрейку на электромонтёре, без предупреждения зашедшем в питомник. Оказалось, что вожатые используют дрессировочный костюм как тёплую одежду и в холодную погоду надевают его поверх комбинезона. Поэтому собаки воспринимают человека, одетого подобным образом, как хорошего знакомого, а агрессию у них вызывают люди, одетые в обычную одежду.

Интересный случай описан в журнале «Собаководство и дрессировка» за 1926 год. У собаки отрабатывали навыки обезоруживать помощника при выстреле из пистолета. В результате при задержании настоящего преступника собака, услышав сзади выстрел проводника, развернулась и хорошо отработанным приёмом обезоружила милиционера на глазах у изумлённого преступника.

С возрастом у собаки накапливается большой жизненный опыт. Постепенно её поведение меняется. Примерно к восьми годам происходит ещё большее сокращение элементов в «блоках» поведения. Появляется как бы «предвидение» ситуации. Собака в своём поведении опережает события: она начинает работать, не ожидая команд, используя минимум движений. Поведение меняется не только количественно, но и качественно. Для достижения ожидаемого результата собака начинает выбирать порой не свойственные ей формы поведения, но всегда основанные на прежнем опыте, и совмещающие элементы разных «блоков».

Так, ньюфаундленд Иола-Бек, когда ей было восемь с половиной лет, выступала перед школьниками по программе общего курса дрессировки. Она работала без лакомства, но знала, что оно лежит в пакете на столе.

Обычно команды шли в определённой последовательности, причём после приёма «Возвращение на место», обозначенное предметом, следовала команда «Апорт», в ответ на которую надо было принести этот предмет.

На этот раз «место» было обозначено тапочкой и дана команда «Охраняй». Собака выполнила команду, облаяла «преступника», взяла тапочку в зубы и принесла хозяйке. (Дети засмеялись. Действительно, это выглядело так, как будто собака отнесла тапочку хозяйке — «Мол, охраняй сама!») Тогда место было обозначено сумкой. Собака по команде «Место» принесла сумку. После этого сумку положили на стол рядом с лакомством, а хозяйка обозначила место, указав рукой на пустой пол (обычно в таких случаях собака возвращалась на то место, где лежала). Последовала команда «Ко мне» и посыл на место. Собака вернулась к тому месту, где лежала, понюхала пол, огляделась, подошла к столу, взяла с него сумку и принесла хозяйке. Как только хозяйка взяла сумку, собака без команды побежала к столу и, глядя на лакомство, завиляла хвостом. Поведение было настолько выразительным, что комментарии не потребовалось.

Этот случай очень нагляден. Конечно, собака нарушила правила выполнения команд, но в её поведении прослеживалась определённая логика: совместив выполнение двух команд, которыми обычно завершались выступления, она пыталась сократить себе путь к достижению цели: получению заслуженного лакомства.

Поведение собак — это неисчерпаемая тема, которая никогда не оставляет любителей равнодушными. Каждый вспоминает примеры из своей практики или случаи, рассказанные знакомыми. Любой готов дать совет новичку. Но совет владельца ньюфаундленда не всегда может помочь хозяину гончей, а рацион кавказской овчарки вряд ли придётся по вкусу карликовому пуделю.

На протяжении многих столетий люди разводят собак, выводят новые породы в поимках идеала. Но, как известно, «на вкус с цвет товарища нет». Одним нравится экстерьер бульдога, другим — левретки, третьим — сенбернара. То же происходит и с поведением. Для одних идеалом является безоговорочное послушание, а для других — безудержная злоба; одним нравятся спокойные флегматичные собаки, другим — подвижные, неуравновешенные.

Выводя узкоспециализированные породы служебных и охотничьих собак, люди добивались закрепления в ряду поколений определённых поведенческих комплексов. То есть шёл отбор на усиление желаемых рабочих качеств при одновременном ослаблении нежелательных реакций. Поэтому сегодня никакая дрессировка не заставит борзую, сидя на блок-посту, охранять склад, а сенбернара — ловить зайцев.

Воспитание и дрессировка — это, по сути, регулирование поведения в процессе его формирования, направленное на наилучшее использование наследственно закреплённых рабочих качеств.

Выбирая породистую собаку и планируя её воспитание, нельзя не учитывать её наследственных задатков.

Кроме узкоспециализированных пород, есть и универсальные: лайки, большинство овчарок и др. У этих собак особенно ярко проявляются формы поведения, свойственные виду в целом. Такие собаки по своим наследственным задаткам ближе всего к своим диким предкам. По характеру они обычно независимы и самостоятельны.

Самый же широкий спектр поведенческих комплексов встречаются у беспородных собак. Это не значит, что каждая дворняжка обладает всеми качествами лучших представителей всех пород, но именно в массе беспородных собак сохраняется весь набор поведенческих характеристик, свойственных виду. Они, по сути, являются хранителями генофонда вида, который частично утрачивается у узкоспециализированных пород.

Любая собака может быть воспитанной, то есть может усвоить правила поведения при общении с людьми, но ошибки воспитателя могут испортить даже самого лучшего щенка.

Хочется надеяться, что представление о законах формирования поведения собаки поможет владельцам избежать некоторых ошибок в воспитании их питомцев. Ведь за поведение собаки ответственность несёт её владелец.


А. Д. Поярков ИЗ ЖИЗНИ БРОДЯЧИХ СОБАК | О чем лают собаки | В. С. Варлаков, И. И. Затевахин кандидат биологических наук