home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Вторник

Это налет

Джин забирается на заднее сиденье арендованной мною машины. Я уже готов получить оплеуху. Даже не хочу встречаться с ним глазами. Чувствую его присутствие, свежий запах сигарет и вчерашний перегар от виски. Я нахожусь на одном конце короткой улицы, а Морти – на другой, следит, чтобы не появились полицейские. У нас телефоны, коротковолновые рации и пара сканеров, настроенных на полицейскую частоту. Проезжая мимо ворот, мы заметили припаркованные напротив «гелендваген» и кабриолет.

– Здорово, сынок, – по-утреннему бодро говорит он и игриво хлопает меня по бедру. – Что с твоей рукой, сынок?

– Не спрашивай, Джин, – не оборачиваясь, бурчу я.

Думаю, мне приходится работать с бандой шизофреников. Я уже взял за правило постоянно носить с собой липовый паспорт и деньги.

– Дай-ка на секундочку свой телефон, сынок. О, только посмотри, у тебя тут целая коллекция, прямо командный пункт какой-то!

Я протягиваю ему один из мобильников, наваленных на заднем сиденье. Он вынимает из кармана листок бумаги.

– Не умею я с этим обращаться. Набери лучше сам. Это номер Джея Ди. Я ввожу цифры, жму кнопку посыла вызова и возвращаю телефон Джину.

– Доброе утро, сэр, – обращается он к Джею Ди. – Тут ребятки подсуетились для вас. Сегодня у нас встреча. Думаю, все справедливо… Не по телефону. Перезвоню позднее.

Было решено, что Джин не будет выманивать караульных из мастерской. Это слишком очевидно. Вместо этого он раззадорит их теорией о том, что у нас появился покупатель на их товар. Ворваться внутрь, размахивая автоматами, и захватить груз было бы относительно просто, но может вызвать кучу осложнений. Возможно, даже развяжет войну между группировками. Они должны думать, что получат комиссионные.

Ребятки подсуетились для них, добывая все необходимое для операции. Терри и Кларки проводили здесь ночи и дни, отслеживая все их перемещения в пространстве. Коуди тоже несколько раз наведывался сюда, чтобы сделать фотографии длиннофокусным объективом, остальное же время он носился по всему Лондону, набирая добровольцев, приглашая к участию знакомых профессионалов, закупая, а иногда печатая и даже собственноручно создавая необходимый реквизит. Коуди достал отличные копии полицейских фуражек с шашечками на боках и шлемы, в которых легавые выезжают на задержание. Жетоны он выполнил из фотокопии эмблемы Юго-Восточного регионального отделения уголовной полиции, украсил рельефом и покрыл прозрачным пластиком. Если изучать их под лампой, то, конечно, серьезной проверки они не пройдут, но в той суматохе, которую мы планируем создать, да еще в совокупности со «смит-вессонами», бронежилетами, больше похожими на куртки метеорологов, и желтыми тужурками с надписью «ПОЛИЦИЯ», вполне сгодятся. Буквы хирургически аккуратно вырезались под трафарет из бело-голубого светоотражающего пластика и столь же аккуратно наклеивались длинными узкими полосками. Коуди, видимо, посмотрел по телику «Историю Колдица», тот эпизод, где английские школьники из посылок Красного Креста сотворили весьма убедительную фельдмаршальскую форму. Он раздобыл портативные рации, миниатюрные нагрудные переговорные устройства и ушные гарнитуры.

В воскресенье ночью он заслал человека на стоянку автомобилей полицейского управления в глуши южного Лондона. Тот перемахнул через забор и провел там целых три часа, открывая дверцы и роясь в багажниках и «бардачках» полицейских машин. Улов, однако, его разочаровал: мусорный мешок со всякой ерундой, лента с надписью «ПОЛИЦЕЙСКАЯ ЗОНА», дубинка, полицейские перчатки и планшет. Коуди это богатство досталось за пять сотен. Самым ценным приобретением оказалась полицейская лента, обошедшаяся ему по двести фунтов за сто метров. Но она стоила этих денег.

Терри пробрался через сад к ветхому садовому амбару, расположенному футах в двадцати от дверей, так что слышит доносящиеся оттуда шутки и хохот. Он имеет возможность прошептать нам по телефону полученные сведения со своего передового поста наблюдения, мы же для корректировки данных позвонить ему не можем. Коуди предупредил его, чтобы тот держал телефон как можно выше. Иногда он звонит нам на другой номер, мы не принимаем вызов, трубка звонит, а мы расшифровываем сигнал. Три звонка означают передвижения в «гелендвагене», два – в спортивном «мерсе».

Терри позвонил ранее и сообщил, что внутри находятся шестеро здоровяков. Трое провели там ночь, еще трое подъехали с утра. Когда туда войдет группа Коуди, им в карманы тужурок предварительно засунут мобильники с открытой линией, входящей на мой «командный пункт», так что если ситуация вдруг выйдет из-под контроля, мы сразу же об этом узнаем и будем действовать по обстановке. Если мы что-то засечем, то тут же передадим им по рациям. Существует, конечно, опасность того, что ребята поднимут такой шум, что какие-нибудь любознательные и ответственные соседи вызовут настоящих полицейских, которые атакуют нас своей кавалерией, и дело накрылось. Я внимательно вслушиваюсь во все сигналы сканера. Джин собирается выйти из машины.

– Я войду туда с первой волной, но из фургона не выйду, пока… – Он подмигивает и похлопывает себя по груди, где припрятано вселяющее страх орудие.

Макгуайр закрывает дверцу, делает два шага и возвращается, словно что-то забыл, открывает заднюю дверь и наклоняется в салон.

– Кстати, то дело. Оно улажено. Ребята нашли их в какой-то грязной сауне в шале. Вырвали их оттуда.

– Я должен заплатить? Хорошо. – Я пожимаю плечами.

– Я угощаю. Возьмем из выигрыша.

Он захлопывает дверь и на цыпочках перебегает улицу. Звонит один из телефонов, и я отвечаю. Это Терри. Должно быть, поднял трубку вверх. Я слышу смех и подшучивания, решают, кто первым поедет завтракать, кто-то выражает недовольство, дерутся понарошку, осыпают друг друга оскорблениями и притворными угрозами. Они в хорошем настроении после звонка Джина. И моральный дух резко подскочил вверх. Звонит другой мобильник. Три сигнала и стоп.

– Движение в большом «мерсе», – передаю я по рации.

– Трое уезжают. Остаются Джей Ди, Сидни и Гэри, – шепчет Терри, пытаясь пробиться сквозь рев мотора.

Это нам на руку, потому что те трое, что садятся сейчас в джип – Большой Фрэнки, Громила Пол и Сэмми Фишер, – наиболее отчаянные, воинственно настроенные психопаты, без разбору хватающиеся за оружие. Они воспользовались служебным положением, чтобы сгонять за жратвой и подкрепиться. Джей Ди единственный из оставшихся может оказать серьезное сопротивление. Гэри даст тягу от солнечного зайчика. А Сидни вообще ни в кого стрелять не будет. Но и убегать не захочет. Возможно, потребуется толчок. Полулежа-полусидя, зажмурив один глаз, другим заглядывая в окуляр бинокля, вижу, как из ворот выезжает «гелендваген» и заворачивает в сторону Морти. Звонит один из мобильников. Это Морт.

– На борту трое: Фрэнки, Сэмми и Поли.

– Билли выждет пять минут, потом пойдет в атаку.

Вновь это состояние: потеют ладони, не хватает дыхания, сердце колотится на весь район. Проверяю часы каждые пять секунд. Может, Коуди передумал и решил не утруждаться? Может, он уже попивает где-нибудь кофе с миндальными круассанами? И тут из-за угла со стороны Морти появляется белый фургон – Троянский конь, как назвал его Коуди Гаррет. Вождение – еще одна страсть Джина. Он выкручивает рулевое колесо и ведет машину прямиком к воротам. Какой-то механик из соседнего гаража, который вышел покурить на воздух, бросается наперерез, пытаясь свернуть его с узкой ухабистой дорожки. Но Джин совершенно его игнорирует и едва не сбивает парня с ног. Трансмиссия ревет и горит, коробка передач взывает о помощи, фургон трясется из стороны в сторону, ловит бордюр, одним боком царапается о кирпичную стену. Все ребята, находящиеся внутри, одновременно нажимают кнопку вызова. Сразу же начинают трезвонить все мои мобильники. Я бью по зеленым кнопкам приема. Теперь из шести аккуратно уложенных в ряд на заднем сиденье трубок до меня доносится пронзительный рев мотора.

Слышу, как поехали вверх роликовые ставни задней двери, и на бетонное покрытие дороги с боевыми кличами и воплями, словно дикие краснокожие индейцы, вываливают наши парни, распахивается дверь, слышатся крики: «Полиция! Бросить оружие!», ругательства, схватка. Если кто-то собирался стрелять, то сделал бы это сейчас. Воюющие стороны сцепляются в поединке, один телефон выпадает на пол. Коуди велит своей команде вывести эту троицу на воздух как можно быстрее, чтобы те смогли попытаться сделать ноги. Обычно полицейские отчаянно пытаются лишить своих пленников боеспособности, подавить их волю к сопротивлению. Наш отряд, наоборот, всячески способствует и даже подстрекает их к совершению побега, но так, чтобы это не бросалось в глаза. Слышу, как о кирпичную кладку ударяется металлический предмет, и следом доносятся проклятия Джея Ди. Несколько механиков и маляров выбегают на улицу, чтобы убраться подальше от сражения. Слышу из одного из телефонов голос Терри, выкрикивающий мое имя.

– Терри?

– Да, брат. Слушай, этот Гэри перемахнул через забор, как молодая газель.

– А остальные?

– Приближаются к улице. Может, получится, брат.

Слышатся крики. Голос Джея Ди заглушает все остальные. Он выкрикивает что-то нелестное в адрес полицейских. Что-то типа: «Похороню тебя, легавая сука».

– Давай, сынок, давай! Беги же! Никто не стреляет! – орет в трубку Терри. – Дай-ка я выйду. Так лучше видно. Да. Есть! Они уносят ноги. Красавцы мои. Джей Ди всех перехитрил. Они будут у тебя через пять, четыре, три, две, одну, ноль секунд. Есть картинка?

На счет «ноль» Джей Ди и Сидни стремительно выбегают из ворот и направляются в сторону улицы. Они бегут быстрее, чем следует двум таким громоздким ребятам. Джей Ди швыряет на дорогу металлический прут. Какая-то машина вынуждена резко затормозить, чтобы не сбить нашего здоровяка. Ее даже заносит, но Джей Ди вовремя замечает приближающуюся угрозу и отворачивает в сторону, матерится и во весь опор несется в моем направлении. Абсолютно напуганный Сидни в это же время падает, быстро поднимается и, охваченный паникой, бросается в другую сторону. Я нагибаю голову. Слышу, как мимо проносится Джей Ди. Считаю до трех и медленно высовываю голову, но он уже скрылся за поворотом. Все, напряженная часть операции окончена. Наступает время умной части.


Прими это как мужчина | Слоеный торт | Умная часть