home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Это была не просто удача. Это было чудо. Невероятное чудо. Витал появился вечером того же дня. Этого не могло быть, но Витал приехал один. Совершенно один. И не на своем красавце «Роллс-Ройсе», а на обыкновенной «девятке». Сам за рулем.

Солнцезащитные очки, голова опущена, нижняя челюсть неестественно выдвинута вперед. Такое впечатление, будто Витал нарочно искажает свою внешность. Боится, что кто-то узнает.

В руке кейс. Изящный кожаный кейс с золочеными застежками. Он не держал его – он вцепился в него, аж костяшки пальцев побелели. Как будто это у него ядерный чемоданчик...

Никита не верил в чудеса. Но ему пришлось в это поверить.

Еще вчера утром он должен был вылететь из «Шереметьево-2». Но он остался. И в тот же день решил кучу проблем. Оружие, деньги, машина.

А Витал тем временем ждал звонка из-за границы. Как там, долетел Никита или нет? Он мог уже дождаться звонка. Мол, не прибыл клиент... Если так, Витал должен был задуматься, сделать для себя соответствующие выводы, принять дополнительные меры безопасности.

Но, видно, он еще ничего не знает. Или просто ничего не боится. Но так или иначе, должна же быть с ним охрана. Но ее нет. Почему?

Уж не в этом ли кейсе с золочеными застежками находится ответ?

Витал скрылся в подъезде. Никита выждал момент. Вдруг где-то поблизости затаились его телохранители? Вдруг где-то рядом подвох?.. Но вроде все спокойно.

Никита вышел из машины, прихватил с собой тряпичную сумку и с деловым видом двинул к подъезду. Будто он сто лет живет в этом доме, будто всех здесь знает. Впрочем, это было ни к чему. Никто не обратил на него внимания. Не было старушек на лавочках. Словно вымерли они тут все... А если бы и увидел его кто, ничего страшного. Ну, приходил какой-то бородатый сантехник в робе и черных прорезиненных перчатках.

Квартира Альбины находилась на четвертом этаже. Раньше у нее была обыкновенная дверь. Сейчас же стояла мощная, бронированная. И даже глазок видеокамеры над нею. К чему бы это?

Такую дверь можно взломать разве что выстрелом из гаубицы. И то, если бить в упор... Но у этой двери был один существенный недостаток. Мощные замки на ней, не так быстро, как хотелось бы, проворачиваются они. И проворачиваются с шумом.

Никита встал на лестничной площадке между четвертым и пятым этажом. Сдвинулся чуть в сторону, чтобы его не особо было видно с площадки четвертого этажа. Достал из сумки кепку, низко надвинул ее на лоб. Вслед за ней появилась бутылка пива. Он откупорил пробку, сунул ее в карман. И сделал несколько глотков из горлышка. И прислонился задом к подоконнику.

Низко надвинутая кепка, закрытые глаза, придурковатое лицо, бутылка в руке. И плюс к этому Никита качался, как маятник. Казалось, он вот-вот упадет. Но не падал он. Можно кинуться в атаку с положения лежа. Но при этом затратишь драгоценную секунду. А время пойдет на мгновения...

Никита сбросил с себя дурацкое оцепенение, едва послышался долгожданный шум замка. Дверь приоткрылась, а Никита уже был в полете. Не позавидовал бы он Альбине, если бы это выходила она. Но нет, это не она.

Витал ничего не успел сообразить, как получил по голове бутылкой. Теряя сознание, под давлением Никиты он влетел внутрь квартиры. И растянулся на полу.

А Никита уже прижал к стенке Альбину. Он ничего не имел против этой женщины. Но пришлось пережать ей шейную артерию. Альбина отключилась и кулем сползла вниз.

Витал не потерял сознание. Но состояние его было ужасное. Он пытался встать, но всякий раз хватался за голову, стонал от боли и под этот аккомпанемент делал оборот вокруг свой оси и падал.

Никита помог ему. Он приставил «ствол» к голове Витала. «Тотоша» с глушителем. А у самого Витала под курткой он нашел «беретту». Без глушителя, но с запасной обоймой на пятнадцать патронов. Никита конфисковал пистолет.

– Ну что, братуха, поговорим? – Он схватил Витала за шиворот, оторвал от пола, втащил в комнату, швырнул на диван.

Пока тот выходил из шока, Никита вытянул из коридора и впихнул в комнату Альбину. Пусть под присмотром баба находится.

Витала и Альбину Никита рассадил по разным углам, сам сел в кресло напротив, у самого выхода. Основное внимание на Витала. От Альбины сюрпризов ожидать не приходилось – одно слово, баба...

Никита молча держал Витала под прицелом. А тот сидел на диване, руками обхватив голову. Чуть постанывает. Как будто важней его головы ничего сейчас нет. Но притворяется – не голова его сейчас волнует. Наконец он не выдержал.

– Ник, сучонок, что ты творишь? – простонал он.

– Да так, прикалываюсь...

– Ничего себе приколы...

– А если серьезно, хочу узнать, кого ты на Канары по моему следу направил.

– Не понял...

– Зачем ты киллера за мной послал?

– Ник, ты чо, сдвинулся? – от волнения голос Витала сорвался на фальцет.

– Я – нет. А вот ты – да... Убить ты меня хочешь, Витал. Мешаю я тебе.

– Не, ну ты гонишь, в натуре...

– И Артемчик тебе мешал...

– Слушай, Ник, пургу ты гонишь, в натуре... Артемчика я в беде не брошу...

– Конечно, не бросишь. И похороны пышные организуешь...

– Не понял...

– Нет больше Артемчика... Убили его. На «крытке»... Убийцу нашли. Сознался он. От тебя заказ получен...

Никита блефовал. И, похоже, не напрасно. Витал поджал хвост, мысленно ушел в себя. Как будто ситуацию просчитывал. Где он допустил прокол?.. Но, видно, проколов не было. И, значит, Никита просто берет его на пушку... Он взял себя в руки.

– Не, ну ты чо, Ник, мозги мне компостируешь? Не трогал я Артемчика...

Но было уже поздно. Никита уловил фальшь. И не верил Виталу.

– Ты – нет. Другой – да... Короче, за расчетом я пришел.

– За каким расчетом, брат?

– Тамбовский член тебе брат...Ты Артемчика завалил. Меня завалить хотел. Значит...

Никита нарочно затянул паузу.

– Что – значит? – не выдержал Витал.

– А ты будто сам не знаешь, что мне делать, чтобы выжить в этой ситуации...

– Что?..

– Закон джунглей, философия убийства... Убить я тебя должен, Витал. Сам знаешь, я ведь примерный твой ученик.

– Не, Ник, ты чо, в натуре... Ты же мне как брат! – простер к нему руки Витал.

– Руки за голову, – грозно повел бровью Никита.

Витал повиновался. Снова обхватил голову руками.

– Ты сейчас кто? Крутой мафиози, старший в команде... Я тебе помог достигнуть таких высот. А ты меня чем отблагодарил?.. Ты при делах, а ко мне задницей.... Мог бы меня по коммерческой части при себе поставить. Так нет, ты, Ник, в пролете... Для тебя, Ник, пуля уже отлита...

– Ник, ты чо, какая пуля?.. А потом, мы же вместе банк открыть собирались...

– Ты банк сам хотел открыть. Из-за этого пальбу пластиковую в кабаке поднял. Меня на роль киллера сватал. Чтобы банк твой отстоять... А мне какую-то туфту про магазинчик втирал. Как лоха разводил. Как самого последнего лоха...

– Да не, Ник, ты что-то не то несешь...

– Я-то знаю, что говорю... Кстати, насчет банка ты разговор завел уже после того, как дал команду зачистить меня.

– Да нет... В натуре, нет!

– В натуре, да!.. А Лена?..

– Что Лена?

– Ты спал с ней.

– Да ты чо, в натуре?

– А это что?

Никита швырнул ему заранее приготовленные фотографии.

Витал взял их, долго изучал, что-то мысленно прикидывал. А потом со смешком вернул. Руки его остались на коленях. На этот раз Никита не придал этому значения.

– Ник, братуха, это же ничего не значит... Была у меня Лена один раз без тебя. Ну, подумаешь, взял я ее за талию. Это же, типа, дружеский жест...

Рука Витала опустилась еще ниже.

– Ты спал с ней? – жестко спросил Никита.

– Если честно, нет. У нас ничего не вышло... Она же сука! Ей не постель нужна, ей мои бабки нужны. Сказала, что никакой постели, пока не женюсь...

– Да, Витал, ты совсем оборзел... Как с последним лохом со мной обошелся. Подругу забрал. За жизнью охотишься... Но я не лох... Я ведь могу убивать. Или ты не знаешь?

Никиты вытянул руку с пистолетом, нацелил «ствол» точно ему в лоб.

– Не-ет!..

Женский визг больно ударил по ушам. Будто какая-то гигантская пружина разжалась за спиной Альбины. Она вырвала свое тело из кресла и рванулась к Никите.

Никита сидел на краешке кресла, а потому успел среагировать, подался чуть вправо. Ушел с линии атаки. Альбина протаранила пустое место. Но уже начала разворачиваться для новой атаки. Ее совершенно не смущал пистолет в его руке. Или совсем баба рехнулась, или Витал ей так дорог...

Никита мог бы сладить с ней. Вырубить точечным ударом. Но ему помешал Витал.

Под штаниной на правой голени у него была закреплена кобура, а в ней карманного формата «браунинг». Вот куда тянулась его рука. А Никита этого не понял... Витал воспользовался суматохой. И успел выхватить пистолет. Уже направил его на Никиту.

Никита не успевал выстрелить на опережение. Поэтому он резко ушел влево. Но нарвался на Альбину. Она уже готова была вцепиться когтями ему в лицо. Но хлопнул выстрел.

Альбина покачнулась и сразу же стала заваливаться на Никиту. И этим заслонила его от пуль Витала.

Витал стрелял, но все пули впивались в Альбину. Никита воспользовался живым (или уже неживым) щитом. Оставаясь неуязвимым, он толкнул тело Альбины на Витала.

Тот потерял равновесие и на какое-то мгновение вышел из игры. Этим мгновением воспользовался Никита. Он швырнул свое тело на противника. Пистолет его находился в неудобном положении для стрельбы. Зато он мог ударить им наотмашь. Что он и сделал. Рукояткой в висок он начисто вырубил Витала.

Витал рухнул на диван, застыл в неудобной позе. Никита приставил пистолет к его затылку.

Никита допустил не одну, а сразу две непростительных ошибки. Надо было сразу кончать Витала. А он дал втянуть себя в разговор. И вот итог – сам едва не нарвался на пулю. И Альбина погибла. Совершенно не нужная жертва...

Возможно, Никита виновен в ее гибели. Но ведь ее уже не вернуть...

Внезапно его осенила хорошая мысль.

Никита убрал пистолет, нагнулся над телом Альбины, на всякий случай убедился в том, что она действительно мертва. И только после этого подошел к Виталу. «Браунинг» был у него в руке. Но Никита не стал его вынимать. Напротив, он еще больше укрепил его в руке. А самого Витала посадил на диван. И приставил «браунинг» к его виску. Положил свой палец на указательный палец Витала.

Он уже собрался нажать на него, когда Витал открыл глаза.

– Что ты делаешь? – в ужасе вопросил он.

Но Никита ему ничего не ответил. Больше ошибок с его стороны не будет.

«Бей первым, брат!..»

Он нажал на палец Витала. «Браунинг» с грохотом выдавил из себя пулю... Все, нет больше бригадира. Нет бывшего друга Никиты... Бывшего друга... Бывшего врага...

Чаус... Вован... Теперь вот Витал... Из их боевой бандитской «пятерки» остался только он, Никита. Ну, еще Гиря, но и того как бы нет, на долгие годы его упекли за решетку...

Чаус, Вован, Витал, Никита – они назывались братьями. Вместе дела серьезные делали, вместе рисковали, вместе водку пили, вместе баб топтали. Жили одной жизнью... Вована застрелил Витал... Витала застрелил Никита... Вот он, финал бандитского братства... Нет братства – все это миф. В бандитском мире один закон. Закон джунглей...

Правильно говорил Светлов про пауков в банке...

Да будь она проклята, эта бандитская жизнь!..

Все, с прошлым покончено раз и навсегда... Но нельзя уходить так сразу. Прежде нужно подчистить за собой хвосты...

Звук выстрелов мог вспугнуть соседей. Поэтому Никита засуетился. Но вовремя обнаружил, что в квартире Альбины недавно был сделан ремонт. Евродизайн – это понятное дело. Но, кроме того, квартиру оборудовали отличной звукоизоляцией. Толстые стекла, звуконепроницаемое покрытие стен, двойные двери. Хоть бомбу здесь взрывай, никто из соседей ничего не услышит...

Можно было не торопиться.

Все это время Никита был в перчатках. Поэтому ему не пришлось уничтожать свои «пальчики». Но нужно было нарисовать общую картину событий. Что он и сделал. Получалось, что Витал и Альбина поругались. Витал влепил ей пощечину. Она бросилась убегать от него. Он же остановил ее несколькими выстрелами в спину. А затем застрелился сам...

Глупо. Братва не поверит. Зато менты с удовольствием ухватятся за эту версию. Чтобы отчетность себе не портить...

Никита уже собирался уходить, когда вспомнил про кейс с золотыми застежками.

Кейс валялся в коридоре. Это Никита выбил его из рук Витала. Но в нем ничего нет. Или Витал приходил сюда с пустым кейсом, или он опустошил его здесь.

Не снимая перчаток, без лишней спешки, предельно аккуратно Никита начал поиск. Начал и тут же закончил.

В гарнитурной стенке за тонкой перегородкой из темного стекла стоял большущий кожаный саквояж. Протяни руку да возьми. Но простота эта кажущаяся. Чтобы добраться до содержимого, нужен ключ к очень сложному замку. Его Никита нашел у Витала в кармане.

Связка ключей, и вместо брелока какой-то прибор, напоминающий переговорное устройство. Щелк, щелк, и доступ к саквояжу открыт.

В саквояже были деньги. Плотные ряды банковских упаковок – в каждой по десять тысяч долларов. А всего – около двух миллионов. Жирно! Круто!.. И жутко!..

Никита понял, что это за деньги. Это «общак» группировки.

Витал назначил казначеем самого себя. Он никому не доверял – только себе. И еще Альбине. В ее квартире он оборудовал хранилище. И ездил к ней в гордом одиночестве. Чтобы никто, даже телохранители, ни о чем не могли догадаться.

Он сделал в квартире капитальный ремонт. Но почему не выделил для денег целую комнату, не поместил их в бронированный сейф... Как будто в поисках ответа на этот вопрос, Никита нажал на кнопку прибора.

– Раз, два, три! – как в микрофон бросил он.

Прибор эхом отразил его слова.

До Никиты дошло не сразу. Но дошло. В саквояж был вмонтирован «жучок». А Витал имел при себе приемное устройство. Он подъезжал к дому, включал прибор и некоторое время слушал, что творится в квартире Альбины. А вдруг она сговорилась с кем да устроила на него засаду?..

Никита забрал саквояж. Тщательно запер за собой дверь. Чем поздней кинутся искать Витала, тем лучше...


* * * | Брат, стреляй первым! | * * *