home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Весь день просидел Никита в своей камере, и только под вечер его выдернули на допрос.

В кабинете его ждали два опера, те самые. И следователь. Молодой паренек с жидкими усиками.

– Ну что, гнида, подумал, как себя вести? – зло спросил его рыжий Лева.

– А чего мне думать, – пожал плечами Никита. – Я ни в чем не виновен... И еще я требую адвоката...

– Я тебе сейчас выпишу адвоката! – дернулся в его сторону рыжий.

Но вовремя вспомнил о следователе и поостыл.

– Я ничего не буду говорить... И вообще, я считаю, что меня арестовали незаконно! – заявил Никита. – Мы с друзьями приехали купаться, а тут заварушка... Но мы-то здесь при чем?..

Следователь внимательно посмотрел на него.

– Да, вы правы, мы не можем предъявить вам никакого обвинения.

Никита подумал, что после такого заявления опера набросятся на следователя с кулаками. Но те и ухом не повели.

– Единственно, мы можем вас привлечь в качестве свидетеля.

– Так почему я до сих пор под стражей?.. Я буду жаловаться прокурору.

– Жалуйтесь сколько угодно... Дело в том, что вы задержаны до выяснения вашей личности.

– Но вы же все выяснили.

– Выяснили... Поэтому сегодня вы будете выпущены из-под стражи.

Опера, рыжий и чернявый, снова никак не отреагировали на заявление следователя. А Лева даже отрешенно зевнул.

На этом беседа закончилась. Никиту вывели из кабинета, привели к дежурному по изолятору. Тот протянул ему какую-то книгу.

– Распишись вот здесь...

Никита расписался в том, что претензий ни к кому не имеет, получил свои вещи, и его повели к выходу из отделения.

Вещи он получил. Но не все. Цепь вернули, перстень-печатку тоже. А еще у него было около сотни долларов. А вот это конфисковали. Но Никита не возникал. Хрен с ними, с этими деньгами, – главное, его освободили!

Никита уже вышел во двор, когда его остановили опера.

– Эй, Брат! – окрикнул его рыжий Лева.

Никита обернулся. Опера шли к нему с довольными физиономиями. Еще немного, и целоваться полезут.

– Ты уж извини, братишка, если мы что-то не так делали! Работа у нас такая. – Рыжий взял его за руку и принялся ее трясти. – Сам понимаешь...

Оказывается, не такие уж они и плохие, эти опера. А то, что били и противогаз на голову надевали, – да, это их работа. Грязная, мерзкая, но работа. Они ведь с преступностью борются, с них результат спрашивают. И если что не так, погоны долой...

– Да ладно, чего уж там...

К зданию отделения подъехала милицейская машина. Никита не обратил на нее никакого внимания.

– Ну, спасибо тебе за все! – громко поблагодарил его рыжий.

И продолжал трясти руку.

– За что спасибо? – не понял Никита.

Он пытался освободить руку, но рыжий крепко держался за нее.

– За сотрудничество спасибо...

За какое такое сотрудничество?.. Никите показалось, что он ослышался... Он хотел сказать рыжему пару ласковых слов, но в это время увидел Кэпа. Его шеф выходил из машины в сопровождении двух спецназовцев. На руках стальные браслеты. На лице презрение ко всему. И ненависть. Она была обращена к Никите.

– Сука! – зло прошипел Кэп. – Удавлю падлу!

Вне всякого сомнения, он видел, как рыжий тряс Никите руку, как благодарил за сотрудничество.

Никита все понял. Опера знали, что сейчас подвезут Кэпа. И разыграли весь этот спектакль. Получалось, Никита сдал своего шефа, а менты его за это благодарят. Вот гады!

Вслед за Кэпом из машины выдернули Горбыля. Этот смерил Никиту презрительным взглядом.

– Козляра! – выплеснул он на него весь свой яд. – Сучара!

– Иди, иди! – бесстрастно подтолкнул его спецназовец.

Никите хотелось кричать от обиды. Не виноват он, ни в чем не виноват! Подставили его! Но в горле пересохло, язык прилип к нёбу. В ушах зазвенело... Он тупо и растерянно смотрел, как уводят Кэпа и Горбыля. И не мог и слова сказать в свое оправдание.

– Ну что, братуха, попал? – позлорадствовал рыжий.

Только сейчас он отпустил руку Никиты и предусмотрительно отступил на пару шагов от него. А его напарник на всякий случай сунул руку под пиджак, положил ее на рукоятку своего «макара».

– Скоты! – выдавил из себя Никита.

И впился в Леву ненавидящим взглядом.

– Сам во всем виноват, – сказал рыжий. – Не хрен было из себя героя разыгрывать...

– Задавлю уродов!..

– Угрожаешь? – нахмурился чернявый. – Обратно за решетку захотелось?

Никита сник. Не хватало ему сейчас в камеру угодить. Да еще в общую. Там его сразу же и убьют...

– Вершинин! Светлов! – донеся откуда-то начальственный окрик.

– Ну все, нас зовут! – сказал рыжий. – А ты, сука, иди... Кстати, там за углом хозяйственный магазин. Купи себе веревку и мыло. Вешайся...

Менты ушли. Никита проводил их ненавидящим взглядом.

На ватных ногах он дошел до ближайшей остановки, сел в первый троллейбус. И поехал, не зная куда. В голове все перемешалось. Обида гремучей змеей вползла в его душу, отравила сознание...

Менты! Поганые менты!.. Сволочи! Подонки!.. Не должны они были с ним так поступить. Не должны были... Но поступили... И нет им пощады!..

Но время – лучшее успокоительное. Постепенно Никита приходил в себя. Кровь остыла, охладила мозг. В голове завертелись трезвые мысли.

Что делать? Что делать?.. Как выпутаться из этой ситуации?..

Менты подставили его. Теперь Кэп и Горбыль будут думать, что это он сдал их. Ведь они в его присутствии давали отмашку на Чугунова. Теперь на них можно навешать всех собак, обвинить во всех смертных грехах, отправить за «колючку» на долгий срок. Наверняка они уже вынашивают планы, как наказать отступника. Ведь он не только предатель, но еще и свидетель...

А ментам, похоже, и на самом деле есть что предъявить Кэпу и Горбылю. Возможно, их сдали по-настоящему. Но кто?.. Может, Витал. Может, Вован. А может, и Гиря... А может, и кто-то другой... Только не Никита. Но все шишки посыпались на него. Менты подставили не кого-то, а именно его. Почему так? За что они поступили так подло именно с ним?

Надо что-то делать.

Есть вариант – слинять из города, исчезнуть. Уехать куда-нибудь далеко-далеко, спрятаться так, чтобы никто никогда его не нашел. Будь прокляты бандиты. Будь прокляты менты... Но скрыться в его положении – это значит признать свою вину. Кэп сделает все, чтобы наказать его заочно. Не дотянется до него, возьмется за его родителей. Вышвырнет их из квартиры на помойку...

А ведь из-за них, из-за родителей, и началась вся эта канитель...

Нет, из города он никуда уезжать не станет. Он просто на время скроется... Но где?

Никита снова начал перечислять варианты. И остановил свой выбор на Коле Кораблеве. Может, на этот раз его армейский дружок будет дома...


* * * | Брат, стреляй первым! | * * *