home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ЭПИЛОГ.


Давыдов до вечера писал всевозможные объяснительные. Осокин занимался тем же, но в другой комнате. Несколько раз их просили рассказать обо всем случившемся, причем слушали их разные люди. Потом их наконец-то сообразили покормить, а затем провели в комнату, где к их приходу уже находилось несколько человек. Анатолий и Петр прошли внутрь, и двери за ними тихо прикрыли. Сидевшие в креслах принялись их внимательно разглядывать. Давыдов и Осокин переглянулись и уселись в пустующие кресла. Из троих присутствующих знакомым оказался только тот, что встречал их днем на аэродроме. Остальных капитан никогда не видел.

— Полковник Боровой Илья Степанович, начальник отдела радио и радиотехнической разведки ГРУ МО РФ, — представился один из незнакомцев.

— Генерал-майор Хмелев Олег Леонидович, возглавляю аналогичное учреждение в ФСБ, ну а вы можете не представляться, о вас мы уже практически все знаем.

Друзья продолжали молчать.

— Похоже, мы на вас особого впечатления не произвели, — дружелюбно улыбнулся Боровой.

— Это была ваша идея, заварить всю эту кашу? — мрачно осведомился Осокин. Высокие чины неуверенно переглянулись.

— Наша, но скажем так: каша слегка пригорела.

— Мы заметили, — сухо заметил Давыдов. — И что теперь?

— Для начала мы должны сказать вам спасибо.

— Пожалуйста, — иронично сказал Петр, — если что, мы всегда к вашим услугам.

— Парни, мы знаем, что вам всем пришлось несладко. Сами понимаете, что орденов вы за все это не получите. У нас не ЦРУ, где награды, врученные агентам за тайные операции, хранятся в сейфе в штаб-квартире в Лэнгли. У нас другие порядки, и самое лучшее, что вы можете сделать, это поскорее забыть обо всех событиях прошедшей недели. Но все же кое-что мы для вас сделать можем. У нас остались некоторые средства, выделенные на проведение операции.

— Очень хорошо, — обрадовался археолог, — для начала вы возместите нам все расходы на вывоз этой вашей железяки и ее поиски.

— Это само собой.

— Все наши трофеи остаются у нас, включая акваланги, дельтаплан и тому подобное.

— Акваланги, если вы не возражаете, мы вам заменим. Вы же не собираетесь готовить боевых пловцов?

— Ладно, — милостиво согласился Петр, — но чур…

— Японские, модель прошлого года… Пойдет?

— Вполне. И еще, завтра мне нужно вернуться домой.

— Это мы устроим, а вы, товарищ майор, что молчите?

— Я капитан.

— Уже майор, вы же с майорской должности поступали

— Спасибо. Я бы хотел узнать насчет схем изделия, они не попали…

— Не волнуйтесь, не попали. Кстати, если бы и попали, ничего страшного не произошло бы.

— Это еще как?

— Вы в училище длинные линии, паразитные емкости, взаимное влияние элементов проходили?

— Проходили, — кивнул Давыдов, — это когда схемы начинают вести себя не совсем так, как должны.

— Вот и здесь заложены те же принципы. Для нейтрализации воздействия этой штуки на систему опознавания достаточно экранировать несколько схем и внести в них незначительные доработки. А коды, коды взломать пока не удается, это уже чистая математика, а математика наука строгая.

— А что будет с изделием?

— Пойдемте, мы вас как раз для этого и пригласили, — полковник встал и распахнул дверь. — Придется немного пройтись по воздуху.

Осокин и Давыдов направились следом. Генерал и забывший представиться «гражданский» замыкали шествие. Процессия вышла из здания и направилась к сооружению, в котором Анатолий безошибочно признал мастерские. Боровой нажал кнопку звонка, металлическая дверь отъехала в сторону, и они прошли внутрь. В помещении оказались двое уже знакомых друзьям прапорщика и какой-то дядечка новорусского вида.

— Ну что, Роман Петрович, все в порядке?

— Да, все номера блоков и плат совпали.

— Тогда, пожалуй, начнем, — распорядился генерал. Прапорщики бережно подхватили изделие и поднесли к установке, которая оказалось большой электропечью. Они распахнули дверцу печи и аккуратно положили изделие в асбестовый поддон. Потом один из них закрыл дверь и утопил кнопку «ВКЛ».Сквозь толстое жаропрочное стекло было видно, как стенки печи налились малиновым жаром, а потом побелели, от помещенного в печь устройства пошел легкий дымок, начала сворачиваться и осыпаться краска. Наконец корпус устройства раскалился и стал проседать. Сияние в окошке стало нестерпимым для глаз, капитан отвернулся. Через несколько минут все было кончено, от злосчастной железяки осталась только лужица серебристого металла с желтыми прожилками расплавленной меди и золота.

— Вот и все? — упавшим голосом спросил Давыдов.

— Вот и все, — подтвердил полковник.

— Роман Петрович и вы, Ярослав Максимович, составьте акт об уничтожений. А вы, майор, так и не сказали, чем бы мы могли вам помочь.

— Для начала объясните моей жене, почему я не смог провести отпуск с семьей, как было запланировано, — устало проговорил Давыдов.


ГЛАВА 42. «ЛЕТАЙТЕ САМОЛЕТАМИ АЭРОФЛОТА!» | Западня для ракетчика | Примечания