home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЭПИЛОГ №2

Сколько ни потей

Из камня кровь не выдавишь

(вариация пословицы)

Тюрьма встретила Лакьюнова не особенно ласково, впрочем, ласково в последнее время его не встречал никто. Где они, пресловутые три любви, три стыда?

Жена подло бросила, коммунизм оказался слабым ягненком перед зубастой акулой империализма, остались одни только стихи, самые верные и преданные друзья. Но о чем писать? Не об наступающей же осени и не об улетающих журавлях. Это ведь пошлятина. И не не о том, как он хитро все рассчитал, как поехал в один из лучших санаториев Трускавца прямо перед самым ГКЧП, на экранах не светился, ан нет, вычислили, калькуляторы, записали в организаторы путча. И слово-то какое нашли! И статью соответствующую — 72 УК РСФСР, оргдеятельность при особо опасных госпреступлений. И в Лефортово затолкали, предатели! А там хотя почти и курорт относительно других наших тюрем, да все равно хреново. Где здесь власть проявить, кому стихи читать?

Однако, на что же голова, если она не способна находить выход из самых нетрадиционных ситуаций? Вот и Лакьюнов, убедившись, что никто из трех обитателей его камеры на его здоровье не посягает, вязаные носки не отнимает и сексуальных претензий не имеет, быстро освоился и стал верховодить. Да и как ему не верховодить, он ведь государственный переворот почти совершил! Остальные — казнокрад, мэр-взяточник да мелкий шпион Буркина Фаса, просто шушера на его фоне.

Когда заключенные засыпали, устав рассказывать скабрезные анекдоты и поносить власть и законы, Лакьюнова посещала бессонница и очень интересные мысли. А что, если он, по примеру декабристов, сочинит какую-нибудь бессмертную поэму, самую великую поэму?!

Сочинит и откровенно выскажется обо всех продажных демократах, обо всех этих жидах. Пока существовало только начало, пролог будущей нетленки, так сказать:

Сижу за решеткой в темнице сырой

И Бельцин, вражина, бьет в почку ногой

Всю кровь мою выпил кровавый вампир

Движение дальше тормозилось отсутствием должного вдохновения. Уже битую третью ночь в голове прокручивались различные варианты продолжения четверостишия, а в итоге, совершенно обессиленный, Лакьюнов засыпал. Ну, с чем прикажете рифмовать вампира? С миром или пиром избито и банально. С сапфиром — при чем здесь сапфир? Есть еще весьма рифмучее слово кумир, но Бельцин им никогда не был.

Наутро четвертого дня заточения изрядно уставший Лакьюнов вынес эту поэтическую проблему в массы. Черножопый шпион отпадал, как мало смыслящий в хорошей поэзии и русском языке. Зато остальные зеки участвовали в обсуждении активно, но кроме весьма интересного варианта «вопил», предложенного казнокрадом, ничего не нашли. Рифма исключительно свежая, но что с ней прикажете делать?! Разве что так:

И про демократию долго вопил

Получилось вполне достойно, а посему совместные муки творчества единогласно решили запечатлеть на стене камеры, нацарапав концом алюминиевой ложки. Отлично получилось. А дальше будет еще лучше, ведь это только НАЧАЛО.



ЭПИЛОГ №1 | Вампиры в Москве | Примечания