home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



В ПОЕЗДЕ

Следующим утром Йон, отправился на Ленинградский вокзал покупать для Валерики билет на Красную Стрелу. Этот фирменный поезд считался элитным и престижным, а уж двухместные купе продавались по очень большому блату. Или за очень большие деньги. Поскольку особым блатом слегка нелюдимый Йон так и не обзавелся, он, не теряя времени, обратился к пронырливому долговязому парню, юлой вертевшемуся около окошка железнодорожной кассы:

— Нужен один билет на Стрелу.

— Можно поискать…

— И обязательно в двухместное купе.

Долговязый оказался несколько ошарашенным столь высоким запросом клиента:

— Но это недешево…

— Надеюсь, не дороже денег.

Парень хмыкнул, внимательно осмотрел Йона и сделал знак рябой кассирше, после чего по-хозяйски зашел к ней в кассу. Окошко захлопнулось и на нем воцарилась табличка:

ТЕХНИЧЕСКИЙ ПЕРЕРЫВ 15 МИНУТ

Не требовалось сверхъестественной сообразительности, чтобы уяснить вопиющую подробность происходящего — долговязый с рябой работают на лапу:

(— ну и времена пошли, ничего не боятся, встал бы Сталин или хотя бы Андропов из могилы!)

Эта мысль изрядно позабавила Йона и, пока он обдумывал, что сделают восставшие из ада со спекулянтом, тот успел вернуться — живой и невредимый. С заговорщическим видом он прошептал:

— Сто долларов. Меньше не можем, итак почти даром. Будем снимать бронь Моссовета. Возможен скандал. И за второй билет в купе — тоже сто долларов.

— Но мне нужен один.

— В двухместные продаем только парные.

Йон согласился, заплатил чтобы никто не видел и получил свои билеты.

Спрятав добычу в карман, он заспешил прочь из здания вокзала, атакуемый по дороге многочисленными нищими, попрошайками и цыганами.

— Милок, дай погадаю на счастье…

— Денег нет…

За полчаса до отправления, купив пять белых роз, Йон уже ждал Лилиан на перроне, прохаживаясь из конца в конец. Весьма пунктуальна — сказывалось бухгалтерское прошлое, она появилась в сопровождении переводчицы и носильщиков, кативших перед собой тележки, доверху наполненные ящиками с упакованной экспозицией. Сама Лилиан несла несколько свернутых листов ватмана — по всей видимости, афиши, и оживлённо болтала с Нелли. Сзади вразвалочку передвигались два здоровенных парня-охранника лютого вида, исподлобья оглядывая всех окружающих. Как говорится, контролируя ситуацию.

Увидев своего земляка, приветливого машущего букетом, Лилиан сама расцвела, как роза:

— О, как это мило, что вы пришли.

— Я чувствую определенную ответственность за вас. Все ли в порядке?

— Да, пока да.

— Вы обдумали мое предложение по поводу Ладони?

Лилиан уже все обдумала еще раньше и внутренне отказалась. Если если уж так приспичит продавать, надо выставлять на каком-нибудь аукционе. В мире полно помешанных на вампиризме и прочей чертовщине, которые почтут за счастье заиметь Ладонь. Но сейчас ей не хотелось огорчать любезного провожатого, который даже понравился как мужчина:

— Пока нет. Но… не исключено.

Чуть поодаль стояла Валерика, в тусклом свете фонаря якобы читая книгу о квартирных ворах, а на самом деле поглядывая поверх страниц за мужем, ведущем неторопливую беседу с Лилиан. Дюжие грузчики под руководством охранников затаскивали в вагон деревянные ящики. Следующим шагом, в соответствии с планом, Валерика подошла к Лилиан и, сделав извиняющееся лицо, вклинилась в разговор:

— Прошу простить мою бесцеремонность, но я работаю режиссером на Ленинградском телевидении и мечтаю снять документальный фильм о вашей интересной выставке.

Йон посмотрел на жену строго и сурово:

— Дамочка, эта женщина по-русски не говорит.

— Что она хочет? — спросила Лилиан.

— О, вы здесь необычайно популярны. Это режиссер и ведущая какой-то информационной программы на Ленинградском канале телевидения. Мечтает снять документальный фильм о вашей необычной выставке.

— И хочет за это денег?

— Не думаю. Впрочем, у вас есть переводчик. А мне к сожалению, уже пора идти. Я обязательно разыщу вас в Прибалтийской, возможно, ваше мнение изменится…

— Все может быть. Всего доброго.

— Счастливого пути.

Не успел поезд дать прощальный гудок ночной столице и лениво тронуться от перрона, медленно перебирая колесами, как Валерика уже стучалась в купе Лилиан. Не одна, а с бутылкой вина. Сложно было предположить, что Лилиан откажется от стаканчика замечательного румынского Мурфатлара с трехцветной ленточкой на горлышке, цветами соответствующей национальному флагу. Подумаешь, небольшой подхалимаж, лишь бы несколько глотков пригубила. И переводчице, если жить хочет, неплохо бы не строить из себя трезвенницу.

— Извините за вторжение, уже поздно, но очень хочу выпить эту бутылку в ознаменовании нашего знакомства. Я всегда покупаю это замечательное вино, когда приезжаю в Москву — в нашей провинции не продают.

— О, какая прелесть… Вы сказали, в провинции?

— Да, по сравнению со столицей…

Между тем, навязчивая попутчица уже откупорила бутылку, разлила пьяную жидкость по трем пластиковым стаканчикам и первой продегустировала. Прекрасный букет, отменный аромат. Нелли продолжала переводить:

— Вы, наверное, везли вино к празднику или юбилею… Право же, не надо таких жертв. Можно обойтись чаем, у меня и баночка клубничного джема припасена.

— Не переживайте, я всегда покупаю несколько бутылок. И потом, не буду скрывать, мне очень важно уговорить вас сняться в моей передаче. Вопрос престижа. И потом, вино уже разлито — не заливать же его обратно? Разве не логично?

Настойчивость их новой знакомой потихоньку начала вознаграждаться. Лилиан, а потом и Нелли, отпили по маленькому глоточку, а потом еще по одному. Валерика же, сама отчасти поверив в свою выдумку, весьма правдоподобно играла роль этакой творческой экзальтированной особы, фанатки и поклонницы. Она говорила проникновенным шепотом:

— Я обожаю все тайное и загадочное и хочу запустить целый цикл передач. Уже договорилась с космонавтом Леоновым, который расскажет, как к его космическому кораблю инопланетяне подлетали знакомиться. И наш с вами сюжет тоже будет бомбой!

В процессе ее монолога Лилиан пару раз отвлекалась и стучала в стену, ведущую в соседнее купе — два коротких удара, один длинный, снова два коротких. В ответ слышался аналогичный стук. Валерика законно удивилась:

— Кому это вы стучите?

— Это кодовый сигнал охраннику, означает: все хорошо.

— А может быть плохо?

— Конечно. Разве не опасно путешествовать по русским дорогам? К тому же, мы везем ценный груз.

— Думаете, ваши экспонаты кого-нибудь интересуют?

— Еще как интересуют. Кое-что уже дважды пытались похитить, а мой провожатый — вы его видели, хотел купить одну вещь. Платил немало. Очень не…

Не договорив, переводчица сладко зевнула, положила руки на стол и уткнулась в них головой. Послышалось активное посапывание. Следом, даже не успев удивиться ее поведению, отключилась и Лилиан.

Заперев дверь изнутри, Валерика вначале тщательно обыскала их вещи — могла же Ладонь находиться в дамской сумочке?! Могла, но увы! — кроме стандартного набора всякой женской всячины, ничего интересного. Значит, так просто задачу не решить.

В стену постучали. Потом еще разок. Валерика ответила специально сумбурно, чтобы озадачить неизвестному коду и заставить прийти проверить, все ли в порядке. В руках коварной «дамочки» оказался длинный острый нож, более надежный в этой ситуации, чем зубы. В ожидании визита прошло несколько минут, но никто и не думал появляться. Охранник Петя действительно не понял кодовый ответ, но больно спать хотелось. И не успел сомкнуть глаза, как началось эротическое действо с его участием. Эта Лилиан, очень сочная телка, хотя и венгерка. Или румынка.

Сюжет сна был незамысловат:

Он моется в душе, она подходит к ширме, отдергивает ее и не может сдержать восхищения от вида…

Услышав за стенкой мирное похрапывание и причмокивание, Валерика просто забарабанила по пластмассовой перегородке:

(— просыпайся, лентяй, самое интересное проспишь!)

Последовало невнятное ворчание и легкий матерок, ибо просыпаться было неохота — Лилиан как раз выключила душ и опустилась на колени. Спросонья не понимая, что от него хотят, Петя продрал глаза, сунул руку в карман, дабы скрыть свой напрягшийся детородный орган, и вышел в коридор. Затем постучался в соседнее купе.

— Открыто, заходите скорее.

И тут-то дошло, наконец-то доехало — это наяву продолжается дивный эротический сон:

(— а, так вот в чем дело! одинокие женщины хотят секса, прямо как в фильме Телохранитель, но их целых две — мечта детства)

Догадливый охранник слегка похлопал себя по щекам, дабы согнать остатки дремоты, расправил плечи и принял молодцеватый вид:

(— дамочки, вот и я!)

В тусклом свете ночника мирно посапывали две женщины, будто и не они стучались:

(— это, наверно, игра такая! сейчас одна из них как бы случайно скинет одеяло, а под ним…)

Увы, игра ему предлагалась совершенно другой. Не на жизнь, а на смерть. Прямо с полки над дверью купе, там где обычно лежат свернутые матрацы, свесилась тень, больно схватила за волосы, потянула голову кверху и ловким ударом отточенного ножа перерезала горло. Даже ойкнуть не успел, как забулькало. Затем — не пропадать же добру, Валерика насытилась молодой и очень эротичной горячей кровью. Надо же, даже испугаться не успел!

Затем облизнулась, плотно закрыла дверь купе и отправилась на поиски Ладони.


УДАЧНАЯ ПОДСЛУШКА | Вампиры в Москве | ОБЫСК И ПОХИЩЕНИЕ