home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ВИЗИТ К БАНКИРУ

Еще никогда в жизни инженер еще не ездил в такой шикарной машине. Просторно, прохладно, сиденья удобные, кожаные, все электрическое — и люк и стекла. Стекла, кстати, затемнены. Такую тачку не то что с троллейбусом или электричкой, даже с такси не сравнить. По улице иногда проезжают такие, но чтобы внутри посидеть, об этом и мечтать не приходилось.

Машина мчалась, весело распугивая Жигулят и Москвичат своими внушительными габаритами, громкими гудками и синей мигалкой. А главное — непомерной крутостью. И такая машина везла его персонально! Эх, видели бы сослуживцы! Впрочем, путешествие быстро закончилось и джип остановился перед высокими воротами, которые бесшумно открылись. Еще десяток метров по ухоженной асфальтированной дорожке с цветочными клумбами по обочинам и услужливый охранник распахнул перед ним дверцу.

Мимо этого здания, Гарольд уже как-то проходил — тут поблизости неплохой магазинчик, где продают кооперативные овощи из подмосковных теплиц. Недешево, да и далековато от дома, но на свое 30-летие он особо не экономил. В пределах зарплаты, конечно. Еще тогда Гарольд обратил внимание, как разительно этот трехэтажный особняк отличается от окружающих домов — чугунная свежеокрашенная решетка, зеленый газон, мраморная облицовка стен, тяжелые дубовые двери с золочеными ручками.

В Прагма-Альянсе существовали жесткий пропускной режим и паспортный, контроль, но для такого посетителя сделали исключение. Да и не похож он на матерого преступника, способного в одиночку ограбить банк — щуплый, тщедушный, рябой. Походил ли на экстрасенса, этого никто не знал — тогда единственным специалистом в этой области выступал лишь Кашпировский, пытающийся погрузить всю страну в транс. А этот чем хуже?!

Раньше Гарольд никогда не посещал коммерческие банки, да и что там делать с его мизерным окладом — не счет же открывать! Отделение Сбербанка, что рядом с домом, не в счет. Там он оплачивает квартплату и телефон, да и сберкнижку имеет, на которую иногда перечисляют копейки по хозрасчетным темам, но отделение столь же разительно отличается от банка, как троллейбус от джипа. Там толкутся плохо одетые люди, большей частью пахнущие потом, а не духами, которые жалуются на дороговизну и инфляцию, ругают власть и коммунистов. Здесь же бесшумно работают фирменные кондиционеры, мягкие ковровые дорожки изумляют чистотой, в кадках растут живые пальмы и даже бьет маленький фонтан. А рядом еще круче — водопадик. Это красивая жизнь и всего в двух шагах от него. А может и ближе.

Гарольда проводили наверх, к самому главному. Пока самый крупный «банкир», с которым «посчастливилось» пообщаться инженеру, работал мелким бухгалтером в их институте. Именно с ним Гарольд воевал долго, но безуспешно, из-за почему-то не начисленной десятки (10 руб).

Входя в кабинет с надписью Председатель Правления, где роскошь просто била в глаза, Гарольд почему-то ожидал увидеть классического буржуазного жирдяя, этакого персонажа из Трех толстяков. Отнюдь — весьма моложавый, весьма худощавый, и явно не дурак. Такой мог легко вычислить, но отступать некуда, да и при таких делах даже у самых умных крыша едет.

Повелительный жест рукой и все присутствующие удалились. Беспрекословно. Бесшумно.

(— прекрасно вышколены! вот бы мои. лаборанты так слушались!)

— Я вас внимательно слушаю. Извините, буду курить — нервничаю.

— Я экстрасенс Гарольд, ученик великого Карла Николаевича, может слышали о его телепатических сеансах Москва-Владивосток? Весь мир шокировали — 99% попаданий.

— Нет, не слышал.

— Но это к слову. Я редко практикую, слишком уж утомительны контакты с чужими биополями, слишком тяжело принимать на себя чужую боль. Но ваш случай особенный. Во-первых, искренне хочу спасти вашу дочку — увидел её фотографию по телевизору, очень понравилась.

Банкир удивленно поднял брови.

(— что это я такое ляпнул?! прямо сказочный принц какой-то…)

Находчивый Гарольд тут же обезоруживающе улыбнулся:

— Не подумайте ничего плохого. Увидел в вашей дочке родственную душу. Флюиды. Точнее — эмоциональная голограмма. Возникает у каждого из нас в период сильных душевных потрясений, например, страха. Фактически, контур из электромагнитных волн. Я вошел в резонанс с ее полем и теперь могу достоверно определить местонахождение. Это и есть — установление телепатической связи на эмоциональном уровне.

— А во-вторых?

— Не буду скрывать, рассчитываю на определенную финансовую помощь с вашей стороны. Не себе — я привык жить скромно. Просто давно мечтаю открыть свой центр парапсихологии и астрологии, помогать людям, попавшим в беду. Это стоит немало, вы же понимаете.

Банкир все понимал:

— Это не та сумма, о которой стоит говорить…

— Да, но мне нужны гарантии…

Еще долго Гарольд и банкир обсуждали механизм и гарантии, и, вроде бы, остались взаимно удовлетворены. Пора было переходить к основному вопросу повестки дня.

Гарольд достал заранее принесенную карту Москвы, положил ее на стол и обвел небольшой треугольный участок:

— Ваша дочь в этом районе, в одной из квартир.

— Но мы не можем облазить их все!

— И не надо. Будем сужать круги и за час я вас приведу к тем дверям, за которыми ее прячут. По крайней мере, прятали сегодня утром.

— А сейчас вы можете узнать, там ли она?

Гарольд улыбнулся глупому вопросу:

— Это очень тонкие материи, очень тонкие. Биополя вибрируют и иногда могут вступать в резонанс — я же объяснял. Только тогда я и получаю необходимую информацию. Сейчас же я ничего не чувствую. Возможно, ваша дочка спит или…

Лицо банкира исказилось неподдельным страданием.

— Нет, не бойтесь. Они ведь требуют выкуп. Какой им смысл ее убивать?

На фоне всей предыдущей белиберды столь трезвая мысль несколько успокоила безутешного отца. Ему только вчера выдвинули требование — миллион долларов, он согласился — а что оставалось? Попросил несколько дней, чтобы подготовить деньги, они согласились — а что им оставалось? Теперь главное — не спугнуть.

Потом банкиру позвонили друзья из милиции, не зря же он отстегивает стражам порядка. Они оперативно пробили данные об экстрасенсе, но ничего особенного интересного не узнали — работает инженером в том же институте МИСиСе, который и окончил лет восемь назад. Подавал надежды, начинал даже писать диссертацию, но что-то не заладилось. В меру исполнителен, не пьет, чем увлекается — неизвестно. Не судим. Родственников за границей не имеет.

Ехать, так ехать, чего тянуть?! Они сели в джип на заднее сидение — Гарольд и отец похищенной девчонки. Места спереди заняли водитель и начальник банковской охраны, в прошлом сотрудник 5-го отдела КГБ. В другой джип набились милиционеры, естественно, в штатском. Сзади тарахтел старенький ЛИАЗ с десятком закамуфлированных ОМОНовцев.

На коленях у Гарольда лежала карта искомого района. Сосредоточенно и долго вглядываясь в переплетение улиц, он пророчески изрек:

— Ваша дочка находится где-то в треугольнике между Житной, улицей Димитрова и Большой Полянкой. Видимо, достаточно высоко над землей.

— Это как?

— Думаю, ее держат в квартире, расположенной выше восьмого, а может и девятого этажа. Доедем до места и начнем потихоньку сужать круги. Периодически будем останавливаться, чтобы послушать эфир.

— У них что, передатчики?

— Эфир понятие оккультное — некая метафизическая субстанция, в которой распространяются биоэнергетические импульсы.

— А… понятно…

Искомый дом стоял в центре весьма хаотичной застройки, но, действуя по указанному Гарольдом алгоритму, машины все-таки выехали к искомому месту — вот и сарайчик, где присел по нужде и откуда его выгнала собака, подъезд и даже сломанное грозой дерево, принятое им за преследователя.

Гарольд произвел утвердительный кивок и, чтобы не светиться, джип вместе с сопровождением завернули за угол ближайшего здания и остановился. Уже со знанием дела, Гарольд нажал на соответствующую кнопочку, опускающее стекло и уверенно высунул указательный палец:

— Ее держат вон в той десятиэтажке. Подъезд около сарая, последний этаж. Квартиру укажу, когда поднимемся.

Несколько оперативников побежали перекрывать чердак, а Гарольд, отец и еще человек пять гуськом стали подниматься по лестнице. Двое остались караулить у лифта. Чем ближе процессия подходила к 10-му этажу, тем сильнее колотилось сердце Гарольда, сильнее увеличивалась амплитуда дрожи в коленках. Вот и последний пролет…

(— да, здесь, около этой двери я проползал и обратил внимание на ядовитый цвет обивки)

Гарольд высунул нос на лестничную площадку словно собака-ищейка, и произнес:

— Вот здесь, рядом с входом на технический этаж… Эта квартира.

— Вы уверены?

— Абсолютно.

С хлипкой и ободранной дверью решили особенно не церемониться и выбить ее. Банкир и Гарольд отошли в сторонку, а два здоровенных молодца в пятнистой форме, пулезащитных жилетах и с автоматами наперевес практически не стали даже разбегаться. В образовавшийся проем ринулось еще несколько милиционеров.

Гарольд надеялся услышать выстрелы, крики, звуки борьбы, но все было тихо. Один из сотрудников вышел на площадку и доложил начальнику:

— Никого нет, кроме какого-то пожилого мужика. Храпел, поддатый. О девушке ничего не знает. Говорит, ошибка какая-то.

Банкир расстроено и укоризненно посмотрел на Гарольда:

— Вы же гарантировали…

— Ошибки нет и быть не может. Значит, девушку уже куда-то перевезли. Надо обязательно допросить мужчину. Допросить с пристрастием. Глядишь, расколем.

И откуда только Гарольд слов таких специфических набрался?! Впрочем, и без его рекомендаций, ничего другого не оставалось. Квартирка, куда все набились, стала от обилия народу казаться еще меньше и теснее. Скромное, обычное жилье — поспать, перекусить и на работу. Советский цветной телевизор, советский сломанный проигрыватель, советская пыль. Батарея опустошенных бутылок из под водки. Тараканы. Совершенно ясно, что проживает здесь не Дмитрий Лихачев, но и на злобного похитителя помятый пожилой мужичонка не тянул. Он уже опохмелился, оклемался, представился ветераном труда Николаем Борисовичем. Затем опохмелился еще раз, после чего неожиданно осмелел и начал качать права:

— Ничего не знаю, путаница какая-то. Я на вас в суд подам и моральную компенсацию стребую — тысячу. У нас в стране конституция, а у меня стенокардия, умереть могу с вашими штучками. Да я с самим Ельциным в одном санатории отдыхал!

Эти угрозы не произвели особого впечатления. Квартиру внимательно осмотрели, но ничего подозрительного. Все уже сошлись во мнении, что Гарольд ошибся или вообще аферист, но тут подоспел малость опоздавший оперативник с розыскной собакой. Собака забеспокоилась, громко залаяла и безуспешно попыталась залезть под слишком низкую тахту. Когда же тахту отодвинули; из кучи пыли и окурков друг человека выхватил женскую заколку для волос и положил в центр комнаты.

Банкир аж побледнел, покрылся испариной и суетливо заговорил, с трудом произнося слова:

— Это ее, это Анечки. Я подарил ей черепаховую заколку на совершеннолетие. Это ее…

— Вы уверены…

— Это ее…

Под той же тахтой валялась какая-то фотография и вот уже Гарольд проявил зоркость и схватил ее. На фотографии красовался один из похитителей-бугаев на карусели в ЦПКО имени Горького. Гордо оглядев присутствующих и неожиданно подумав:

(— а, может, я действительно экстрасенс?)

инженер взял ведение допроса на себя:

— А это кто, на фотографии?

— Мой сын…

— Я чувствую — он причастен к похищению. Где ваш сын сейчас? Отвечайте!

— Откуда мне знать? Я только вчера вернулся из санатория. Профком на старости лет отблагодарил. И нечего его оговаривать!

Следующий вопрос задал уже кто-то из милиционеров:

— А сынок-то ваш в тюрьме сидел? Или по малолетке ходил?

— А что это вы спрашиваете? Сидел, но завязал. Да и кто из нас не сидел. Он у меня добрый.

(— скажи еще мухи не обидит)

Инициативу допроса снова перехватил Гарольд. который просто сиял:

— А дача у вас есть?

— Откуда?

Действительно, откуда у них дача? Давно бы уже пропили. Но ведь он на лестничной площадке разговор о какой-то даче в Лыськово:

— Значит, нет у вас дачи в Лыськово?

— Дачи? Да какая это дача — старенький деревянный домик, от матушки покойной достался. Развалюха.

— Так-так… Значит, развалюха.

Гарольда просто распирало от собственной значимости. Он хмыкнул и уверенно произнес:

— Вот там-то ее и держат. В Лыськово.

Никто уже не спорил. Подхватив возмущающегося папашку под локти, его быстренько спустили вниз и запихнули в одну из машин:

— Ну, показывай, отец, где твоя деревня…

Они поехали в Лыськово тем же составом, по дороге в хвост пристроилась еще одна машина с подкреплением. Гарольд, конечно, понимал, что если дочку там не застанут, ему останется только стыдливо фантазировать на тему плохо резонирующих биополей. С другой стороны, серьезную наводку он уже предоставил, да и в кармане его самого лучшего пиджака, в котором он еще свадьбу справлял, плотно лежала астрономическая сумма в 10000 долларов — маленькая, но очень тяжелая пачка, незаметно переданная банкиром из рук в руки.

Судьба оставалась благосклонной к Гарольду до конца — именно на той «дачке» в 100 км по Минскому шоссе, и держали похищенную девушку. Три ее обидчика, среди которых оказался и сын Николая Борисовича, который и мухи не обидит, сдались без боя, едва участок окружила милиция и сквозь громкоговоритель предложила всем выйти с поднятыми руками. Заложницу извлекли из погреба, живую, но побитую и слегка помешавшуюся. Ну да вылечат!

Банкир десяткой баксов свою благодарность не ограничил — весьма порядочным оказался. Да и зачем с таким монстром парапсихологии, как показал себя Гарольд, экономить — и опасно, да и еще не раз его помощь пригодиться может, жизнь-то совсем криминальной стала.

Поэтому отныне Гарольд разъезжает с личным водителем и серьезной охраной на столь понравившемся ему изумрудном джипе и руководит перепланировкой большого помещения на Пречистенке, выделенного под оккультный центр. Одновременно с этим он косметически ремонтирует свою квартиру, чтобы первое время именно в ее стенах основать практику. Одновременно с этим он относительно счастлив, брезгливо отзывается о забегаловке Макдональдс и собирается в скором времени разводиться с опостылевшей супругой.


ИЗ ИНЖЕНЕРОВ В ЭКСТРАСЕНСЫ | Вампиры в Москве | РАЗДРАЖАЮЩИЙ ФАКТОР