home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЧЕРНЫЕ ДНИ ДЛЯ ЙОНА

Между тем, пока Распутин безуспешно ищет криминал на совести прихожан, пока Ерофей с проломленным черепом отмокает в содового-солевых ванных на квартире Ганина (дабы дольше не вонял), а Василь начинает оплакивать убитого друга, своей жизнью живет и Йон.

Живет младший сын Дракулы в обычном панельном доме в районе Москворечья, в трехкомнатной квартире на седьмом этаже вместе с женой Валерикой. С недавнего времени их стало трое — в детской комнатке в кроватке спит маленькая девочка Лиза, дочка несчастной Машки:

(— что же, надо признать, не так-то здесь и плохо. тепло и светло, меня любят, хотя как-то странно, никогда не целуют в губы, говорят — еще рано)

Но не все безоблачно в жизни Йона. Неудача, а точнее провал попытки поужинать знатоком повадок американских индейцев и узким специалистом в области биологии, стоил Йону Ладони и ознаменовал начало целой серии черных дней. Глаза бы эту серию не видели!

Черные дни, как известно, наступают, когда их не ждешь. Для нас, наших кошельков и наших надежд они случаются гораздо чаще, чем появляются на нашем календаре классические нехорошие дни, соответствующие столь же нехорошим числам. В каждой культурной или религиозной традиции эти числа свои — 4 для китайцев, 11 для кабалистиков, 13 для славян, 17 для жителей Валлахии.

Для не суеверного Йона не существовало изначально плохих цифр, но это не помешало черным дням проникнуть и в его жизнь. Пронырливые они, как тараканы!

Буквально через неделю после утраты талисмана, Йон решил побаловаться сдобной булочкой — иногда ему хотелось человеческой пищи. И вот, купив аппетитно выглядящую сдобу, он с первого же надкуса ломает передний зуб об засохший цукат. И даже не поскандалишь, не инородное тело, не камень. Вот такое удовольствие за один рубль!

А на Университетском проспекте в доме 11 как раз открылась частная стоматологическая клиника Кэрри. Йон как-то проезжал мимо и увидел яркую вывеску с приметным названием — так в романе Стивена Кинга звали девочку, на которую злые одноклассники вылили бочку с бычьей кровью. Целую бочку, просто прелесть! Бычья не столь жирная, как человеческая, но попасть под такой душ всегда приятно.

Записавшись на прием, заплатив аванс за визит, Йон сел в кресло посредине кабинета. Мило, стерильно, импортно — словно и не в совке. Пациент совершенно не волновался и широко раскрыл рот по вежливой просьбе молодого дантиста, который поинтересовался:

— Бледный вы… Боитесь?

— Не думаю…

— Вот и правильно, не надо. У нас прекрасная техника, даже глазом не моргнете, как все вылечим.

Но моргнул именно дантист, не просто моргнул, а выпучил глаза, едва глянув в рот пациента. Его чуть Кондратий не хватил, чуть на прием к коллегам в бедлам не отправился. Зрительная галлюцинация? Непохоже! А что тогда?! И как же это Йон начисто забыл про свои клыки, выпирающие из нижней и верхней десен?!

Ошарашенный врач промямлил, что ему требуется проконсультироваться и пулей вылетел из кабинета. Тут-то Йон и понял, какого маху дал, и ломанулся в раскрытое окно, благо этаж-то первый и решеток нет, ломанулся быстрее кота, быстрее птицы. Лишь пятки сверкали, да отпечаток ноги остался на подоконнике. Он не желал оказаться предметом врачебной сенсации.

Следующее событие оказалось не столь неожиданным, но могло кончиться гораздо хуже. Ибо в организме Йона в последние годы стали происходить некоторые неприятные изменения, похожие на результат побочного эффекта потребления Локкуса. Хотя и солнце перестало представлять опасность, и тело отбрасывало тень, не очень плотную, но вполне заметную, однако…

Однако гораздо сложнее стало превращаться. Вряд ли Надсади предполагал такие последствия, но умей видеть с того света, наверняка бы злорадно порадовался. Чем грозит эта новость, Йон убедился буквально на собственной шкуре:

Однажды вечерком став котом, он отправился прогуляться по крышам, посмотреть на звезды, полазить по деревьям. Это неплохо развлекает, на время сменить облик. На этот раз развлечения не получилось — за ним вскоре погналась стая злющих бродячих собак, взяла в полукольцо и прижала к стене грязной кирпичной пятиэтажки. Йон запрыгнул на внешний подоконник низко расположенного окна, и удержался на крохотном выступе, загнав когти в трухлявую древесину рамы. Ну, теперь-то можно улететь птицей или стать зверем и разорвать в клочья всю стаю. Даже вернись Йон в человеческий облик, собаки вряд ли осмелятся продолжать атаку. Увы, ни одно из превращений не получалось.

Между тем, стая расположилась под подоконником, громко лая и скалясь, а одна, сильно прыгучая шавка, лязгала зубами прямо в сантиметре от шкуры, а один раз все-таки больно тяпнула. И даже сильно поцарапанный нос лишь прибавил охотничьего задора.

Йон же фактически висел на окне, прижав морду к пыльному стеклу. Скоро в комнате появился средних лет мужчина в милицейской форме, который ужинал на кухне, а в комнату зашел «на лай». Он нес чашку с горячим чаем, на который периодически дул, меняя руки. Происходящее за окном вызвало в нем живейший интерес.

Йон надеялся, что его запустят внутрь, но мужику явно хотелось посмотреть, как собаки разорвут кота. Сначала он просто брал на испуг, шикая и стуча по стеклу, а потом открыл форточку и вылил кипяточку прямо на шкуру:

Йон взвыл, как ошпаренный, и уже решил прорываться, когда поблизости появилась старушка-нищенка. Громыхая авоськой, в которой покачивалось несколько пустых бутылок и грозно размахивая клюкой, она отогнала шумную свору, а самой кусачей псине даже врезала.

«Котик» уже спрыгнул на землю и зализывал покусанные и ошпаренные места:

— Какой милый! Иди ко мне, бедненький, не бойся… Напугали тебя проклятые псины, аж весь дрожишь. Пойдем, маленький, купим молочка.

Вот молочка сейчас хотелось меньше всего. Он весьма перепугался и весьма проголодался. Адреналин в чужой крови ему не нравился, поэтому он старался заранее не пугать жертву. Не нравился и адреналин в своей крови.

Кот забежал за угол и неожиданно принял человеческий облик — еще одна новость и тоже неприятная. А если он летит по небу или прогуливается по скользкой крыше? Или на глазах толпы?

Пока эти невеселые размышления проносились в мозгу, перед ним появилась старушка-спасительница. Не обращая на мужчину никакого внимания, она смотрела по сторонам в поисках бедного котика:

— Кис-кис. Куда же ты делся? Иди к бабушке…

Наградить бы спасительницу, да в карманах пусто, разве что золотая цепь от Ладони. После того, как везунчик-биолог в своих конвульсиях умудрился порвать ее, Йон заглянул к ювелиру, который и спаял звенья. Внешний вид Йона сильно отличался от образа нового русского, падкого на тяжеловесные украшения, и ювелир только покачал головой:

(— заразная болезнь, очень заразная…)

Йон окликнул старушку:

— Эй, бабуля…

— Чего тебе, сыночек?

— Как живется?

— Хорошо живется, сыночек, не жалуюсь. Соберу бутылочек, хлебушка куплю, молочка.

— Живи еще лучше. Это золотая цепь, дорогая… Видел я, как спасла ты котика, добрая душа!

Старушка удивилась и слегка насторожилась — может подвох какой? Подарков она не получала уже лет десять, а тут еще золото. Подумаешь, кота спасла!

Видя ее сомнения, прохожий пояснил:

— Ты… ты похожа на мою маму…

— Маму?

— Да, она умерла много-много лет назад.

Ну как же отказать после таких душевных слов?! Взяв цепь и положив ее в мешочек, старушка потрусила дальше. Приятно, хотя было бы приятнее напоить бедного котика молочком. Ну, действительно, зачем ей золотая цепь?


ПОХОТЛИВЫЙ СВЯТОША | Вампиры в Москве | ВЕЗУНЧИК-НИКОДИМ