home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

Думай, Федя…


В тихом и элитном районе Богуч на окраине Будапешта за высокими заборами, оснащенными новейшими электронными средствами безопасности, расположены особняки самых богатых жителей города, да и всей страны. Там уютно обосновались крупные коммерсанты и бывшие партийные функционеры, оторвавшие себе сладкий кусочек социалистического пирога, звезды местной эстрады и богатые иностранцы венгерского происхождения, вернувшиеся на родину умирать или продолжать богатеть. Там очень хорошо, очень мило. По чистым тенистым улицам с аккуратно подстриженными деревьями и газонами лениво ходят толстые самодовольные полицейские и сонно лают собаки, когда мимо медленно проезжают дорогие автомашины.

В одном из шикарных особняков живет и Раду, уже лет десять имеющий паспорт на имя гражданина Венгрии Барна Кошта. По тщательно разработанной биографии, перед войной его родители бежали в Италию, где разбогатели на торговле птицей и мясопродуктами и благополучно скончались. Но это еще не все. По заключению солидной комиссии, состоящей из лучших европейских и американских врачей, Раду болеет очень редкой и экзотической болезнью — солнцебоязнью или, по научному, порфирией. Это весьма сложное и совершенно неизученное нарушение генной структуры, при котором человеку невозможно находиться на солнце — на теле сразу вскакивают кровоточащие волдыри, кожа высыхает и трескается, глаза постепенно слепнут. На этот счет у Раду имеется очень серьезная бумажка за серьезными подписями, не вызывающая никакого сомнения в диагнозе. Стоила эта липа недешево, но она того стоит. Как иначе можно подвести научную базу под исключительно ночное поведение владельца особняка?

Поздний весенний вечер 1990 года застал компанию скучающих вампиров в гостиной на первом этаже. Все вокруг дышало спокойствием и благополучием. Джике метал в стену маленькие дротики. Раду лениво перелистывал толстую красивую Библию, подарочное издание и вел неторопливую беседу с Нику:

— Знаешь, какое место мне здесь нравится больше всего?

— Понятия не имею. Думаю, никакое.

— Не угадал, есть одно — Исход 7:21.

— Чей исход?

— Не притворяйся. Так вот, еврейский бог, в доказательство своей неимоверной силы, показывает египтянам великое чудо и превращает всю воду в кровь:

…И была кровь по всей земле Египетской…

— Ух, здорово…

— Здорово-то здорово, но одно мне непонятно. Чуть дальше я читаю:

…и египетские волхвы сделали то же…

— Ну и что?

— Нику, голова нужна не только чтобы пить кровь. Как же волхвы могли сделать то же самое, если уже всю воду превратил в кровь еврейский бог?

— Да, действительно. Глупо. Впрочем, чему особо удивляться — евреи всегда пытаются честных граждан заморочить. Поэтому их так не любят.

— А по мне, люди, как люди. Кровь, как кровь. Да и антисемиты ничуть не хуже

— Да ты просто интернационалист!

— Конечно. Ну да бог с ней, с Библией — исключительно бредовая книжонка. Давай послушаем, каким бредом пичкают в наши дни.

Это было сигналом к чтению прессы. Раду отбросил Библию, удобно развалился в массивном дубовом кресле с протертыми кожаными подлокотниками и высоченной спинкой, а Нику выложил на стол пачку немецких и венгерских воскресных изданий. Он прекрасно знал, какие темы уважает его хозяин — таинственные истории, жуткие преступления, мистику. В процессе чтения Раду нередко высказывался на тему статьи или заметки и обязанностью братьев являлось всячески поддерживать дискуссию. Впрочем, из Джике часто и слова не вытянешь, а вот второй Кастильо никогда не отказывается порассуждать на злободневные темы.

Газета за газетой отправлялись в корзину для бумаг, но ничего достойного внимания пока не попадалось. Светские скандалы, мошенничества, мелкие войны… Ну ничего не изменилось за почти пятьсот лет. А, может, так и надо?! И вдруг Нику просиял.

— Раду, как тебе нравится.

Румыния через два года после смерти ее последнего вампира.

— Название интересное. Но о ком это? Я, вроде, пока еще жив…

Некоторое время Нику бегло просматривал текст:

— О Чаушеску. Кое-что весьма забавное.

Рядом со снаговским монастырем, где, по преданию, покоится прах вампира Дракулы — бесстрашного и жестокого воеводы, в каких-то ста метрах находится великолепный дворец, где Николае Чаушеску любил отдыхать и принимать гостей. Вечерами, когда пелена сумерек одновременно накрывает озеро Снагов, монастырь и бывшую загородную резиденцию два года назад казненного и тайно похороненного здесь же диктатора, кажется, нет на Земле места более мрачного и загадочного…

Раду отреагировал достаточно живо:

— Хорошее место Снагов, зря они так уж нагнетают. Хотя, честно говоря, я однажды чуть не погиб по дороге в этот монастырь. Меня спас слуга Эмиль, который потом и сжег Келед с моими родичами. Вот так бывает, парадоксы бытия. Это его высушенной головой мы перебрасывались в Ардженто. Помните? Теперь эта игра называется то ли регби, то ли гандболом.

— Дальше будешь слушать?

— Слушаю, слушаю, ты читай!

По иронии судьбы или странному совпадению, расстрел кровавого диктатора и его жены произошел на том же самом месте в Тырговишты, где граф Влад Дракула жестоко казнил более пятисот бояр, заподозрив их в измене и протурецких симпатиях…

Трепещут, поскрипывая на ветру, кладбищенские осины. Будет из чего кол срубить, если очередной вампир захочет попить крови румынского народа.

Статья Раду определенно понравилась, такая прочувствованная, такая лиричная. Он сидел, закатив глаза и погрузившись в какие-то далекие воспоминания, из которых его вывел вопрос Джике, на минуту переставшего метать дротики:

— Давно хотел спросить — почему твой отец всех сажал на колья, а теперь именно осиновый кол наиболее опасен для нашего брата?

Раду задумался:

— Я лишь знаю, что отцу пришлось отказать от многого из того, что он так любил, в обмен на бессмертие: вместо солнца — ночь, вместо шумных казней — тайные убийства, вместо вина — кровь. Возможно, кол из той же серии. Что же касается каких-то особых свойств осины, так это ерунда. Сгодится любое дерево.

Нику же продолжал поиск жаренного на страницах местной прессы:

— А вот и к вопросу о евреях. По-моему, очень забавно — перевод статьи из русской националистической газетенки. Прочесть?

— Ладно, сам почитаю. А ты лучше подумай, где сегодня охотиться будем. Что-то я оголодал.

В восьмиполосной газете Вечерний Будапешт, которую Нику передал Раду, в качестве образца развития антисемитской истерии в России приводился дословный перевод статьи о евреях-кровососах из Нового Великорусского Слова. Тональность комментариев переводчика являлась однообразной и претенциозной, что и совершенно неудивительно:

Чушь. Бред воспаленной фантазии. Социальный заказ современных черносотенцев.

Но у Раду прочитанное вызвало совершенно иные эмоции, даже не столько эмоции, а некий подсознательный зуд, обычно сопровождающий рождение совершенно неожиданной идеи. И никаких приступов гомерического хохота или презрительного фырканья, которые ожидал услышать Нику. Вместо этого, Раду неожиданно оживился, резко встал с кресла и, в легком возбуждении, начал нарезать круги по комнате. Он уже не вспоминал о голоде, он анализировал прочитанное.

Какие удивительные совпадения и в один день — вначале статья с упоминанием об отце, а потом и эта… Ее содержание, при всей внешней глупости и предвзятости, подтолкнуло Раду к интересной мысли, тактически фантастической, все-таки…

Крохотная зацепочка, практически незаметная, но сколь перспективна тема открывается — заполучить таинственное средство Локкус. Нити, ведущие к Локкусу, казались столь тонкими, почти незаметными, что периодически ускользали от анализа и путались в замысловатый клубок, вновь и вновь предоставляя возможность изрядно потрудиться над его распутыванием. Поэтому для элементарной систематизации потребовалась их фиксация в логическом порядке. Раду достал записную книжку, которой пользовался крайне редко, и написал основные вопросы:

— были ли обескровливания вообще или они являются досужей выдумкой?

— если эти истории все-таки происходили, дело это рук человеческих или зубов вампира?

— если это действительно вампиры, уж не Йон ли «шалит» в Москве?

— если это Йон, то не следует ли понимать слова о дневном времени убийств, в качестве подтверждения того, что он обладает секретом Локкуса?

И, наконец:

— если все это так, как разыскать брата в Москве?

— как уговорить или заставить его поделиться секретом средства?

Раду не стал перемножать весьма маленькие умозрительные вероятности положительных ответов на каждый из этих вопросов. И без этой математики понятно, что искомая цифра получается очень маленькой, почти равной нулю. Но если существует хотя бы малейший шанс, его нельзя упускать. Он перечитал еще раз:

половина этих убийств произошла при свете дня в подъездах и укромных переулках

Если Йон все еще не переносит солнечный свет, если целыми днями вынужден прятаться по темным и укромным местам, это сложно объяснить. А что ему известно о русских вампирах? Немного. В любом случае, вопросов с лихвой, а ответов никаких. Пока никаких.

Раду уже давно пытался отыскать брата, нежелание которого самостоятельно инициировать их встречу объяснялась достаточно просто — видимо, из-за уверенности, что это именно Раду назло убил этих девчонок перед своим отъездом в Рим, тем самым спровоцировав бунт. Но далеко не только желание развенчать эту версию стимулировало периодически возобновлявшиеся поиски. Многое в истории его последним визитом к Надсади оставалось неясным — и смерть барона, и особенно эта девушка, которую он увез. Целовать пищу???! Можно предположить, что Йон влюбился в одного из кроликов и не стал на нем экспериментировать, но можно предположить и нечто иное. Да, да, именно Локкус. Жаль, конечно, что у Марио так и не удалось выяснить подробности.

Потом еще несколько раз Раду казалось, что он вышел на след брата. Так было во Франции, но парижское восстание 1793 спутало все карты. Якобинцы подожгли дом, где жил Йон, буквально за день до намеченного братского визита. Следующей встречи помешало печально знаменитое землетрясение в Мессине в 1908. Уже будучи буквально в двух шагах от заветной цели, Раду ощутил подземные толчки и счел за благо вернуться в свое надежное укрытие на окраине города. Старый бункер, в котором он тогда обитал, выстоял под ударами жестокой стихии, но Мессина пала. Дома сложились, как карточные домики, а вмести с ними разрушились и надежды наконец повидать Йона.

Вампиры, в некоторых своих проявлениях они прямо-таки как люди. Иногда они способны долго раздумывать на какой-нибудь мелочью, а вот глобальные решения принимать подчас практически мгновенно, с полпинка. Так и Раду, прервав свои размышления, подозвал Кастильо и сообщил им свое неожиданное решение:

—У меня интересные новости — в ближайшее время мы отправляемся в Москву. По делам.

— Посетить Мавзолей?

— Остроумно, Джике. Общение со мной идет на пользу. Еще пара сотен лет и сможете с Гашеком конкурировать.

— Нам это без надобности…

Но Раду продолжал тему Ленина:

— Кстати, я всегда говорил, что его тело так хорошо сохранилось вовсе не потому, что удачно забальзамировано. Он самый настоящий вампир, этот Ильич, и еще когда-нибудь всем носы утрет, а скорее, размажет. Или расквасит. Но дедушка Ленин нас пока не интересует.

— Тогда зачем тащиться в такую даль? Там зимой еще холоднее, чем в Будапеште. Ты же обещал, что мы махнем в Египет, к пирамидам и сфинксам.

— Ничего, они стояли себе тысячи лет и еще постоят. Нам не нужен Мертвый Город, нам нужен город Москва. Полный жизни и хорошеньких девушек.

— Да ведь холодно…

— Мы поедем летом, этим летом. А летом там вполне нормально.

— А зачем?

Вопросы Раду надоели:

— А зачем, это знаю только я. Считайте, секрет или приказ. Уяснили?

Джике без особого энтузиазма закивал.

— По любому, с завтрашнего дня начинаем активно учить русский язык по ускоренной методике, в том числе и во сне, методом суггестологии. Новейшее достижение науки.

— А ты, Нику, что это в сторонке стоишь, словно тебя не касается. Ты понял?

Да, Нику все понял. Понял даже то, что именно рассказ о кровавых преступлениях подлых евреев подвиг его хозяина посетить Советский Союз. Однако, лишенный логической цепочки его рассуждений, единственное что мог предположить:

(— тоже хочет прославиться!)

И, кстати, в чем-то он был прав. В голове Раду уже давно зрел один грандиозный план и обладание средством Локкуса было необходимым этапом на этом пути.


ТВОРЧЕСКИЙ АНТИСЕМИТ НА ТРОПЕ ВОЙНЫ | Вампиры в Москве | КАК ПОПАСТЬ В МОСКВУ?