home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ТАНКИСТ ФРОЛОВ И ИСТОРИЧЕСКИЙ ВИЗИТ

Витя армии не боялся, а кто ее не боится, того она и не пугает. Важно лишь правильно настроиться на два года службы, найти плюсы и закрыть глаза на минусы. Вот, скажем, изобилие армейских правил. Они вполне позволяют жить, не задумываясь, не решая каждый раз, каким путем пойти — на все устав, на все приказ. Ну, а дедовщина, это тоже правило. Не Витя его придумал, не Вите и отменять. Вначале потерпит, попотеет, потом на салагах отыграется. Немало в армии и оружия, куда более грозного, чем вилы и коварный сапог, а что еще нужно охотнику?

В общем, с первых дней службы рядовой Витя Фролов держался правильно, ни перед кем особо не заискивал, но и никому не хамил. Сначала ко всем приглядывался, а потом закорешился с одним городским парнишкой, по прозвищу Плохо. Была у него такая фишка — о чем бы ни шла речь, на все звучал один прочувствованный комментарий:

— Плохо!

— Слышь, говорят, завтра в караул выступаем…

— Плохо…

— Нет, вроде не завтра… Завтра к приезду комиссии будем казарму драить.

— Плохо…

Только на две вещи — еду и сон, Витин кореш не реагировал столь стандартным образом.

Бывало еще Очень Плохо, но достаточно редко — последний раз, когда сильно напился в увольнении и был пойман патрулем. Да и кто же спорит, ведь десять суток губы иначе и не назовешь.

Именно на Плохо Витя впервые начал проверять свою мировоззренческую теорию, совершенно неожиданно родившуюся в его мозгу где-то на пятом месяце службы и страстно ищущую своего слушателя. Эта теория сильно напоминала совково-деревенский вариант сверхчеловека, которому все позволено и который ничего не боится, но Витя о Ницше не слыхал и до всего дошел сам:

— И не место слабым на этой земле, как не место слабым в волчьей стае. Нытики, хлюпики, очкарики, они только портят людскую расу. От них надо избавляться, как спартанцы избавлялись от старых и больных. Да?

— Да…

— А у нас, в целом вроде и сильная армия, а одни слабаки служат. Хотя бы этот дистрофан Серега из пятой роты. Натуральный Сквозняк. В природе существует естественный отбор, а у нас всем заправляют импотенты и доходяги, вся власть принадлежит слабосильным старикам. Разве это хорошо?

— Ппохо!

При определенном угле зрения речи сильно смахивали на антисоветскую пропаганду — чем ни намек на дряхлых членов политбюро, но Плохо не донес. Не донес и татарин Равиль, который тоже иногда стал присоединяться к этим беседам типа монолога. Он слушав, раскрыв рот и нередко пропускал даже время намаза. А это уже показатель.

Воинская часть 42711, волею судеб лежащая на пути Вязова в его турне по аналогичным заведениям, уже битую неделю готовилась к великой встрече. Ее величество показуха достигла столь небывалых форм, что устрашенные устрашенным командованием солдаты даже усердно красили зеленой краской запыленную траву и устраивали ловушки для мух. Последнее мероприятие очень нравилось Витюше, ибо напоминало детские забавы. Уже к вечерней проверке он оказался рекордсменом по числу убиенных и получил право находится в первых рядах перед импровизированной трибуной, сооруженной специально для высокого гостя. Вязов приехал с часовой задержкой, во время которой солдаты стояли навытяжку на плацу и проклинали все на свете. А Витя никого не проклинал. Он ведь так хорошо умел ждать — закалка!

Длинную, пространную и умеренно бессмысленную речь с многочисленными цитатами и экскурсами в победоносную русскую историю от Куликова поля до Мамаева кургана, Вязов захотел закончить словами известного поэта-патриота, фамилию которого не указал. А если этого хочет сам министр обороны, кто ему помешает?

И если к нам придет беда

С врагом деритесь до победы

Честь не роняйте никогда

И вот тут случилось непредвиденное: последняя строчка напрочь забылась, убежала, как наглый фриц из плена. Что за жулики эти фармацевты — кучу денег выкладываешь за импортные таблетки от склероза, а результата ноль, даже простенькое четверостишие не запоминается целиком.

Впрочем, выдержка и спокойствие не покинули первого воина СССР даже в этой драматической ситуации Оглядев притихшее подобострастное воинство строгим, но отеческим взглядом, он сориентировался на местности и громогласно спросил, выгадывая время:

— А есть ли здесь такой молодец, кто правильно закончит это отличное стихотворение?

— Как завещали наши деды — неожиданно для всех и даже для себя, оглушительно рявкнул рядовой Виктор Фролов. В отличие от прочих, он внимательно слушал речь, и четверостишие ритмически напомнило ему известный куплет из блатных частушек с кассетки Кольки-дезертира. Как вы, наверно, помните, всего этих кассеток было у Витька две: Одна — Сектор Газа, а вот во второй, спасительной для чести мундира, были Наставления старого матерщинника. Созвучный куплет оттуда хотя и не совсем приличный, но любовь к достоверности требует его воспроизведения (любовь, кстати, вообще имеет привычку требовать). Итак, послушаем:

В футбол без плавок не играй

Ложась в постель, снимай-ка кеды

И бабе в морду не воняй

Как завещали наши деды.

Вязов расцвел. Несмотря на свой изрядный вес, казалось, готов был воспарить. Этот конопатый паренек спас ситуацию и поэтому заслуживал поощрения:

— С такими орлами мы выиграем все войны на свете. С такими героями мы утрем морду проклятым империалистам. Жду тебя в ноябре на параде в Москве, старший сержант…

— Виктор Фролов…

— Молодца! Будут проблемы, обращайся прямо ко мне. И кто говорит, что у нас не особо образованная армия?

Такой страшной ереси не говорил никто. Все притихли, и только новоявленный старший сержант, как всегда, все сделал правильно. Он козырнул и с достоинством произнес, чеканя каждый слог.

— Служу Советскому Союзу!

Вот он, феноменальный служебный взлет в самом начале военной карьеры. Почти на небеса. Теперь-то уже никто не осмелится тронуть протеже министра обороны. Вот возьмет и пожалуется на самый верх, а там особо разбираться не будут.

Командование части тоже учло и доверило ему лучший танк Т-72, новенький, блестящий, только что сошедший с конвейера, назначило командиром и даже разрешило самому набрать экипаж. Естественно, в экипаж, который что дом родной, Витек взял самых верных, а именно тех, кто слушал его крутые теории, открыв рот. Механиком-водителем стал Плохо, который на гражданке вкалывал на Газ-53, развозя щебенку по стройкам. В наводчики орудия метил татарин Равиль, верный парень, да косоват слегка. А ведь их экипаж должен быть только первым! В итоге, выбор пал на Клюева — пока не столь преданного, но очень перспективного. Да и христианин все-таки.


ТРИ ЛЮБВИ, ТРИ СТЫДА | Вампиры в Москве | КРАХ ИЛЛЮЗИЙ