home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГНИЛЫЕ ПЕНЬКИ И ОБОЛТУС ВИТЮША

Будь умен иль недалек

Слабый иль всесильный

Ты пенек и я пенек

Раз живем в России

(КНИГА КНИГ, Сентенции)

Если отъехать несколько километров от крупного отечественного города или несколько сот метров от мелкого, можно прекрасно побродить по русскому лесу, посидеть с удочкой на берегу милой речушки или нарвать скромный букетик незатейливых полевых цветов для непритязательной любимой. Как замечательно, как душевно, как качественно оттягивает городскую гарь и суету, как славно лечит давным-давно пошатнувшуюся нервную систему… Весьма рекомендую.

Когда же столь активная деятельность основательно надоест, прислушайтесь уже к несколько другой моей рекомендации — выйдите на солнечную лесную опушку, расстелите на травке подстилочку и прилягте. Подстилочку выбирайте поплотнее — трава нередко сыровата, да и колючки попадаются. А вот нападения озверелой живности опасаться не стоит — она в наших краях практически безопасна, разве что маленький лесной клопик куснет за голую пятку или стая пронырливых муравьев залезет куда не надо.

Но чем же заняться на плотной подстилочке, на которую ты только что прилег, особенно если рядом нет симпатичной девушки? В принципе, дело вкуса, но для разминки рекомендую полистать томик лирических стихов или детективчик какой, разудалый боевичок тоже можно. Далее можно попытаться приподнять и кое-что слегка посерьезнее — КНИГУ КНИГ, например.

Когда же сон начнет слипать глаза, когда из-за ближайших кустарников подкрадется дрема, не надо противиться —пустое. Закрой книгу, закрой все остальное, положи кулачок под голову и безмятежно усни.

Вот сколь полезно и разнообразно можно провести время на природе, а ведь существуют еще и грибы, и ягоды, и рыбалка. Тут не только здоровье, но и материальное положение можно слегка поправить. Удачи!

И только никогда не надо заходить в деревню, если она, не приведи господь, попадется вам по дороге. Никогда! Как увидите дымок из трубы, унюхаете запах или услышите речь, бегите оттуда, куда глаза глядят — лучше уж в дремучем лесу потеряться, лучше уж в берлогу к голодному медведю провалиться. Послушайте меня, я ведь только добра вам желаю, ибо не хочу терять потенциальных читателей моих будущих романов и почитателей моих же музыкальных альбомов — нечего вам делать в столь опасных местах! К таким приключениям вы еще не готовы. Обойдите самой дальней стороной эти колодцы, околицы, завалинки и возвращайтесь в свой пыльный город, полные прекрасных впечатлений о русском лесе и не менее русском поле. Не портите себе впечатление от week-end, не портите себе здоровье и нервную систему, ведь все «удовольствия», которые к вам привалят в деревне, легко перечислить:

— упасть в сточную канаву

— вляпаться в коровье дерьмо

— укуситься голодной бродячей собакой

— пропоносить от сорванного дикого яблока или получить заряд соли в задницу от яблока садового

Вот такие варианты… Кстати, не забыл ли я еще о чем-нибудь существенном? Конечно, забыл, ну совсем склероз проклятый замучил. Существует еще одна высоковероятностная опция:

— огрести гремучих п.здюлей от злобных и поддатых местных пацанов

Надо ли вам все это безобразие?! Сомневаюсь.

Деревня Гнилые Пеньки Тульской области положительно ничуть не лучше деревни Светлый Холм области Владимирской, но и ничуть не хуже отрицательно — та же скудноватая природа, те же покосившиеся заборы, те же полчища комаров и болота, полный мерзко квакающих лягушек (по совести, лягушки должны жрать комаров или сдохнуть с голоду — на отсутствие альтернативы указывал еще умный Дарвин, но в этой вредной стране все делается в пику ее многострадальному народу, посему поголовья лягушек и комаров растут на удивление последовательно и параллельно). Такой вот безрадостный пейзажик я вижу, такой и нарисовал.

Русским деревням совершенно незачем устраивать взаимные соревнования, ибо их несомненный итог — нулевая ничья по всем основным показателям. Исключение составляет разве что литрбол. В этом виде «спорта» всегда найдутся и чемпионы, и аутсайдеры. Но если некий, не в меру любознательный, читатель, все-таки поинтересуется, что еще, кроме несъедобной комарино-лягушатной живности и вполне съедобной самогонной жидкости характеризует характерную русскую деревню конца нынешнего века, ответ не утаю — да все то же, что и десять, что и сто десять лет назад:

— дюжина ушедших в землю убогих мухомористых домишек, в очередной раз доживающих свой век вместе со своими убогими обитателями

— раздолбанная дорога в районный центр

— пруд, полный тухлой воды

— хлебная лавка по пятницам

— и тоска…

Даже не тоска, и даже не тоскливая тоска, а черная тараканья беспросветность, которую русофилы долго и безуспешно пытаются выдать за просветленность. И ничего революционный 1917-й там не изменил. Ничего не изменит и никакой другой, потому что русская деревня это не навоз и даже не самогон. Это — самые настоящие острые вилы.

Русская душа в таких местах делает аналогичное с русским телом, а именно: пьет горькую и горько-прегорько плачет. Но не навзрыд, а монотонно и убаюкивающи. Если тело достигло среднего возраста, оно иногда находит дополнительную отраду в сексе и, не дай-то впасть во грех наш православный бог, не по мотивам распутной Кама-сутры — в скромном, стыдливом, без ванны с благовониями и даже без банальной горячей воды. Если тело чудом умудрилось дошкандыбать до старости, оно утешается мыслью, что скоро финиширует на соседнем захламленном кладбище. Если же тело молодо, оно хочет только одного — бежать оттуда, бежать, бежать, бежать. Пусть даже существует изрядный риск сломать голову — черт с ней! Лишь бы прочь!

И только глупым младенцам там хорошо, только самым самым глупым.

Именно в таких Пеньках (а именно так, безо всяких там гнилых предикатов, именуют свою малую родину местные гегемоны), будь они трижды неладны, на краю деревни, со своей слегка не в себе матушкой, жил Витюша Фролов, 17-ти годков отроду. Розовощекий придурок или оболтус, как по родственному его величал городской дядька. А на самом деле? Ну, а на самом деле, ничуть не глупее 99% прочих пацанов подобных захолустных сел и деревень, в изрядном и излишнем количестве разбросанных по просторам необъятной и неопрятной родины. Вы хоть когда-нибудь разглядывали вблизи этих «милых» деревенских мальчиков? Увы и ax — они одеты отнюдь не в белоснежные накрахмаленные рубашки, не трудятся до седьмого пота с вдохновенной улыбкой на полях родины и не ходят ежедневно за десять километров в школу за знаниями. Не бегут они и в церковь, послушать вдохновленную проповедь жирного неопрятного батюшки. Они необразованны, патологически склонны к пьянству и матерщине, ленивы, как сломанный трактор Кировец на заснеженном дворе ремонтной мастерской. Они не мечтают стать Ломоносовыми и протопать в одних лаптях до образованной столицы.

Не мечтают пареньки стать и Ротшильдами и купить весь мир. Они вообще ни о чем не мечтают, ибо чтобы мечтать, необходима фантазия, хотя бы капелька. Ну нет у деревенских пацанов фантазии, что тут сделаешь — не перестрелять же их всех?! Максимум их активности приходится на посещение местных дискотек в обшарпанных клубах, да и то вовсе не ради танцулек, а чтобы побить друг другу морды или потискать за сиськи деревенских барышень, вроде и недотрог, вроде и на все согласных.

Именно таким был и Витюша, которому посчастливилось проникнуть в мое повествование и стать одним из главных героев. Почти таким. Или даже совсем не таким, ибо, во-первых, он не пил. Речь, конечно, не о воде или молоке, поэтому рискну выразиться доходчивее — он не бухал. Во-вторых, он обладал удивительной страстью к правилам, некоторые из которых устанавливал самостоятельно, а некоторые перенимал из внешних авторитетных источников. И всячески им следовал, почти фанатично.

Ну разве много таких замечательных пацанов на Руси?!


ПРОЛОГ №2 | Вампиры в Москве | ИЛЬИНИЧНА-УПЫРИНИЧНА