home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПРОБУЖДЕНИЕ

Утро — это щемящее чувство потери

Сердце сжимается и холодеет

Неужели это не сон?

Неужели сон позади?

(Книга книг. Видимость)

Очнулся Ганин очень не скоро. Сначала к нему подошел поддатый покойный отец с увесистым солдатским ремнем, на начищенной пряжке которого зловеще блестела звезда. Блестела и предвещала.

Отец громовым басом стал грозно допытываться, куда делись три рубля из шифоньера и что делает щекастый хомяк на его постели( а хомяк, только что купленный за эти три рубля у соседского паренька, уже нагло гадил на подушку). Отец парил где-то в полуметре от пола и из его рта вытекала отвратительная зеленоватая жидкость.

Следующей картинкой накатило Азовское море, где десятилетний Ганин тонул, не рассчитав свои силы. Он погружался на дно и навстречу ему плыла большая кряжистая какашка с проходящего судна. Какой-то героический отдыхающий вытащил утопающего за волосы и долго делал искусственное дыхание, пока тот не оклемался.

И только санитар, склонившийся над больничной койкой со шприцем, оказался взаправдашним. Обман чувств благополучно закончился. Ганин внимательно огляделся, старательно фокусируясь на каждом предмете — стена, потолок, колченогий стул, капельница. Но лишь острое обоняние позволило увериться, что он не дотянул до того света — только в советской больнице может стоять столь блевотный аромат суточных щей и запах фекалий обделавшегося соседа.

— А, да ты, братец-тунеядец, во сне в штаны наложил, — недовольно повел курносым носом санитар и почему-то пристально посмотрел на ожившего больного.

(— чего это он на меня смотрит… я-то тут причем? ой, неужели действительно…)

Санитар, а может и медбрат — кто к лешему их чины разберет, специально громко позвал менее брезгливую нянечку:

— Здесь новенький гусь обосрался. Подмой его и пусть обтекает, а потом я укольчик сделаю.

Нянечка особо не спешила — у нее были и поважнее дела, поэтому некоторое время пришлось потерпеть и Ганину, и окружающим. Зато как отрезвляюще действует!

Больницы у нас в стране все еще бесплатные, медицину пока еще не прибрали к рукам кооператоры — это Ганин с удовлетворением выяснил еще до того, как игла вонзилась в его помытую задницу. А иначе чем платить — душу закладывать, что ли? Эта история, от одной попытки вспомнить подробности которой медным колоколом загудела голова, итак обошлась ему изрядно, и не только крови и нервов. В карманах брюк он не обнаружил шестисот арендных рублей, не обнаружил, хотя вывернул все наизнанку. Ганин смутно вспоминал произошедшее и вначале подумал, что коварный незнакомец хотел его ограбить. Пронюхал, что при бабках, и разыграл представление. А, может, и прямо от дома выпасал. А, может, и коварный квартирант навел… Хотя, не очень-то складно вырисовывается, не такие уж это и деньги — один фиолетовый плащ дороже стоит…

Определяя, произошли ли еще какие потери, Ганин машинально перебирал вещи, снятые с него при поступлении в больницу и в скомканном виде засунутые в рюкзак. Дошла очередь и до рубашки в клеточку, испачканной кровью на воротнике, которая быстро заставила Ганина вспомнить особо неприятные подробности встречи. Значит, деньги забрали менты или медики, а маньяк хотел другого…

Ганину сделалось несколько не по себе, а может быть и очень-очень не по себе. От таких дел требовалось срочно выпить, а как это сделать, когда ты прикован к больничной койке? Попросить бы этого вульгарного санитара сбегать за пивом на договорных условиях — бутылку тебе, бутылку мне, да деньги где взять — вроде коммунизм еще не построили. Ганин начал лихорадочно шарить по всем многочисленным карманам и кармашкам джинсовки в надежде найти затерявшийся рублишко:

(— это ведь нередко бывает в суете жизни: сунул сдачу и тут же забыл)

Но эта версия пока не оправдывалась — не то что целкового, копейки завалящей не было. Ну, может, здесь

(— чу! это еще что?!)

Сквозь плотную ткань он неожиданно нащупал достаточно крупный предмет — как же раньше его не замечал?! Захотел вытащить, да не получается. Видимо, завалился за подкладку сквозь дырку во внутреннем кармане и все никак под руки не попадался. Да что же это такое, в конце-то концов?

Подталкивая загадочный предмет к дырке в кармане, Ганин почему-то уже определенно знал, с чем имеет дело — с медальоном, висевшим на шее Маньяка-Филина. Видимо, он содрал его, когда судорожно схватился за грудь этой чертовой птицы и потом машинально засунул куда подальше:

И действительно, вот показался обрубок кисти, затем сквозь дырку протиснулись сжатые в кулак пальцы, держащие красноватый камень. Ганин его нежно погладил и словно импульс прошел по ровным граням и затаился где-то внутри. Показалось, он по-дружески подмигнул своему новому владельцу!

На душе Ганина сразу повеселело — достойный трофей он обрел в неравном бою, очень достойный, а сухость в горле можно снять и иначе:

— Сестричка, принеси водички…

— Я не заводная, подождешь…


НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ОТЪЕЗД | Вампиры в Москве | ДОПРОС