home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЗАМОК КЕЛЕД

Замок Келед, бывшая фамильная собственность воеводы Матея, после его «разоблачения» ставшая владением графа, начинали строить предки незадачливого воеводы еще при Карле Великом. Из массивного и неотесанного серого камня, громоздкий и слегка неуклюжий снаружи, с огромным количеством просторных подвалов и подземных ходов, он мало отличался от большинства подобных строений. Чисто эмоционально они предназначались для напоминания о силе их хозяев, а чисто функционально — для защиты от тех, на кого эти напоминания не действовали.

На первом этаже, по обыкновению архитектуры тех лет, располагался просторный зал с длинными дубовыми столами, где проходили буйные пиршества и подчистую съедались огромные туши быков и лесных оленей, выпивались ведра вина и меда. Винтовая лестница вела в жилые покои, занимавшие несколько этажей. На самом верху находились кладовые с запасами еды и питья, необходимыми при долгой осаде. Внутри Келед выглядел не столь зловеще, как снаружи, и подчеркивал склонность своих прежних владельцев если не к роскоши, то к уюту — многие комнаты аккуратно отделаны дубом и орехом, кожаные диваны, мраморные столы с изящными статуэтками и хрустальными письменными приборами, антикварные безделушки, грузные бархатные портьеры. Полы кое-где застелены мягкими ворсистыми коврами, скрадывающими звук шагов, стены украшают картины, преимущественно венгерских художников. Сюжеты их незамысловаты — вот крестьяне отплясывают на сельской площади, вот идет разудалая дворянская охота, вот воронье кружит над только что убранными полями…

Снаружи замок окружает высокая крепостная стена, с двух сторон подпирающая лесистые горы, полные сов и диких зверей, а с третьей соприкасающаяся с топким и узким озером Видра. С четвертой стороны протекает небольшая речка без названия, полноводная только по весне и впадающая в озеро. И лишь на небольшом участке — искусственно вырытый ров. Если выйти из главной замковой башни, пройти под подъемной чугунной решеткой в крепостной стене, открыть тяжелые дубовые ворота, окованные железом, то, миновав подъемный мост, оказываешься на гравийной дороге. Достаточно широкой, чтобы два экипажа могли разминуться. Еще 20 минут быстрого шага и ты в Арефе — ближайшей и самой большой деревни из владений графа. Около километра тянется она вдоль дороги, с одной стороны выходя к озеру, а с другой — к обширным пахотным землям, огороженным выгонам скота и еще невозделанной пустоши, за которой начинается густой еловый лес.

Влада, особенно после возвращения из Трансильвании, все больше начал привлекать этот постоянный полусумрак и прохлада Келеда, толстые каменные стены, скрывающие от посторонних ушей все происходящее за ними, низкие потолки и гулкое эхо, долго гуляющее по многочисленным переходам. И если раньше он подумывал как-нибудь перебраться в один из более «современных» и комфортабельных замков, которые король периодически отбирал у проштрафившихся вассалов, то теперь окончательно решил никуда оттуда не уезжать.

Из любопытных фактов, относящихся к истории замка, упомяну, что в его подвале, под закладным камнем, покоились останки некой молодой женщины, которую похитили каменщики, начинавшие строительство. Девушку закопали живьем, чтобы, по бытующему поверью, обеспечить рождение многочисленных будущих наследников. С этой жертвой связана еще одна легенда, пытающаяся объяснить удивительную метаморфозу, произошедшую с Владом:

Девушка, схваченная каменщиками, была единственной дочкой местной колдуньи, которая и прокляла обитателей замка, а 15-му владельцу пообещала, что вместо воды и вина он сможет пить лишь кровь.

Весьма сомнительная легенда, рожденная, по всей видимости, задним числом. Но приобщить можно.

Влад не был эстетом и не отличался особыми архитектурными пристрастиями. Все перестройки внутри Главной Башни диктовались лишь новыми реалиями его жизни. Для начала пришлось замуровать все проходы в северное крыло, выходящее к озеру. Эта часть замка и раньше редко использовалась, а теперь, когда не стало гостей и количество слуг резко уменьшилось, потребность в этих помещениях окончательно отпала. Будь нынешние обитатели замка менее специфичны, они наверняка бы верили, что это приведения и духи разгуливают по запущенным и необитаемым комнатам и залам, хлопая покосившимися дверьми, пугая пауков и поднимая тучи столетней пыли. Верили бы и истово крестились. Но вампиры чем-то напоминают атеистов, они не верят в приведения и не любят креститься. А вдобавок,, прекрасно знают, что у всех этих стонов и всхлипов существует вполне материальное объяснение: пронырливые крысы, прогрызшие дыры в деревянных обшивках стен; сквозняки; ветер с озера, проникающий в бойницы и гуляющий по замку. И нет в этом ничего таинственного, как нет его ни в чем другом, хотя иногда так хотелось бы!

Отгородив жилую часть от нежилой, пришла пора заняться обустройством спальни.

спальня для господ вампиров

Будь вы вампиром, какое бы место выбрали для своей спальни? В городской квартире, наверное, антресоли, а в феодальном замке? Думаю, большой и прохладный склеп. Этот естественный выбор сделал и Дракула. Но прежде чем воспользоваться старым склепом, его требовалось освободить, очистить от всякого хлама. Ведь чем, если не хпамом, считать три десятка каменных и деревянных гробов с останками предыдущих владельцев и их ближайших родственников?

(— Ну и мрут же эти люди, как мухи — ехидно думал граф, отрывая бронзовые таблички с датами жизни и смерти предков и родственников незадачливого воеводы, прибитые над соответствующими нишами)

Не желая раньше времени провоцировать ненужные пересуды среди местных жителей, под покровом ночи гробы с их истлевшим содержимым затопили у заболоченного берега озера. Несколько последних человеческих пристанищ оказались пустыми. Похоже, их держали про запас на случай очередных фатальных неожиданностей, постоянно подстерегающих род людской. Вполне новенькие, их так же пришлось уничтожить, как не устраивающие нового владельца ни комфортом, ни безопасностью.

Из Германии, из Восточной Силезии, издавна славящейся своими умельцами-кузнецами, привезли пять просторных и тяжелых кованых гроба. Для графа, его жены и трех его детей, когда они вырастут и почувствуют в себе это. Помимо кузнецов, изрядно над заказом потрудились и механики. Они разработали весьма хитрый механизм, позволявший закрывать и открывать массивные крышки гробов изнутри, а также разнообразные страховочные запоры от непрощенных гостей. Изготовление столь необычного заказа и его доставка к месту назначения заняли несколько месяцев. Теперь и не вспомнить, сколько тяговых лошадей сдохло в дороге от непомерной нагрузки, не вспомнить и во сколько обошлась эта обновка. В любом случае, Дракула считал деньги потраченными не напрасно. Будучи весьма и весьма аскетичным, к процессу сна он относился с особым трепетом.

столовая для господ вампиров

Вскоре после возвращения Влада из Карпатских лесов, в Келеде уже не было кухни для господ, не было маленького забитого поваренка, живущего в тесной каморке, не было и толстого главного повара, ворующего хозяйскую крупу и продающего «излишки» на деревенском рынке. Не было и слегка слащавого лакея-официанта, наряжающегося в белую накрахмаленную рубашку и черный бархатный жилет, подобострастно «танцующего» вокруг стола, расставляя новые блюда и унося опустошенные тарелки и подносы. Все это, вместе с шумными пиршествами и приемами, осталось в прошлом.

Но, тем не менее, столовая в замке была. Точнее говоря, так называемая «столовая» — достаточно большое и высокое подвальное помещение с каменными стенами в непосредственной близости от склепа-спальни. Посреди него стояло несколько железных столбов, упирающихся в потолок, с прикрепленными цепями — вот и все, и никаких столов или стульев.

Одурманенные легкими наркотиками, слабые от постоянной потери крови, на этих цепях, как собаки на привязи, постоянно сидело несколько пленников, преимущественно девушек. Их поставлял к столу некто Джелу, умело заманивающий. в свою карету и городских прожженных проституток, и деревенских простушек, связывающий их и отвозивший в замок. Когда у пищи выпивали всю кровь, на что уходило несколько дней, обескровленные тела переносились на внутренний двор, где за дело принимались два грифа, постоянно живущие в гнезде на одной из древних лиственниц. Вечно голодные, они оставляли после своего пиршества лишь начисто обглоданные кости, которые и сжигались бывшим дворецким Эмилем в большой дровяной печи.


ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА | Вампиры в Москве | КРОВАВЫЙ КАМЕНЬ