home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

С криком триумфа Вэлор выхватил у одного из арлекинов зажженный факел и бросил его на крышу дома Кукольника. Черные стены старого загона уже занялись алым пламенем, и в черное со всполохами огня небо потянулся чернильный столб дыма. Похлопав в ладоши, арлекин взял за руки стоявших рядом клоуна и акробатку и закричал нараспев:

– Долой нормальных! Да здравствуют уроды!

Пылающая доска, упавшая с крыши, заставила артистов разомкнуть руки и разбежаться в стороны. Расхохотавшись, Вэлор тоже отступил, потом снова нашел руку акробатки и закричал:

– Вперед! Вы все можете в этом поучаствовать!

Акробатка вырвала у него узкую ладонь и пригладила темные волосы. Вэлор заметил, что под черной маской, которая была на ней надета, ее глаза расширились от ужаса.

– Вперед! – продолжал кричать карлик, хватая вторую руку девушки. – Тиран мертв! Да здравствуют уроды!

Сначала нерешительно, но потом все-таки немного увереннее женщина сделала несколько шагов, стараясь не испачкать в пыли и копоти свои беленькие балетные тапочки. Нахмурившись, Вэлор подбодрил ее:

– Иди же!

– Шелк испортится, – ответила акробатка, но все-таки сделала колесо, не пожалев своих нарядных перчаток. Темные волосы описали круг, а испуганное лицо осветила веселая улыбка.

– Долой нормальных! Да здравствуют уроды! – объявила она.

Толпа расступилась, чтобы дать ей место для выступления, а мальчик с лицом собаки начал прыгать в такт акробатке. Сзади него женщина с бородой и мужчина с палочками вместо ног тоже взялись за руки и пустились в пляс.

– Долой нормальных! Да здравствуют уроды!

Лозунг волнами разбегался по толпе, прежде испуганные, – артисты повеселели, каждый нашел себе пару, и вот уже вокруг горящего дома начался танец радости и победы. Белый пепел, похожий на снег, падал с неба на артистов, но вызывал у них только новую радость, все кувыркались, пели, плясали.

Человек, у которого голова росла прямо из живота, рычал, кружась на месте, какая-то из молодых артисток выпрыгнула из своего шелкового одеяния и обнаженная плясала на пепелище. Человек-змея, у которого было два питона вместо рук, заставил змей танцевать в странном кружащемся гипнотическом танце. Даже Каррик, человек тысячи ножей, тоже был здесь. Ум вернулся к нему, хотя память все еще не повиновалась. Этой ночью Каррик, некогда мясник Доминик, веселился вместе со своими новыми друзьями, товарищами по несчастью – уродами.

Дым – черно-золотой, таинственный и прекрасный – поднимался к звездам. Казалось, сам мрачный дом, охваченный пламенем, сейчас взлетит на воздух, вознесется к небу, а с ним исчезнет и память о жестоком Кукольнике и диких убийствах. Танец и веселье продолжались, крики стали громче, но прежний лозунг сменился на новый:

– Убить нормальных! Убить нормальных!

Выпустив руку акробатки, Вэлор замедлил движение, а потом и вовсе остановился, сердце у него громко билось в груди. Онемев, он вслушивался в слова, которые кричали все вокруг, даже Большой мальчик и его вечный спутник Клэтч, все вопили:

– Убить. Убить. Убить…

Вэлор не успел осознать происходящее.

Неожиданно окно дома открылось, оттуда вырвался столб пламени, раскаленные острые осколки стекол и горящего дерева посыпались на приплясывающую толпу. Артисты отпрянули. Кто-то кричал от боли, другие от страха. Некто, выбравшийся из горящего дома и сам охваченный алым пламенем, приближался к ним тяжелыми шагами.

Это был Кукольник.

Его уродливое тело еще больше обезобразил огонь, остатки черного плаща, съеденного пламенем, свисали с костлявых плеч. Он был похож на гигантскую обезьяну – черную, мускулистую, разъяренную и неостановимую. Огонь почти съел его отвратительное лицо с высоким лысым лбом, щелочками злобных глаз, полусгнившим носом, длинным обуглившимся подбородком. Вэлор с ужасом увидел, что огонь не пощадил ни одной части его тела, а кожа почернела и сморщилась.

Но Кукольник был жив. Он подошел к ближайшему из артистов, схватил его за горло и легко оторвал голову от тела, в то же мгновение другой рукой он схватил обнаженную плясунью и прижал ее к себе, а через мгновение уже отбросил прочь ее почерневшее от огня тело.

Вэлор, не раздумывая, кинулся вперед. Он не знал, что ему делать, но знал, что необходимо что-то предпринять. Выхватив из-за пояса кинжал, карлик с криком бросился на горящего Кукольника и вонзил лезвие в горящую плоть, которая была плечом хозяина Карнавала.

Тяжелый кулак тут же ударил его в живот. Вэлор чувствовал страшную боль, он чувствовал запах горящих волос, и это были его собственные волосы. Он упал на землю, теперь страшная боль пронзила руку, карлик чувствовал, что не может дышать, а Кукольник возвышался над ним, как дерево во время лесного пожара, которое падает на слабый куст или молодой росток. Тяжелая горящая рука уже была занесена, чтобы прикончить маленького храброго человечка.

Но удар пришелся по земле рядом с карликом. Ему мешали – артисты бросали в него песок и угли.

С яростным ревом Кукольник кинулся вперед, наступив на человека-собаку, который попался ему под ноги. Несчастное существо взвыло, крик взлетел к небу, перейдя в предсмертный хрип. Кукольник неумолимо двигался вперед, и толпа отступала перед ним, многие падали на землю. Хозяин Карнавала сорвал с себя горящий плащ вместе с куском обуглившейся кожи плеча и бросил на испуганную толпу.

– Я урод, как и вы! – закричал он, выдыхая слова вместе с огнем. – И я останусь уродом после того, как вас всех похоронят. – Он выбежал из толпы и бросился прочь. Горящая фигура еще долго была видна на открытой равнине.

Вэлор с трудом поднял голову от земли, множество товарищей собралось вокруг него, осматривая его раны. Веселье ушло, уступив место испуганным вскрикам и плачу, которые были едва слышны из-за шума огня.

– Не очень глубокие ожоги, – услышал Вэлор голос одного из артистов.

– Сломана нога, – заметил другой.

– Девчонке пришлось хуже.

–., нужны бинты, вода.

Теперь Вэлор заметил великана, который грустно смотрел на него с высоты своего роста. С земли глаза Гермоса казались удивительно глубокими. Через мгновение рядом с Гермосом появилось красивое лицо Марии, искаженное печалью и гневом.

– Мы позаботимся о нем, Гермос, – сказала она громко, и ее тонкий нежный голос показался собравшимся громче шума пожара. – Возьми с собой тридцать охотников. Мы должны поймать Кукольника.

Гермос явно удивился, наморщил лоб, несколько раз открыл рот, не решаясь задать свой вопрос, но потом все-таки проговорил:

– Разве Кукольник не умрет? Слепые глаза Марии превратились в злые щелочки.

– Я начинаю сомневаться, способен ли он вообще умереть.



предыдущая глава | Карнавал страха | cледующая глава