home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

Гермос лежал на полу в палатке ведьмы, глядя на гипнотическое кружение света и тени у себя над головой. Ноги упирались в один конец вагончика, а голова – в другой. Вокруг него толпилось множество людей, и все рассматривали его полуживое тело.

Первый раз им удалось посмотреть на великана сверху вниз.

Сама ведьма возилась с какими-то растворами и порошками, и шелковые рукава ее рубашки порхали над великаном.

– Дайте-ка ему немного воздуха! – воскликнула она наконец, отодвигая рукой столпившихся артистов. – Назад, ребята. Ему нечем дышать.

Она вылила ему на грудь какую-то вязкую темную жижу и начала растирать ее костлявыми руками. Те, кто не отошел раньше, тут же отпрянули. Гермос задрожал, ноздри у него затрепетали, а в носу щекотало от отвращения. Он подозрительно посмотрел на ведьму, чьи цепкие руки, разрывая окровавленную ткань, подбирались к ране на животе.

– Не беспокойся, Гермос. Запах сейчас пройдет, этот бальзам поднимает дух, – сказала она, показывая кривые зубы.

– Так я и знал, что до этого дойдет, – раздался хриплый голос из толпы в дверях палатки.

Артисты расступились, удивленно глядя на женщину в дверях. Там стояла слепая жонглерша Мария, а рядом с ней – Моркасл. Несмотря на невидящие глаза, похожие на вареные яйца, Мария отлично поняла, что происходит. Она шагнула к великану, расталкивая артистов, нос безошибочно привел ее к Гермосу, и она тут же опустилась рядом с ним на колени.

– Что это такое? – спросила она.

– Бальзам, – с трудом отозвался Гермос. – Он поднимает дух.

Мария покачала головой и улыбнулась:

– Бальзам?

Она наклонилась вперед и принялась соскребать пахучую мазь с груди великана и бросать ее на пол. Таинственным шепотом она пробормотала:

– Могущественный Кин-са! Если бы у нас был настоящий целитель!

– Я и есть настоящая целительница, – обиделась ведьма.

Мария потрогала повязку на животе великана и, почувствовав, что та вся пропитана бальзамом, сказала:

– Придется снова перевязывать. Она вытерла перепачканные руки о юбку и стала разматывать бинт.

Моркасл встал рядом с ней на колени.

– Подожди. У меня есть кое-что, что действительно поможет ему.

Он поднял компресс с раны и пробормотал:

– Хм. Глубокая рана. – Достал из кармана металлическую фляжку и налил в колпачок коричневой жидкости. – Держись, приятель, и постарайся не прикусить язык. Будет больно.

Гермос со всей силы сжал кулаки, и Моркасл вылил колпачок в рану, но великан все-таки не выдержал и страшно закричал. Подождав несколько минут, волшебник осторожно начал перебинтовывать рану, а потом бросил на Марию серьезный взгляд и сказал:

– Боюсь, он никуда не сможет поехать. Мария опустила руки на плечи Гермосу.

– Он прав, Гермос. Но ты не беспокойся. Мы обвиним этого мясника.

– Куда вы едете? – спросил великан, удивленно поднимая брови.

– Арку поймал убийцу, – ответил Моркасл радостно. – Знаешь, Арку – мальчик-леопард. Мы едем в Л'Мораи, чтобы выступить против Доминика в суде. Не беспокойся, мы его больше не упустим.

Мария улыбнулась и погладила великана по плечу.

– Ты отдыхай, и лучше бы тебе перейти из палатки этой целительницы в свою собственную.

Моркасл встал на ноги, помог слепой подняться, и они двинулись к двери. Перед тем как выйти на улицу, Мария повернулась:

– Пожелай нам удачи, Гермос.

– Желаю, – ответил он. Они не видели его лица за широкими рукавами ведьмы.

– И я желаю тебе удачи, – отозвалась Мария, но не успела она договорить, как Моркасл покрепче ухватил ее за руку, чтобы она не споткнулась на деревянных ступеньках, и вытолкнул в холодный ночной воздух. От неожиданности Мария даже налетела на него и удивленно спросила:

– Почему ты так торопишься? Он не слышал, что…

– Мария, нас хотят видеть, – перебил ее Моркасл, голос его был строгим и значительным. Глядя на незнакомца, он поглаживал усы.

Человек был одет в хороший шерстяной серый плащ с белым подбоем, плиссированную рубашку, черные панталоны, серые носки и черные ботинки. Молодость выдавали большие яркие глаза и пухлый юношеский рот, над которым нависал орлиный нос. Выставив вперед холеную руку, он взял Марию за пальцы, а потом опустился на одно колено, взмахнул шляпой и поцеловал ей руку.

– Добрый вечер, – поздоровался он мелодичным нежным голосом. – Я Л'Арис – паж Совета Л'Мораи и юрист обвинителей, в данном случае вас. Когда жандармы вернулись с сообщением о том, что вы обвиняете Доминика, то Совет послал меня, и я в вашем распоряжении, – закончил он, грациозно поднимаясь.

Мария неловко подобрала руку и подвинулась поближе к Моркаслу.

– Приятно познакомиться с вами, сэр. Но нам с другом надо торопиться. Жандармский фаэтон ждет. – Она сделала шаг прочь от юриста, ведя за собой Моркасла.

Л'Арис некоторое время удивленно наблюдал за двумя удаляющимися фигурами, а потом бросился вслед за ними.

– Простите, мадемуазель. Но я здесь не для того, чтобы обвинять вас, а для того, чтобы представлять вас в суде, – заявил он, обводя глазами Карнавал.

Мария резко обернулась, и широкая юбка, вздымая песочную пыль, вихрем обвила ее колени.

– Спасибо за предложение, сэр, но я думаю, что нас будет защищать Кукольник.

Удивление снова засветилось в юных глазах пажа.

– Кукольник? Но он один из членов Совета. А только в особенных случаях…

– Тогда мы сами за себя постоим, – вежливо ответила Мария.

Молодой человек покраснел и опустил голову.

– У вас ничего не получится, мадемуазель. Доминик – городской мясник.

– Я с вами не соглашусь, юрист Л'Арис, – возразила Мария. – Юристы вроде вас всегда стоят на стороне горожан против нас – уродов.

– Без меня у вас нет ни одного шанса, – настаивал юрист, сложив руки в перчатках на груди.

Моркасл бросил сосредоточенный взгляд на подругу и отвел ее в сторону.

– Он может оказаться нашей единственной надеждой. Мы не можем сами вести дело и рассчитывать на победу. А нам необходимо обвинить это чудовище.

У Марии было совершенно отвлеченное выражение лица, будто она прислушивалась к каким-то потусторонним голосам.

– Я знаю что-то такое про них, в смысле, юристов, но не могу вспомнить что. Папа мне говорил об этом. – Потом она медленно повернулась к молодому человеку и спросила, тщательно выговаривая все слова:

– Что вы будете делать для нас?

Разводя руками, Л'Арис ответил:

– Я побеседую с каждым из вас, чтобы получить полное представление об этой истории и узнать все улики против Доминика. Я дам вам советы – что говорить, а что – не стоит. Я соберу доказательства, основываясь на ваших рассказах, чтобы их можно было представить в суде. А потом все вам объясню – как вести себя и чего ждать.

– Ответьте еще на один вопрос, – спокойно сказала Мария. – Вы, юрист Л'Арис, считаете нас уродами?

Лицо молодого человека слегка покраснело, он смутился, но, подумав, спокойно ответил:

– Да. Думаю, да. Так было всегда. Но без меня у вас нет даже шанса, что вас станут слушать.

Мария растянула губы в тонкую угрюмую линию, а потом ответила:

– Вы хотя бы честны. – А потом махнула ему следовать за ними. – Пошли.



предыдущая глава | Карнавал страха | cледующая глава