home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Тип-стрит, 196

На столе возле адреса он оставил два фунта.

– Это на расходы. До свидания!

– Я займусь этим, сэр. Можете на меня рассчитывать.

Элтон направился к двери, но затем вернулся.

– Кто-нибудь, возможно, придет задавать обо мне вопросы. В таком случае, вы ничего не знаете. Вам известно только то, что я уехал, – он положил на стол еще один фунт. – К тому же, это будет правдой.

– Так точно, сэр.

Элтон улыбнулся и вышел.

Перед дверью отеля он посмотрел по сторонам и сел в свою машину. Свернув в первый переулок, он взглянул в зеркало. Через десять минут он удостоверился, что слежки за ним нет.

Поставив машину на стоянку, он вошел в небольшой ресторан, где заказал яйца с беконом, тосты и кофе. Выйдя из ресторана, он воспользовался метро. Уже через пятнадцать минут он приехал на Гилденхилл Лэн и вошел в телефонную кабинку на углу улицы.

Он набрал номер и через несколько секунд услышал женский голос:

– Контора Галатеа.

– Я хочу поговорить с мистером Галатеа. Говорит Элтон.

Его сразу соединили.

– Говорит Галатеа. Счастлив, что вы позвонили. Я хочу увидеться с вами как можно скорее.

– Я тоже и как можно скорее. Сейчас!

Галатеа сглотнул.

– В настоящий момент я занят, Элтон, но если…

– Ничего не желаю знать! Ничего больше не имеет значения в настоящий момент, кроме нашего дела, – он бросил взгляд на часы. – Сейчас одиннадцать тридцать. Выходите из своей конторы сразу же, как я повешу трубку, потом спускайтесь по Гилденхилл Лэн по направлению к Суттон Лэн. Затем сверните и идите направо. У меня будет белый «остин-1100». Внимательней смотрите по сторонам и продолжайте идти по Суттон Лэн. Когда я буду уверен, что вы один, я остановлюсь, чтобы забрать вас. Понятно?

Короткое молчание, потом:

– Да.

– Первая же ваша ошибка будет последней, Галатеа. Я дошел до точки, но клянусь вам, что закопаю вас в яму при малейшей фальши. Вы меня слышите?

– Да, я все понял.

– Будьте на улице через три минуты – и сделка состоится.

Он повесил трубку и вернулся на Гилденхилл Лэн. Не прошел он и пяти метров, как заметил коренастую фигуру Галатеа, шедшего по направлению к нему, только по другой стороне.

Элтон дал ему пройти вперед и перешел улицу, чтобы последовать за ним в 150 ярдах сзади. Через несколько минут Галатеа повернул на Суттон Лэн. Элтон еще некоторое время шел за ним на том же расстоянии, затем ускорил шаг. Вскоре он его догнал и пошел рядом с ним.

– Очень хорошо, Галатеа.

Тот резко повернулся.

– Элтон? Но я выглядываю машину…

– Никакой машины нет, – лаконично отрезал Элтон. – Зайдем в эту чайную и поговорим.

Элтон вошел первым и направился к столику в углу. Он сделал заказ, и когда служанка принесла им чай, поблагодарил ее и стал разливать его по чашкам.

Галатеа не пропускал ни единого его жеста.

– Вы на опасной дороге, Элтон.

– Сейчас я буду говорить, а не вы. Внимательно слушайте меня, Галатеа, и таким образом мы придем к чему-нибудь путному, – он склонился вперед. – Вы знаете, что я хочу?

– Догадываюсь… Денег.

Элтон кивнул головой:

– Верно.

– Сколько?

– Десять тысяч, – проронил Элтон.

Он слышал, как Галатеа проглотил слюну.

– Боюсь, что это не так-то просто, – сказал Галатеа.

Элтон жестко взглянул ему в глаза.

– Тем не менее, это необходимо, приятель.

– Это не мои деньги, я лишь устраиваю сделки.

– Ну что ж, устройте и эту.

– Но послушайте, Элтон, я деловой человек. Я участвую лишь в доле этого дела, но это и все. Чтобы мне договориться, мне нужна цифра и то, что вы знаете.

– У вас есть такая сумма.

– Но нет сведений. А без них я ничего не смогу сделать. – Лицо Галатеа было немного напряженным. – Исполнитель хочет иметь основания, так что… – он пожал плечами. – Я – лишь посредник, поэтому мне все не так уж и необходимо. – Он закурил сигарету и взглянул на собеседника. – Я не знаю, что вы обнаружили. Вы должны мне сказать, сколько вы знаете. Это не так уж и сложно.

Элтон пил свой чай.

– Вы принимаете меня за дурака, Галатеа, – жестко процедил он сквозь зубы. – Весь мир в курсе: Стик Гарпер мертв. Газеты писали об этом. Его прикончил Исполнитель. Я не скажу вам, почему это меня не интересует. То, чего вы не знаете, так это то, что я следил за Гарпером много дней. – Элтон посмотрел Галатеа прямо в глаза. – До семейного пансиона на Мелвилл Курт, до вашей конторы. – Он чуть улыбнулся. – Я не мошенник, Галатеа. Я был фликом, прежде чем стать частным детективом, так что не принимайте меня за новичка, – он отодвинул свою чашку в сторону. – Скажу вам еще кое-что. Эта история с Исполнителем меня давно интересует. У меня имеется список людей, которых спустил Исполнитель, и это представляет немало фрика. Это значит, что Исполнитель хорошо заработал, а я хочу получить только часть этой добычи. Вы желаете знать, насколько я осведомлен? Этого я вам не скажу, а скажу вот что. Вы наняли Данби, чтобы получить сведения о Зелдене, потому что вы недостаточно знали о нем, потому что вы подозрительны. Вы подозревали, что он может оказаться фликом, но вам необходимо было доказать это, потому что в этом случае вы были бы вынуждены свести с ним счеты. – Он нагнулся вперед. – Итак, вы свели с ним счеты. Исполнитель не может позволить себе рисковать, не правда ли?

В течении некоторого времени он смотрел на Галатеа, ничего не говоря. Тот выдержал его взгляд.

– Продолжайте.

Элтон небрежно махнул рукой.

– Пойдите и скажите Исполнителю, что я следил за Гарпером с того момента, когда стал сомневаться в том, что произойдет. На Мелвил Курт я получил все, что меня интересовало, – он слегка улыбнулся. – Я следил за кое-кем другим, Галатеа. Подумайте…

Прошлой ночью я был в Пенже, чтобы осмотреть «Гленкое». Там я проник в дом. Вы мне не верите? Я попал в него через окно сзади. Вы найдете его широко открытым. – Элтон раздавил окурок в пепельнице. – Больше я ничего вам не скажу, вы и так знаете достаточно. Идите и расскажите все Исполнителю. Скажите ему, сколько я хочу. В противном случае… полиция будет заинтересована. Есть обещанная награда: две тысячи фунтов от «Пост Курьер» и тысяча от «Халле Офис». Если я не получу десяти тысяч, то уж три тысячи безусловно будут моими.

Галатеа слушал не шевелясь.

– Ладно, Элтон, я передам… все передам.

– Договорились, – Элтон встал. – Вы еще услышите обо мне. Десять тысяч футов и не пенни меньше. Я хочу получить их сегодня.

Галатеа вздрогнул.

– Я ничего не могу обещать, Элтон. Десять тысяч – огромная сумма. Не знаю, сумеет ли Исполнитель достать, ее так быстро.

– Может, может… – насмешливо улыбнулся Элтон. – Ведь банки закрываются в три часа, так что вы успеете получить деньги. Я позвоню вам в контору.

– В котором часу?

– Неважно, в какое время. Во всяком случае, находитесь там до тех пор, пока я вам не позвоню. Это мое дело, Галатеа, и вы меня не спустите, как Гарпера. – Он похлопал себя по карману. – Подождите здесь еще десять минут, прежде чем выйти. Ясно?

– Да.

– Отлично, – буркнул Элтон и вышел.


В 11:56 на столе Флэгга затрезвонил телефон. Он снял трубку. Его соединили с Бругом, который звонил из телефона-автомата.

– Я нахожусь на Ивори Лэн, суперинтендант.

– Где Элтон?

– Я потерял его след, сэр.

Флэгг выругался про себя.

– Как это ему удалось?

– У меня не было машины, мистер Флэгг. Он покинул отель в 10:36 и сел в свою машину, стоявшую неподалеку. Мне все же удалось записать ее номер.

– Ладно, возвращайтесь, – проворчал Флэгг, – но вы…

– Это еще не все, сэр. Я заметил, что он поехал в сторону метро, и я подумал, не оставит ли он свою машину, чтобы направиться в метро, особенно если он собрался ехать в центр города с большим движением. Я направился на поиски машины и обнаружил ее в 150 ярдах от метро на одной из стоянок на Ивори Лэн.

– Вы уверены, что это та самая машина?

– Без сомнения.

– Я к вам пошлю Ноллама с машиной, – Флэгг немного поразмышлял про себя и добавил: – Если Элтон оставил там машину, то, вероятно, он придет за ней. Может, это будет нескоро, но ни в коем случае не отходите от машины. Если он вернется, не выпускайте его из виду. Я желаю знать, куда он потом направиться. Как только появятся новости, сразу звоните.

Бруг повесил трубку и вернулся на стоянку, где Элтон оставил свой «форд». Напротив стоянки находилась закусочная. Он вошел туда и заказал кофе, который отнес на столик у окна. Бруг попросил у продавщицы утреннюю газету и сделал вид, что читает ее, глядя поверх нее, чтобы следить за машиной на другой стороне улицы. Приблизительно через полчаса он заметил черный «остин», медленно проезжающий по улице, и узнал напряженное лицо Ноллама. Он оставил кофе в покое, и в тот момент, когда выходил, Ноллам проезжал мимо. Машина остановилась, и Бруг уселся рядом с напарником.

– Рад тебя видеть, Тед. Я надеялся, что ты появишься раньше.

– Я тоже. Суперинтендант сказал, что мне тоже придется искать другую работу, если я его прозеваю.

– Это скорее говорит о том, что мы участвуем в серьезной работе.

– Суперинтендант ничего не сообщил, и даже не намекнул на сущность дела.

– А ты когда-нибудь слышал, чтобы он вводил кого-нибудь в курс дела, которым он занимается, – затем он резко изменил тон. – А что случилось ночью?

– Мы ездили в Пенж.

– Хорошее местечко, – одобрил Бруг. – Там никогда ничего не случается.

– За исключением этой ночи.

Ноллам проинформировал Бруга, что произошло. Тот слушал его, полный зависти.

– И почему со мной никогда не происходят такие вещи?

– Твоя очередь была раньше, так?

Бруг согласился и показал на закусочную.

– Пойдем туда, Тед. Нельзя оставаться в машине, он может заметить нас и заподозрить неладное. Оттуда мы сможем за ним наблюдать.

Ноллам поставил машину у тротуара и они вошли в закусочную. Они сели за тот же столик, что ранее занимал Бруг, и заказали по кофе. Бруг указал на «форд» на стоянке.

– Вон та машина. Когда покончим с кофе, сходишь позвонишь суперинтенданту из той кабинки.

Ноллам быстро допил свой кофе и встал.

– Хорошо, я иду. Надеюсь, что он не вернется за время моего отсутствия.

Ноллам вошел в кабинку и связался с кабинетом Флэгга. Он сообщил ему, где находится и добавил:

– Из окна видна машина, так что прозевать ее невозможно.

Флэгг бросил взгляд на часы.

– Позвоните мне в два часа, если будете еще там.

Он положил трубку, взял пачку сигарет и позвонил Пулу, чтобы потребовать обед.

– Сегодня что-нибудь специальное, мистер Флэгг? – деловито осведомился Пул.

– На ваше усмотрение, Пул.

Это заставило секретаря подумать, что все идет не так, как тому бы хотелось. Обычно Флэгг был более требовательным в выборе обеда. Минут через десять он установил поднос перед суперинтендантом.

– Чечевичный суп, жаркое из мяса, прямо из духовки. Пюре из картошки, горошек и кусок пирога.

Удовлетворенный Флэгг атаковал обед, который был прерван телефонным звонком. На этот раз его беспокоил инспектор Невал.

– Я по-прежнему в Гилденхилл Лэн, мистер Флэгг. Я оставил Фрея караулить, пока буду звонить. Вот что: несколько минут назад вернулся Галатеа. Я не знаю, куда он ходил пешком, а Ладброк покинул контору через десять минут после того, как он вернулся. Я послал Фрея по его следам, но мне хотелось бы отозвать его на случай, если что-то произойдет.

– Ладброк вернется, – заверил его Флэгг. – Я провел о нем расследование. Сегодня утром мне доставили рапорт. Он был экспертом – бухгалтером в одном обществе в Ливерпуле, откуда его выгнали. Он получил два года за злоупотребления в 1960 году. Ливерпульское отделение ЦРУ его хорошо знает.

– А майор Каррабин?

– Соседи уверяли Лотта, что его почти не бывает. Это, без сомнения, Галатеа. Время от времени он там появляется, чтобы поддерживать легенду о брате и сестре.

Флэгг воткнул вилку в кусок мяса.

– И это все на данный момент, Всезнайка? Вы испортили мне аппетит.

– Весьма огорчен, мистер Флэгг, но я еще не завтракал.

– Съешьте шоколад, это поддерживает.

– Попробую, а как Элтон?

– Пока ничего нового. Бруг потерял его след. Я послал Риордака в «Таллис-отель» на случай, если он там появиться.

Он положил трубку и прикончил обед, когда телефон снова затрезвонил. Это был Нолам, который звонил потому, что было два часа. Ему нечего было сообщить Флэггу.

Суперинтендант закурил сигарету и вызвал Пула.

– Унесите это, Пул и… поздравляю. Должен сказать, что на этот раз вы отлично справились. Это был мой лучший обед за последние месяцы.

– Я старался, мистер Флэгг, – скромно потупился Пул.

– Я вам говорил, что вы можете быть непревзойденным, когда стараетесь.

Он смотрел, как тот выходил, а затем погрузился в работу, от которой его вскоре оторвал звонок. С ним соединился сержант Риордак.

– Говорит Риордак. Я звоню вам из «Таллис-отеля».

– Что нового?

– Сер, сегодня утром Элтон покинул отель около половины одиннадцатого. Он не вернется сюда.

– Проклятье! – вырвалось у Флэгга.

На этот раз это слово было очень кстати.


Флэгг быстро обдумал сообщение сержанта.

– Вы проверили это?

– Да, сэр. Я спросил в регистратуре. Элтон уплатил по счету и уехал около половины одиннадцатого. Он не сообщил, куда едет, но оставил инструкцию об отправлении его чемодана на Паддингтонский вокзал. Он заявил, что возьмет его позже, когда завершит одно дело.

– На Паддингтонский? А где квитанция от камеры хранения?

– Шофер такси должен будет отвезти ее по адресу около Пред-стрит, куда Элтон зайдет попозже. Передаю адрес: Ювелир Бернштайн, Тип-стрит, 196.

– Идите и ждите его там! – приказал Флэгг.

Он положил трубку и выпустил изо рта струю дыма. Дело подходило к завершению. Почти все нити он держал в своих руках. Необходимы были лишь последние штрихи. Во всяком случае, было совершенно очевидно, что в ближайшее время Элтон не покинет Лондона. Флэгг уже ворчал про себя, сердясь на этого неуловимого человека, когда вошел Пул.

– Вас хочет видеть мистер Эмерсон.

– Скажите ему, что я приду через десять минут.

Через четверть часа он был в кабинете Эмерсона. Босс наблюдал за спиралями дыма своей сигары, поднимающегося к потолку. Он пригласил Флэгга сесть.

– По-прежнему ничего в отношении Данби?

– В настоящий момент ничего, но я работаю над этим.

Эмерсон поморщился.

– Мне это не очень нравиться, суперинтендант. А где Элтон?

– Он покинул свой отель, забрал свои вещи около половины одиннадцатого.

– Вы потеряли след?

– Я направил двух людей наблюдать за его машиной, находящейся на стоянке Ивори Лэн. Я отправил также сержанта Риордака к одному ювелиру в квартале Пред-стрит, куда должна прийти квитанция от его чемодана. Если он там появится, то Риордак привезет его к нам. Я послал кое-кого, чтобы ему помогли в случае необходимости. Наконец, инспектор Невал и Фрей находятся на Гилденхилл Лэн.

– Вы полагаете, что он вернется в одно из этих мест?

– Если вообще вернется…

Эмерсон с беспокойством заерзал и взглянул на Флэгга.

– Вы предполагаете новое преступление, Флэгг?

Суперинтендант неопределенно посмотрел на него.

– Это вы поставили Гарпера на это дело. Вы велели показать ему бумажную дубинку Исполнителю, но ничего не вышло, потому что Исполнитель не такого рода человек, который станет покупать кота в мешке. Он нанял Данби произвести расследование в отношении Гарпера. Данби увидел возможность сэкономить свои усилия в поисках сведений о Гарпере, обратившись, к Элтону, чтобы получить их. Это у него не вышло. Исполнитель не был удовлетворен: Гарпер был спущен, но на этом дело не закончилось, мистер Эмерсон. Исполнитель понял, что допустил ошибку, обратившись к Данби.

Флэгг сделал рукой выразительный жест.

– Мы проследили все: вас, поручившего дело Гарперу. Исполнителя, нанявшего Данби, чтобы тот провел расследование. Данби, обратившегося к Элтону. Мне остается лишь надеется, что Элтон, со своей стороны, не допустит ошибки. Он очень многим рискует.

Эмерсон, нахмурив брови, крутил в пальцах карандаш.

– Вы думаете, что Исполнитель постарается избавиться и от Элтона?

– Да.

– Понимаю. Кажется, вы все же сделали не очень многое, чтобы его защитить, – он подумал и спросил: – А эта история в Пенже? Кажется, вы знаете, кто этот Каррабин?

– Я как раз изучаю этот вопрос, – ответил Флэгг. – Я вызвал Детройт на четыре часа и надеюсь на небольшую помощь ФБР. – Он встал. – Ответственный за внешние сношения в Детройте Шак Ньюхаузер, которого вы тут уже видели.

– Ну что ж, держите меня в курсе дела, – вздохнул Эмерсон.

Он взял досье, лежащее перед ним и задумался.

Флэгг возвратился в свой кабинет, где он стал нетерпеливо посматривать на свои часы и прислушиваться, нет ли телефонного звонка. Без четверти четыре позвонил обеспокоенный Ноллам.

– По-прежнему ничего, сэр. Машина на месте и ничего не случилось. Мы все время пьем кофе и едим пирожные. Все удивляются и смотрят на нас.

– Пусть смотрят! – заорал Флэгг и бросил трубку.

Он встал и подошел к окну. Некоторое время он наблюдал за движением на улице. Уже начало темнеть, хотя было лишь четыре часа дня. Туман был менее плотный, чем в тот вечер, когда был застрелен Гарпер, он покрывал город и делал сумерки еще темнее, так что на улицах включили освещение. Флэгг вернулся на свое место, сел и закурил сигарету.

После четырех, когда он выкурил уже половину сигареты, раздался звонок. Он мгновенно снял трубку. Это был сержант Риордак. Он по-прежнему находился у Бернштайна на Тип-стрит, но Элтон там не показывался.

– Чемодан его уже здесь, – сообщил сержант. – Большой и очень тяжелый чемодан. Вы хотите, чтобы я послал его с кем-нибудь в Скотланд-Ярд?

Предложение было соблазнительным, так как в нем могли оказаться интересные вещи, но Флэгг отверг его.

– Нет. Оставайтесь там и не звоните мне в течении последующих часов. Я жду звонка из США и не хочу разбрасываться.

Наконец, его соединили с Детройтом. Через несколько секунд он услышал глухой голос Ньюхаузера.

– Хелло, суперинтендант, это Шак Ньюхаузер. Как дела?

– Не очень.

– У меня тоже. А что случилось?

Флэгг рассказал ему о последних событиях, и американец весьма заинтересовался.

– Ларри Миллер? Он все же вернулся?

– Мне так кажется, но я хотел бы получить о нем и другие сведения.

– Не знаю, что я могу сообщить, кроме того, что уже сказал три года назад. Вы помните, что один из наших агентов Флетт встретил его в Лондоне четыре или пять лет назад, и подумал, что тот там работает.

– А его жена?

– Лена де Виттио? Вот уже несколько лет о ней ничего не слышно. Вероятно, она умерла. Она жила с Руди Валента, когда я видел ее в последний раз после того, как она бросила Миллера. Но Руди, возможно, в свое время бросил ее. Вот почему она влепила ему сливу в череп. По моему мнению, она, вероятно, умерла. Ее прикончили друзья Руди.

– Полагаю, что вы ошибаетесь, – заметил Флэгг.

– Как это?

– Послушайте.

Он коротко обрисовал ему дело.

– Черт побери! Может, вы и правы!

– У вас есть ее словесный портрет?

– Я попрошу покопаться в архивах, там должно сохраниться ее фото. Во всяком случае, будьте осторожны. Она чрезвычайно опасна! Она унаследовала эту жестокость от отца. Это патология.

– Дайте мне все, что у вас есть, о них обоих.

– Я сразу же займусь этим, и сообщу вам. Знаете, меня это очень заинтересовало, суперинтендант.

Флэгг попрощался с ним и повесил трубку. В его глазах был огонек триумфа. Он вновь закурил и подошел к окну, чтобы посмотреть на улицу, погруженную в туман.

Теперь дело сдвинулось.

Джонни Галатеа с сегодняшнего дня был тем самым Ларри Миллером, о котором говорил Ньюхаузер. Деловой человек, экспортер, посредник по делам и муж Лены де Виттио. Этой ночью Галатеа будет в Скотланд-Ярде.

Зазвонил телефон и в трубке зазвучал взволнованный голос Ноллама:

– Сер, он пришел за машиной! Секунду… Элтон, я хочу сказать. Я побежал!

Флэгг с глупым видом уставился на трубку.

– Ох, эта молодежь! – проворчал Флэгг. – Никакого уважения к старикам! Когда я был в их возрасте… Наконец-то один, который интересуется тем, что делает!

Он повесил трубку и вышел из кабинета.


Макс Элтон вышел из чайной, где оставил Галатеа. В его глазах светилась холодная ирония.

Он прошел три сотни ярдов, прежде чем войти в галерею магазинов. Через толстое стекло витрины он наблюдал за входом в чайную, искоса поглядывая на часы.

Галатеа выдержал те десять минут, которые дал ему Элтон. Он вышел через двенадцать минут и сразу же взял направление на Гилденхилл Лэн.

Элтон смотрел, как он уходил, потом подозвал такси и дал адрес Стренда. Там он вошел в любимый ресторан и с аппетитом покушал, избавляясь от чувства голода. Сигарета после кофе дала ему возможность нанести последний штрих в план.

Так… Галатеа немедленно свяжется с Исполнителем. Если тому не хватало несколько деталей, он скажет ему достаточно для того, чтобы Исполнитель исключил малейший риск. Он же, Макс Элтон, представлял для него более чем риск: настоящую опасность для такого человека, как Исполнитель.

Дело должно закруглиться. Элтон не строил себе никаких иллюзий о своей будущей безопасности, но ожидал, что Исполнитель будет действовать прямо: у него не оставалось выбора.

Галатеа должен снять со счета десять тысяч фунтов. Банки закрывались в три часа, и нужно было рассчитывать на проволочку при формальностях, которые обычно сопровождают неожиданное снятие денег. Но до трех часов оставалось еще полтора часа, и этого было достаточно. До того момента, пока деньги не будут получены, Элтон более или менее в безопасности. Потом же…

Странная улыбка появилась у него на губах. Потом будет потом. С десятью тысячами в кармане он позволить себе что-нибудь подходящее… Выйдя из ресторана он направился в кино. Там он пробыл более двух часов. Когда зажегся свет, он взглянул на часы: половина пятого. Он подождал еще немного, пока свет не погас и не начался второй фильм.

Тогда он вышел и смешался с толпой на улице, сумрак которой, казалось, обволакивал ее. Теперь в его голове четко вырисовался план. Он сел в метро на Западный Кесингтон и очень скоро оказался на сумрачной улице. Туман густел на глазах. Через час он сделает движение на улицах весьма затруднительным, а всякое преследование проблематичным.

Он спокойно добрался до Ивори Лэн, оплатил стоянку и взял свою машину. Ему пришлось ехать медленно, так как движение в этот час было интенсивным. Полчаса спустя он достиг окраины Гилденхил Лэн и заметил телефонную кабину.

Оставив машину у тротуара, он вошел в кабину и некоторое время смотрел сквозь ее стекло на силуэты проходивших мимо людей, потом набрал номер.

Ему ответил женский голос:

– Контора Галатеа к вашим услугам.

– Мистера Галатеа, пожалуйста.

– Я не знаю, тут ли мистер Галатеа… – начала она.

Элтон резко оборвал ее:

– Вы найдете его в кабинете, мисс. Он ждет моего звонка. Передайте ему, что звонит его приятель. Он поймет.

Он слышал, как она положила трубку, и через несколько секунд раздался голос Галатеа:

– Кто у телефона?

– Элтон. Деньги у вас?

– Да.

– Тогда слушайте, – многозначительно произнес Элтон. – Вы положите деньги в чемоданчик, выйдите из конторы через пять минут, А потом видно будет. Ясно?

– Согласен.

– Ладно. Тот же путь, только меняется место свидания. На этот раз вы свернете налево и пойдете по Стринг аллее. Вы будете держать чемоданчик в левой руке, газету в правой и будете без шляпы и плаща. Как если бы вы покинули контору на несколько минут.

– Согласен, но мне это не нравится, Элтон, – возразил, но не настойчиво, Галатеа.

– Мне наплевать, что вам не нравится, делайте это и все! Я вас где-нибудь встречу, но не скажу где. Идите по улице до конца и все время шагайте по левому тротуару и только так. Я последую за вами на близком расстоянии. Предупреждаю, у меня имеется револьвер. Мы не хотим неприятностей, ни вы, ни я, так? Не пытайтесь подослать кого-нибудь с оружием. Я желаю видеть только вас, вот почему на вас не будет ни шляпы, ни плаща, и вы придете один, приятель! Если я увижу, что с вами какой-нибудь парень, то… Тогда вам придется начинать все сначала. Завтра тариф будет пятнадцать тысяч. Я могу позволить себе ждать.

Я приду один.

– В добрый час! Я вижу, вы хорошо усвоили урок. Постарайтесь придерживаться сценария. Повторите!

Галатеа послушно повторил.

– Все. В путь! – произнес Элтон и быстро повесил трубку.

Он уселся в машину и направился по Стринг аллее. Ехал он медленно, повернув, объехал вокруг домов, потом направился по тому же направлению. Он не проехал и ста пятидесяти ярдов, когда заметил фигуру без плаща и шляпы: Галатеа, медленно шагающего в его направлении.

Элтон проехал мимо, всматриваясь, нет ли второго человека.

Позади Галатеа шла женщина с маленьким ребенком, пожилой мужчина и две болтающие между собой женщины, немного дальше – двое мужчин и женщина с сумкой для провизии.

Элтон еще раз объехал вокруг квартала, поехал по Далл-стрит и увидел немного впереди себя Галатеа. Элтон медленно приблизился, поставил машину у тротуара и быстро вышел, чтобы последовать за Галатеа пешком.

Он шел за ним примерно в ста ярдах на одном и том же расстоянии, потом немного увеличил шаг. Впереди виднелись огни кафе. Элтон дал Галатеа пройти мимо, сам же бросил взгляд сквозь окно внутрь кафе. В маленьком зале стояло полдюжины столиков, из которых только два были заняты: один – пожилым господином, другой, в глубине, двумя молодыми девушками.

Элтон убыстрил шаг. Вскоре он догнал Галатеа и пошел с ним рядом.

– Отлично, Галатеа… Пока все идет хорошо. Теперь никаких шуток, приятель. Пойдемте обратно. Войдите в это кафе, мимо которого прошли. Там четыре столика. Тот, что рядом с дверью, вполне нам подходит.

– Я уже не надеялся, что вы когда-нибудь появитесь, Элтон, – голос Галатеа был хриплым. – Я совсем замерз.

– Ничего, сейчас я вас согрею, – пошутил Элтон.

Он вошел в кафе вслед за Галатеа и показал на столик справа.

– Вот сюда.

К ним приблизилась молоденькая официантка.

– Что закажете?

– Чаю, – скомандовал Элтон, – и два сэндвича с ветчиной, только свежие. – Он подождал, пока она уйдет. – Это займет ее на некоторое время. – Он сел. – Теперь о деле, Галатеа. Ключ! У меня под столом револьвер, направленный в ваш живот. Один лишний жест и вам каюк!

Галатеа провел языком по губам.

– Успокойтесь, Элтон, я не собираюсь корчить из себя героя.

– Положите ключ на стол.

Галатеа пошарил в кармане и положил на стол ключ.

– Хорошо. Теперь откройте чемоданчик.

Галатеа нагнулся, два раза повернул ключ и поднял крышку чемоданчика.

– Здесь все.

Там находились пачки старых банкнот.

Элтон не смог сдержать чувства опьянения при виде денег.

– Вижу. Я не думаю, что вы меня надули, приятель. Во всяком случае, это ничего бы ни улучшило, я вернулся бы завтра.

– А как я могу быть уверен, что вы не вернетесь? – обиженно спросил Галатеа.

– Не выдумывайте глупостей, я вовсе не лакомка. Ладно, закрывайте чемодан и дайте мне ключ.

Увидев, что Галатеа его слушается, он спрятал револьвер в карман, встал и взял чемоданчик.

– Теперь, Галатеа, ведите себя как обычно, подождите десять минут, чтобы я мог проверить, все ли спокойно. До сих пор вы были благоразумны, так что не портите все на прощание.

Крепко сжимая ручку чемоданчика, он направился к выходу.

На улице была целая группа прохожих: мужчина в рабочем комбинезоне, высокая молодая девушка в мини-юбке, рассматривающая витрину магазина, немного дальше нескладная женщина в длинном черном жакете с сумкой для провизии в левой руке.

Когда он поравнялся с ней, она повернулась и внезапно он заметил, как поднялась с чем-то ее правая рука, что-то опасно блеснуло при бледном вечернем освещении.

Хлоп!

Небольшой шум, совсем негромкий.

Элтон повалился вперед. Он умер еще до того, как коснулся земли. Галатеа, уже выбежавший из кафе, подобрал чемоданчик.

– Спокойно, спокойно, – промолвила женщина.

Она положила обратно револьвер в сумку и собралась продолжать свой путь, как из тени выскочили два силуэта.

– Секунду! – бросил жесткий голос.

Она быстро сунула руку обратно в сумку, но детектив Бруг сильно ударил ее по руке, и одновременно с этим возле них застыли две машины. Вскоре они были окружены полицейскими. Среди них выделялась импозантная фигура суперинтенданта Флэгга. Он подошел, чтобы взглянуть на труп.

– Кто-нибудь, поверните его!

Один из полицейских повернул тело Макса Элтона, и бледный свет, падающий из витрины, осветил его лицо. Между глаз у него находилось маленькое черное отверстие, как раз на переносице.

Лишь мгновение Флэгг смотрел на него, после чего повернулся к женщине.

– Всезнайка, я представляю вам Исполнителя! – сказал он инспектору Невалу, стоявшему возле него.

Невал изумленно открыл глаза.

– Но ведь это мисс Пин, молодая девушка с Мелвилл Курт и из конторы мистера Галатеа! Если бы я мог ожидать этого…

Флэгг принял торжествующий вид.

– Лена де Виттио, я задерживаю вас за убийство Максвелла Элтона! Должен вас предупредить, что все, что вы скажете…

Пока он произносил эту известную фразу, она поливала его грязными отборными ругательствами, которые доставляли ему изрядное удовольствие. Она продолжала ругаться и тогда, когда ее втолкнули в машину рядом с Галатеа, который молчал.

– В Скотланд-Ярд.

Флэгг, руководившей операцией, поведал инспектору свою любимую мораль:

– Когда вы хотите захватить женщину, Всезнайка, запаситесь временем, терпением и будьте осторожны там, где намереваетесь ее брать.

Высказав это, он сел в машину.


Поздно вечером, закончив обычные формальности, суперинтендант Флэгг оказался в кабинете мистера Эмерсона вместе с мистером Мирчером из кабинета прокурора и инспектором Невалом. Он курил сигару и по его лицу было заметно, что он вполне удовлетворен исходом дела.

– Самое забавное в том, – произнес он, – что Шак Ньюхаузер спросил меня, когда находился в Лондоне, не имел ли я дела с Ларри Миллером. Один из его людей сообщил ему, что Миллер в Лондоне, где, между прочим, родился. Что бы там ни было, но всегда необходимо обращать внимание на то, что говорят люди. В свое время Миллер женился на дочери де Виттио, которая затем его бросила. Миллер вынужден был покинуть Чикаго и вернуться в Лондон, где он чувствовал себя в большей безопасности. Потом он создал свое агентство.

– Легально? – осведомился Эмерсон.

– Я не счел нужным расспрашивать об этом, так как у нас имеются и другие возможности поместить его в тень без всяких проблем. Но я попрошу бухгалтера Лотта сунуть нос в его бухгалтерию и быстренько там все проверить. Но вернемся к нашим овцам. Лена де Виттио потом тоже вернулась к своему мужу в Лондон. Ей пришлось покинуть Штаты, так как ее одновременно разыскивали полиция и гангстеры. Она, без сомнения, решила, как и Галатеа, что в Лондоне будет чувствовать себя увереннее.

– И они снова стали жить вместе? – спросил Мирчер.

– Миллер утверждает, что нет. Что же касается их совместной жизни, я имею в виду бизнес, то сперва он полагал, что это не пойдет. Фактически он очень боялся этой женщины, так как ко всему почему она была исключительным стрелком. Бесполезно доказывать, что это она играла роль партнера в их деле. Чтобы убедить его, она хотела некоторым образом доказать свою ценность: сперва это был Норманн Кеннел, потом Лей Ансалди – профессиональный игрок. В обоих случаях кто-то не пожалел денег, чтобы их не стало. Она нашла одного за другим и выполнила работу. С этого момента она передала дело в руки Миллера. У него были свои возможности и связи, которых ей не хватало. Он стал ее агентом и каждый раз получал свою долю. Если бы он отказался, она бы свела с ним счеты по-своему. Для Миллера было удобно держаться за ее спиной. Таким образом и существовало их содружество. Она начала с того, что стала называться мисс Пин, потом нашла себе жилье на Мелвил Курт и работу в конторе Галатеа. Так как ей было необходимо прикрытие, то это было лучшим, что она могла найти. Затем она купила дом в «Гленкое», в котором проводила большинство своих уикэндов и где ее знали как мисс Каррабин. Ее брат, некий майор Каррабин, также время от времени показывался там, чтобы подтвердить эту легенду.

– А майор – это был Миллер?

– Да. Он был вынужден часто отлучаться за границу, в то время как она спокойно проживала в «Гленкое». Когда мы по-настоящему обыскали дом, мы обнаружили в нем целый арсенал оружия. Там была комната в подвале, в котором Лена упражнялась с глушителем, чтобы соседи не смогли услышать звуки выстрелов.

– Грязная история! – скривился Эмерсон.

– Да. Исполнитель делал свою работу и начали ходить слухи: где-то есть наемный убийца. Если вы желали от кого-нибудь избавиться и могли заплатить, вам нужно было лишь связаться с Галатеа. Такова была ситуация, когда Гарпер вышел на охоту.

Эмерсон удовлетворенно кивнул.

– Мы любой ценой хотели поймать Исполнителя. Гарпер должен был представиться в качестве клиента и получить все необходимые для нас сведения. Он должен известить нас, и мы бы вмешались. – Он вздохнул. – Но все вышло не так…

– Да, – продолжал Флэгг, – потому что Галатеа впутал в это дело Данби. Безусловно, было что-то, что заинтересовало его в Гарпере, и он поговорил об этом с бывшей женой Леной. Им необходимо было быть исключительно осторожными, так как было уже немало людей, интересовавшихся Исполнителем: помимо газет, имелось много подонков, которым не нравилось, что какой-то неизвестный убийца пользуется такой популярностью.

– И именно в этот момент был убит Гарпер? – поинтересовался Мирчер.

– Да, Миллер-Галатеа сказал мне, что Гарпер был слишком любопытен. Он знал больше того, что они думали, и он поселился на Мелвилл Курт, где жила Эдит Пин, она же Лена де Виттио.

– А как ему удалось напасть на ее след?

– Этого я не знаю. Ни Галатеа, ни она сама также этого не знают. Но Гарпер был тонкой штучкой. По моему мнению, у него имелись свои источники информации, свои контакты. Вероятно, он каким-то образом узнал достаточно и поселился именно там. – В его глазах сверкнул огонек. – И вот что еще странно, с тех пор, как я взял расследование в свои руки, у меня возникло ощущение, что существует связь между Мелвилл Курт и Исполнителем или тем, кто работал вместе с ним.

Эмерсон нагнулся вперед и спросил:

– Что заставило вас так подумать?

– Когда инспектор Невал и я посетили комнату Гарпера и нашли его тайник, мы обнаружили углубление, достаточно большое, чтобы спрятать там что-нибудь, например, револьвер. – Неожиданно Флэгг нахмурился и выпалил: – Ну так вот, тайник был пуст!

Эмерсон нахмурил брови.

– Вспомните, у него в кармане имелся револьвер, но он не успел им воспользоваться.

– Точное замечание. Я полагал, что он прятал его в тайнике. Но я искал и кое-что другое – сведения, которые он получил, рапорты, которые должен был написать. Он сообщил вам очень немногое, мистер Эмерсон, но, по моему мнению, он должен был запрятать их и хранить записи своих посещений для собственного пользования и для трибунала. Ведь невозможно все хранить в голове! А там ничего не было, совсем ничего. Тогда я подумал, а не пришли ли мы слишком поздно, что кто-то в доме уже опередил нас. Это ощущение не покидало меня во время расследования.

– И вы были правы, – заметил Мирчер.

– Но что это меняет? – с горечью вздохнул Флэгг. Я мог бы с тем же успехом не беспокоиться. Я сдаю. Все это мой возраст, и я все время об этом думаю. Вы такого же мнения, мистер Эмерсон?

Тот заерзал в кресле, явно чувствуя себя неловко.

– Я старше вас, Флэгг.

– Вот видите, мы два старика! Прежде чем мы исчезнем, у нас здесь появится новое поколение фликов первого ранга. Такие люди, как Всезнайка, способны говорить с вами обо всем: о химии, физике, методологии и прочем…

Наступило неловкое молчание. Флэгг зевнул и сбросил пепел с сигары на пепельницу на столе.

– К тому же, я слишком много курю, и это сушит мне глотку. Ладно, вы получите подробности в моем рапорте завтра, когда все будет выяснено.

Он направился к двери и буркнул на прощание:

– Спокойной ночи всем!

И вышел…


37, Портерс Балк | Исполнитель |