home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4


Вашингтон, округ Колумбия

17 июня 1997 г.


Со Скиннером что-то было не так — это Малдер заметил сразу. Обычно спокойный и выдержанный, надежный, как стена, сейчас помощник директора ФБР выглядел растерянным и обеспокоенным. Плохо знающий его человек ничего бы не заметил, обманувшись каменной неподвижностью лица и открытостью взгляда, но Малдер за шесть лет совместной работы успел хорошо изучить начальника.

Да и степень бакалавра психологии хоть что-нибудь да значит.

— Добрый день, — сказал Скиннер, — садитесь.

Ручка в его руках крутилась чуть быстрее обычного, а в карих зрачках пряталось что-то вроде страха.

— Надеюсь, что нашлась достаточно веская причина, чтобы оторвать нас от расследования и заставить проехать больше трехсот километров, — проворчал Малдер, пытаясь спровоцировать начальство на выплеск эмоций, и тем самым получить больше информации о его состоянии.

Но Скиннер остался спокоен.

— Должен заявить, — самым официальным тоном произнес он, — что все, сказанное далее, будет приказом, которому вы должны беспрекословно подчиниться!

Малдер и Скалли переглянулись. Начало разговора оказалось не просто недобрым, оно оказалось угрожающим.

— Итак, я приказываю вам, — Скиннер говорил неторопливо, акцентируя каждое слово, — немедленно закончить расследование. Полностью прекратить и сдать все материалы по нему мне.

— Что? — в первое мгновение Малдер решил, что ослышался. — Прекратить? Дело, связанное со взрывами?

— Именно его, — кивнул Скиннер. — Или я нечетко выразился?

— Четче не бывает, — Малдер ощутил, как изнутри, откуда-то от сердца, поднимается волна леденящей ярости. — Но это же глупость! Мы предотвратили одну катастрофу, а поймав «террористов», устраним угрозу вовсе!

— Вы не должны больше никого ловить, — помощник директора Бюро устало вздохнул, — ФБР отходит от этого дела.

— Но хотелось бы знать, — Скалли успокаивающим жестом положила ладонь на предплечье Малдера, — в чем причина такого решения? А то получается, что мы, словно последние трусы, дезертируем с поля боя, когда его результат еще не предрешен!

— Я не могу раскрыть вам причин, по которым отдал такой приказ, — Скиннер опустил взгляд. Видно было, что чувствует себя бывший морской пехотинец отвратительно. — Но поверьте, они достаточно веские! И помните о том, что невыполнение приказа в нашем Бюро карается…

— И вы еще смеете нас запугивать? — окончательно потеряв самообладание, Малдер вскочил на ноги. Глаза его сверкали, губы кривились, а лицо выражало презрение. — Человек, призвавший нас отречься от главного, для чего мы здесь — от защиты граждан нашей страны?! В результате этих «взрывов» гибнут люди!

— Иногда, — Скиннер скрипнул зубами, — ради интересов страны, о которой ты только что сказал, приходится допускать, чтобы гибли люди…

— Да пошли они к черту, эти интересы! — почти выкрикнул Малдер. — Я отказываюсь подчиняться этому приказу! Он идет вразрез с моими принципами! Завтра же подам заявление об отставке!

Хлопнув дверью так, что она чуть не слетела с петель, Малдер выскочил из кабинета начальства.

— Надеюсь, хоть ты понимаешь, что я не мог поступить иначе? — тон Скиннера был почти умоляющим.

— Понимаю, — ответила Скалли. — И все же не могу простить, что вы так поступили, сэр! Я не знаю, кто именно стоит за этими «взрывами», но у меня большое подозрение, что там замешаны немалые деньги, и эти люди… или нелюди, просто купили вас!

И, не спросив разрешения, агент ФБР Дана Скалли покинула кабинет Уолтера Скиннера. Оставшись один, помощник директора хватил кулаком по столу и вполголоса выругался.


Скалли обнаружила Малдера в их маленьком офисе. Он с грохотом выдвигал и задвигал ящики стола, яростно перебирал лежащие там бумаги.

— Отлично, — сказал он с горькой улыбкой, извлекая из самого нижнего покрытую слоем пыли непочатую бутылку виски. — Уж и не помню, сколько она там провалялась! Единственное, что мне осталось — это напиться!

— Ты ведешь себя, словно слабак! — неодобрительно сказала Скалли, глядя как напарник отворачивает пробку. Сцена выглядела тем более невероятной, что Малдер пил редко, да и то ограничивался джином или водкой с апельсиновым соком.

— Возможно! — Малдер сделал глоток прямо из горлышка и сморщился. — Но тот, кого только что «кинул» собственный начальник, и не может чувствовать себя уверенно! Если уж нас предал Скиннер, то все, нам конец…

— А я так не думаю! — Скалли села за свой стол. — Да, с нами поступили, точно с нашкодившими детьми — оттащили за шкирку и велели сидеть смирно. Да, это больно и обидно. Но мы-то сами еще в состоянии действовать! Мы еще можем послужить своей стране, даже вопреки начальству!

— И это говорит законопослушная Скалли? — Малдер сделал еще глоток. Как всякий малопьющий человек, он быстро захмелел. — Это всегда было моей привилегией — нарушать все предписания. Да и стоит ли помощи страна, которая вытирает ноги об тех, кто пытается ей служить?

— Не говори глупостей, — Скалли нахмурилась. — Еще неделю назад ты жаловался на безделье, мечтал о больших делах! А когда вляпался в такое «большое дело» и столкнулся с серьезными трудностями, то тут же намочил штаны и спрятался в кусты.

— Ладно, — Малдер отставил виски, чуть не промахнувшись при этом мимо стола, — и что ты предлагаешь делать?

— Для начала сходи умойся, — судя по уровню жидкости в бутылке, Малдер успел угомонить грамм двести пятьдесят, — хоть немного протрезвеешь. А я пока позвоню Дрейку, узнаю, как у него дела.

— Вот, всегда надо делать, что мамочка говорит, — Малдер поднялся, и, пошатываясь, выбрался в коридор. Его шаркающие шаги удалились в сторону туалета.

Скалли покачала головой и взялась за телефон.

— Дрейк слушает, — агент управления национальной безопасности отозвался после первого же гудка, словно ждал звонка.

— Это Скалли. Нас полностью отстранили от расследования.

— Да, я подозревал нечто подобное, — голос у Дрейка был грустный. — Едва вы уехали, мне пришел приказ снять всех агентов в Довере и вернуться в Вашингтон.

— И как ты намерен поступить?

— Подчиниться, — Дрейк вздохнул. — До завтрашнего утра я еще смогу продержать всех на постах, но не дольше. А вы что планируете?

— Бросать это дело нельзя, — твердо сказала Скалли. — Если Бюро отказывается поддержать нас, то будем расследовать его вдвоем…

— Втроем, — перебил ее Дрейк. — Я с вами. Только придется действовать неофициально.

— Возьмем отпуска, — мысль о том, что агент управления национальной безопасности будет работать с ними, показалась Скалли приятной. — С завтрашнего дня. А агент в отпуске может ехать куда угодно.

— Даже в Довер в штате Делавэр, — в трубке послышался короткий смешок. — Ладно, держите меня в курсе дел. До связи.

— До связи, — Скалли отложила трубку и задумалась. Раньше всегда получалось так, что именно она сдерживала порывы Малдера действовать помимо устава, теперь же сама была готова пойти наперекор воле Скиннера, а значит — поперек всему ФБР. Чувствовать себя бунтаркой было странно и непривычно. Единственное, что позволяло не усомниться в своих силах — глубокое ощущение собственной правоты. В комнату вошел Малдер. Он умылся и выглядел несколько свежее, но признаки опьянения — покрасневшие глаза, хриплое дыхание, расхлябанная походка — никуда не делись.

— Ну что, как прошел разговор?

— Нормально, — ответила Скалли. — Его тоже отозвали. Завтра с утра подадим заявления об отпуске.

— Зачем? — алкоголь значительно снизил способность Малдера логически мыслить.

— А затем, чтобы мы могли вести расследование неофициально, — Скалли поднялась. — Пойдем, отвезу тебя домой. Хоть проспишься!

Малдер печально вздохнул, но спорить не стал и покорно поплелся за напарницей.


Вашингтон, округ Колумбия

18 июня 1997 г.


Придя утром в офис, Скалли обнаружила там Малдера. Выглядел тот просто ужасно — под глазами набрякли мешки, лицо было желтое, точно у больного гепатитом, и даже галстук — алый с зелеными бабочками, выглядел не праздничным, а каким-то мрачным.

— Ну что, понял, насколько вредно пить? — шутя спросила Скалли, делая грозную мину.

Но напарник на ее шутку не поддался.

— Дело не в алкоголе, — пробурчал он. — Похмелье-то у меня есть, но не сильное… Всю ночь меня терзали кошмары… Я вновь видел, как гонюсь за этим, в комбинезоне. Я вбегал в мерцающую стену, и проваливался куда-то… Я даже не могу описать.

— Ну, страшный сон, с кем не бывает, — пожала плечами Скалли.

— С кем не бывает, — Малдер невесело усмехнулся. — Если бы он не повторился раз десять. Я думаю, что это связано с моим исчезновением тогда, в Довере.

— Ладно, с этим разберемся потом. Сейчас есть более насущные дела. Ты заявление об отпуске написал?

— Нет.

— Так пиши и пойдем к Скиннеру!

Последняя точка в небольшом в общем-то документе была поставлена, когда зазвонил сотовый Скалли. Судя по высветившемуся на экранчике номеру, это был Дрейк.

— Что там у вас? — спросил он, когда агенты обменялись приветствиями.

— Все нормально, выбиваем себе отпуск. А у тебя?

— Времени девять часов, — голос Дрейка звучал напряженно, должно быть, он всю ночь не спал. — Никто не появлялся. Учитывая привычки этих ребят действовать утром я думаю, что уже ничего не случится. Я снимаю своих людей, и согласно приказу возвращаюсь в Вашингтон.

— Что у нас дальше, Аннаполис? — Скалли ощутила, что волнуется. Этот город, столица штата Мэриленд, был для нее почти родным. Там она прожила довольно долгое время.

— Да, он самый. Поедете туда?

— Наверняка, но в любом случае тебе сообщим. До связи.

— Ну что, я готов, — Малдер с видом ученика, предъявляющего преподавательнице выполненную работу, показал исписанный листок.

— Пойдем, — Скалли вздохнула и поднялась из-за стола.

Скиннер встретил агентов настороженно. При виде положенных перед ним одинаковых листков он помрачнел еще больше.

— Это еще что? — спросил он. — Неужели вы оба решили уйти? Не делайте глупостей! Из-за одного дела не стоит ломать себе карьеру!

— Это всего лишь заявление об отпуске, — медовым голоском проговорила Скалли. — Мы решили некоторое время передохнуть…

— А, ясно, — Скиннер вздохнул с видимым облегчением и снял с ручки колпачок. Он даже завизировал оба документа, когда в темных глазах его загорелись подозрительные огонечки.

— Отпуск? — спросил он. — Не затем ли, чтобы самостоятельно заняться этим делом? Прошу вас, оставьте подобные мысли! Вы сами не понимаете, во что ввязываетесь!

— В свободное от работы время агент ФБР может заниматься чем угодно, — ответил Малдер. — Ведь так?

— Вы влезаете в один очень серьезный проект! — помощник директора не обратил внимания на эту шпильку. — Если вас попробуют убить, то я не смогу даже защитить вас! Никоим образом, ни физически, ни юридически!

— Слишком поздно, — сказал Малдер серьезно. — Вы приняли решение, как действовать, мы — тоже. Так что незачем нас уговаривать. Бесполезно.

— Вы переходите дорогу министерству обороны! — Скиннер понизил голос, словно опасался подслушивания у двери. Против микрофонов и прочих технических средств аудиоперехвата это было совершенно бесполезно. — Не абстрактным инопланетянам, не каким-нибудь йети, а вполне конкретным людям, которым убить сотрудника ФБР, что муху прихлопнуть!

— Что же, — бестрепетно сказала Скалли, — тем интереснее будет сорвать их планы.

— Ладно! — нелегко было заставить Скиннера потерять контроль над собой, но его агентам это удалось. Сейчас он был почти в бешенстве. — Чего я ношусь с вами, точно курица с цыплятами? Я вас предупредил. И если вы по собственной глупости погибнете, то похоронят вас не как героев! Запомните это! А теперь идите. Отпуск у вас на неделю, и чтобы духу вашего на Восточном побережье эти семь дней не было!

— Ничего себе, — сказала Скалли, когда они оказались в коридоре. — Никогда не видела его в такой ярости!

— Я тоже, — Малдер хмыкнул, — министерство обороны? Каково? Теперь ясно, кто в нас стрелял — какой-нибудь «зеленый берет» или еще кто покруче. Придется быть настороже!

— Это уж точно, — согласилась Скалли. — Ну что, теперь в Аннаполис. Надеюсь, ты собрался?

— Да, даже запасную обойму захватил, — Малдер похлопал себя по карману.

— Тогда вперед, а за рулем, как все последние дни, придется опять быть мне!

— Не сказал бы, что ты этим сильно расстроена!


Штат Мэриленд, дорога Вашингтон — Аннаполис

18 июня 1997 г.


Прямой трассы от столицы Соединенных Штатов до столицы штата Мэриленд, хотя их разделяет всего около пятидесяти километров, нет. Необходимо подняться к северу по дороге на Балтимор, миновать речку Потаксент, неспешно несущую воды на юго-восток. И только через добрый десяток километров после нее будет ответвление, идущее параллельно реке.

Именно оно идет к Аннаполису.

Скалли вела машину спокойно и уверенно. Превосходно уложенный асфальт, лишенный трещин и выбоин, легко шуршал под колесами, и Малдер под этот звук невольно задремал.

«Пусть поспит» — решила Скалли и трогать напарника не стала.

Но тот проснулся сразу же, как они миновали поворот, и тут же принялся щупать лоб.

— Что с тобой? — поинтересовалась Скалли. — Голова болит?

— Да, но как-то странно… — голос Малдера звучал слабо и неуверенно. — Словно к левому виску поднесли холодную железку. А когда я поворачиваю голову, то боль смещается. Как стрелка компаса…

— И куда она указывает?

— Ну, — Малдер повернул голову в одну сторону, потом в другую. На лице его было написано напряженное недоумение. — Сейчас она посередине лба… смотрю я точно на восток. Что у нас там?

— Чесапикский залив, — со смешком ответила Скалли. Недомогание Малдера выглядело слишком несерьезным, чтобы относиться к нему без юмора. — А за ним опять земля… Честертаун, а потом Довер.

— Похоже, меня тянет к месту исчезновения, — Малдер попытался улыбнуться, но улыбка эта вышла натянутой.

— Если и так, то главное, чтобы тянуло не слишком сильно!


Аннаполис, штат Мэриленд

18 июня 1997 г.


— Ну, как твоя голова? — спросила Скалли в тот момент, когда мотор машины замолк. Агенты ФБР остановились, едва въехав в Аннаполис, у первого же придорожного кафе.

— Прошла, — с некоторым удивлением сообщил Малдер. — Безо всякого следа…

— Я же говорила, что от переутомления, — Скалли победоносно улыбнулась и распахнула дверцу машины, — пойдем, пообедаем.

Вскоре они сидели за столиком, а официантка, чья юбка была такой длины, что могла сойти за экстремального покроя пояс, записывала заказ.

— Рехнуться можно, — пробормотал Малдер, когда она отошла, — если хозяин заведения считает, что подобная одежда привлечет клиентов, то мог бы брать на работу девиц только с прямыми ногами…

— Ты слишком строг, — Скалли лукаво улыбнулась. — А шоферы, составляющие большинство посетителей этого ресторанчика, не так привередливы.

Висящий над стойкой телевизор, который до сего момента вещал нечто невразумительное, вдруг моргнул, и на экране появился диктор.

— Прерываем программу для экстренного выпуска новостей, — сказал он. — Тридцать минут назад в городе Довер, штат Делавэр, взрывом повреждено здание городского налогового управления. Имеются жертвы.

На экране появилась картинка, успевшая за последние дни стать привычной для сотрудников отдела «секретных материалов» — груда обломков, машины «Скорой помощи» со включенными мигалками, искореженные и окровавленные человеческие тела.

— Мы ошиблись, — сказала Скалли, не слушая дальнейшего комментария. — Они все же провели свою акцию…

— И мы могли это предотвратить! — Малдер в отчаянии ударил руками по столу. Тот задрожал. — Проклятье! Я не верю в бога, но сейчас готов молиться кому угодно, чтобы те, кто ответственны за эти смерти, начиная со Скиннера, горели в аду…

— Не спеши обвинять Скиннера… — готовая защитная речь умерла у Скалли на губах, когда она увидела, что напарник ее не слушает. Он сидел неподвижно, вцепившись руками в скатерть и уставившись невидящим взглядом в столешницу. Внезапно побелевшие губы что-то шептали. — Что ты говоришь, Малдер?

— Голова, — сказал он едва слышно, — ты помнишь, у меня болела голова, когда мы ехали сюда…

— Конечно, а в чем дело?

— Эта боль, она же указывала на Довер! Мы еще посмеялись тогда… А ведь это было полчаса назад, в тот же момент, когда там рушилось здание!

— Ты думаешь, что можешь ощущать направление, в котором происходит «взрыв»? — Скалли скептически нахмурилась.

— Нет, — Малдер затряс головой, точно отгоняя непоседливое насекомое. В глазах его застыла боль. — Я могу чувствовать, в каком направлении открыта «воронка», пропускающая к нам, на Землю, чужаков… Я же был в ней, и ее ледяное касание осталось со мной!

— Это очень сомнительно! Скорее всего, просто совпадение!

— Ага, уж слишком сильное совпадение! Все сходится, и время, и даже направление! Так не бывает! — переспорить Малдера, когда он во что-то горячо верил, было невозможно. Скалли это прекрасно знала, и поэтому не стала продолжать дискуссию.

— Хорошо, — сказала она. — Что будем делать?

— Действовать, — ответил Малдер. — Надо купить карту Аннаполиса. За сегодня и завтра объедем город, пометим все здания, которые могут быть подвергнуты атаке. А потом нам останется только ждать…


Аннаполис, штат Мэриленд

19 июня 1997 г.


Он стоял на чем-то, что могло быть только городской улицей. По сторонам высились серые силуэты домов — безликих бетонных коробок. А впереди жадно пульсировало полупрозрачное нечто, похожее то на вихрь пузырьков, то на призрачный торнадо, то на мерцающую огоньками стену тумана.

Нужно было бежать, но страх сковывал ноги не хуже кандалов. Малдер обливался потом, в то же время чувствуя исходящее от «воронки» ледяное дуновение, и не мог сдвинуться с места. «Воронка» дернулась и скачком придвинулась еще на пяток метров. Невероятными усилиями Малдер оторвал от земли одну ногу, но вместо того, чтобы обратиться в бегство, почему-то шагнул вперед, к ожидающей его полупрозрачной пасти.

В том, что ждет она именно его, сомнений не оставалось.

Второй шаг дался куда легче. Малдер уже не контролировал ноги. Те шагали сами. Попытка закричать не принесла успеха — легкие и рот словно набили холодной ватой.

В этот момент Малдер четко осознал, что спит, но эта мысль, обычно ведущая к пробуждению, в этот раз не сработала. И тут же исчезла, сметенная мощной волной ужаса.

Последний шаг получился почти прыжком. Малдер влетел в «воронку», тело тут же заледенело, как под потоком холодной воды, глаза покрыла чернота, а мышцы принялись подергиваться, словно по ним пробегали электрические разряды.

Он куда-то то ли летел, то ли шел, в общем, перемещался. Каким образом или через что это происходило — человеческому разуму, особенно охваченному паникой, понять оказалось невозможно.

Когда перемещение закончилось, и тьма рассеялась, стало легче, но лишь на мгновение. Новый приступ ужаса заставил тело задрожать, а сердце — заколотиться с частотой отбойного молотка.

Что было вокруг, Малдер не мог сказать. Для этого у него просто не хватало слов. Откуда-то падал свет, похожий на обычный, солнечный, но в то же время странно искаженный. От него слезились глаза, а изображение было нечетким, смазанным.

Рядом с Малдером находились какие-то существа, напоминающие людей. Рассмотреть их он не мог, видел только движения, от которых тело охватывал страх, и слышал звуки, басовитые и гудящие, похожие на голоса. Они проникали в голову и заставляли ее вибрировать.

Тут он смог закричать. Отчаянно, без надежды быть услышанным.

И тут же ощутил, как его трясут. С трудом расклеил тяжелые, точно свинцовые, веки, и увидел над собой встревоженное лицо Скалли.

— Что с тобой? Что? — спрашивала она с тревогой, тряся напарника за плечи.

Ощущая, как тяжко бухает в ушах кровь, Малдер сел в кровати. Сквозь приотворенное окно номера мотеля проникал свежий ночной ветер, с легким шелестом колыхалась занавеска. Дверь была распахнута настежь.

— Ты… как сюда попала? — почти выдавил из себя вопрос Малдер.

— Ты кричал, — Скалли чуть отстранилась, и стало видно, что она в плотном розовом халате. — Так, что я услышала, и решила, что тебя режут…

Только тут Малдер сообразил, что напарница держит в руке пистолет. Несоответствие между одеждой и оружием в ее облике было столь велико, что он невольно хихикнул.

— Ты можешь смеяться, — изучающе глядя на Малдера, сказала Скалли, — и это хорошо. Что же с тобой все-таки случилось?

— Опять страшный сон, — Малдер потер лоб. Видение, которое во время пребывания в нем казалось ярким и живым, сейчас потихоньку бледнело. — Я вспомнил, что со мной было, когда я попал в ту «воронку»…

— И что же? — Скалли довольно рассеянно повертела пистолет и положила его на столик, а сама уселась в кресло.

— Не знаю, — на лице Малдера появилось выражение легкой растерянности, — я точно помню, что именно видел, но описать не могу.

— Ладно хоть ты не занимался непристойностями с зелеными человечками, — Скалли улыбнулась чуть напряженно. Видно было, что объяснение напарника ее нисколько не устроило. — Что же ты планируешь делать с этими кошмарами? Один раз — случай, два — тенденция. Что, если они будут мучить тебя каждую ночь?

— По делу, мне нужно пройти курс психотерапии или даже регрессивного гипноза, — Малдер покачал головой. — Но проблема в том, что я не знаю ни одного психотерапевта, которому мог бы доверять…

— А твои однокашники из Оксфорда?

— Одиннадцать лет прошло. Все разлетелись, кто куда. Найти кого-то будет сложно. И кроме того, — Малдер на несколько мгновений замолчал, точно собираясь с мыслями, — я чувствую, что гипноз окажется бесполезен, пока эта «воронка» будет появляться в нашем мире…

— Откуда такая уверенность? — Скалли нахмурилась. — Не забивай голову глупостями!

— Это не глупости, — Малдер покачал головой. — Это интуиция, ощущение, безмолвное знание — называй как хочешь. Так что теперь я должен буду закончить это дело хотя бы ради того, чтобы обрести покой для себя лично!

— Ну, если ты хочешь так думать — думай, — перед горячей убежденностью Малдера Скалли сдалась. — А мне лучше ответь на вопрос — ты сможешь уснуть?

— Не думаю. Пойдем лучше куда-нибудь, выпьем кофе. Сколько там осталось до приезда Дрейка?

— Он обещал прибыть утром, — Скалли встала из кресла и подняла пистолет. — Думаю, что часам к девяти будет. А насчет кофе — хорошая идея. Пойду оденусь. У самой двери она остановилась, и повернувшись к напарнику, самым серьезным тоном произнесла:

— Пока меня не будет, постарайся не кричать!

Малдер смущенно закряхтел и принялся выбираться из-под одеяла.


Дрейк приехал ровно в девять. Малдер к этому времени угомонил не меньше пяти чашек кофе и чувствовал себя вполне сносно, хотя пережитое сновидение иногда напоминало о себе непроизвольным подергиванием мышц.

— Привет, — агент управления национальной безопасности выбрался из машины и широко улыбнулся. — Меня не хотели отпускать, так что пришлось попотеть…

— Ты слышал о взрыве в Довере? — поинтересовалась Скалли.

— Конечно, — улыбка на лице Дрейка увяла. — Официально расследование ведется, но туда послали зеленого новичка, запретив ему что-либо предпринимать самостоятельно. Он даже в туалет сходить не может, не связавшись с Вашингтоном…

— Понятно, — Малдер задумчиво огладил подбородок. — Результат такого расследования может предсказать любой пророк.

— Ладно, хватит о плохом, — Дрейк вновь улыбнулся, на этот раз хищно. — Какой у нас план?

— Выследить этого ублюдка и пристрелить, — без церемоний сообщил Малдер, — может быть тогда те, кто стоит за этим делом, осознают, что не все в этой стране их одобряют.

— Я думаю, что они об этом и так догадываются, — Дрейк хихикнул. — Ну а если бы у тебя была возможность потолковать я этим сукиным сыном в синем комбинезоне, то ты бы ей воспользовался?

— Вне всякого сомнения! Уж я бы нашел что ему сказать!

— Боюсь, что из твоей нецензурщины он не понял бы ничего! — вмешалась Скалли. — А к чему ты клонишь? У тебя есть план, как захватить «террориста»?

— Конечно, — Дрейк с видом Санта-Клауса, извлекающего из санок мешок с подарками, распахнул багажник. — Я тут по дороге успел заехать к одному приятелю. Он охотник, и работает на зоопарки восточных штатов. По старой дружбе одолжил у него одну штуку.

Явившееся из черного футляра ружье выглядело странно: длинное и очень толстое дуло, тяжелый приклад для его уравновешивания. Лишь оптический прицел смотрелся привычно.

— И что это? — спросил Малдер. — Слонобой? Или ружье для охоты на крокодилов?

— Нет, кое-что получше! — Дрейк извлек из багажника еще какую-то штуку, похожую на медицинскую ампулу и шприц одновременно. Трубка из толстого стекла заканчивалась иглой, способной проколоть даже дерево. Внутри плескалась какая-то прозрачная жидкость. — Это ужасно дорогое ружье для усыпления животных на расстоянии. Если тебе, скажем, нужно доставить гризли в зоопарк, то выслеживаешь его и стреляешь вот такой вот штукой. Она втыкается, при ударе снотворное впрыскивается. И вскоре мишка уже мирно спит.

— Ты хочешь его усыпить? — Малдер скривился. — Но ведь мы даже не знаем, с чем или кем мы имеем дело. Его метаболизм может в корне отличаться от медвежьего или человеческого!

— В этих ампулах снотворного хватит, чтобы свалить слона, — веско сказал Дрейк. — Не думаю, что какой-либо метаболизм выдержит такую дозу. А если выдержит, то мы всегда сможем попросту пристрелить «террориста»…

— Все верно, Малдер, — поддержала Скалли. — Почему бы не попробовать?

— Ладно, — согласился тот. — А сейчас за работу. У нас есть меньше суток, чтобы подготовиться к встрече.

На капоте машины Дрейка была расстелена карта.

— Каждый из нас возьмет на себя треть города, — принялся нудно объяснять Малдер, — объедет ее и возьмет на заметку здания, могущие стать объектом атаки. Тебе, Скалли — вот эта, — палец Малдера уверенно заскользил по улицам, отделяя кусок Аннаполиса, — тебе, Дрейк, вот эта. А мне — остатки! Еще одну машину придется взять напрокат.

— Где встречаемся? — тезка знаменитого пирата взял экземпляр городского плана и небрежно сунул его под мышку.

— Вон в том кафе, сначала в три, на обед, потом в семь, — Малдер указал на крохотное заведение, где они ночью пили кофе. — Это самый центр города. Да, и еще, лучше не пользоваться сотовой связью. Думаю, что с легкой руки обожаемого шефа нас могут прослушивать…

— Тебе не кажется, что ты параноик? — спросила Скалли, приподняв одну бровь.

— Есть немного, — неожиданно спокойно ответил тот. — Но я предпочту быть живым параноиком, чем здравомыслящим трупом.


Работа оказалась муторной и очень тяжелой. Приходилось передвигаться по улицам с черепашьей скоростью, вглядываясь в окружающие здания и вызывая праведный гнев следующих в том же направлении водителей. Аннаполис — небольшой городок, но в нем нашлось немало мест, привлекательных с точки зрения «террористов». К семи часам, на которые был назначен ужин, Малдер чувствовал себя выжатым, точно лимон, а посмотревшись в зеркальце заднего обзора, увидел, что и выглядит таким же желтым и ноздреватым.

Когда он подъехал к кафе, Скалли и Дрейк уже были там, и о чем-то мило беседовали.

— Как-то ты не очень хорошо выглядишь, — озабоченно сказала Скалли, когда Малдер подошел к столику.

— Это все из-за кошмаров, — ответил он. — Выспаться не получается…

— Что за кошмары? — Дрейк удивленно вскинул светлые брови.

— После той погони в Довере, — неохотно пояснил Малдер, — меня мучают страшные сны. О подробностях лучше не спрашивай.

— Ладно-ладно, — агент управления национальной безопасности поднял ладони и улыбнулся. — Как твои успехи?

— Объехал все, — Малдер махнул рукой в сторону официантки, намекая, что у нее появился новый клиент. — Пару раз, сочтя мои разъезды подозрительными, меня останавливала полиция, но значок ФБР охлаждал их правоохранительный пыл. Устал, как собака… Нужно кончать дело в этом городе, а то дальше, если не ошибаюсь, идет Ричмонд. Там почти семьсот тысяч населения, мы втроем его в жизни не перекроем.

— Это точно, — Дрейк подождал, пока Малдер сделает заказ. — А может, нам все же попросить полицию о помощи?

— Нет уж, — твердо сказала Скалли. — Пока мы просто проявляем личную инициативу, это еще могут простить. Но если попробуем использовать служебное положение в личных целях — то должностного расследования не избежать!

— Да и копы не дураки, — добавил Малдер. — Могут потребовать официального звонка или бумаги из Вашингтона. Вот тут-то нас и сцапают!

— Ладно болтать, ешь, — Скалли критическим взором окинула то, что принесли Малдеру. — Хоть эту пищу и нельзя назвать здоровой, она, по крайней мере, сытная.

Но прикончить жареную курятину с картошкой Малдеру не удалось. Где-то посередине порции он вдруг замер с поднесенной ко рту вилкой и побледнел почти до синевы.

— Голова, — сказал он дрогнувшим голосом, — голова болит…

— Что, опять? — спросила Скалли, не обращая внимания на удивленный взгляд Дрейка. — Какое направление?

— Туда, — Малдер ткнул на северо-запад.

— Что… — хотел спросить что-то Дрейк, но ему не дали.

— Быстрее, едем! — Скалли первая выскочила из-за стола, меж тарелок брякнулась пятидесятидолларовая бумажка, и трое клиентов умчались со скоростью ветра, оставив официантку в состоянии радостного недоумения.

На такие чаевые она не рассчитывала.

— Он чувствует, в каком направлении открыта «воронка», — объясняла Дрейку Скалли, одновременно ведя машину по указаниям Малдера. Тот сидел напряженный точно тетива, и время от времени выдавал реплики «Направо» «Налево» «Прямо»…

— Головой? — изумлялся агент управления национальной безопасности. — Ничего себе!

— Чем восхищаться, приготовь лучше ружье! — зло бросил Малдер. — Вдруг нам придется стрелять с ходу!

— По всем срокам акция должна состояться завтра!

— Согласен с тобой, Скалли, — Малдер был непреклонен. — Но лучше быть готовым к самому худшему…

Машина уверенно пробиралась к северо-западной окраине Аннаполиса.

— Вот она, — сказал Малдер, когда впереди открылось башнеобразное здание гостиницы, построенной несколько лет назад. Рядом с ней был сквер, в центре которого расположился фонтан. Сквер был абсолютно пустынен, и, если приглядеться, можно было рассмотреть, как рядом с фонтаном дрожит и колеблется воздух.

— А где чужак? Куда он мог пойти? — Дрейк нетерпеливо шевелился на заднем сидении. Диковинное ружье в его руках было заряжено и готово к действию.

— Гостиница… — начал было говорить Малдер.

— Вот он! — почти выкрикнула Скалли, перебив напарника.

Существо в синем комбинезоне шло неторопливо, не глядя по сторонам. Приближалось оно с другой стороны сквера, и между агентами и их целью находился фонтан. И «воронка».

— У него руки пустые, — быстро сказал Малдер. — Оставил «бомбу» в гостинице? Других подходящих зданий тут нет…

— Он идет со стороны служебного входа! — возразила Скалли. — Где он там мог ее оставить? Да и не срок сегодня! Скорее всего, это была просто разведка!

— Пока вы болтаете, он уйдет! — азарт звенел в словах Дрейка. — Я стреляю, или нет?

«Террорист» к этому моменту почти достиг «воронки» и его фигура начала размываться, края ее задрожали.

— Не надо! — сказал Малдер. — Мы знаем цель и легко перехватим его завтра. Да и позиция для стрельбы не самая удачная…

Существо в комбинезоне таяло в воздухе, точно чернила в воде. «Воронка», ставшая чуть более видимой, тряслась и пульсировала, будто огромная змея, заглатывающая жертву.

А потом все закончилось.

Сквер опустел. Журчал фонтан, в струях которого мелькали тысячи маленьких радуг, шелестели листья. Спешили по своим делам прохожие, до сего момента почему-то избегавшие проходить через сквер.

— Вот и все, — проговорила Скалли. — Значит, гостиница. Ты осматривал ее?

— Да, — Малдер кивнул. — Там большой холл, не меньше иного спортзала, и конференц-зал на тысячу мест или около того.

— Ого, — судя по звукам, Дрейк разряжал ружье. — И жертв в этом случае будет немало.

— Искренне надеюсь, что их совсем не будет, — Малдер потер лоб. — Скалли, оставайся в машине, а мы пойдем осмотрим окрестности, выберем место для засады.

— А ты уверен, что наш «террорист» опять появится тут? — на лице Скалли возникла недоверчивая гримаска.

— Уверен, — ответил Малдер, — голова болеть не перестала, хотя дискомфорт и ослабел. «Воронка» здесь, пусть даже ее и не видно.

— Тебе лучше знать, — Скалли не оставалось ничего, как сдаться.

Через окно ей было видно, как агенты, точно розыскные собаки, рыщут по скверу. Они обошли его раз десять, обнюхали каждый ствол, осмотрели все кусты, и даже чуть не нырнули в фонтан.

Досталось также окружающим сквер переулкам.

— Ну как, что решили? — спросила она, когда Дрейк и Малдер вернулись в машину.

— Я с ружьем расположусь вон там, — Дрейк указал на улочку, идущую между сквером и гостиницей, — оттуда все хорошо просматривается. Не промахнусь.

— А мы с тобой будем ждать здесь, но чуть ближе к гостинице, — подхватил Малдер. — Подстрахуем, если ничего не выйдет. А если выстрел окажется успешным, то наша задача — схватить тело и как можно быстрее увезти его отсюда. А тебе нужно придумать, где можно будет спокойно провести допрос. Все же ты долго жила в Аннаполисе. — Спасибо, что нашли дело для слабой женщины, — Скалли фыркнула. — Место такое есть. Заброшенный детский приют к югу от города. Там никого не бывает, и даже если нас будут искать, то найдут не сразу.

— Очень хорошо, — Малдер зевнул и посмотрел на часы. — Если верить привычкам «террористов», то акция состоится от шести до девяти утра. Но ночь придется провести здесь, в машинах.

— Разумно, — одобрил Дрейк. — Вряд ли в темное время тут сильное движение, так что пока будем ехать, можем привлечь лишнее внимание. А стоящие на обочине машины мало кого интересуют…


Глава 3 | Экспортеры | Глава 5