home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Они вышли и оказались во власти ослепительного солнца и морского бриза, который пел в зарослях казуаринов и кидал горячие крупинки песка им под ноги. Все заняли места в раскалённом самолёте, послушно пристегнули ремни и потушили сигареты. Ларри Доулинг, сидевший позади и через проход от Дэни, закричал:

— Эй! Стюардесса! Одного не хватает. Не закрывайте дверь. Мой сосед ещё не пришёл! Мистер Салим Абейд.

Стюардесса терпеливо улыбнулась, как школьная учительница, управляющаяся с отсталым новичком, и сладко промурлыкала:

— Спасибо, у меня есть список. Нет причин волноваться. Он сейчас подойдёт.

Но прошло пять минут, затем десять; самолёт вибрировал от рёва двигателей, но не трогался с места, и пассажиры начали беспокойно ёрзать и оборачиваться, всматриваясь в открытую дверь или с нетерпением поглядывая на часы.

— Почему задержка? — потребовал ответа тучный мужчина, сидевший в носовой части. Он встал и посмотрел в проход, багровое лицо стало лиловым от негодования. — Мы опоздаем, а у меня в 10: 15 в Танге конференция! Эй! Стюардесса… мисс!

Стюардесса улыбнулась ослепительной профессиональной улыбкой.

— Минутку, сэр.

Она поговорила с кем-то через открытую дверь, потом торопливо прошла по проходу и исчезла в пилотской кабине. Прошло ещё две минуты, она появилась снова, сопровождаемая командиром и вторым пилотом, и все трое покинули самолёт.

— Ну и что теперь? — осведомился джентльмен, у которого была конференция в Танге. — Это уже предел хамства! Как долго они собираются держать нас здесь в ожидании невесть чего?

Он взбешённо протопал по проходу и начал вглядываться в солнечное марево. Слышно было, как он кричит кому-то снаружи.

— Просто ужас, — уныло протянул Найджел Пойнтинг, — эти деловые люди всегда так суетятся! Как будто полчаса играют какую-то роль!

— Здесь я не согласна, — отрезала Гасси Бингхэм. — Задержка всегда бесит. И доставит множество неудобств Тайсону, который, конечно, будет нас встречать. Как вы думаете, что нас задерживает?

— Что бы это ни было, милая леди, конечно, успокаивает знание того, что все это предопределено, — съязвил Найджел. Но давайте верить, что это не какаято серьёзная поломка, иначе нам суждено застрять здесь на нескольких часов!

Миссис Бингхэм была избавлена от необходимости искать достойный ответ на этот ловкий выпад возвращением направляющегося в Тангу пассажира.

— Похоже, один из пассажиров на Занзибар заболел, — объявил он и, взбешённый, вернулся на место. — Не понимаю, почему мы все должны торчать тут из-за подобной ерунды. Или нам ждать, пока он придёт в себя?

В этот момент раскрасневшаяся и взмокшая стюардесса сделала краткое объявление.

— Минутку внимания, пожалуйста! Боюсь, нам придётся задержаться ещё… хм… на несколько минут. Мы сожалеем о причинённых вам неудобствах, но надеемся, что уже скоро мы… хм… взлетим. Можете курить, если хотите, но, пожалуйста, оставайтесь на своих местах.

И снова стих гул голосов, когда в самолёт вошли два служащих аэропорта и молодой офицер полиции, европеец в накрахмаленной униформе цвета хаки. Один из служащих вежливо сказал в микрофон:

— Извините за беспокойство, но мы должны провести ещё одну проверку паспортов. Приготовьте, пожалуйста, документы.

Дэни кинула дикий, полный ужаса взгляд на Лэша, но тот даже не оглянулся. Он вытащил собственный паспорт и протянул руку за её, так на неё и не посмотрев, и это полное отсутствие эмоций подействовало успокаивающе. Она слышала голоса, шаги и шорох бумаг, когда служащие шли по проходу, проверяя каждый паспорт, снова сверяя их со списком и делая короткие заметки в блокноте.

— Холден, — лаконично бросил Лэш, протягивая свой паспорт, когда они остановились рядом. — Моя секретарша, мисс Китчелл.

Дэни заставила себя встретить взгляд мужчины и спокойно его выдержать. Хотя ей показалось, что он стоял там ужасающе долго, на деле вся процедура заняла не более трех минут. Они задали только один вопрос — тот же, какой задавали каждому пассажиру: — Где вас можно найти в ближайшие десять дней?

Молодой офицер полиции даже слышал о Тайсоне Фросте и читал его книги.

— А, ещё одни, — сказал он, записывая адрес. — Мистер Фрост, похоже, собирается закатить вечеринку. Он замечательный парень, верно? Я его видел, когда он был здесь проездом несколько месяцев назад. И взял у него автограф!

Он улыбнулся, перешёл к следующим пассажирам, и Дэни опять расслабилась. Все оказалось обычной рутинной проверкой. Она с облегчённой улыбкой повернулась к Лэшу, но Лэш не улыбался. Он заметно помрачнел, и развеселить его было безнадёжно: его нервы и мышцы словно окаменели. Это слишком походило на то, как он выглядел прошлой ночью, и Дэни испугалась.

Трое мужчин прошли обратно по проходу, проверка была закончена. Ларри Доулинг спросил:

— Как он, офицер?.. Мистер Абейд? Я надеюсь, ничего заразного? Он выглядел вполне нормально, когда мы совсем недавно вышли из самолёта. Ему очень плохо?

— Он мёртв, — коротко ответил офицер полиции и удалился.

Наступило потрясённое молчание. Молчание, которое всегда следует за подобным объявлением, относится оно к другу или к незнакомцу. Конец чьей-то жизни.

Паузу нарушила Милисент Бейтс, которая громко и недоверчиво воскликнула:

— Мёртв? Вы имеете в виду того араба, который летел с нами из Лондона? Какой вздор! Наверное они ошиблись. Ведь он всю дорогу от Найроби разговаривал с мистером Доулингом! Я это слышала. Он не мог умереть!

— Сердце, я полагаю, — неловко буркнул Ларри Доулинг. — Он говорил, что всегда чувствует себя в самолёте неважно. И выглядел несколько бледным. Но его, похоже, не укачивало. Мы вообще не касались этой темы. Думаю, он просто нервничал.

— Если это только не чума, или холера, или какая-нибудь ещё из этих мерзких восточных болезней! — передёрнулась Милисент. — Я вам говорила, нечего и думать было ехать на Восток, Гасси!

Дэни услышала, как миссис Бингхэм резко повернулась на сиденье.

— Не говори чепухи, Милисент! Конечно же, тут не может быть ничего заразного. Иначе большинство из нас угодили бы в карантин!

— Откуда мы знаем, что так не случится? — осведомилась мисс Бейтс. — Мы все ещё здесь!

Весь салон самолёта затих, переваривая эту мысль. Вскоре молчание было нарушено возвращением командира и второго пилота, и пять минут спустя аэропорт Момбасы остался позади исчезающим пятнышком среди игрушечных деревьев.

Дэни снова повернулась к Лэшу и встревоженным шёпотом спросила:

— Нас действительно задержали бы, будь это что-то заразное?

— Если бы была какая-то инфекция, нам ни за что бы не дали улететь.

— О, да. Об этом я не подумала. Полагаю, это был сердечный приступ. Или тепловой удар.

— Сомневаюсь, — хмыкнул Лэш.

— Почему?

— Будь все так просто, они бы не взяли на себя труд проверять большинство из нас и удостоверяться, что смогут найти нас снова. Они явно подозревают что-то другое.

Дэни снова почувствовала, что задыхается.

— Я не знаю, что ты имеешь в виду.

— Тогда тебе повезло, — коротко бросил Лэш и положил конец всем разговорам, откинувшись назад и закрыв глаза.

Маленькие кучевые облака лениво плыли в раскалённом голубом небе и оставляли тени далеко внизу, на ананасовых плантациях, перемежавшихся сизалем и толстыми баобабами…

Танга, и снова ожидание, на этот раз короткое. Мучительное ожидание, но там самолёт не встречали полицейские. И снова голос стюардессы:

— Минуту внимания, пожалуйста. Световое табло покажет, когда пристегнуть ремни.

Теперь они летели над морем. Стеклянное море сливалось со стеклянным небом без всякой границы, которая показывала бы, где кончается одно и начинается другое. Голубое и зеленое, фиолетовое и аметистовое, размытое лентами блуждающего течения; цвета перемещались и менялись по мере того, как тень самолёта проносилась над глубокой водой, коралловыми грядами и песчаными мелями.

Пемба, зелёный остров, богатый гвоздикой и мрачными легендами о ведьмах, демонах и колдунах. Длинная песчаная взлётно-посадочная полоса и морской бриз, шелестящий пальмовыми листьями крыш и рогожным стенами маленьких хижин, служивших конторой аэропорта и залом ожидания.

Амэлфи Гордон, выглядевшая удивительно не на месте, как бриллиантовая тиара среди дешёвой бижутерии, с ужасной безнадёжностью вглядывалась в огромную неторопливую сколопендру, которая невозмутимо ползла по грязному полу. Худшие опасения Милисент Бейтс сбылись, и слова «Что я вам говорила?» просто витали вокруг. Гасси Бингхэм расположилась на самом краешке деревянной скамьи, поверх которой предусмотрительно расстелила чистый носовой платок, и беспокойно наблюдала за той же сколопендрой. Эдуардо ди Чиаго, Найджел Пойнтинг и араб в белом костюме стояли у открытой двери на фоне раскалённого пустого пространства песка и неба, и разговаривали по-итальянски. Ларри Доулинг обмахивался своей новой панамой, флегматично уставившись на плакат, призывавший будущих путешественников «Летайте самолётами ВОАС».

В душной тесной хижине набилось ещё восемь пассажиров разнообразных национальностей. Тучный бизнесмен — немец, шведский турист, обвешанный дорогими камерами, двое английских офицеров в отпуске, перс, пожилая чета индусов и житель Соединённых Штатов Америки — мистер Лэшмер Дж. Холден — младший, который появился, чтобы сразу заснуть.

Как он может так запросто отключаться, — возмущённо думала Дэни, — когда мы совсем скоро прилетим на Занзибар? Если там что-нибудь слышали, в аэропорту нас может встретить полиция. И если мама будет там, чтобы нас встретить, она тут же узнает меня, даже в очках и с этой ужасной причёской, и, полагаю, ляпнет чтонибудь прямо на паспортном контроле при таможенниках, прежде чем мы сможем её остановить… О, как бы я хотела, чтобы все было позади! Как он мог заснуть!

Лэш открыл один глаз, торжественно подмигнул ей и закрыл снова. Дэни вспыхнула, как будто он прочитал её мысли. Она демонстративно повернулась к нему спиной, и тут подошёл Найджел Пойнтинг и представил араба.

— Вот человек, с которым вы просто должны познакомиться. Саид Омар-бенСултан. Он владеет на Занзибаре божественным, просто божественным домом. На самом деле даже двумя — или тремя? В любом случае, если хотите посмотреть остров, вы должны заманить его в поездку в качестве проводника. Никто не может рассказать вам об острове больше него. Он практически и есть Занзибар!

Саид Омар улыбался и кивал. Он говорил по-английски так же бегло, как и по-итальянски, и с едва заметным акцентом. Он ни в каком отношении не походил на своего соотечественника, покойного мистера Салима Абейда, поскольку лицо его было не смуглее, чем у маркиза ди Чиаго, и он оказался очаровательным и занимательным собеседником.

Лэш не открывал глаза до тех пор, пока пассажиров снова не пригласили занять места в самолёте, но едва они покинули маленькую соломенную хижину, он взял Дэни за руку и задержал её, замедляя шаг, чтобы обогнали остальные.

— Теперь слушай, — начал Лэш быстро и вполголоса. — Когда мы доберёмся, затяни, сколько сможешь, прежде чем выйти из самолёта. Возись с багажом или все, что угодно. Но выйди в самом конце. Я должен первым встретить твою мать — если она в аэропорту. Или твоего отчима. Или обоих. Иначе мы не успеем даже глазом моргнуть, как окажемся в тюрьме. Уловила?

Дэни кивнула. И вот они уже оказались на своих местах, уставившись на световое табло, которое сообщало «Не курить. Пристегнуть ремни».

Пемба уменьшалась, превращаясь в маленькую тёмную точку в голубом просторе, а перед ними лежало что-то, что сначала показалось не более материальным, чем тень облака на сияющей поверхности моря.

Занзибар…

Синева глубокой воды уступила место великолепной изумрудной зелени рифов и отмелей, они стали терять высоту и устремились вниз к плантациям гвоздичных деревьев и пальмовым зарослям, над апельсиновыми рощами и крышами домов.

Лэш поднял руку и положил её поверх пальцев Дэни, крепко и ободряюще их пожав, потом глухой удар, толчок, и они уже рулили по посадочной полосе и наконец остановились перед длинным белым зданием, отгороженным множеством деревьев.

Лэш в последний раз отстегнул ремень и сказал:

— Вот мы и на месте!

И вышел.

Дэни так и не узнала, что он сказал её матери и Тайсону, которые приехали в аэропорт. Он потратил на это меньше пяти минут, во всяком случае не больше, но результат был налицо.

— Дорогие мои! — закричала Лоррейн, приветствуя гостей, когда те появились из-за барьера, где стояли в очереди, чтобы получить свои паспорта и визы, проверенные и со штампами. — Как приятно вас всех видеть. Эльф! Какое счастье тебя видеть, дорогая! И Гасси! Гасси, ты выглядишь изумительно. И чертовски нарядной. Привет, Милисент. Эдди!.. Сколько лет прошло, как мы видели тебя последний раз! Ну ладно, месяцев, но они показались годами; разве это не превосходный комплимент?

Лоррейн, похоже, не меняется, — думала Дэни, с ласковой снисходительностью наблюдая за матерью. Она не была так красива, как Амэлфи Гордон, но тем не менее умела производить впечатление, и очень неплохо. Часть её очарования, — беспристрастно думала дочь, — без сомнения в её маленьком росте и совершенно ложным ощущением хрупкости. Это позволяло даже низкорослому мужчине чувствовать себя большим, сильным и способным её защитить.

Лоррейн носила белые наряды и жемчуг, и вовсе не была похожа на чью-то мать. Или тем более жену дородного, громогласного, бородатого мужчины в просоленных рыбацких штанах и вылинявшей голубой рубашке, который казался даже больше, чем был, и в котором любой читатель в любой стране мира сразу узнал бы Тайсона Фроста, автора романов «Последняя служба Ллойда», «Одень их всех в зелёный мрак», «Святая свинья» и ещё по крайней мере полудюжины других, которые экранизировали, изучали, подвергали нападкам, делали объектами подражания, которые возглавляли списки бестселлеров и продавались миллионными тиражами.

Лэш коротко представил:

— Моя секретарша, Ада Китчелл; миссис Фрост, — и Дэни, с серьёзной миной пожав руку собственной матери, была внезапно охвачена истерическим желанием разразиться нелепым и опасным смехом.

Лоррейн глазом не моргнула, но её миниатюрное личико слегка побледнело, а голубые глаза тревожно округлились. Она неопределённо протянула:

— Очень приятно… — и добавила страдальческим шёпотом: Дорогая, но почему рыжий? И эта кошмарная чёлка!

Огромная жилистая рука Тайсона опустилась на плечо Дэни с такой силой, что заставила её пошатнуться:

— Что же, мисс Китчелл, счастлив вас видеть. Надеюсь, вы с мисс Бейтс не против поехать в микроавтобусе с багажом. Нет, Лорри! Тебе лучше взять с собой Эльф, Эдди и Найджела. Как дела, Эдди? Снова вернулся, как фальшивая лира? Мы и не думали, что снова здесь тебя увидим после тропической лихорадки, или что там ты подхватил в последний раз? Нет, кажется это была дизентерия, верно? Гасси, я заберу тебя и молодого Лэша. Вперёд, поехали.

Он открыл дверцу машины и внезапно поймал взгляд Саида Омар-бен-Султана.

— Привет тебе, старый волк. Не знал, что ты вернёшься так скоро. Как тебе ночная жизнь Найроби?

Он взял Саида Омара за руку и сказал:

— Гасси, это мой друг. Хочу представить тебе Саида… О, вы уже знакомы? Замечательно. Тогда полезай в машину. Мы не собираемся торчать здесь целый день.

Гасси села, следом забрался Лэш.

— Возвращайся и загляни к нам, как только сможешь, — проревел Тайсон, когда Саид Омар двинулся к огромной белой машине с занзибарскими номерами. — А вы, черт возьми, кто такой?

Он повернулся и свирепо посмотрел на Ларри Доулинга, который снял шляпу и любезно улыбнулся.

— Всего лишь путешественник — в строго неполитическом смысле. На самом деле я приехал сюда в надежде познакомиться с вами, мистер Фрост. Если бы вы разрешили мне как-нибудь позвонить…

— В каком качестве? Как один из моих читателей или как представитель прессы?

— И то, и другое, — сразу ответил мистер Доулинг.

— В таком случае позвольте мне сразу разъяснить вам, загрохотал Тайсон, — что я от всего сердца презираю своих читателей и никогда не говорю с прессой. Всего хорошего.

Он залез в машину, захлопнул дверцу и умчался, подняв облако пыли, в сопровождении жены на второй машине и Дэни с Милисент и багажом в микроавтобусе. Ларри Доулинг, не привыкший к подобным вещам, одарил Дэни невесёлой улыбкой, философски пожал плечами и подозвал такси.

В любое другое время и при других обстоятельствах Дэни нашла бы первое впечатление от Занзибара увлекательным и волнующим. Но теперь, наконец оказавшись здесь, она чувствовала не столько облегчение, сколько подавляющую усталость. Она, как выразился бы Лэш, это сделала. Но все оказалось ни к чему.

Микроавтобус, доверху забитый разномастными чемоданами, вёл улыбающийся африканец в нарядной белой униформе и красной феске. Он вёз их по тенистым дорогам, обсаженных пальмами, мимо окрашенных в пастельные тона домов и неожиданно появлявшегося в просветах моря, сиявшее синевой расколотого сапфира.

По обочинам росли гибикус, олеандр, бегония и дикий кофе. Потом они въехали в город и со скоростью пешехода пробирались по таким узкими улочкам, что соседи, живущие по разные их стороны, могли запросто пожать друг другу руки, высунувшись из окон. Белёные дома были настолько высоки, что улицы превращались в глубокие каньоны. Горячие белые стены, горячие чёрные тени и чернокожие люди в белом. Огромные замысловато раскрашенные двери были украшены фантастической резьбой и большими металлическими шипами. Запах странных восточных пряностей и горячей пыли; аромат сандалового дерева, красного жасмина и гвоздик. Звуки смеха, музыки и барабанов…

На другом краю города они миновали трущобы — отвратительное скопление хибарок из ржавой жести, рифлёного железа, рыхлой глины и гниющей соломы, зрелище которых оправдывало речи Милисент Бейтс на тему восточной неэффективности и непростительной глупости отвергающих благотворные милости британских властей.

Миновали мост через зловонный ручей, обогнули мелкий залив, усеянный грязными лужами, в которых догнивали на мелях остовы допотопных одномачтовых судёнышек. А затем снова оказались среди деревьев: рощи кокосовых пальм, густые заросли манго и уже ставшие привычными плантации гвоздики.

— Как вы думаете, далеко ещё осталось ехать? — беспокойно спросила Милисент Бейтс. — Я думала, что у Тайсона достанет здравого смысла поселиться поближе к аэропорту.

— Сто лет назад тут не было никакого аэропорта, — осадила её Дэни.

— То есть? А… Да, понимаю. Ну что же, все равно бессмысленно расстраиваться. Не помню, говорила ли я, что не привыкла обходиться без чашки крепкого чая. Мы с Гасси всегда выпиваем по одной около одиннадцати, а теперь я этого удовольствия лишена. Зато ближе к обеду, когда мы доберёмся до пресловутого дома Тайсона. Тёмный дом…Дом теней…

Милисент громко рассмеялась собственной шутке.

— Совсем неплохо, как вы полагаете? Стоит запомнить, чтобы сказать Гасси. И готова поспорить, что это недалеко от истины! Из всего, что приходилось слышать о старом Рори Фросте, я бы сделала вывод, что там, в этом доме, разыгралось немало тёмных историй. И я бы не стала слишком полагаться на Тайсона! Он из таких людей, что мог бы спокойно смотреть на свою взрезанную бабушку, если бы понадобилась информация из первых рук о вскрытиях для очередной главы одной из его книг. Все Фросты были крепкими орешками, или даже сумасшедшими, как старый Барклай. Я не могу себе представить, как Гасси… А, похоже, что это здесь… Наконец-то!

Машина свернула с шоссе на узкий просёлок, едва заметный среди пыли и травы, и вскоре они уже огибали высокую стену из побелённого камня. Её украшали цветущий жасмин и апельсины, а за ней высились верхушки множества деревьев.

— Да, должно быть, это здесь, — оживилась Милисент. — Дорога, похоже, кончается. Вот и море.

Микроавтобус последним выехал из аэропорта, две другие машины уже стояли в гараже. Когда они остановились перед древними, обитыми железом воротами, глубоко утопленными в длинной стене, величавый слуга-сомалиец в белых одеждах с широкой приветливой улыбкой ожидал их прибытия.

Запах цветов апельсина, красного жасмина и тёплой влажной земли тёк им навстречу. Через раскрытые ворота Дэни видела сад, полный цветов, причудливых дорожек и кружевной тени, и высокий прямоугольный трехэтажный дом в арабском стиле. Окна его сквозь гущу зелени и водопады цветов смотрели на искрящееся море и далёкий синий горизонт.

Наконец-то Кивулими!


Глава 8 | Дом теней | Глава 10